14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
Архив материалов
 
Ложь о голодоморе
Коллективизация и последовавшие за ней события были важнейшим моментом в становлении Советской Государственной системы управления.

В предыдущей статье мы, пришли к выводу о коллективизации, как о единственном выходе для СССР тех лет. Наряду с так называемыми «массовыми репрессиями» трудно найти более оболганный и извращенный подонками и ненавистниками русского народа период нашей истории. Естественно, раздаются вопли о «многих миллионах жертв войны с собственным народом». Непонятно правда, почему война закончилась столь быстро, а также какие репарации получили победители и, собственно говоря, кто ими был? Но тут уж удивляться нечему, таковы уж фальсификаторы. Что ни копни – ложь. Например, утверждают, что на Украине погибло от голода 8-10 миллионов человек и ведь хватает же наглости!

Можно не сомневаться, что практически у каждого русского, белоруса, украинца, татарина (и так далее) фронтах Отечественной войны погиб близкий родственник. К сожалению, исключений мало. Известно, что на фронте погибло примерно 8 миллионов советских солдат. А есть ли среди ваших близких тот, кто по легенде об «ужасном голодоморе» умер от голода примерно десятью годами ранее? Если же все умершие были в ограниченных районах, то они, районы, должны были просто опустеть, и не заметить этого было бы никак нельзя.

Например, на Украине в те годы жило примерно 32 миллиона человек, то есть умер каждый четвертый? В таком случае не было бы украинца, у которого не умерло бы несколько близких родственников, а Украина тех лет должна была бы представлять собой выжженную пустыню. Летописи средних веков доносят ужасающие картины опустевших областей после эпидемий чумы и холеры, унесших от четверти до трети жителей. Многие десятилетия спустя подобные бедствия оставляли хорошо видимый след и оставались в народной памяти многие столетия. Во время татаро-монгольского нашествия Русь потеряла около 30% населения (историки оценивают потери населения в 20-40%, полностью уничтожено 20% городов, еще 40% разрушено, но русские жили в основном в деревнях), что было воистину чудовищным ударом, отбросившим Русь назад на несколько столетий.

Было ли наблюдаемо нечто подобное на Украине в 32-33 годы? Смешно даже обсуждать это. Хорошо, допустим, иго это было очень давно, и ученые могут ошибаться. Но есть гораздо более свежие события, с которыми можно сравнить эти, с позволения сказать, «гипотезы». Достоверно известно, что во время войны погиб каждый пятый белорус и никому в Белоруссии не надо объяснять, что это имело место, то есть процентные масштабы трагедии во времена так называемого «голодомора» должны были бы быть примерно теми же. Должны быть вымершие деревни и целые районы таких размеров, что скрыть их не было бы никакой возможности. Желающим это представить настоятельно советую съездить и посмотреть

Кладбище деревень в Белоруссии, может хотя бы это прояснит что-то мозгу. Одномоментные массовые захоронения были бы легко различимы (могилы проседают) и были бы найдены сразу же. Более того, вся Украина оказалась в руках немцев 10 лет спустя, неужели Геббельс упустил бы такой невероятный шанс, не провел бы массового вскрытия могил «большевистского геноцида», ведь лучшего шанса для привлечения украинцев на свою сторону трудно было и придумать. А ведь известно, что абсолютное большинство украинцев оказывало ожесточенное сопротивление с захватчикам, исключение составили только бандеровцы, но они то, как раз во время «голодомора» жили не в СССР, а в Польше! Да впрочем, украинцам, если бы они пережили такой голод, ничего не надо было бы объяснять. Вместо этого немцы применяли другие методы диалога с населением, вроде массового истребления в Бабьем Яре. Просто им было решительно нечего сказать про «голодомор».

Все приводимые «страшные истории» это просто специально подобранные информационные блоки для эмоционального воздействия на сознание. Аргументы сводятся примерно к следующему: «только в Харькове в сутки погибало от голода около ста человек». От этого сразу возникает картина чудовищного мора по всей Украине, и миллионы погибших начинают казаться реальными. Однако если умножить 100 на 365, то оказывается, что все далеко не так просто, даже если допустить, что такое продолжалось целый год подряд.

Очевидно, что брался относительно небольшой период и специально выбранный город, данные тоже, мягко говоря, не очень заслуживают доверия. Приводятся выдержки из уголовных дел, в которых описывается людоедство, но как нередко бывает, горячечные манипуляторы пытаются взять нахрапом, и их аргументы не выдерживают столкновения даже с простейшими доводами. Например, из уголовных дел приводятся выдержки следующего содержания: «мы с братом Семеном шли за водкой, по пути попался мальчик, мы его съели». Однако, умирающий от голода человек никогда не пойдет за водкой. В качестве аргументов приводится «сокращение численности населения» некоторых районов, особенно сокращение численности молодежи, однако именно в те годы началась массовая миграция и мигрировала, в основном, молодежь. То есть жульничества и манипуляций здесь невероятное количество.

«Это не отдельные случаи загиба, – писал Шолохов, – это узаконенный в районном масштабе “метод” проведения хлебозаготовок».

Верно писал, но как-то легко уходит от внимания то, что говорится про масштаб района, даже не области, не говоря уже о республике.

Ссылку на знаменитую библию идеологов «перестройки» — фальшивку «Жатва скорби» некоего кадрового сотрудника ЦРУ Конквеста теперь стараются не приводить – она просто переполнена подлогами и фальшивками, даже фотографии «с места событий» относятся к другому месту и времени – голоду в Поволжье в 21 году. Кстати, любой знает о чудовищных, просто повальных пытках, творимых озверевшим «мусорьем», сбродом самых кровавых шакалов Россиянии, по сравнению с которыми хлебозаготовки – просто невинные забавы детей, причем массовые пытки приняли просто невообразимые масштабы, людей пытают и калечат просто публично, осатаневшая полицайская мразь не стесняясь грабит людей прямо на улицах, пытает, убивает, насилует и ничего при этом не боится – до расследования дойдут сотые процентов совсем уж беспредельных случаев.

Но «почему-то» отдельные случаи времен Сталина вызывают просто сатанинские беснование, а здесь «защитники русского народа» как воды в рот набирают и в лучшем случае мямлят что-то невразумительное. Почему такая избирательность? Очень просто, потому что это подонки, враги. Только и всего. Их задача оправдать настоящих врагов русского народа и оболгать героев.

Но в данный момент нас интересует не это. Число погибших в голодные 32-33 годы преувеличено просто чудовищно. Об отсутствии каких-либо свидетельств многомиллионной гибели населения в те годы говорит наиболее авторитетный исследователь того периода – Земсков , которого никак нельзя заподозрить в симпатиях к Сталину и коммунистам. Он однозначно утверждает, что от голода погибло несколько сотен тысяч человек. Немало! Но, для Царской России — это было обычным делом, а после этого провала Советская Власть навсегда решила проблему голода, извечного бича России (если не брать последствия Гражданской и Отечественной войн, к которым общественный строй имел небольшое отношение).

Кроме того, в 30-33 гг. по территории СССР прокатилась жестокая эпидемия тифа, бича того времени и непременного спутника массовых миграций. Отличить сейчас погибших от тифа и от голода невозможно, скорее всего, это несколько сот тысяч человек, возможно до 1 миллиона. Из-за ухудшения условий жизни в результате «перестройки» Россия сейчас столько же теряет за год, но опять же речь не об этом. Почему это произошло и кто в этом виноват в те годы?

На мой взгляд ответ однозначен – Сталин. Да, были смягчающие обстоятельства. Но многих жертв можно было бы избежать, если бы не ошибки Сталина и его недостаточный профессионализм как руководителя такого уровня в те годы.

Жесткие меры не всегда применялась там, где не нужно и не применялась там и тогда, когда было нужно. Имел место массовый саботаж крестьян в районах, именно на них обрушился голод. Как надо поступать с саботажниками в условиях угрозы существования государства? Верно, подавить. Правильно сделала Советская Власть, только поздно.

Сопротивление коллективизации было сильным, ряд районов решили, говоря современным постперестроечным языком, «кинуть» Советскую Власть. Что было делать? Только одно – применить силу, все остальные выходы приводили в ближайшее десятилетие к гибели России. Естественно, как всегда в подобных случаях, страдали и невиновные, но избежать этого в той конкретной ситуации было нельзя в принципе. В этой ситуации власть просто обязана была сметать все, что становится у нее на пути. Иначе – смерть и исчезновение России. Сила была применена, но Сталину стало жаль пострадавших, и он дал обратный ход, именно это и привело к катастрофе значительных масштабов.

Сказалась неуместная мягкость Сталина, который, подобно неопытному водителю, заметался на дороге. Под его давлением колхозы то вводились, то отменялись, поскольку начались народные протесты и начались неизбежные в такой ситуации злоупотребления. Естественно, протестующие сделали вывод, что можно протестовать и дальше, власть пойдет на попятную. Раз уже сделала так однажды и крестьяне ряда районов демонстративно стали сеять хлеб только для себя. Сталин должен был «прессануть» осатаневшее быдло с необходимой жестокостью, но на два года ранее. Однако он этого не сделал. Нужны был и приклад в зубы, и пули, и штык под ребро. Если потребуется, то и пулеметные роты для особо упертых, чтобы промыть мозги свинцом, при необходимости даже вешать мерзавцев вдоль дорог. Потому что быдло понимает только язык силы. Так были бы погублены тысячи, пусть даже десятки, но спасены сотни тысяч.

Всего этого Сталин не сделал, а должен, обязан был сделать. По большому счету его за это надо было бы судить за преступное бездействие, но без сомнения, можно считать, что он искупил свою вину перед народами СССР своими дальнейшими подвигами. В результате жесткие меры пришлось применять, когда болезнь приняла крайне острый характер. Есть такие ситуации, из которых безболезненный выход невозможен в принципе, можно лишь ценой определенных жертв избежать чудовищных катастроф.

Процесс коллективизации в 1931-32 гг. принял катастрофический характер (он был усугублен снижением из-за недорода сборов зерна в 1932 г. до 68,4 млн. т против 83,5 в 1930 г., спадом поголовья коров и лошадей вдвое. На Украине осенью 1931 г. осталось незасеянными 2 млн. га озимых. Миллион гектар погиб весной 1932 года (36% озимых). Началась катастрофа.

В годы перестройки широко распространялось мнение, будто голод был вызван резким увеличением экспорта зерна для покупки западного промышленного оборудования. Это неверно. В 1932 г. экспорт был резко сокращен – он составил всего 1,8 млн. т против 4,8 в 1930 и 5,2 млн. т в 1931 г., а в конце 1934 г. экспорт вообще был прекращен.

Но крестьяне отказывались сеять хлеб! Дело доходило даже до забастовок. Представьте себя селянина на Украине, который зарезал волов, на чем он будет пахать в следующем году?! Он что самоубийца? Крестьянин всегда отличался разумностью. Крестьяне отказывались сеять хлеб... Невероятно и просто не укладывается в голове!

Это могло быть только в одном случае – «богоносцы» совершенно не рассчитывали, что они сами будут голодать. Они искренне были уверены, что им самим хлебушка хватит, а в городах – пускай умирают, власть будет сговорчивее, дети в городах, получающие, бывало, по 70 г хлеба в 32-м их ни капли не волновали. Плевать они хотели на индустриализацию, на модернизацию армии, без которой их через десять лет будет выкашивать из пулеметов авиация оккупантов. Главное – себе и сейчас. И чтобы не переработать. Но суровые ребята из НКВД и партийных органов быстро напомнили им, что власти шакалов и диктата быдла в СССР – не быть. Быдло весьма быстро сообразило, что бастовать бессмысленно – все равно заберут хлебца сколько полагается, и все пошло на лад, больше «рукотворного голода» не было. Действия властей в такой ситуации были совершенно оправданными и справедливыми.

Из письма Шолохова:

«сейчас умирают от голода колхозники и единоличники; взрослые и дети пухнут и питаются всем, чем не положено человеку питаться, начиная с падали и кончая дубовой корой и всяческими болотными кореньями».

Это очень плохо, радоваться нечему, но воистину поделом. А чем раньше думало это быдло? Как быть с городами, с рабочими на заводах, без которых не будет танков и самолетов, а без танков и самолетов – России? Это же их саботажники обрекали на смерть. В общем, действительно, поделом. «Богоносцы» и «недостаточно стимулированные эффективные хозяева» готовили голод своей стране, а попали в вырытую ими самими яму. И это справедливо.

Из ответа Сталина Шолохову.

«уважаемые хлеборобы Вашего района (и не только Вашего района) проводили «итальянку», саботаж и не прочь были оставить рабочих, Красную Армию без хлеба. Тот факт, что саботаж был тихий и внешне безобидный (без крови), – этот факт не меняет и того, что уважаемые хлеборобы по сути вели «тихую войну» с Советской властью. Войну на измор, дорогой тов. Шолохов.... Но все же ясно, как божий день, что уважаемые хлеборобы не такие уж безобидные люди, как это может показаться издали.»

Сталин прекрасно понимал с кем он имеет дело. «Оставить без хлеба» значило убить жестокой, мучительной смертью. Вот такой у нас народ. И вот такими методами его время от времени надо приводить в чувство, просто другого языка он не понимает. Сталин все-таки был блестящим руководителем, если понял это так быстро. Так что именно защищают «сторонники гипотезы голодомора»? Очень просто – «право человека быть быдлом», «право» сидеть на печке, когда голодают дети, право отказаться сеять хлеб для своей страны и прочие весьма омерзительные вещи. Они же либералы, им это полагается. Они сами законченное быдло и стараются сделать таким же весь русский народ, впадая в припадки, когда он ведет себя не для цели набивать пузо и карман, а по-другому, по Правде. В данном случае Сталин повел себя очень достойно и единственно правильно в сложившейся ситуации.

Также же поступал председатель Совета Народных Комиссаров – Ленин, когда отдавал приказ расстреливать крестьян, которые отказывались расчищать железнодорожные пути, и он поступал совершенно правильно. На то, что те поезда везли в умирающие от голода и тифа города хлеб, врачей, медсестер, «богоносцам» было глубоко наплевать, они и с печки не поднимутся, когда рядом умирают дети. Но герои ЧК и ЧОН быстро объяснили им, кто в доме хозяин. Также кстати, поступали все настоящие руководители всех времен и народов. По справедливости говоря, подонкам, не желающим оторвать задницу от печки, чтобы расчистить снег и помочь доставить хлеб умирающим своим соплеменникам ни к чему жить на свете. При чем тут «война с собственным народом»? Предвидя то, что жулики начнут обвинять автора в том, что он ненавидит русский народ, считая его «быдлом», заранее даю ссылку, где выражено мое мнение на этот счет .

Интересно, что конкретно должен был делать Сталин? Отказаться от индустриализации? Согласиться на смерть под гусеницами западных танков, на гибель, как минимум, десятков миллионов людей, которые доверили ему свои судьбы или принять жестокое, но безальтернативное решение? Это была борьба с саботажниками, практически с мятежниками, которую в интересах народа обязан вести любой правитель и любыми мерами.

Не поставь герои из НКВД на место осатаневшее быдло, 32-й год повторился бы в 33-м, 34-м, 35-м и так далее. Все это было пресечено, к сожалению, не на корню, а в разгаре. Но было пресечено. И это правильно.

Причины голода в корне противоречили как марксистскому взгляду на мир, так и народнической составляющей Революционной идеологии с ее истеричным преклонением перед «народом-богоносцем». Тот голод показал, что «богоносец» может быть самым омерзительным быдлом. Это показала и перестройка, более того ее авторы прекрасно знали это свойство русского народа и поэтому с таким блеском ее провели. Патриотические же силы все питают иллюзии и упорно не желают замечать очевидного. Просто материалу приписывают свойство, которого у него нет, и игнорируется то, которое есть. Результатом этого будет регулярное получение по сусалам, пока не поумнеем.

Некий Пашинский, история приговора которого к расстрелу с последующей заменой ее на строгий выговор стала притчей во языцех и совершенно непонятна логически, если не понять, что все происходило, как описано выше. Пресмыкаться перед быдлом было не в правилах Сталина, он не стал бы мельтешить и убирать человека районного масштаба, как Ельцин премьеров, только для того чтобы получить дешевую популярность. Сила и справедливость – намного более эффективный инструмент завоевания популярности. Что ответил комиссии подследственный вполне можно представить – «не будь таких как я, города вымерли бы от голода.» И возразить членам комиссии было нечего. Пашинского в той ситуации, однако, действительно следовало жестоко наказать, но не за «перегибы» (так тогда называлась спецоперация по усмирению озверевшего быдла), а за то, что он не сделал этого годом ранее. К слову говоря, практически все руководители, непосредственно виновные в этом вошли в списки «жертв репрессий», но это совсем другая история.

Естественно, картина голода начала 30-х много сложнее, и ее нельзя свести только к одному процессу. Есть немало процессов которые остались за кадром, они не были определяющими, хотя имели место. Например, такие как вредительство и борьба еврейских кланов за власть.

Был неурожай (он и правда был), но неурожай был не везде. До этого был голод в Поволжье, но это уж действительно был катастрофический недород и не хватало лошадей (они ещё не успели расплодиться после Гражданской), которых забирали белые и красные. Вопрос — а что все последующие годы в СССР были урожайными?

«Демократические» болтуны тут же ответят: «Истребили кулака и крепкого середняка, которые зерно производили, загнали их в Сибирь, и зерна тоже не стало.

Но тогда напрашивается вопрос: «А что, через год работящие середняки опять народились?». И на это болтунам возразить уже нечего.

Но всё становится на вои места, если понять, что упомянутый голод — результат глобальных ошибок планирования. Непонимание того, что представляет собой собственный народ, также относится к ошибкам планирования как следствия незнания «материала». А то, что «наверху» не подумали и не просчитали последствий их не красит ни в коей мере.

Воспоминания и описания тех лет показывают неприглядную картину механизации, которая была задумана гениально, а воплощалась «как всегда». На МТС обещали трактора и в большинстве случаев они пришли, но не все так просто. Оказалось, что там, где есть трактора, там не хватает керосина, , машин катастрофически не хватает, а на лошадях на большие расстояния не навозишься. В других местах не было запчастей, нередким было, что трактора, которые выгружались на ж.д. станции вынуждены были идти две-три, а то и пять(!) сотен километров своим ходом по проселочным дорогам к месту назначения, никто не подумал о том, что до ближайшей железнодорожной станции несколько сотен километров. Просто о таких «мелочах» голосистые руководители-агитаторы не подумали, и стоило все это советскому народу весьма дорого. Кстати эти горе-руководители входят в подавляющем большинстве в «списки безвинных жертв сталинских репрессий».

Неподвезённые трактора и детали — это именно глобальные стратегические ошибки планирования и не налаженная система. Можно сказать также, что в начале Отечественной войн поражения были тоже из-за подобных «мелочей» — ну авиации не было для прикрытия войск там, где нужно, ну противотанковая артиллерия не там оказалась. А это всё не мелочи — до 80000 в день теряли. Почему-то, у Гудериана (и у нас, когда научились) и танки всегда на месте оказывались, и авиация бомбила там, где надо, а не где получится, и артиллерия на нужном участке появлялась.

Говорит всё это не о мелочах, а о том что с процесс построения Системе на тот момент еще не был полностью завершен. Вам голод 30-х ничего не напоминает? Похоже на начало Отечественной войны? Похоже! Та же катастрофическая нехватка вменяемых командиров среднего звена (кстати, спросите нормального руководителя любой организации и спросите чего ему не хватает, и он скажет — хороших управленцев среднего звена), то же неумение охватить все детали.

Также погибло множество народа при «наладке» сх и военной систем. Надо признать, что голод был один раз. Почему?

ответов 2 — либо зерно более не забирали в таких количествах, либо просто систему наладили. Но если верен первый вариант ответа, то производство зерна должно остаться прежним или не столь значительно вырасти. При втором — производство зерна должно было вырасти резко вследствие налаживания системы. Ответ очевиден.

Все это очень напоминает Чернобыль, не сам взрыв, естественно, а поведение партийных бонз после. Они должны были заранее и немедленно доложить о том, что в ряде районов отказываются сеять хлеб и действия должны быть немедленными. Но ничего этого не произошло.

Да, Сталин не ожидал, каким омерзительным быдлом может быть русский народ, по крайней мере его часть, это действительно в сложившихся обстоятельствах трудно было предположить, но он должен был получить сигнал об этом моментально, а не через год.

Информация сама по себе перемещаться не может, эту функцию должна была выполнять определенная государственная структура. Задачи обратной связи с народом были в то время возложены на партию. Партийный аппарат провалил эту задачу с оглушительным треском.

Стало очевидно, что государственная бюрократическая система, сформировавшаяся в те годы, принципиально не способна решать острые вопросы, стремясь выгородить виновных и отсечь всю нежелательную информацию, голод 32 был только первым звонком стремительно надвигающейся катастрофы. К какому выводу бы пришел человек, желающий спасти страну? Изменить систему. И это было сделано.

Как функционировала система государственного управления, спланированная Лениным и в значительной мере Троцким («отцом красной бюрократии») до этого? Советы, которые находятся под контролем Партии, то есть не всей, конечно, а ЦК. То есть контроль над управленцами осуществляла Партия. А как насчет самой Партии? Оказалось, что никак. По плану Ленина, чтобы коммунисты не распустились и не стали вытворять, что им придет в голову, была сформирована ЦКК (Центальная Контрольная Комиссия), а роль резервной обратной связи с народом была отведена партийной прессе. Как водится, гладко было только на бумаге. В реальности и ЦК, и ЦКК, и партийная пресса очень быстро оказалась под контролем одних и тех же людей. Аппарат ЦК-ЦКК представлял в то время единый еврейско-местечковый междусобойчик, где кланы готовились схватиться за власть в стране. Какой голод, какая индустриализация? За власть надо бороться и за красивую жизнь, зря, что ли, в Революцию надрывались? Вся неблагоприятная информация «наверх» запросто могла быть блокирована. Так и оно и случилось.

Тогда автоматически сформировался особый социальный слой – номенклатура, она была создана троцкистами и возрождена хрущевцами, иногда их считают одним и тем же. Вопреки распространяемым измышлениям Сталин к ее созданию не имеет ни малейшего отношения, напротив он был ее яростным врагом, называл ее «проклятой кастой» и в конце концов ей был уничтожен, хотя был недалек от победы. Да, он почти победил номенклатуру и практически создал прототип структуры управления Системы Будущего. Очень обидно, что мы всё таки проиграли, хотя близко подошли к победе.

Номенклатура, грубо говоря, это социальный слой, основанный на перечне руководящих должностей, замещение которых фактически производит вышестоящий орган. Фактически это те, кого нельзя было всенародно избрать или сменить. Кроме них в номенклатуру входили руководители предприятий, строительства, транспорта, сельского хозяйства, обороны, науки, культуры, министерств и ведомств. Сталин совершил невероятное – он сделал номенклатуру подконтрольной, сменяемой и ответственной перед обществом за результаты своей деятельности. Не удивительно, что даже мертвый он вызывает такую ярость: это ж надо такое удумать, так надругаться над небожителями.

Номенклатура и бюрократия (чиновничество) — явления разные. Чиновники представляли слой исполнителей, а номенклатура — настоящих руководителей страны. Она издает приказы, которые реализуют бюрократы. Номенклатура отличается высоким уровнем и качеством жизни, но не сравнимым с уровнем богатства и безответственности традиционных правящих классов. Советское общество никогда не было социально однородным, в нем всегда существовала социальная стратификация, представляющая собой в послесталинские времена иерархически упорядоченное неравенство. Социальные группы формировали подобие пирамиды, в которой слои различались объемом власти, допуска к благам, престижа, богатства. Поскольку отсутствовала частная собственность, то не было экономической базы для возникновения классов в западном понимании. Сословий в привычном смысле в советском обществе не было, поскольку не было правового закрепления социального статуса.

Вместе с тем в советском обществе реально существовали классоподобные и сословноподобные группы. Сталин разрушил эту формирующуюся пирамидальную структуру и сделал ее сетевой и мобильной. Уровень престижа и материальных благ, а также общественного уважения зависел от личных достижений намного больше, чем от положения в иерархической лестнице. Профессор, конструктор, шахтер, тракторист, ткачиха могли законно получать много больше наркома и директора предприятия, на котором они работают, они были известны и уважаемы по всей стране, и это стало обыденностью. Разве могут подонки простить человеку такое?

Теперь представьте себе, что простой человек пытается сигнализировать «наверх», что там-то и там-то складывается опасная ситуация, которая приведет к нехорошим последствиям. Что ему делать? Он может беспрепятственно обратиться в местный совет, а если требуется вмешательство более высоких инстанций, то, надо бы обращаться в инстанции более высокого уровня, но они под контролем партии, тогда надо обращаться в партийные органы. Партийные органы иерархичны и произойдет то, что в значительной мере послужило краху СССР – жалоба придет тому, кто в ней виновен. Последствия этого понятны. Да и просто так через голову, например, обкома в центр не обратишься. Написать письмо в ЦК – его «спустят» вниз, на место, да и там все свои. Обратиться в газету? Редакции газет были просто завалены жалобами и предложениями, но что может газета? Послать корреспондента и когда еще это будет? Через год? За этот год уже произойдут непоправимые вещи. Знакомая картина, не правда ли? Картина предперестроечного, а точнее, послесталинского СССР. Обратная связь с народом была разрушена полностью.

Для функционирования такой системы жизненно необходима вторая сигнальная система и органы дублирующего управления и контроля, и вот их подсказала сама жизнь — госбезопасность.

Информация в структурах такого рода передается мгновенно, связь с народом через агентуру очень плотна. Но органы госбезопасности находились под контролем еврейских кланов, и рассмотрение того, как Сталин взял этот важнейший инструмент в свои руки требует отдельной работы и выходит за рамки данной статьи.

Важнейший момент в создании Интегральной Структуры Государственной Безопасности -Превентивный контроль. Его задача – предотвратить более, чем покарать. В условиях самой настоящей диверсионной войны против СССР органы госбезопасности работали просто блестяще. Это была самая настоящая война, намного серьезнее той, которая идет против России сейчас. Об этом почему-то мало вспоминают. Например, заброска американцами самых настоящих диверсантов в СССР продолжалась до начала 50-х гг. На разрушение СССР работали спецслужбы практически всех европейских и многих крупных азиатских государств, но все они проиграли. Чем же был НКВД? Он занимался именно контролем, предоставляя информацию в верха, а не пытками и фабрикованием дел, иначе он никогда не справился бы с задачей.

Здоровье народа рассматривалась как важнейшая часть Безопасности государства. Средств было недостаточно. Кого первого посетила эта гениальная мысль – «Проще предотвратить, чем лечить» уже не важно. Здравоохранение в СССР было построено по той же самой схеме.

Задача системы Государственной Безопасности была в предотвращении преступлений, а сами преступления рассматривались скорее как недоработка. Именно такую систему пытаются создать сейчас в США, бросая на это умопомрачительные средства.

Надеюсь, все слышали о взаимодействии персонала с руководством в японских корпорациях? Это считается одним из важнейших элементов народной японской демократии и участия рабочих в управлении. Рабочие опускают свои записки в специальные ящики, эти сообщения снизу внимательнейшим образом изучаются в руководстве. Нечто подобное было и в СССР.

Миллионы писем в «органы» в своей массе были не доносами на соседей, как сейчас пытаются нас в этом убедить проплаченные подонки, а в предложениями по улучшению государственного устройства и безопасности, об этом пишет, например, Зиновьев.

Это и есть народовластие, точнее одна из его важнейших сторон. Тот, кто представляет демократию как голосование за одного из клоунов на выборах– дурак или жулик. «Демократия» дословно это «власть народа», а вовсе не власть выборных лиц. В СССР была настоящая формирующаяся демократия Системы Будущего, и НКВД был ее важнейшим элементом. Не зря Комиссариат назывался Народным. СССР был гигантской Корпорацией, а НКВД –его глазами, ушами и нервами, а если потребуется – и кулаками. Его важнейшей задачей были функции «второй сигнальной системы» общественного организма.

Не будет преувеличением сказать, что НКВД был важнейшим органом реализации народовластия в СССР, и если в интересах всего народа требовалось зачистить какую-нибудь группу, интересы которой были против интересов Советского Народа, например, кулаков, предательскую часть интеллигенции или бюрократию, то он с блеском выполнял свои функции. Это и есть Система Будущего, в которой народное правительство правит в интересах большинства народа и не позволяет группировкам всяких мерзавцев взять в заложники страну. Это не добрая бабушка, которая «кормит хлебцем и блинком» мерзавцев и паразитов, а безупречные герои, при которых мерзавцам живется очень и очень плохо.

Одной из важнейших задач был контроль над номенклатурой. Контроль в данном случае означает просто слежка и сбор информации, для того чтобы арестовать, например, члена ЦК требовалось решение Политбюро, а для ареста областных партийных деятелей – секретариата ЦК. Где тут всевластие? Тем самым органы госбезопасности были у партийной номенклатуры как кость в горле, они не давали возможности ни предать, ни прогнать туфту, а если это все-таки удавалось, то раскрывалось это довольно быстро.

Органы госбезопасности были для номенклатуры целью номер 1. Разнузданная компания против контролирующих органов и необычайная по злобности кампания была предназначена Суть была в другом – было отнято право контролировать партийный аппарат. Он стал кастой «Неприкасаемых», стоящей фактически над законом. Система глобальной безопасности общества, находившаяся в руках чекистов была разрушена.

В 30-е годы страну просто захлестнуло цунами мелкого воровства. Тащили ото всюду, в том числе и с колхозов. При всей суровости НКВД борьба с «несунами» велась просто блестяще и малой кровью. Дело совсем не в тотальном пронизывающем всё общество страхе – то, что сейчас пытаются приписать тем временам. Была создана затрагивающая всё общество система нетерпимости к хищениям. Люди, жившие в те времена утверждают, что было воровать не столько страшно, сколько стыдно.

Можно остановиться несколько подробнее на одной из фальшивок времен перестройки – пресловутых «трех колосках», которые «умирающие от голода колхозники несли детям, а получили 10 лет». Следовало бы давать таким умникам три колоска для утоления голода в течение довольно длительного времени, а потом посмотреть на результат. «Колоски» -это такой же раздутый пропагандистский штамп-слоган как и «десять лет без права переписки», имеющий очень маленькое отношение к реальности.

Автор пытался узнать, откуда пошли подобные байки, привожу то, что мне рассказывал один достойный во всех отношениях человек, бывший сотрудник НКВД в 30-е, когда он был еще молодым комсомольцем, ныне, к сожалению, уже покойный. Это не может считаться историческим документом, но дает представление, а по мнению автора, и вполне вразумительный ответ на, казалось бы, идиотские дела о «колосках».

«Ночь мы сидим в засаде, тащит один гад мешок зерна, темно, мы за ним, он нас услышал и бежать. Догоняем, а он уже мешок в кусты бросил и под нос бормочет, что ничего знать не знает, просто здесь шел вечером, нас за грабителей принял, поэтому испугался и побежал, а глазки хитренькие, подленькие. Мы на суде хоть землю ешь – нет доказательств, а мешок «не его», да еще докажи что мы именно его и с мешком в темноте видели. Приводим его в сельсовет, берем двоих местных. Опер ему – «выворачивай карманы», а там несколько колосков, за них все и оформили. Три года он потом получил, все по закону. Суд тоже прекрасно понимал, чай не дураки были, что мешок его, но по закону он получил за колоски.» «-Много таких случаев было?» «На моей памяти он один, а воровства было действительно немало, получали срока за мешки и сумки, а не за колоски, а иначе все б разворовали».

Визг о том, что женщина на заводе «взяла катушку ниток» и получила 10 лет из того же разряда, особенно про 10 лет. Правда, здесь резонно задать такой вопрос: а завод, это такое специальное заведение, где людям раздают нитки и прочие предметы? Нет, завод это совсем другое. Тот, кто оттуда что-то «взял», является вором. Кража может быть мелкой, но при этом быть крайне социально опасной, если это принимает повальные масштабы. Вчерашний крестьянин вполне искренне считал, что такой большой завод не обеднеет от катушки ниток (хотя «брали» обычно много больше), а колхоз – от сумки зерна. На увещевания и убеждения он кивал, но делал по-своему, поэтому естественно, что его пришлось наказывать.

В 5-этажном доме, в котором я жил в детстве, была одна «жертва сталинских репрессий». Она получила срок «за катушку ниток» в 44-м году. Правда не за катушку, а за бобину кордовой нити, весом в 3 кг, которую она украла с завода, производящего продукцию для фронта, а еще точнее, для танков. Получила она за это 3 года спецпоселения, ее дочь сейчас получает компенсацию, как дочь «репрессированной», а прямо говоря, мелкой воровки, которая воровала у своих же солдат. Автор не специалист в танках, но ощущения 19-летних мальчишек, у которых в танке порвался ремень вентилятора, из за этой « невинной жертвы сталинских репрессии», я могу представить.

В острые моменты, когда воровство становилось общественно опасным деянием, к нему относились очень жестко самые разные народы.

Например, в Англии времен становления капитализма, умирающим от голода детям, которые крали кусок хлеба отрубали руки и вешали. 10 лет каторги за булку хлеба в 19 и первой половине ХХ века в таких «оплотах гуманизма и демократии» как США, Англия или Франция получить можно было за милую душу, чему есть огромное количество документальных свидетельств. И сейчас, например, в США за мелкую кражу легко можно получить пять и более лет в зависимости от настроения общества. Особенно жестокими наказания были в годы Великой Депрессии.

30-е годы были определяющими и государство обязано было применять жесткие меры, это отличает настоящего руководителя от ничтожества.

Кстати, для наших общечеловеков частная собственность «священна и неприкосновенна», и при этом, на государственную, на общественную собственность им наплевать. В СССР общественная собственность была священной и никто этого не скрывал. «Антиреволюционность», применение 58-й там, где надо было бы дать срок за мелкое воровство подчеркивала сакральный смысл народного добра – против народа идешь, гад, как против Бога! И это правильно.

Вот еще одна важная причина почему еще «несунов», как ласково стали называть воров во времена Хрущева и Брежнева надо было «сажать», хотя бы на спецпоселение. Например, в годы Великой Депрессии за украденный с работы карандаш можно было выгнать работника, и другой работы он не найдет, это был приговор если не к физической смерти от голода (что тоже бывало!), то к смерти социальной, приговор быть прикованным к дну общества практически навсегда, причем включая детей. Приговор автоматический, жестокий и мучительный. Не всегда хозяину было время и желание заводить судебный процесс, весьма скорый в те годы, но все равно связанный с затратами денег и времени. Западная система работала и работает автоматически и куда более бесчеловечно.

А в СССР тех же лет, выгнанный с завода работяга тут же пойдет на другой завод и ничего с ним не сделаешь, потому что право на труд записано в Конституции. Поэтому 3 года в тюрьме и возвращение к нормальной жизни человека и полноправного члена общества намного более гуманное наказание, чем растоптанная навсегда жизнь. Много было воров? Да много! Таков у нас народ, и долг правителя наказывать виновных и воспитывать свой народ. Правда то, что в годы наших побед было преступлением, сейчас это – торжество «закона» и «гуманизма».

После смерти Сталина попытаться предотвратить кризис управления мог, пожалуй, только Л.П. Берия в 1953 году, продолжив научно-техническую революцию. Реально к началу реформ системы управления подошел Брежнев в 1965 году. Но высшие функционеры КПСС после хрущёвско-брежневского переворота и ликвидации власти спецслужб, получения полной безнаказанности, поняв что придется делиться только что полученной властью с настоящими специалистами – инженерами, управленцами, специалистами по безопасности и загадочными компьютерными системами, быстро замяли дело и попытались найти решение, которым маялись все советские генсеки – как бы всё изменить, ничего по сути не меняя, ни на секунду не отпуская даже малой доли власти из рук. Практически так же вёл себя в свое время царизм. Создавались немыслимые ранее организации — ОБХСС, народный контроль, которые быстро превратилась в самые коррумпированные организации. Зачем специальная организация по борьбе с хищениями, если вполне достаточно милиции и она имеет и ресурсы, и следственный аппарат для раскрытия преступлений? Деградация не замедлила начаться — хищения приобрели чудовищные масштабы, вот и потребовалось ОБХСС.

Уничтожение ключевых фигур именно контроля и информационной безопасности– Берии, Абакумова и др. привело к краху системы.

Кризис социалистической системы был именно управленческим, а не экономическим. Это именно та самая «невозможность верхов управлять старыми методами». Старая традиционная бюрократическая система оказалась в принципе неспособна работать в обществе с высокой социальной организацией. Выходов было два – либо система сможет-таки наладить управление, либо бюрократия уничтожит систему, низведя её до такого уровня, при котором она сможет управлять.

До Революции многие предлагали отличные проекты, достаточно вспомнить программу индустриализации Витте. Это было то, о чём мечтали лучшие умы России, но Царская бюрократическая система управления в принципе не могла реформировать саму себя. Революция дала лучшим людям этот шанс. Они были нужны Революции, а Революция нужна им. Кржижановский, Красин, Цюрупа и многие другие активно включились в революцию 17-18 гг. и пришли они вовсе не за деньгами и славой – в случае разгрома Советской Власти их ждали белогвардейские виселицы. Их экономические идеи были восприняты Сталиным, который сумел создать к тому же и инструмент реализации этих идей – не Партию, как принято считать, а довольно сложный и необычайно эффективный механизм. Это была первая в человеческой истории– интегральная система управления (ИСУ), созданная величайшим системным интегратором и архитектором человеческой истории– Иосифом Сталиным.

0.20623588562012