14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
Архив материалов
 
Человек - это одомашненный примат
Список терминов:

1. Импринты. Более или менее жестко заданные программы, которые мозг генетически обязан принимать только в определенные моменты его развития, известные в этологии как моменты импринтной уязвимости.

2. Кондиционирование. Наложение определенных поведенческих программ на импринты. Такие программы заданы менее жестко и достаточно легко изменяются контркондиционированием.

3. Нейроконтур (контур)- определенный уровень нейросистемы человека, на котором происходит обработка информации (внешнего раздражения) и определяется реакция организма на это раздражение. В данной статье рассматриваются 4 основных контура, а всего их выделяют восемь.

А. «Оральный контур (биовыживание). Импринтируется матерью или первым схожим с матерью объектом и кондиционируется последующим питанием или заботой. Первоначально связан с кормлением (в частности, с сосанием материнской груди) и безопасностью (в частности, с прижиманием к матери). Обеспечивает механическое избегание всего вредного или хищного - или всего ассоциирующегося (благодаря импринтированию или кондиционированию) с вредным и хищным.

B. Анальный эмоционально-территориальный контур. Импринтируется на этапе, когда ребенок поднимается на ноги, начинает ходить и бороться за власть в пределах семейной структуры. Этот контур, свойственный в основном млекопитающим, отвечает за территориальные правила, эмоциональные игры, или хитрость, иерархию в стае и ритуалы доминирования или подчинения.

C. Времясвязывающий семантический контур. Импринтируется и кондиционируется человеческими артефактами и символьными системами. "Обрабатывает" и "упаковывает" окружающий мир, классифицируя все в соответствии с локальным туннелем реальности. Его функциями являются изобретение, вычисление, предсказание и передача сигналов через поколения.

D. "Моральный" социо-сексуальный контур. Импринтируется первыми опытами оргазма в период полового созревания и кондиционируется племенными (общественными) табу. Отвечает за сексуальное наслаждение, локальные определения "морального" и "аморального", продолжение рода, взрослую родительскую личность (половую роль) и воспитание потомства.

Развитие этих контуров по мере эволюции мозга и по мере повторения этой эволюции мозга у каждого отдельного одомашненного примата (у человека) в процессе взросления делает возможным выживание генофонда и передачу культуры из поколения в поколение. Эти четыре основных контура присутствуют у каждого человека. Рассмотрим их подробнее.

Любой многоклеточный организм должен, в целях выживания, содержать жестко заданный контур биовыживания, который попросту программирует выбор "или-или": ИДТИ ВПЕРЕД к пище, к защитнику, или ИДТИ НАЗАД, от угрозы, от хищника.

Любое млекопитающее привязывает контур биовыживания к первому импринтированному объекту биовыживания: материнскому соску. Биовыживание и оральность тесно взаимосвязаны у всех млекопитающих, включая одомашненных приматов (людей). Вот почему, несмотря на угрозу рака, примерно тридцать миллионов американцев продолжают курить... Другие жуют жевательные резинки (мятные, фруктовые и даже без сахара - на любой вкус), обкусывают ногти, сосут пальцы, грызут кончики ручек, едят больше, чем необходимо (как насчет картофельных чипсов? а может, батончик "Марс"? печенье, орешки, жевательные конфеты; эй, хочешь сыра с крекерами к пиву? обязательно попробуйте эти пирожные!). Некоторые покусывают губы, жадно глотают транквилизаторы и витамины и даже жуют усы. Насколько важно это оральное импринтирование? Известен случай с маленьким жирафом, чью мать случайно сбил джип сразу же после его рождения. Новорожденный, следуя жестко заданной генетической программе, "импринтировал" первый же объект, который более-менее вписывался в архетип жирафа, - сам джип. Он повсюду следовал за машиной, подавал ей голосовые сигналы, пытался найти у нее вымя, а повзрослев - совокупиться с ней.

Конрад Лоренц приводит подобный случай с гусенком, который случайно импринтировал мячик для игры в пинг-понг и затем всю свою взрослую жизнь оставался равнодушен к гусыням, направив всю свою сексуальную энергию на мячики для пинг-понга.

Древние изображали великую богиню-мать Диану Эфесскую с множеством грудей, восторженно воспевая ее, по свидетельству св. Павла, как "Великую Диану". Наверное, нет ни одного великого художника, который не оставил бы нам хотя бы одно изображение женщины с обнаженной грудью; даже в сценах, где отсутствует изображение человека, живопись повсеместно использует кривые линии.

Архитекторы, отвергая евклидову прямую, вводят кривые линии где только это возможно - арки, мавританские купола и т. д. Дугообразная форма подвесов мостов определяется законами Ньютона ("радугой тяготения", по выражению Пинчона), однако эти двойные изгибы цепей также доставляют эстетическое удовольствие по причине, описанной Дарвином. Что касается музыки - где мы услышали ее впервые, кто тихо пропел ее нам и у какой части материнского тела мы в это время находились?

Альпинисты, объясняя свое стремление покорять конические вершины, ограничиваются, как Мэллори, краткой фразой: "Потому что это там".

Наши столовые приборы (инструменты орального удовлетворения) обычно имеют закругленную или изогнутую форму. Квадратные тарелки и блюдца кажутся нам "ненормальными" или странными.

НЛО прилетают в самых разных формах, но наиболее популярны овальные и конические.

Фрейдисты предполагают, что опиатная наркотическая зависимость является попыткой вернуться в материнское лоно. В нашей теории ее можно объяснить тем, что опиум и его производные возвращают нас в "безопасное место" контура биовыживания: теплое, уютное место биобезопасности; опиаты могут активизировать нейропередатчики, характерные для кормления грудью.

Подытожим: контур биовыживания запрограммирован на уровне ДНК на поиск зоны комфорта и безопасности вокруг материнского организма. Если мать отсутствует, вместо нее будет импринтирован ее близкий заменитель из окружающего мира. Для осиротевшего жирафа четырехколесный джип стал заменителем четвероногой матери.

У гусенка, который не смог найти круглое, белое тело матери-гусыни, произошла фиксация на круглом, белом мячике для пинг-понга.

Жесткое задание этого контура в примитивной форме проявилось в первых организмах, 3-4 миллиона лет назад. В современном человеке эта структура находится в стволе головного мозга и связана с эндокринной и другими жизненно важными системами организма. Вот почему нарушения в этом контуре влияют "сразу на весь организм". Они обычно принимают форму физических, а не "ментальных" симптомов и относятся к компетенции врачей, а не психиатров.

Необходимо отметить, что мы все еще находимся на примитивной стадии эволюции и условия жизни на этой планете довольно жестки. Радикально настроенные педиатры настаивают, и не без оснований, что стандартная процедура принятия родов в обычной больнице для ребенка почти всегда связана с травмой, или, на нашем языке, создает плохой импринт. А насилие в человеческих обществах - войны, революции, гражданские войны и "необъявленная гражданская война", которую хищный преступный класс ведет в каждой "цивилизованной" стране, - держит первый контур большинства людей в напряженном состоянии слишком большую часть времени.

В 1968 году исследование здоровья населения США показало, что 85% американцев имеют один или более симптомов, которые мы бы назвали "плохим импринтированием или кондиционированием первого контура". К этим симптомам относятся приступы головокружения, учащенное сердцебиение, потение ладоней и частые ночные кошмары.

Это значит, что 85 из 100 встреченных вами людей можно рассматривать как, в той или иной степени, "ходячих больных". Это - первый смысловой уровень нашего грубого, циничного предположения, что большинство людей действует почти так же механически, как роботы. Когда в неожиданной ситуации в мозгу взрослого человека начинают активизироваться химические вещества беспокойства напуганного ребенка, он вряд ли способен наблюдать, судить или решать что-либо с большой точностью. Необходимо отметить, что этот контур, имеющий самую долгую эволюционную историю, является наиболее механическим и наиболее быстрым. В контуре биовыживания отсутствует понятие времени. Оцените скорость, с которой ваша собака реагирует на первый же звук постороннего: угрожающий лай и мгновенное приведение всего тела в состояние готовности происходят автоматически. Затем собака начинает воспринимать другие сигналы, чтобы определить свое отношение к незнакомцу.

Роберт Ардри приводит замечания приматолога Рэя Карпентера, которые помогают лучше понять функционирование этой части мозга:

«Представьте себе, что вы - обезьяна и пробегаете по тропе мимо большого камня. Вдруг за ним вы встречаетесь нос к носу с другим животным. Прежде чем принять решение о том, нападать ли вам, убегать или не обращать внимания на это животное, вы должны принять серию других решений. Обезьяна это или не обезьяна? Если это не обезьяна, то как оно настроено по отношению к обезьянам - дружелюбно или враждебно? Если обезьяна, то самец или самка? Если самка, то брачный ли у нее период? Если самец, то взрослый или молодой? Если взрослый, то из какой он группы - своей или чужой?.. На все эти решения у вас имеется не больше одной пятой секунды, иначе вы можете быть атакованы».

Программа биовыживания вначале привязана к безопасной области вокруг матери (оральный импринт), а затем по мере роста начинает охватывать все более широкие области, определяя, что опасно, а что - нет. Без жестко заданных генетических (т. е. автоматических) программ второй этап был бы невозможен и ни одно млекопитающее никогда не покинуло бы материнскую грудь. Жестко заданные программы выполняются автоматически (БЕССОЗНАТЕЛЬНО), так как, если бы вы в каждой ситуации останавливались и начинали думать, вас бы съел первый же хищник.

Безусловно, импринт закрепляется случайно - обстоятельствами в момент импринтной уязвимости. (Вспомните гусенка, который импринтировал шарик для пинг-понга.) У некоторых импринтируются храбрость, любознательность и стремление к исследованиям; у других - робкость, инфофобия (страх непредвиденного) и замкнутость, крайним проявлением чего является импринт, называемый аутизмом или детской шизофренией. Конечно, на жесткое импринтирование контура биовыживания накладывается "более мягкое" кондиционирование. Это позволяет раздвинуть безопасный периметр от материнского тела до границ стаи или племени -"расширенной семьи".

Каждое общественное животное имеет, в дополнение к дарвиновскому "инстинкту" (генетической программе) самосохранения, инстинкт защиты генофонда. Это - основа нашего человеческого альтруизма, а общественные животные без этого инстинкта просто не смогут выжить.

Дикие собаки (и волки) лают, чтобы предупредить остальную стаю о приближении постороннего. Ваша домашняя собака воспринимает вас как вожака стаи; она тоже лает, чтобы предупредить вас о приближении постороннего. (Лай, конечно, также предупреждает и постороннего - о том, что собака готова защищать свою территорию.)

С развитием цивилизации стайность (племя, расширенная семья) была разрушена. В этом корень широко распространенной аномии враждебности, или экзистенциальной драмы, которую так красноречиво описывают многие социальные критики. Произошло вот что; кондиционирование биовыживательной связи кондиционированием биовыживателъного стремления к обладанию особыми кусочками бумаги, которые мы называем "деньгами".

Выражаясь более конкретно, современный человек не ищет биобезопасности в генофонде, стае, расширенной семье. Биовыживание зависит от кусочков бумаги. "А без денег жизнь плохая, не годится никуда". Если эти бумажки отобрать, у человека сразу же возникает острое биовыживательное беспокойство.

Представьте себе как можно отчетливее, что бы вы почувствовали и как бы вы поступили, если бы завтра иссякли все ваши источники биовыживательных бумажек (денег). В точности то же ощущает человек из племенного общества, будучи отрезанным от своего племени; вот почему изгнание или даже остракизм на протяжении всей человеческой истории были достаточными средствами для укрепления внутриплеменных связей. Еще во времена Шекспира угроза изгнания вызывала у человека сильнейший ужас ("Изгнание! Изгнанье - выраженье, Встречаемое воплями в аду", - восклицает Ромео).

В традиционном обществе принадлежность к племени была биобезопасностью, а изгнание - ужасом и смертельной угрозой. В современном обществе биобезопасностью является обладание бумажками (деньгами), а ужасом - лишение их.

Вэлфэризм, социализм, тоталитаризм и т. п. представляют собой попытки (с разными соотношениями рациональности и истерии) восстановить племенную связь путем замены генофонда государством. Консерваторы, заявляющие, что ни одна из форм вэлфэра для них неприемлема, на деле требуют, чтобы люди жили в тотальном биовыживательном беспокойстве и аномии (проще говоря, в постоянном страхе).

С.X. Дуглас, инженер и экономист, однажды построил диаграмму, которую представил Комиссии Макмиллана, когда в 1932 году обсуждались вопросы денежного и кредитного регулирования. На ней были изображены две кривые - динамика процентных ставок со времени разгрома Наполеона в 1812 году и динамика уровня самоубийств за эти же сто двадцать лет.

Эти две кривые практически совпадали. Уровень самоубийств рос каждый раз, когда повышался уровень процентных ставок, и наоборот. Это вряд ли можно назвать "совпадением". Когда процентные ставки растут, определенное число бизнесменов становится банкротами, определенное число рабочих оказывается на улице, а также растет общее биовыживательное беспокойство. Марксистам и другим радикалам хорошо известны подобные факторы "ментального здоровья", поэтому они презирают все виды академической психологии, не учитывающие эти биовыживательные аспекты. К сожалению, лекарство марксистов - сделать каждого зависимым от прихотей государственной бюрократии - оказывается еще хуже болезни.

Второй контур - эмоционально-территориальная система мозга - занимается исключительно силовой политикой. Этот "патриотический" контур присутствует у всех позвоночных и имеет возраст от 500 миллионов до миллиарда лет. В современном человеке он, по-видимому, сосредоточен в таламусе - "заднем", или "старом мозге" - и связан с мышцами.

Этот контур проявляется в каждом новорожденном, когда матрица ДНК отправляет посланцев-РНК для запуска процесса обучения прямостоянию и ходьбе. Обучение ходьбе, овладение гравитацией, преодоление физических препятствий и освоение политического манипулирования другими людьми - все это точки уязвимости, в которых возникает импринтирование или тяжелое кондиционирование. Мышцы быстро программируются на выполнение этих силовых функций, обретая устойчивые, пожизненные рефлексы.

Как всегда, в зависимости от событий окружающего мира - того, что происходит в точках нейрологической уязвимости, - этот контур определит либо сильную, доминирующую роль, либо слабую, подчиненную роль в стае (семье). Чтобы в этом убедиться, вовсе не обязательно отправляться в джунгли с этологами: процесс импринтирования можно наблюдать в любом помете щенков. У них очень быстро определяется, кто будет доминировать, а кто - подчиняться.

Статус в стае или племени определяется на основе превербальной сигнальной системы, в которой эти мышечные рефлексы играют главную роль. Все эмоциональные игры, или схемы, перечисленные в популярных книгах д-ра Эрика Берна о психологических играх и трансакционном анализе, являются импринтами второго контура, или стандартными тактиками млекопитающих.

Стандартный "авторитарный" рефлекс в эмоционально-территориальном контуре - раздувание мышц и вой. Его можно наблюдать у птиц, млекопитающих, а также на собрании членов правления вашего местного банка. Стандартный рефлекс "подчинения" заключается в сжатии мышц, опускании головы и "отползании". Его можно наблюдать у собак, приматов, домашней птицы и клерков, которые во что бы то ни стало стараются удержаться на работе.

Если первый (биовыживательный) контур в основном импринтируется матерью, второй (эмоционально- территориальный) контур в основном импринтируется отцом - ближайшим к ребенку альфа-самцом.

Социолог Дж. Раттрэй Тэйлор выдвинул предположение, что общество поочередно проходит через периоды "матризма", когда доминируют материнские оральные ценности, и периодами "патризма", когда доминируют ценности отцовские, анальные.

Предложенная Тэйлором таблица характеристик этих "матристских" и "патристских" периодов выглядит следующим образом:

МАТРИЗМ

ПАТРИЗМ

Одобрение секса

Неодобрение секса

Свобода женщин

Ограничение свободы женщин

Женщины имеют высокий статус

Женщины имеют низкий статус

Целомудрие не ценится

Целомудрие высоко ценится

Эгалитарность

Авторитарность

Прогрессивность

Консервативность

Отсутствует недоверие к науке

Недоверие к науке

Непосредственность

Сдержанность

Половые различия минимальны

Половые различия максимальны

Страх инцеста

Страх гомосексуальности

Гедонизм

Аскетизм

Богиня-мать

Бог-отец

Не знаю, справедлива ли эта теория Тэйлора по отношению к обществу, но она, безусловно, справедлива по отношению к отдельным индивидам. Приведенные выше характеристики являются всего лишь последствиями (а) тяжелейшего импринта в оральном (матристском) контуре биовыживания или (б) тяжелейшего импринта в анальном (патристском) территориальном контуре.

Если не употреблять этологических терминов, то эмоционально-территориальный контур - это то, что мы обычно называем "эго". Эго - это просто осознание млекопитающим своего статуса в стае; это, как сказали бы социологи, "роль", отдельный контур мозга, который ошибочно принимает себя за личность, механизм "мозг-сознание" в целом. "Эгоист" ведет себя, по общепринятому выражению, "как будто ему всего два года" потому, что эго представляет собой импринт этапа, на котором ребенок обучается ходьбе и туалетным процедурам.

Третий семантический контур имеет дело с артефактами и создает "карту" (туннель реальности), которую можно передавать Другим, даже через поколения. Такими картами могут быть картины, проекты, слова, концепции, инструменты (сопровождаемые вербальной инструкцией по применению), теории, музыка и т.д.

Человеческие существа (одомашненные приматы) относятся к созданиям, использующим символы. Это значит, как заметил основоположник семантики Кожибский, что те, кто правит символами, правит нами.

Если Моисей, Конфуций, Будда, Мухаммед, Иисус и св. Павел до сих пор оказывают живое влияние - а это действительно так, если взглянуть на окружающий мир, - то только потому, что их Сигнал был донесен до нас человеческими символьными системами. Эти системы включают в себя слова, произведения искусства, музыку, ритуалы и неосознанные ритуалы ("игры"), при помощи которых передается культура. Маркс и Гитлер, Ньютон и Сократ, Шекспир и Джефферсон продолжают "править" частями человечества тем же способом - при помощи семантического контура.

Еще в большей степени и еще менее осознанно мы подвергаемся управлению со стороны изобретателей колеса, плуга, алфавита и даже римских дорог. Так как слова одновременно содержат детонации (ссылки на сенсорно-экзистенциальный мир) и коннотации (эмоциональные оттенки, поэтические и риторические аспекты), людей можно заставить действовать даже при помощи слов, которые не имеют ни значений, ни соответствий в реальном мире. В этом заключается механизм демагогии, рекламы и большинства организованных религий.

Контур биовыживания делит проявления окружающего мира только на два вида: то, что для меня хорошо (полезно), и то, что для меня плохо (опасно).

Эмоционально-территориальный контур также делит мир на две половины: то, что сильнее меня (выше в иерархии стаи), и то, что слабее меня (ниже в иерархии стаи). На этой основе развиваются социобиологические системы.

Семантический контур позволяет нам по желанию подразделять и заново соединять вещи. Его беспокойному навешиванию ярлыков и сортировке опыта нет конца. На персональном уровне - это "внутренний монолог", переданный Джойсом в "Улиссе". На историческом уровне - это времясвязывающая функция, описанная Кожибским, которая позволяет каждому поколению добавлять новые категории к нашей ментальной библиотеке - вечно соединять и разделять все новые и новые вещи, переклассифицировать и перетасовывать их. В этом времясвязывающем измерении Эйнштейн заменил Ньютона еще до того, как большая часть мира услышала о Ньютоне; простая арифметика привела к рождению алгебры, которая вылилась в математический анализ, который, в свою очередь, произвел на свет тензорный анализ, и т. д. Гайдн и Моцарт подготовили путь Бетховену, который вторгся в сферы, принадлежащие романтикам и вагнерианцам, что дало жизнь современной музыке.

Так называемый "шок будущего" всегда был с нами, с тех пор, как в доисторические времена в человеке впервые начал функционировать семантический контур. Для вида, который обладает способностью к символизированию, вычислению, абстракции, время всегда будет "временем перемен". Процесс этот ускоряется со временем, так как способности символизировать свойственно самостоятельно развиваться. На обычном языке семантический контур называется "умом".

Нейрологические компоненты первого контура восходят к древнейшим частям мозга; Карл Саган назвал их "рептильным мозгом". Возраст этих нейроструктур насчитывает по меньшей мере миллиарды лет. Структуры второго контура появились вместе с первыми млекопитающими где-то миллиард или 500 миллионов лет назад; Саган поэтому называет их "маммальным мозгом", или "мозгом млекопитающих". Семантический контур появился, вероятно, 100 тысяч лет назад; Саган называет его "человеческим мозгом". Не следует удивляться тому, что большинство людей большую часть времени управляется в большей мере двумя древними контурами, чем человеческим семантическим (рациональным) контуром, или тому, что семантический контур так легко впадает в ложную логику (невежество, нетерпимость, фанатизм любого рода), когда контур биовыживания сигнализирует об угрозе жизни или эмоциональный контур - об угрозе статусу.

Циники, сатирики и "мистики" (контуры 5-8) сто раз говорили нам, что "разум - это продажная девка", т.е. что семантический контур открыт для манипуляций со стороны более древних, более примитивных контуров. Как бы упорно Рационалист ни отрицал это утверждение, в ближней перспективе оно всегда оказывается истинным - то есть, пользуясь одним из излюбленных слов Рационалиста, оно всегда прагматически истинно. Тот, кому удастся в достаточной мере напугать людей (вызвать биовыживательное беспокойство), сможет быстро навязать им любую вербальную карту, которая, на их взгляд, принесет им облегчение, т. е. избавит от беспокойства. Пугая людей Адом и затем обещая им Спасение, самые невежественные и извращенные индивиды могут навязать им целую философскую систему, которая не выдержала бы и двух минут рационального анализа. А любой альфа-самец одомашненных приматов, как бы он ни был жесток или испорчен, может повести за собой всю стаю приматов, закричав, что альфа-самец соперничающей стаи собирается напасть на их территорию. Эти два рефлекса млекопитающих известны соответственно как Религия и Патриотизм. Они срабатывают у одомашненных приматов точно так же, как у диких, так как являются Относительными Эволюционными Достижениями (на определенном этапе).

Эмоционально-территориальный, или "патриотический", контур также содержит программы статуса, или иерархии стаи. Действуя в тандеме с биовыживательным беспокойством первого контура, он всегда способен извратить функционирование семантического рационального контура. Все, что может привести к потере статуса, и все, что вторгается в "пространство" индивида (включая идеологическое "пространство"), представляет угрозу для среднего одомашненного примата.

Социополовой контур активизируется и импринтируется в юности, когда сигнал ДНК пробуждает половой механизм. Подросток становится растерянным обладателем нового тела и нового нейрального контура, который ориентирован на оргазм и слияние сперматозоидов с яйцеклеткой. Достигший половой зрелости человек, как любое другое животное в брачный период, бродит в полубезумном состоянии, задыхаясь в поисках сексуального объекта.

Импринтная уязвимость в этот момент необычайно велика, и первые сексуальные сигналы, запускающие юношескую нервную систему, запоминаются на всю жизнь и до самой смерти определяют сексуальную реальность индивида.

Неудивительно, что в эти чувствительные моменты могут приобретаться самые разнообразные фетиши.

Можно точно определить, в какой период тот или иной человек был сексуально импринтирован, выяснив, какие фетиши до сих пор его "заводят". Черные подвязки, выпивка, кул-джаз и стрижка под ежик - это сексуальные сигналы, так же жестко определяющие одну импринтную группу (поколение), как длинные волосы, марихуана, тяжелый рок и облегающие джинсы - другую.

Как отмечают Мастере и Джонсон, большинство сексуальных расстройств закрепляется в нервной системе именно в юношеские моменты импринтной уязвимости; архетипическим является случай, когда юноша собирался в первый раз заняться любовью на заднем сиденье автомобиля и в этот момент его психику травмировал полицейский, который осветил фонариком его и его пассию. Импринт этого ужасного момента закрепился на десятилетия: мужчина оставался импотентом до тех пор, пока не подвергся переимпринтированию в клинике Мастерса и Джонсона.

Гетеросексуальность или гомосексуальность, безудержное распутство или робкое безбрачие и т.д. - все это обычно импринтируется в моменты импринтной уязвимости точно так же, как биовыживательное беспокойство импринтируется событиями, произошедшими в период кормления грудью, эмоциональное доминирование или подчинение - событиями в период обучения ходьбе, символическая смышленость или "тупость" - событиями в период изучения окружающего мира.

Так называемым "примитивным" народам известны эти факты, поэтому они окружают моменты импринтной уязвимости ритуалами, "испытаниями", "обрядами посвящения" и т. д., специально разработанными для импринтирования черт характера, необходимых для нормального члена данного племени в данное время. "Пережитками" этих импринтных церемоний являются обряды бар-мицвы [01], крещения, конфирмации, церковного бракосочетания и т.п.

Важно знать, что "события", создающие импринты в моменты импринтной уязвимости, относятся к сферам случая, генетики и злобы (гнева).

Большинство людей в силу подобных событий не импринтируют в точности ту социосексуальную роль, которая требуется в их обществе. Четвертый контур с почти полным правом можно назвать контуром вины: почти все почти везде занимаются тем, что скрывают свой истинный сексуальный облик и играют на людях некую сексуальную роль, "общепринятую" для их пола в их племени.

В обычном языке импринт в социополовом контуре обычно назыается "зрелой личностью" или "сексуальной ролью". На жаргоне трансакционного анализа это - "Родитель".

Любопытно, что Фрейд считал первый контур оральным этапом, второй - анальным, а четвертый - генитальным. При этом он упустил из виду третий, семантический контур. Возможно, Фрейд, одержимый рационалист, был так поглощен вербальными и концептуальными программами, что просто не замечал их - как рыбы не замечают воду. Юнг описал первый контур как способность ощущать, второй - как способность чувствовать, третий - как способность мыслить. Но социополовой контур из его схемы начисто выпал. (Юнга раздражало то повышенное внимание, которое Фрейд уделял четвертому контуру, и он построил свою собственную, менее сексуальную психологическую систему.) Все высшие контуры Юнг просто свалил в одну кучу под вывеской "интуиция".

Функция нервной системы заключается в том, чтобы фокусировать, избирать, сужать; выбирать из бесконечности возможностей те биохимические импринты, которые определяют тактики и стратегии, обеспечивающие выживание в одном месте, статус в одном племени.

Младенец генетически подготовлен к изучению любого языка, овладению любыми навыками, исполнению любой сексуальной роли; через очень короткий срок, однако, он (или она) начинает механически, роботически воспринимать ограничения своей социальной и культурной среды, следовать им и воспроизводить их. В этом процессе каждый из нас платит очень дорого. Выживание и поддержание статуса даются ценой утраты бесконечных возможностей необусловленного сознания. Одомашненный примат, пребывающий в социальном туннеле реальности, является лишь мелким фрагментом потенциала, заложенного в 110 миллиардах клеток человеческого биокомпьютера.

Пока мы остаемся во власти древних контуров, мы мало чем отличаемся от насекомых. Точно так же, как насекомые из поколения в поколение повторяют свои четырехэтапные программы (яйцо, личинка, куколка, взрослая особь), мы повторяем наши четырехэтапные циклы. Древние контуры генетически консервативны: они обеспечивают выживание и продолжение рода, но не более того. Будущее эволюции - в футуристических контурах.

Рейхианцы, последователи доктора Спока и Саммерхильской школы и т. д. нетерпеливо пытались привлечь наше внимание к грубости и тупости многих традиционных методов воспитания детей. Эти методы оказываются "грубыми" и "тупыми", только если видеть, подобно вышеуказанным еретикам, цель воспитания в формировании нормального, уравновешенного, творческого человека. В реальном мире это никогда не было целью ни одного общества. Традиционные методы воспитания совершенно логичны, прагматичны и здоровы для достижения истинной цели общества, которая состоит не в том, чтобы создать идеальную личность, а в том, чтобы создать полуробота, который максимально близко подражает общественному идеалу - как в рациональных, так и в иррациональных аспектах, перенимая как мудрость веков, так и всю накопленную человечеством жестокость и глупость.

Причина очень проста: полностью сознательная, пробужденная (избежавшая промывания мозгов) личность не сможет точно вписаться ни в одну из ролей, предлагаемых обществом; изувеченные же, роботизированные продукты традиционного детского воспитания прекрасно вписываются в эти ниши.

Получается, что существует нейросоциологическая "логика" алогичного. Не напоминают ли современные школы мини-тюрьмы? Не душат ли они воображение, не давят ли они ребенка физически и ментально и не практикуют ли различные формы явного и скрытого терроризма? Ответ, конечно же, однозначен: да; но подобные школы необходимы, чтобы обучить людей исполнению ролей в офисах, на фабриках или в каких-нибудь других организациях, которые также очень напоминают мини-тюрьмы, душат воображение, давят физически и ментально и держатся на страхе (угрозе лишения биовыживательных бумажек - денег).

"Разрешительное" движение в педагогике получило лишь ограниченное распространение, так как общество всегда нуждалось и считает, что нуждается до сих пор, в роботах. Утопическая система воспитания будет развиваться дальше только тогда, когда общество освободится от оков авторитарности. Рано или поздно это обязательно произойдет, так как современный темп изменений в обществе ведет нас к периоду наиболее быстрой социальной эволюции за всю историю человечества. Тогда нам потребуются люди, которые не являются роботами, которые способны творить, которые не способны на тупую покорность, которые способны проявлять инициативу, которые не являются узколобыми фанатиками, которые являются исследователями во всех смыслах этого слова.

Традиционная система воспитания начинает давать сбои только сейчас, когда общество вступило в фазу ускоренных изменений и технологической трансформации всех традиционных ценностей.

Сбои коммуникации происходят, как правило, из-за того, что сообщение направляется не по адресу. Так, например, у вашего мужа возникают проблемы с эго, а вы посылаете сообщение в его мозг. Приведем диаграмму трансакционного анализа, иллюстрирующую этот процесс:

Первое сообщение направлено от первого контура к четвертому. Оно значит: "Я чувствую себя слабым; поддержи меня". Если ответ поступает от третьего контура к третьему контуру - "Что ж, давай проанализируем эту проблему..." - оно поступает по неправильному адресу.

Конечно же, мы намеренно выбрали нетипичный, хотя возможный пример. Он нетипичен, потому что женщин традиционно учат не делать подобной ошибки - быть "эмоционально чувствительными", уметь оказать "поддержку" и т. д. С точки зрения статистики более правдоподобен обратный случай - жена сигнализирует: "Помоги!", а муж обращается к ее третьему контуру: "Давай проанализируем проблему..."

Мы сказали, что импринтирование контуров содержит значительный элемент случайности (в пределах генетических параметров). Любое общество, даже без понимания этой теории, понимает импринтные процессы достаточно прагматически, чтобы постараться запрограммировать каждого его члена на предназначенную ему роль. Поэтому традиционное воспитание девочек всегда отличалось от традиционного воспитания мальчиков - так, чтобы выработать у женщин большую "чувствительность" второго контура. Феминизм, как и современные методы детского воспитания, появился только тогда, когда мы эволюционно готовы или почти готовы к этому. Традиционная система годилась только для традиционных обществ.

Точно так же классовая структура, как и кастовая структура муравейника, производит "правильные" для каждого класса импринты. Третий контур класса слуг, или пролетариата, импринтируегся в основном для мануальной ловкости, тогда как тот же контур у среднего или правящего классов импринтируется для вербальных, математических или других навыков, связанных с использованием символов.

Демократия не привела к успеху - и стыдливый цинизм интеллектуалов по отношению к демократии оправдан - в том смысле, что традиционное общество не нуждалось, не умело использовать и всячески тормозило развитие высших вербальных ("рациональных") навыков у большей части населения. Это значит, что общество не поощряет развитие интеллекта у большинства людей, а скорее жестко программирует их сравнительную тупость, что необходимо для их максимального соответствия наиболее традиционным видам деятельности. Их контур биовыживания работает так же, как и у большинства животных, их эмоционально-территориальный контур является типичным контуром приматов, кроме того, у них имеется немного "ума" третьего контура, необходимого для вербализации (рационализирования). Естественно, они обычно голосуют за какого-нибудь шарлатана, которому удается активизировать их примитивные биовыживательные страхи и территориальную ("патриотическую") воинственность. Интеллектуал, видя эти печальные результаты, все же продолжает верить в "демократию" слепой верой, подобной вере католиков, коммунистов или змеепоклонников.

Традиционная система срабатывает в традиционном обществе. Масса людей, которые живо интересуются, почему Бетховен после Девятой симфонии перешел к струнным квартетам, действительно ли Кант убедительно опроверг Юма и каким образом могут быть связаны последние достижения квантовой теории с детерминизмом и свободой воли, - это не та масса, которую легко заставить заниматься скучным и отупляющим будничным трудом.

Роберт Антон Уилсон


0.15513896942139