19/10
08/10
03/10
24/09
06/09
27/08
19/08
09/08
01/08
30/07
17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
Архив материалов
 
Контуры патриотической реформы

Пути прекращения оттока капитала

Практика последних 15 лет показала, что из России идёт постоянный многомиллиардный отток капиталов, без устранения которого стране не подняться. С целью ликвидации этого негативного явления, мы считаем, прежде всего, необходимым введение жёсткого государственного контроля за движением финансов и капиталов путём ликвидации возможности всем экономическим субъектам страны, даже с участием иностранного капитала, пользоваться офшорами, строго контроля при прохождении всех торговых операций экспорта и импорта через госбанк; жёсткого ограничения хождения иностранной валюты в стране; поощрения ввоза валюты в страну; введения временного ограничения поездок за рубеж; развития и коренного улучшения отечественной сферы отдыха, оздоровления, развлечений; ограничений в импорте определённого вида товаров и услуг и др. Ниже мы попытаемся подробнее остановиться на некоторых вопросах, связанных с сокращением оттока капитала из страны.

Изъятие образующейся в экономике ренты – далеко не единственный способ обеспечить высокую норму накопления. В капиталистических странах успешного догоняющего развития для этого используются ограничения импорта. Но ограничения импорта ничего не дадут, если сохранится утечка капитала за границу – либо в виде перевода накоплений элиты за рубеж, либо её развлекательных поездок на Запад. Не будем забывать, что увеличение нормы накопления при сохранении высокого уровня оттока капитала за границу неизбежно вызовет недовольство населения, как это было в царской России перед революцией 1905 года. Поэтому прекращение оттока капитала из России станет важной задачей ответственного правительства. Одной из не очень популярных, но очень эффективных мер по прекращению вывоза капитала в начале реформ может стать предложение затруднить выезд за границу. К примеру, можно снова ввести разрешение на выезд, существовавшее в годы Советской власти, и резко увеличить плату за такое разрешение. Так, для первого выезда в год сроком на 5 дней можно установить плату. При этом мы не собираемся держать граждан за вновь построенным железным занавесом – люди должны иметь возможность видеть мир, сравнивать, изучать, делать выводы. Поэтому в поездках за рубеж нужно провести разделение – с одной стороны, ознакомительные поездки не должны облагаться налогом, а сугубо паразитические для российской экономики – облагаться вдвойне. Точные критерии ещё предстоит подобрать, но кое-что уже можно предложить сейчас. Например, можно провести дифференциацию по странам – без проблем отпускать в дорогие страны Северной Европы, но брать плату за поездки в явно шмоточно-туристические Турцию, Египет или Таиланд.

Резкое затруднение выезда поможет в борьбе с хождением евро и доллара, что очень важно для установления финансовой прозрачности. К тому же, ни в одной стране нет обменных пунктов на каждом шагу. Деньги можно обменять только в определённых банках. Очень успешный опыт такого регулирования имеет Германия. 30 января 1933 года Гинденбург назначил Гитлера рейхсканцлером Германии, а уже 4 апреля был введён запрет на выезд из страны путём установления специальных виз. Затем все эмигранты были лишены германского гражданства. Точно также в 30-х годах был запрещён выезд из СССР. Японцы в годы послевоенного рывка ездили за рубеж только по делам службы.

Борьба с инфляцией и финансовыми спекулянтами

В результате новой внешнеэкономической политики, торговое сальдо России довольно быстро приблизится к нулю: с одной стороны, необходимо остановить разграбление России, а с другой стороны, подачек ждать не от кого. В этих условиях, в долгосрочном аспекте, валютный курс устанавливается в зависимости от относительных цен экспортируемых и импортируемых товаров и уровня таможенных пошлин. Однако, эта закономерность не касается периодов массового бегства капиталов, когда все кому не лень бросаются обменивать рубли на доллары. Эта опасность будет особенно велика в период непосредственно перед ценовой и налоговой реформой. Даже в самом авральном порядке подготовки реформы, уйдёт не меньше месяца, в течение которого придётся идти с открытым забралом. Патриотическое правительство должно сделать всё, чтобы не допустить массового бегства капиталов, которые только оставят экономику опустошённой. Первым делом, нужно поставить надёжный заслон на пути международных финансовых спекулянтов, наживающихся на обрушении национальных валют. Всем российским банкам должно быть немедленно, под страхом жестокого уголовного наказания с конфискацией имущества, запрещено кредитовать сделки на валютной бирже и на рынке ценных бумаг, а также спекуляции недвижимостью. Все кредиты в рублях должны предоставляться только резидентам (лицам, находящимся и остающимся внутри страны) и только при письменном обязательстве использовать её либо на воспроизводственную деятельность, либо на импортные операции, в которых ввоз в страну импорта на соответствующую сумму будет подвержен полной и строгой проверке. Все сделки на рынке ценных бумаг должны быть временно запрещены или существенно ограничены.

Но даже этих мер будет недостаточно. В период подготовки реформы, в ожидании неизбежного снижения курса рубля, все станут массово изымать свои вклады в банках и обменивать их на валюту. Можно ли сдержать этот процесс? Думается, некоторые меры очевидны. Во-первых, правительство ни в коем случае не должно поддерживать в этих условиях высокий курс рубля – напротив, имеет смысл осуществить в этот период массированную рублёвую интервенцию на валютную биржу, чтобы максимально занизить курс рубля и сопроводить увод капиталов максимальными потерями. Можно ввести дополнительный налог на обмен рублей на валюту. Но и этих мер будет недостаточно. Во-первых, все вкладчики бросятся изымать в банках свои рублёвые вклады, чтобы обменять их на доллары. Это неизбежно приведёт к кризису банковской системы, а значит, параличу платежей и производства.

Крах банков, особенно в переходный период, крайне нежелателен не только из-за срыва воспроизводства, но и потому, что существующие уже банки, как бы мы ими ни были недовольны, несут важный информационный капитал. Вот что пишет по этому поводу Дж. Стиглиц: «Финансовую систему можно сравнить с мозгом общества. Она распределяет дефицитный капитал между конкурирующими способами использования, пытаясь направлять его туда, где он даст наибольшую отдачу. Финансовая система осуществляет также мониторинг фондов, обеспечивая условия использования по назначению. Если финансовая система рушится, фирмы не могут получить оборотный капитал для поддержания существующих уровней производства, не говоря уже о финансовой экспансии через инвестиции. Кризис может вызвать к жизни порочный цикл, когда банки сокращают своё финансирование, а ведущие фирмы – своё производство, что в свою очередь ведёт к более низкому выпуску и более низким доходам. Вместе с падением выпуска и доходов падают и прибыли, ряд фирм даже банкротится. Когда фирмы становятся банкротами, состояние банковских балансов ухудшается, и банки продолжают сокращать кредитование, усугубляя тем самым экономический спад.

Если достаточно много фирм не в состоянии платить по кредитам, банки могут обрушиться, крах даже одного крупного банка может иметь катастрофические последствия. Финансовые институты определяют кредитоспособность. Эта информация крайне специфична, не может быть легко передана другим. Она содержится как в писаной, так и в неписаной институциональной памяти банка (или другого финансового института). Когда банк уходит из бизнеса, большая часть его информации о кредитоспособности заёмщиков погибает, и её восстановление стоит очень дорого. Даже в наиболее передовых странах типичное малое или среднее предприятие кредитуется не более чем двумя-тремя банками. Если банк покидает бизнес даже в хорошие времена, у многих его клиентов будут трудности при отыскании альтернативного кредитора в короткий срок. В развивающихся странах, где финансовые институты более ограниченны, в случае, если банк, на который опиралось предприятие, терпит крах, найти новый источник фондов, особенно во время экономического спада, может оказаться почти невозможным» (Стиглиц).

Итак, банковскую систему необходимо сохранить, хотя это не исключает стратегической цели её глубокой реформы, чтобы избежать частной банковской эмиссии. Если правительство будет недовольно каким-то из банков в связи с тем, что тот финансирует одни спекуляции, оно с ним может разобраться отдельно. Но нужно учитывать не только опасность для банков, но и опасность, исходящую от них. Весьма вероятно, что более устойчивые банки как бы выполнят распоряжение о некредитовании финансовых спекуляций, но будут давать своим предприятиям-клиентам кредиты на оплату производственной деятельности, а те используют высвобождающиеся средства, чтобы обменять рубли на доллары.

Наконец, при конфискационном выборе для ценовой реформы можно поступить иначе: не индексировать вклады, но сразу после повышения цен предоставить «хорошим» банкам, у которых всё благополучно, кредит Госбанка на сумму, соответствующую индексации вкладов, содержащихся в соответствующем банке. Однако вклады не будут индексироваться – просто банки получат право кредитовать из полученных денег, по своему выбору, предприятия для пополнения их оборотных средств. При этом, если окажется, что у какого-то банка предприятия-клиенты существенно снизили производство после реформы, это будет означать, что банк не умеет адекватно кредитовать производственную деятельность, поэтому у него будет отозвана лицензия.

Впоследствии борьба с финансовыми спекуляциям значительно упростится. Во-первых, кредитование спекулятивных сделок на валютном рынке будет по-прежнему запрещено, да и сделки эти станут невыгодны в условиях стабильности рубля, которая сложится после установления ценовых пропорций и в условиях малого дефицита госбюджета (государство и так будет собирать достаточно через ренту). Кроме того, в условиях свободно плавающего курса, когда Центробанку будет запрещено поддерживать завышенный курс рубля валютными интервенциями, деятельность финансовых спекулянтов станет слишком рискованной, чтобы они смогли атаковать Россию. Тем не менее, контроль над обменом валют будет сохранён, чтобы исключить краткосрочные обменные операции по воле международных финансовых спекулянтов. А именно, обмен будет разрешён для экспортёров и импортёров, для выезжающих граждан, для денежных переводов (с объяснением), а также для вывоза прибыли, полученной иностранным инвестором после уплаты ренты, или для ввоза прибыли, полученной за счёт российских активов за рубежом. Во-вторых, в условиях стабильных цен спекулятивные сделки на внутреннем рынке станут менее выгодны, так что здесь можно будет отменить контроль. В-третьих, Россия не будет поддерживать больше рынок ценных бумаг, и финансирование развития пойдёт через кредиты инвестиционных компаний, что повлечёт бОльшую ответственность, поэтому надувание мыльных пузырей и спекуляция ценными бумагами станет невозможна. В-четвёртых, после начала изъятия земельной ренты спекуляции недвижимостью тоже потеряют смысл, надувание мыльных пузырей также станет невозможным, так что и на этом поприще возможность быстро обогатиться за счёт спекуляций будет потеряна. Самыми прибыльными теперь станут только проекты по налаживанию реального производства, и особенно высокотехнологического. Это станет главным шагом на пути к революции в эффективности использования инвестиционных средств, потому что тогда можно будет организовать соревнование различных проектов реальной экономики за кредиты на основе более высоких процентов.

Становление кредитных институтов

После того, как патриотическое правительство стабилизирует переход к новым ценам и налогам и ограничит падение производства только товарами престижного потребления, следующим вопросом для него станет – как обеспечить рост производства и потребления. Как наиболее разумно распорядиться теми средствами, которые появятся в госбюджете и будут направлены на инвестиции?

Прежде всего, необходимо заметить, что только часть инвестиций окупаются напрямую и могут быть поэтому реализованы через выдачу кредитов тем предпринимателями, которые обязуются вернуть кредиты и обеспечить выплату хороших процентов (неважно, идёт ли здесь речь о частных предпринимателях или директорах государственных предприятий). Существуют «узкие места» в инвестиционном процессе, которые всегда брало на себя государство и финансировало напрямую, а не через кредитование. Во-первых, это инвестиции в инфраструктуру, энергетику и многое другое, во-вторых, инвестиции в человеческий капитал и создание опережающих технологий. Поэтому часть дополнительных средств, появившихся с госбюджете, должна быть сразу направлена на эти цели. Нужно сразу определиться, что, например, одна пятая из всего накопления должна идти на воссоздание и обновление инфраструктуры, включая школы, больницы, дороги... Большую часть этих инвестиций можно и нужно поручить краевым властям. В рамках реализации необходимых инвестиций для восстановления инфраструктуры, с помощью инженерных войск, организуются оплачиваемые общественные работы. Участие безработных в них обязательно, по меньшей мере, 3 дня в неделю. При этом, помимо зарплаты за участие в работах, они получают, как и все работники, компенсацию от государства (если они заняты не полную рабочую неделю, то только соответствующую часть). Устанавливается (в зависимости от региона) норма инвестиций в инфраструктуру – восстановление ЖКХ городов, строительство дорожной сети регионального значения, строительство сельской инфраструктуры. На трудоспособных мужчин, проживающих в сельской местности, вводится дополнительный подушный налог, который никто из них не сможет выплатить, если он будет занят в хозяйстве только во время посевной и уборочной. Единственным способом выплатить ренту для тех, кто не имеет круглогодичной работы, станет участие в общественных работах по строительству инфраструктуры в его районе. Поскольку зимой большого строительства не развернёшь, то в деревне должны быть созданы трудоёмкие производства, позволяющие работникам получать зарплату и зимой. Тем самым, будет обеспечено инвестирование в инфраструктуру на селе дополнительных средств, а не только тех, что удаётся собрать за счёт энергоносителей. Есть смысл создать на базе Госстроя Министерство, которое будет делать при необходимости заказы научным организациям, чтобы обеспечить высокий технологический уровень работ по восстановлению инфраструктуры – строительству дорог улучшенного качества, приспособленных к российскому климату, энергосберегающему жилью, долговременных жилищно-коммунальных объектов и т.д.

Кроме инфраструктуры, на региональные и местные власти необходимо также возложить социально-значимые проекты по созданию малоприбыльных предприятий местного или регионального значения – например, модернизации хлебозаводов, молочно- и зерноперерабатывающих предприятий и т.п. Эти проекты не требуют больших капитальных вложений, а потому их логично финансировать из «инфраструктурной» статьи), так как их реализация позволит сразу же улучшить социальную ситуацию в регионах.

Одновременно силами государства осуществляются инвестиции в другие «узкие места» – например, на осуществление энергетической программы (широкое строительство новых АЭС и достройка новых блоков АЭС там, где это возможно, модернизация существующих тепловых и гидроэлектростанций, расширение масштабов использования других видов энергии (солнечной, ветровой, термальной, водородного топлива и др.). Страна должна быть готова к дефициту электроэнергии, который проявит себя при промышленном росте. Можно, например, положить, что инвестиции в энергетическую программу должны составить ещё одну пятую от общего объёма инвестиций.

Однако, основным направлением государственного финансирования инвестиций должно стать кредитование государством экономических проектов по всей России. Часть предпринимательских функций возьмёт на себя восстановленный Госплан, новосозданное Министерство технологии, но не менее одной пятой от общей суммы накопления должно распределяться в виде кредитов равномерно по стране. Кредитование можно поручить отделениям Госбанка, а можно – частным инвестиционным компаниям, которые будут брать кредиты у Госбанка и брать на себя риски невозврата кредитов. При этом отдача инвестирования в какой-нибудь местности в руки инвестиционных компаний и отход от этой функции Госбанка допустимы только тогда, когда в этой местности уже существуют много конкурирующих инвестиционных компаний, но не раньше. Главная задача новой системы кредитования – обеспечить одновременно достаточно низкий процент по кредитам, большую отдачу проектов и высокую возвращаемость кредитов. До тех пор, пока частные инвестиционные компании не станут выполнять эту роль в данной местности лучше Госбанка, пока они будут завышать процент по выдаваемым кредитам, кредитование надо поручить Госбанку. Однако, создание современных кредитных институтов, особенно в провинции, должно быть резко ускорено. За основу части этих институтов можно взять сегодняшние банки, но в дополнение к ним нужно искусственно выращивать конкурентную среду. При этом перевод нынешних банков в ранг инвестиционных компаний можно осуществить следующим образом. Все вклады населения и предприятий в данном банке переводятся в Сбербанк или Госбанк (которые должны резко повысить качество обслуживания, например, за счёт расширения сети своих отделений на базе отделений частных банков), а сам банк переводится в разряд инвестиционной компании, и ему на сумму вкладов предприятий выдаётся кредит. Тем самым удастся быстро отойти от частной денежной эмиссии.

Кредитование предпринимателей окажется малоэффективным, если само государство не будет настаивать, чтобы любая инвестиция в любой отрасли осуществлялась на основе самой современной из доступных технологий. Следить за этим вполне могут кредитующие инвестиционные компании (а они будут заинтересованы в наибольшей прибыльности любого проекта, который кредитуют), а также система воссозданных отраслевых министерств с отраслевой наукой и инженерно-техническими организациями, главной задачей которых станет распространение новейших технологий и передового опыта в отрасли. Кредитующие инвестиционные компании будут обращаться в отраслевые министерства за экспертизой бизнес-планов на предмет соответствия самому современному технологическому уровню. Одним из первых законов резко повышается плата за патент и запрещается не делиться незапатентованным передовым опытом или незапатентованной технологией. Тем самым, внутри страны сразу же должно быть установлено свободное распространение незапатентованной информации.

Кудрявцев М., Миронин С., Скорынин P.
Другие статьи этого автора

0.18257999420166