15/01
10/01
28/12
20/12
18/12
28/11
21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
Архив материалов
 
Развенчание лживого мифа
Версия для печати 
Комментарии [ 79 ]

Являются ли современные россияне коллективистами? Вопрос выглядит риторическим, и ответ как будто однозначен: являются.

Только кто-то считает, что это хорошо, а кто-то — что плохо. Да, известно, что община у русских сохранялась вплоть до начала ХХ века, а под именем “колхоз” и в ХХ веке; известно... Больше ничего точного, конкретного не известно. Видимо, больше ничего не может подтвердить версию, что россиянин — коллективист “от природы”. Остальные подтверждения — только тексты русских классиков, которые испытывали симпатии к социализму и крестьянской общинной патриархальности, а поэтому и выставляли мужичка этаким общинником-коллективистом. Правда, Энгельгардт, русский помещик со шведской фамилией, в “Письмах из деревни” упоминал, что в крестьянской избе, где жил большой род, каждая женщина мыла только тот кусок стола, за которым обедала она, ее муж и дети, и следила за тем, чтобы не вымыть чужой участок стола — каждая за себя; но в те годы интеллигенция легко и оптимистично объясняла это тем, что взаимовыручке крестьянок мешает самодержавие.

Теперь у нас опыта на сто лет больше, и мы грустно можем сказать: не в самодержавии дело. Дело в людях. А люди могут быть как коллективистами, так и индивидуалистами — в зависимости от обстоятельств. Индивидуализм и коллективизм — это не генетически передающееся свойство, это не более чем поведенческие модели, которые человек использует для наилучшего приспособления к тем или иным условиям существования.

Считается, что англичане — индивидуалисты. Но в XIX веке им была подчинена четверть планеты, включая такие сильные и высококультурные государства, как Индия и Китай. Чтобы подчинить столь огромные территории и управлять ими, требуется взаимовыручка, самоотверженность, умение жертвовать своими выгодами и даже жизнью во имя интересов общества — короче говоря, англичане тогда проявляли черты коллективистов. Но как же их индивидуалистическая репутация? На эту тему есть очень хорошая русская поговорка: “Хлебушек вместе, а табачок врозь”. Когда жизнь трудна и опасна, на первый план выходит коллективистская модель поведения; когда жизнь легка и приятна, выгоднее быть индивидуалистом. В этом нет ничего странного и противоестественного. Другое дело, что людям Запада чаще приходилось делить “табачок”, и исследователям были больше заметны их индивидуалистические черты, а людям Востока вообще, русским, в частности, приходилось чаще делить именно “хлебушек”, поэтому исследователям были более заметны коллективистские черты.

Так что не являются русские и россияне “генетическими” коллективистами. Коллективистами их заставила быть трудная и опасная жизнь, вечная борьба с вражескими нашествиями и угрозой голода. И если бы эти угрозы перестали быть реальными, коллективизм жителей России должен был бы кануть в Лету. Что и произошло — при Советской власти.

Какие угрозы существованию людей сняла Советская власть? Создав прекрасно отлаженный правоохранительный аппарат, Советская власть сняла угрозу преступности. Создав мощнейшую Армию, построив тысячи танков, самолетов, пушек, надводных и подводных кораблей, раскидав по земному шару военные базы и огородив страну частоколом зенитных, баллистических и крылатых ракет, Советская власть сняла угрозу внешнего вторжения. С помощью крупного высокотоварного механизированного сельского хозяйства Советская власть решила проблему голода. Когда же выяснилось, что гражданам хочется побольше мяса, Советская власть пошла на освоение целины и закупку фуражного зерна (то есть зерна для откорма скота) за границей. Подводя итоги, можно сказать, что Советская власть сняла ВСЕ угрозы жизни человека. Все систематические, все постоянные угрозы. Остались, конечно, неизбежные, вроде смерти от старости, или случайные, вроде падения сосульки на голову — но тут уж ничего не поделать.

Главное в том, что была уничтожена постоянная угроза жизни людей. Люди даже забыли о том, что они есть. Хорошо ли это? Может, и хорошо, но угрозы и опасности, знание о существовании этих угроз и опасностей было как раз тем, что многие века сплачивало сначала русичей, потом русских, потом россиян, потом советских... Власть Советов, основой которой был коллективизм, создала такое общество, в котором коллективизм перестал быть необходимым элементом выживания, а индивидуализм оказался наиболее выгодной моделью поведения.

Нехорошо получилось — Советский строй сам вырастил своего могильщика. Он ведь ставил задачей сделать жизнь лучше — но когда жизнь людей стала достаточно комфортна, люди с презрением отвернулись от него. Причина вполне ясна: из-за комфортных и спокойных условий жизни, из-за отсутствия угроз, с которыми приходилось бы бороться самостоятельно, люди отучились думать, а официальная пропаганда противоборствовала этому. Известно, что часто лишь невзгоды заставляют людей думать (основные произведения Мора, Кампанеллы, Морозова, Ленина, Маркса, Макиавелли написаны не в роскошных апартаментах, но в тюрьмах, ссылках, в изгнании), а комфортное положение советских граждан не располагало их к мыслительным процессам.

С.Г. Кара-Мурза говорит о “голоде на образы”. Возможно, это одна из причин. Нельзя не упомянуть и об огромной просветительской работе, которую вела власть Советов на начальных этапах своего существования — и о совершенно наплевательском отношении к ней в годы “застоя”, то есть тогда, когда явных угроз и опасностей, сплачивающих общество, не существовало и такая работа была особенно важна. Вспомните фильм “Чапаев”. Там белый генерал, отправляя полковника, своего подчиненного, уничтожать чапаевский штаб, произносит полагающиеся высокопарные слова, а потом добавляет: “Вам, вероятно, известно, что союзное командование обещало за голову Чапаева 50 тысяч?”. Полковник сразу отвечает: “Союзное командование, Ваше превосходительство, могло бы дать и побольше. Ведь позади Гурьев, а в Гурьеве – нефть”. Вот так, ненавязчиво и умно, разъясняли населению действие тех сил, которые движут миром. А чему учили застойные фильмы? Тому, что “сейчас к людЯм надо помягше, а на вопросы смотреть поширше”? Тоже, кстати, важная информация, но совершенно другого, не просветительского, а манипуляционного рода.

Короче говоря, вместо коллективистов вырастила Советская власть индивидуалистов и под их напором рухнула. Ведь разрушение Союза шло именно под индивидуалистическими лозунгами. Требование приватизации — каждый хотел отхватить кусок; борьба с уравниловкой — действие типичного индивидуалиста, который не желает делиться с обществом результатами своего труда. И неважно, была уравниловка в подлинной реальности или нет, важно то, что как идеологический штамп она активно и эффективно использовалась в борьбе против СССР. Уменьшение рождаемости при высоком уровне благосостояния — желание жить в свое удовольствие — типичнейшее проявление индивидуализма.

Результаты

То, что при разрушении СССР элита руководствовалась индивидуалистическими мотивами, известно всем. Но то, что этими же мотивами руководствовалась подавляющая масса населения, наши аналитики — из тех, что публикуются в открытой печати, — признавать не хотят. Оно понятно: вражеским аналитикам нет смысла раскрывать свои карты, а патриотическим — слишком больно расставаться со столь любимыми химерами — потому что, осознав, что средний россиянин не коллективист (а именно на этом они строят все свои прогнозы), а индивидуалист, они расстаются и с надеждой, и с пониманием мира.

А после гибели СССР начал действовать лозунг “Спасайся, кто может”. Этот лозунг попал на благодатную почву — в умы глупых индивидуалистов, и индивидуализм перерос в сверхиндивидуализм. Это очень опасно, потому что если коллективизм и индивидуализм — это всего лишь поведенческие модели, каждая со своими достоинствами и недостатками, то от сверхиндивидуализма ни люди, ни общество сами собой не вылечатся. То есть сверхиндивидуализм — это гипертрофированный индивидуализм, который без внешних воздействий ни во что иное трансформироваться не может.

Проявления этой болезни более, чем наглядны

Когда олигархи ограбили народ и государство в ходе приватизации, это, разумеется, вызвало возмущение. Но возмущение проявлялось только на словах и никогда на деле. По крайней мере, сколько-нибудь серьезных попыток разобраться в том, что происходило, и исправить положение никто не предпринимал. Почему? Ограблены же были все! А потому что эти “все” понимали, что олигархам повезло, а им нет и что, окажись они в такой же ситуации, то поступили бы так же, как и олигархи, а то и хуже. С таким настроем винтовку не возьмешь, на баррикады не пойдешь. С таким настроем можно только завидовать удачливым, а не бороться за свои права. У этих людей одинаковые мысли, одинаковые души — и у нищего инженера, и у сверхбогатого олигарха. Они одной крови. А как поднять руку на единомышленника?

Поэтому и не происходит того давно уже прогнозируемого взрыва негодования против людей, захвативших общенародную собственность. Современный россиянин, а если конкретнее, современный русский, не отождествляет себя с народом! Такие понятия, как “семья”, “родственники”, “сослуживцы”, “соседи”, вполне могут быть наполнены для него каким-то смыслом, но слово “соотечественники” для него — пустой звук.

Интересное подтверждение этого было опубликовано в газете “Криминальная хроника” летом 2004 года. Большая статья об “этнической дедовщине” — о том, как в воинской части, расквартированной в ставропольском крае, дагестанские солдаты заставляли русских солдат выполнять в казарме грязную работу, наказывали за нарушение придуманных ими “понятий” — когда физически, когда материально — и всячески унижали их. Местные солдатские матери оказались умными женщинами: прежде чем подавать в суд на командование части, они решили сами разобраться в ситуации. Картина получилась для русских крайне оскорбительная. Дагестанцев в ротах было не больше 20-30%, а в одной — всего двое; но все они стояли друг за друга. Нередки были ситуации, когда двое-трое дагестанцев “наказывали” одного русского, а еще 15 русских смиренно ждали очереди на экзекуцию. Почему? Ведь русские не трусы, это и чеченская война подтвердила! И ведь есть еще в станицах старики, которые помнят, как десятеро русских одними кулаками разгоняли толпу из 30 вооруженных ножами чеченцев! А дело в сверхиндивидуализме. Когда против современного русского — один на один — стоит противник (тот же дагестанец, чеченец; об американцах даже думать не хочется), то этот противник знает, что за ним — его народ, несколько миллионов человек. А русский в этот момент думает, что он — один против всей враждебной Вселенной и никто не придет ему на помощь, и униженно покориться в такой ситуации будет не трусостью, а благоразумием.

А когда-то и русский знал, что если за одним чеченцем стоит 0,6 миллиона чеченцев, то за ним — 130 миллионов русских. Знал это и чеченец, и все сразу понимали, кто кого должен слушаться. Зоя Космодемьянская могла сказать, что нас, советских людей, 180 миллионов, и всех фашисты не перевешают. Сейчас это утверждение является некорректным. Сверхиндивидуалист — один, всегда один. Он не может рассчитывать на других, не может соединиться с ними ради общего дела, не верит в то, что самоотверженность бывает полезной, что для спасения своей чести, достоинства, своей жизни бывает необходимо поступиться своими интересами. Сверхиндивидуализм — ужаснейшая болезнь нашего народа. Не вылечимся — вымрем.

Итак, мы установили, что современные россияне вообще, русские в частности, никакими коллективистами не являются. Они в массе своей индивидуалисты, многие патологические и коллективистские лозунги для них непригодны. Теперь остается только ответить на вопрос: кто первым пришел к подобному выводу (возможно, сформулировав его другими словами или даже на другом языке)? Хочется, конечно, ошибиться, но, по-моему, этот вывод если не первыми, то одними из первых сделали американцы, причем очень много лет назад, по крайней мере, не позже конца 1995 — начала 1996 года.

Тогда была поставлена задача: сделать так, чтобы Ельцин, наименее проходной из всех кандидатов (исключая, пожалуй, Мартина Люциановича Шаккума — но тут, пожалуй, гражданина подвели имя, отчество и фамилия, а так бы он вполне мог рассчитывать на весьма неплохой процент голосов: у него и программа была толковая, и агитация неплохая), победил или хотя бы получил такой рейтинг, благодаря которому подтасовка голосов прошла бы достаточно гладко — в плане доверия к ней общества. Татьяна Дьяченко вызвала команду американских политтехнологов и поселила их в “Президент-отеле”. Американцы быстро сориентировались в обстановке. Они, сработав на стадном инстинкте, запустили в массы идею о безальтернативности Ельцина, но для подкрепления этой идеи запустили лозунг: “Голосуй или проиграешь!” Этот лозунг и теперь, 8 лет спустя, российские политтехнологи считают образцовым. Пусть он звучит коряво, глуповато и несколько не по-русски — но раз он обеспечил победу, значит, это умный лозунг. Об одном не говорят: это индивидуалистический лозунг, это лозунг не инженера, не ученого, не крестьянина, не рабочего, не военного — это лозунг игрока в казино. И его ошеломляющий успех говорит о том, что очень значительное число россиян, независимо от профессии и социального статуса, осознают себя игроками в казино, где каждый за себя, а не представитель людей, делающих общее дело. Американские политтехнологи сыграли тогда на индивидуалистическом, точнее, сверхиндивидуалистическом отношении людей к обществу. Хочется, конечно, отрицать эффективность этого подхода, да нельзя. Они все-таки победили.

Что делать?

Именно так: что делать? Потому что попытка ответить на вопрос “Кто виноват?” потребует слишком много времени и сил и, главное, приведет к очередному размежеванию, что только на руку нашим врагам. Тут можно процитировать Паршева: “Думаю, детали будут установлены — потом, в ходе показательных процессов. Потому что иначе всем хана — и левым, и правым”. Так что имеет смысл подождать показательных процессов, а пока задуматься над тем, что делать дальше. Ответ достаточно прост: во всей агитации и пропаганде говорить не об ограблении НАРОДА, а об ограблении отдельного человека. Причем именно об “ограблении”, а не “обмане”. Термин “обманутые вкладчики” имел и имеет огромное значение в информационной войне против нас. Мы обязательно рассмотрим этот вопрос, но не здесь.

Многие задают риторический вопрос: откуда же это у некоего олигарха (многие и фамилию Абрамович не помнят) денег на 3 (три) яхты по 120 млн. долларов? У пропагандиста должен быть готов ответ: он украл их У ТЕБЯ, ВЫТАЩИЛ ИЗ ТВОЕГО КАРМАНА! На народ всем современным россиянам вообще, русским в частности, наплевать, но о своем кармане они заботятся крепко. Надо помнить утверждение Макиавелли: человек охотнее простит смерть отца, чем потерю имущества. Надо осознать: с индивидуалистом — по-индивидуалистически. И не запутывать агитируемого россказнями о “всенародной собственности”. Поумнеет — поймет сам. Ну и так далее.

Правда, есть люди такого типа, которых данная агитация не пробьет. Это люди, рассматривающие жизнь как игру в казино. Им чужда идея какой-либо справедливости, а следовательно, и борьбы за справедливость. Они считают, что успех может улыбнуться им в любую минуту, а то, что этого не произошло до сих пор, — досадная случайность. Они — типичнейшие жертвы демократической пропаганды; они — люди, больные сверхиндивидуализмом. Рациональные доводы в дискуссии с ними бесполезны, можно только давить на эмоции.

Никогда не забывать, что проблемы общественные, проблемы глобальные среднего человека не то что не волнуют — волнуют, может быть, но он НЕ СПОСОБЕН ИХ ВОСПРИНИМАТЬ! Воспринимать адекватно, во всей их остроте и значимости, а не на уровне футбольного матча.

Агитатор должен говорить не для мифического героического народа, а для того, который имеется, то есть для индивидуалистов. Тогда, возможно, и они одумаются и увидят, что вокруг есть люди, интересы которых сходны с их интересами. Тогда и коллективизм возродится. А что делать? Иначе — вымрем.

Надо обращаться именно к конкретному человеку, то есть в листовках, плакатах имеет смысл чаще употреблять местоимение “ты” вместо “вы”. Кстати, обратите внимание на то, как действуют рекламщики: они словом “вы” практически не пользуются. Обычно: “ТЫ покупай”, “ТЫ вкладывай”, “ТЫ делай”... Они обращаются именно к конкретному человеку, а не к какому-либо сообществу. Неспроста это. Как было сказано в передаче “Куклы”, кажется, 9.12.1995: “Ты зря не веришь людям, парень! Эти ублюдки знают, что говорят!” Так что надо прислушиваться.

Надо знать, в каком обществе мы живем. Я набросал некоторые контуры этого общества, а также немного сказал о том, что знают о нем наши враги. Знать надо. И действовать сообразно с этим. Лишь тогда мы с радостью увидим, как из множества мелких неудач вырастает одна большая Победа.


0.17709803581238