21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
28/06
Архив материалов
 
Миф на знамени
Весной этого года была создана массовая молодежная организация «Наши». Процедура ее создания излагается глухо, источники финансирования неопределенны. На публике ее представляет Якеменко, который был руководителем сходного по направленности движения «Идущие вместе». Согласно расхожему мнению, движение «Наши» создано по инициативе администрации президента в противовес целому комплекту «антипутинских» молодежных движений, включившихся в подготовку «оранжевой» революции в РФ.
Один политолог даже назвал это движение «прогрессивными «черными сотнями», призванными защитить режим от «оранжевой» революции.

Недавно был опубликован и манифест «наших», подробный развернутый текст, претендующий на философское и даже историософское толкование российского кризиса и роли того авангарда молодежи, который собрался в это движение. На фоне того программного затишья, которое наступило в РФ в годы президентства В.В.Путина, этот документ представляет собой примечательное явление. Давно у нас никто из политиков не высказывался мало-мальски определенно по общим вопросам, а ведь этот манифест явно не студенты-первокурсники писали.

Даже если его писали по трудовому соглашению профессиональные спичрайтеры, главные формулы и установки им наверняка задали именно лица, определяющие политическую линию в администрации (или, точнее, одну из политических линий). Более того, в документе есть целый ряд непримиримых противоречий, которые спичрайтеры не смогли замаскировать, хотя, судя по всему, очень старались. Это говорит или о том, что манифест является продуктом очень неустойчивого компромисса разных политических группировок, причастных к созданию «наших», или продуктом расщепленного сознания какого-то ответственного лица. Таким образом, манифест может служить полезным диагностическим материалом. Ведь на этой же кухне варятся замыслы, которые могут самым драматическим образом сказаться на судьбе большой массы людей. Столкновение в РФ назревает нешуточное.

Главное же сторонний анализ подобных документов нужен самим юношам и девушкам, которые примкнули к движению. Поскольку «Наши» поддерживаются государством, движение может стать действительно массовым, так что общественный разговор о его декларируемых установках и ценностных ориентациях правомочен и необходим. В массе своей «Наши» — хорошо «успевающие» и энергичные студенты, лишенные экзальтации и комплексов маргинальных молодежных групп. Это, можно сказать, «здоровая» часть той молодежи, которая скоро пополнит массовый слой специалистов, трудовой интеллигенции страны. Собирать эту молодежь в политизированную организацию и навязывать ей в условиях раскола общества ту или иную радикальную доктрину — дело исключительно ответственное и чреватое большим риском. Это никак нельзя оставить без общественного внимания. В отличие от секты, члены молодежной организации, входящей в большую политику, обязаны понимать смысл тех лозунгов, которые написаны на их знамени.

Пока что знакомство с реальными «нашими» показывает, что такого понимания нет даже у активистов организации. Начать с того, что само название «наши» очень претенциозно и несет в себе идею национального раскола. Слово это понимается только в оппозиции к понятию «чужие» (или, мягче, «не наши»). Казалось бы, и в манифесте, и при приеме («вербовке») в организацию, следовало бы сказать, кто такие «наши» и кто такие «не наши». Естественно, люди при встрече с «нашими» прежде всего и задают этот вопрос без всякой задней мысли. Ответить на него ребята не могут — им этого не объяснили и в манифесте этого не написано.
Когда в ответ на вопрос любопытного они начинают импровизировать, получается, что «нашими» они считают всех хороших и честных людей России. А своей миссией они считают делать добро этим людям. Кто такие «не наши» и какое «зло» они предполагают им сделать, они не пытаются даже вообразить — это для них понятия совершенно абстрактные.

Для политической организации это совершенно недопустимо, это кредо носит квазирелигиозный характер. И «революционеры», и «черная сотня», сколь угодно прогрессивная, обязаны определить свое место во вполне конкретном противостоянии в конкретном обществе. Масса молодежи, которая считает себя просто носителем добра, становится манипулируемой силой и в момент острого кризиса может стать инструментом самых разрушительных сил, не говоря уже о риске разрушения судеб самих этих молодых людей.
Манифест содержит множество важных утверждений, бесполезно пытаться разобрать их в одной статье. Здесь возьмем те из них, которые приоткрывают скрытые установки теневых «вождей» и духовных наставников организации. Именно в них таятся и главные политические риски для общества и самих «Наших». Иногда даже кажется, что эти утверждения вставлены в манифест, как вставляются взрывные устройства в ракету для ее самоликвидации в том случае, если она отклонилась от курса.

Первое такое утверждение содержится в самой самоидентификации «Наших» как антифашистского движения. Это равноценно почти официальному признанию, что в РФ культивируется фашизм в таких масштабах, что это стало главной угрозой для политического порядка и для противодействия этой угрозе приходится создавать массовое движение целевого антифашистского назначения. За этим странным действием проглядывают черты готовящейся провокации большого масштаба. Известно, что в политическом лексиконе нового мирового порядка слово «фашизм» является особым условным сигналом. Страна, которая названа «рассадником фашизма», автоматически переводится в разряд «стран-изгоев», по отношению к которым отменяются нормы международного права. В данном случае ситуация вообще не имеет прецедента: об опасности фашизма в России заявляют не оголтелые «ястребы» русофобии вроде Бжезинского, а устами «Наших» почти сама администрация президента В.В.Путина. Какие в таком случае нужны еще доказательства Бжезинскому!

Миф о «русском фашизме», который является заведомо ложной антироссийской идеологической поделкой, распространялся у нас в 90-е годы узкой группой интеллектуалов, которые воспринимались большинством населения определенно как «агенты влияния» русофобствующей части правящей верхушки Запада. И вот этот миф — на знамени молодежного движения «Наши». Какие же это «наши»!

У самих «наших» получить ответ на вопрос, кто же в РФ фашисты, невозможно. Им этого тоже не говорили. Раньше демократы называли фашистами партию Жириновского. Это, конечно, была довольно тупая ложь, но ведь и она ушла в прошлое. Представители молодежной секции ЛДПР сидят с «нашими» на одних собраниях, мирно обмениваются мнениями. Значит, не они имеются в виду. Национал-большевики? Тоже вряд ли. Да, взяли себе нацболы скандальную эстетику, стилизованную под национал-социализм, но, по сути, фашизмом у них и не пахнет. К тому же мировые законодатели антифашизма, вроде радио «Свобода» или «Эхо Москвы», с Лимоновым чуть не в обнимку ходят, он у них постоянная «персона грата».

Казалось бы, манифест антифашистского движения никак не может уклониться от того, чтобы четко определить своего главного противника. Нет, не дает даже намека. Вот все места из манифеста, в которых употреблено это ключевое слово: «Остановить распространение в нашей стране идей фашизма — задача нашего поколения... Мы должны противостоять фашизму во всех его проявлениях... Борьба с фашизмом сегодня есть составная часть борьбы за целостность и суверенитет России».

Это — симптом тяжелой болезни политической власти РФ. Она организует массовое охранительное движение, которое будет бороться с неким главным злом, и это зло никак не обозначается и не локализуется. Если бы власть сегодня не была так слаба, этот симптом следовало бы признать очень опасным — ведь при такой неопределенности власть может приклеить ярлык «фашизма» к кому угодно. Право рушится, поскольку из проблемы изымается рациональность. Ярлык «фашиста» нельзя отвергнуть просто потому, что никаких признаков фашизма не вводится, не говоря уж о критериях для того, чтобы оценить весомость этих признаков. Достаточно подростку постричься наголо, и его смогут преследовать как фашиста. Скинхед? Значит, фашист! Черносотенцы в начале ХХ века были гораздо более рациональны и стояли на гораздо более прочном правовом фундаменте — их противник был очерчен вполне определенно, а зло локализовано в конкретных группах и лицах.

Возможность развития провокации видна и в трех других упоминаниях фашизма в манифесте, где он прямо увязывается с либерализмом (но и отделяется от него): «Сегодня на наших глазах формируется противоестественный союз либералов и фашистов... Фашистские организации в России помогают реализации последнего сценария (гражданской войны). Здесь они оказываются союзниками российских либералов... Мы сможем противостоять вовлечению молодежи в ряды экстремистских организаций фашистской и либеральной направленности».

Как можно понять эти на первый взгляд идиотские утверждения, записанные в манифесте «путинской» молодежной организации — при том, что в каждом своем послании В.В.Путин клянется в своей приверженности либеральным ценностям? Помощник президента В.Сурков считает «Единую Россию», имеющую большинство мандатов в Госдуме, консервативно-либеральной партией.

Перед нами разыгрывается спектакль абсурда, но какие из него последуют гадости? Что за маски нацепили на себя российские политики? Президент пропагандирует либерализм, его правительство ведет жесткую, даже фундаменталистскую неолиберальную политику, либералы-рыночники правят бал в политическом истеблишменте, а администрация президента формирует прорежимное молодежное движение, которое объявляет своим врагом «российских либералов и экстремистские организации либеральной направленности».

Пожалуй, в истории был лишь один случай, когда на деньги крупного капитала было вскормлено радикальное политическое движение, взявшего своим лозунгом «борьбу с плутократами-капиталистами». Тот случай (в Германии) кончился очень плохо.

Но, допустим, по каким-то причинам оплошали В.В.Путин и его либеральные министры, и у них под носом вдруг возникло антилиберальное и антифашистское молодежное движение. В это невозможно поверить, но такие невероятные предположения — законный инструмент анализа. Из этого предположения следует, что манифест «Наших» должен содержать существенные положения, подкрепляющие заявленную направленность молодых борцов со злом. Так ведь и этого нет! Манифест как раз наполнен крайне жесткими либеральными штампами и, как ни странно, смыкающимися с ними профашистскими формулами (крайности смыкаются чаще, чем обычно считают).

Из этого, конечно, вовсе не следует, что «Нашим» действительно присущи ценности фашизма и либерализма. В массе своей это обычные российские юноши и девушки, дети благополучных советских семей, воспитанные в русской школе советскими учителями. Сложная и изощренная культура фашизма и даже либерализма им совершенно чужда и незнакома. Речь идет о манифесте, который они если и читали, то не поняли. В тех редких случаях, когда им приходится повторять какие-то выдержки из этого манифеста, они придают им свой, совсем иной смысл. Вопрос в другом — зачем все это насовали в манифест те, кто его составлял. Или скорее те, кто предписывал составителям включить эти штампы в манифест. Что за пугало предполагается сотворить из «Наших»? Ведь рано или поздно, но все это станут раскручивать, знатоков-обществоведов для таких дел у нас больше, чем достаточно.

Давайте вчитаемся в эти либеральные идеологемы, многие из которых несут даже ницшеанский, мессианский оттенок. Прежде всего задается следующая социал-дарвинистская формула всей истории рода человеческого: «Мировое развитие — это конкуренция народов». Откуда это? Эта мысль — совершенно «не наша». Это проторасистская формула, либерализм, доведенный до абсурда. Даже Томас Гоббс, идеолог «войны всех против всех», считал, что развитие возможно как через взаимопомощь, так и через конкуренцию. Для православной России формула вообще неприемлема, здесь человечество видят как братство народов, семью народов, симфонию народов, так что главным двигателем развития является прежде всего сотрудничество. Из этой формулы вытекают понятия, в мягкой форме возвращающие мир к фашистской идее низших рас: «неконкурентоспособный» народ («конченый» народ, «общность, которую не имеет смысла эксплуатировать» и т.п.).

При этом конкуренция представлена в манифесте именно в социал-дарвинистском контексте, как механизм борьбы за существование: «Слабый должен принять правила игры сильного, встать в его фарватер в мировой политике, культурно ассимилироваться. Ты — либо лидер, либо ведомый, либо жертва». Это — недопустимая примитивизация исторического процесса, чисто идеологический тезис, который противоречит и логике, и истории. Ничего похожего нигде не было, и этот миф конца ХIХ века сегодня выглядит анахронизмом.

Утверждая, что человечеству присуще жить по закону джунглей, манифест «Наших» каким-то нелепым образом увязывает этот звериный образ жизни с демократией: «Демократия — общественный строй конкуренции во всем». Как так, почему? Что за странное ни на чем не основанное утверждение и зачем оно вообще в манифесте молодежного движения? Такого даже либералы не говорят. Этот тезис, ложный по своей сути, в контексте нынешнего кризиса является прямо антироссийским. Ну кому нужна такая стравливающая людей демократия!

Особенно мрачно и нелепо выглядит в манифесте современность: «Современный мир — это мир глобальной конкуренции в экономике, технологиях, конкуренции культурных ценностей и политических идеалов». Здесь фетишизация конкуренции доведена до гротеска. Ни ценности, ни идеалы не конкурируют, поскольку они несоизмеримы. Ценность — это не цена, на рынке она не измеряется и не обменивается. Преувеличенное значение конкуренции — болезнь. Ею и переболел Запад, став «культурой, которая знает цену всего и не знает ценности ничего».

Поразительно, что духовно развитая часть Запада давно осознала, что эта слепая вера в конкуренцию — болезнь культуры, эту болезнь там стараются преодолеть, а у нас, в православной России, эту болезнь поднимают на щит и превращают в программную формулу молодежного движения! Мы как дикари-идолопоклонники, чахнущие от болезней колонизаторов.

Непонятно с какой целью, но составители манифеста углубились в философскую проблему свободы. Они пытаются трактовать ее в ключе либерализма, но в архаической версии натурализма: «Идеал свободы предполагает признание естественными двух стремлений человека: стремления к личной свободе и стремления к сохранению независимости своей страны». Что естественного в этих двух стремлениях человека? Оба они — продукты культуры, притом продукты исторически обусловленные, возникшие сравнительно недавно (а понятия «страна» и «независимость» — практически современные; они не только не являются частью естества человека, но даже еще и не освоены значительной частью жителей Земли). К тому же оба стремления находятся в конфликте, который вовсе не может быть разрешен естественным путем. Ради «независимости своей страны» сплошь и рядом приходится жертвовать «личной свободой» (например, идти служить в армию, исполняя повинность). Интересно, что думают наши российские студенты, читая этот свой манифест?

Представление об идеальном общественном строе для России в манифесте «Наших» ничем не отличается от того, что уже 15 лет бубнят наши «российские либералы», с которыми «Наши» собираются бороться. Вот, оказывается, каково кредо наших молодых антилибералов: «Для нас сильное независимое Российское государство — такое же условие свободы, как демократия и рыночная экономика». Да разве Гайдар, Чубайс и Каспаров против демократии и рыночной экономики? Разве не требуют они «сильного независимого Российского государства», которое надежно защищало бы демократов и собственников от люмпенов и охлоса? Из-за этого весь сыр-бор.

Самих «Наших» авторы их манифеста представили как поколение каких-то «белокурых бестий». Их напыщенные до смешного похвальбы вызывают даже какую-то жалость. Кто это придумал? Явно где-то наверху.

Самое нелепое в том, что словами манифеста «наши» пренебрежительно отзываются как раз о своих «старших товарищах», которые их собрали, финансировали и одели в одинаковые нарядные футболки. Какая черная неблагодарность! Послушайте только: «Поколение, управляющее страной с 80-х годов, утратило веру в Россию и ее перспективы... Наше поколение должно сменить у руля управления страной поколение пораженцев».

Что за чушь! При чем здесь поколения? Странами управляют не поколения, а конкретные группы, или даже группировки, причем всегда межпоколенческие. Горбачев, Яковлев и Явлинский — люди трех разных поколений, принадлежащие к одной группировке. Ельцин, Собчак и Гайдар — слегка другая группировка и т.д. Какой именно группировкой недовольны «наши»? Кто из них «пораженцы»? В чем поражение Татьяны Дьяченко или Чубайса? Ну, попал в тюрьму Ходорковский, но это поражение сугубо личное — ведь не все поколение комсомольцев-миллиардеров разделило его участь.

И потом, почему именно «наши» должны «сменить у руля» пораженцев (видимо, включая и В.Путина)? Разве между ними и «пораженцами» полный провал и других поколений нет? Ведь большинство «наших» даже вуз еще не закончили, неужели еще лет десять пораженцы бессменно будут у руля, поджидая, пока «наши» не подрастут? Глупость все это, полная бессмыслица. Забивают ребятам головы всякой чепухой.

Когда манифест начинает излагать задачи, которые ставят перед собой «Наши», от их мессианского замаха дух захватывает. Куда до них бесноватому фюреру. Между прочими целями упоминается и такая: «Наша задача — «оптом» сменить политическую, экономическую и информационную власть в стране. Мы используем для этого все возможности, связанные с избирательным процессом, развитием программ трудоустройства». Интересно, какие же возможности для смены власти («оптом») дают программы трудоустройства? Пошел молодой человек на биржу труда и попросил трудоустроить его президентом вместо пораженца В.Путина? А его «устроили» в больницу им. Кащенко...

Да и непонятно, зачем «нашим» власть, кроме того, чтобы «порулить». Что конкретно не устраивает их в нынешнем общественном строе? Они считают, что надо национализировать «Норильский никель»? Так и сказали бы это в своем манифесте. Придя «оптом» к власти, мы национализируем такие-то и такие-то предприятия [и для управления ими учредим Госплан и Госснаб].

А вот и другая скромная задача: «Смена нами формата развития страны будет означать, по сути, революцию в ее развитии. Революцию по содержанию, но не по форме. Наша задача — добиться динамичных изменений, встать во главе модернизации страны, обеспечить модернизацию нашей инициативой и энергией». Попробуй пойми, почему смена формата будет революцией, но не по форме. Мы диалектику учили не по Гегелю? И где голова у модернизации, чтобы «нашим» встать куда следует? И почему модернизацию надо обеспечивать именно энергией «наших»? Чем их энергия лучше, чем у молодых либералов или, не дай Бог, фашистов?

Все эти заклинания — убогая попытка фанатизировать молодежь, внушив ей ни на чем не основанные претензии и пренебрежение к старшим поколениям. Внушать молодым, еще не сформировавшимся людям, мессианские побуждения и претензии на власть — исключительно опасный социально-инженерный проект. Отсюда — прямая дорога в молодежный тоталитаризм фашизоидного типа, о чем немало сказано философами, наблюдавшими за становлением фашизма в Германии.

Заметим, что эта тенденция просматривается уже и в самом манифесте. Говоря об особых полномочиях членов движения «Наши», составители манифеста просто отбрасывают, как ненужную тряпку, понятия демократии, правового государства и гражданского общества. Например, «наши» обещают, что они вне всяких правил и установленных процедур будут заниматься чисткой госаппарата. Причем, в отличие от всех остальных политических сил, вполне конкретно: «Одно дело — общие рассуждения, другое дело — конкретные требования об отстранении конкретного чиновника от власти».

Впрочем, в манифесте даже для примера не назван ни один из этих конкретных чиновников, которого «Наши» собираются потребовать отстранить от власти. Одни «общие рассуждения». Кстати, полезно было бы прочитать «Нашим» лекцию про хунвейбинов, которые именно этим и занимались — отстраняли конкретных чиновников (преподавателей, директоров и пр.) от власти.

В политической системе РФ «Наши» претендуют на особое и специфическое место. Они собираются быть чем-то вроде штурмовиков, обладающих неприкосновенностью и непредусмотренными законом полномочиями просто из-за факта принадлежности к движению. Для них не является преградой распорядок государственной или частной организации, порядок проведения общественных мероприятий и т.д. Их слово и дело таковы: «Массовые акции, постоянное присутствие в СМИ, каждодневная работа с органами государственной власти, бизнесом и общественными организациями, социальные инициативы и их поддержка, организация территориального общественного самоуправления... Каждый олигарх или чиновник, уличная шпана или член тоталитарной организации, поднявший руку на участника нашего движения, должен четко знать, что завтра ему придется столкнуться с движением в целом». Трепещите, бедные олигархи и уличная шпана, — «Наши» идут!

Шутки шутками, но общественное движение, которое почему-то получает такие полномочия и особый статус, — это и есть организация фашистского типа (обычно она называется движением, фалангой и т.п.).

Этот манифест, идеи которого есть плод слегка воспаленного ума какого-то неизвестного начальника, пока что не сказался на мыслях и делах самой молодежи, собранной в движение «Наши». Они осматриваются, пользуются предоставленными им возможностями посетить Москву, собраться на региональные конференции, поговорить друг с другом, на обычном нормальном языке на волнующие всех темы. Все это на пользу — и им самим, и обществу. Но нельзя такой документ сохранять в качестве манифеста. Мало-помалу его идеи будут просачиваться в сознание молодых людей и искривлять его. Нельзя манипулировать такими вещами. Если уж нужен манифест, надо обратиться к простым и ясным устоям нашей культуры и посоветоваться с умудренными жизнью людьми — учеными и писателями, учителями и военными, крестьянами и рабочими. С теми, кто в совокупности своего опыта и профессий «держат» Россию. Они плохого не посоветуют.

0.10738587379456