24/04
18/04
13/04
11/04
08/04
07/04
06/04
04/04
01/04
29/03
27/03
26/03
22/03
19/03
16/03
15/03
13/03
12/03
09/03
08/03
08/03
28/02
23/02
22/02
17/02
Архив материалов
 
Постскриптум к черной пятнице
Целая серия ошеломляющих по своей дерзости и жестокости террористических актов буквально потрясла Россию. За десять дней в России от рук террористов погибли 434 человека. 89 человек погибли во взорванных самолётах. 10 — во взрыве у метро Рижская, а через три дня в ходе трагичного штурма школы в Беслане погибли 340 человек, из которых половина дети.

О чём это говорит? Об огромных провалах в работе российских спецслужб.

Ни один из террористических актов так и не был предотвращён. Ни по одному не было ни предупреждения, ни опережающей информации. На протяжении целой недели между первым ударом террористов и скоординированной атакой на Москву и Беслан ФСБ, устами своей пресс-службы, что невнятно лепетала о возможностях технических неполадок на борту взорванных самолётов, и полностью проморгала подготовку ещё двух терактов.

Одной из главных причин провалов является то, что российские спецслужбы являются слепком сегодняшнего российского общества, насквозь изгрызанного коррупцией, кумовством, круговой порукой. ФСБ громоздка, малоуправляема, робка и дико конъюнктурна. В нынешнем «кастовом» российском обществе из-под контроля ФСБ выпала целая каста «неприкасаемых» — чиновники, бизнесмены, банкиры. Их окружение, их друзья и близкие, их деловые и половые партнёры, их садовники и псари.

Они защищены от контроля частными чопами, которые укомплектованы бывшими офицерами спецслужб. Защищены законами, которые охраняют их коммерческие тайны. Защищены адвокатами, наторевшими на развале дел. Защищены покровителями в погонах и без. Любая попытка тронуть их, приподнять колпак, под которым они укрыты, вызывает немедленную реакцию отпора на всех уровнях — от СМИ до кремлёвских коридоров. Преследовать можно только тех, на кого эта власть сама укажет.

В этом сумраке и прячется та агентурно — диверсионная сеть, которая вот уже десятый год ведёт войну против России. Чьё существование так упорно игнорирует ФСБ, сваливая всё на действия террористов-одиночек.

Не слишком ли много этих «одиночек» и не слишком ли они между собой связаны?

Особый разговор о коррупции. Именно эта раковая опухоль страны является идеальной средой для деятельности террористов. Практически в любой структуре, на любом уровне сегодня можно найти мерзавцев, которые за деньги готовы обслуживать кого угодно.

Продажные гаишники пропускают без всякого досмотра колонны террористов, продажные паспортисты выдают им документы, продажные участковые помогают им подобрать жильё и «крышуют» их от всех проверок. Продажные армейцы обеспечивают оружием, боеприпасами, взрывчаткой. Продажные офицеры ФСБ «сливают» информацию о планах контрразведчиков и предупреждают о любой опасности. Продажные патрульные за деньги готовы выпустить террористов из любого окружения, из любого мешка.

Но много ли мы видели за эти годы разоблачённых мерзавцев? В лучшем случае в камерах задержанных телевизионщикам демонстрируют всякую мелкую сошку, заметённую при очередной кампании борьбы с коррупцией, которая никогда не бывает долгой. А уж сколько из задержанных будут доведено до приговора — вопрос вообще открытый. Продажные судьи очень неохотно дают сроки таким подсудимым.

Неужели Путину до сих пор не ясно, что его «силовики» — это не опора государства, а третьесортные чиновники, погрязшие в интригах, коррупции и давно забывшие о долге и присяге.

За примерами далеко ходить не надо. Так как минимум двое из убитых террористов, участвовавших в захвате школы в Беслане, были арестованы несколько лет назад и в настоящее время должны были отбывать сроки за терроризм. Так, Ханпаши Кулаев в 2002 году участвовал в нападении на комендатуру Ведено, получил ранение и был взят в плен. Но меньше чем через год был без всякого суда отпущен. Еще более загадочная история с Майрбеком Шайбекхановым. Осенью прошлого года его арестовали спецслужбы Ингушетии вместе с другим боевиком, Рустамом Ганиевым. Ганиева сейчас судят за организацию серии терактов с участием шахидок, а Шайбекханов был отпущен и стал одним из палачей Беслана. При этом представители спецслужб дают самые невнятные комметарии.

Жители села Энгеной, откуда родом Кулаев и Шайбекханов, были тоже весьма удивлены. «А как они оказались в Беслане, они же сидят?» — спросили они. На самом же деле оба этих боевика были, скорее всего, выпущены по «серой схеме». Когда задержанных и даже уже осужденных судом боевиков спецслужбы негласно обменивают на захваченных в Чечне и Ингушетии заложников военнослужащих и офицеров спецслужб.

Сколько лет процветает эта безнравственная «торговля» — можно только гадать. Как можно гадать, сколько из отпетых мерзавцев и «отморозков» получили в результате таких «обменов» свободу…

Отдельно о политических причинах, приведших к этой вспышке террора.

Одна из главных причин — грубые ошибки высшего политического руководства при проведении контртеррористической операции на Северном Кавказе.

Совсем недавно я вернулся оттуда.

Общее впечатление командиров частей, расквартированных здесь, — ситуация в Чечне полностью вышла из-под нашего контроля. Фактически Чечня вернулась в 1994 год, но с ненавистью и навыками 2004-го.

Передав всю власть на всех уровнях чеченцам, Центр утратил всякую возможность контроля за тем, что происходит в республике.

Конечно, Кремль устраивала ситуация, когда номинально в республике существовали все институты российской государственности. Это позволяло блокировать претензии Запада, обвиняющего российское руководство в нарушении прав человека. Но при этом Центр предпочёл не замечать, что ни один из них реально не работает и «пророссийским» не является ни в малейшей степени. Всё это только ширмы, за которыми всё та же традиционная Чечня с её тейпами, криминалом и ненавистью к «оккупантам».

Армейцы вообще выведены из городов и посёлков и не имеют права в них действовать. Любые акции в них только с ведома и при участии местного МВД. Отсюда «эффективность».

По всей Чечне вновь создана сеть опорных баз боевиков. Очень многие из них развёрнуты под крышей местного МВД и комендатур, которые уже давно укомплектованы чеченцами.

Отношение к местному русскоязычному населению такое же враждебное, как и раньше. Местные русские, кто остался, говорят в один голос, что они опять никто. Парии. До них вообще никому нет дела. Россия о них забыла, а местная власть — не замечает.

Вновь работает торговля заложниками. Только по линии МО сейчас в заложниках находятся около 150 человек.

Фактически Чечня сегодня имеет «двойное» управление. В каждом тейпе есть люди, которые работают в официальных органах, — МВД, правительстве и одновременно, есть те, кто находится рядом с Басаевым и Масхадовым. Соответственно никто друг с другом не воюет. Возможны только войны между тейпами.

В сложившейся обстановке Чечня вновь стала весьма притягательна для «отморзков» из международных террористических центров. И они опять потоком пошли в Чечню. Но главное — полностью восстановились все связи с этими структурами. И прежде всего через Англию, где сейчас развёрнут один из основных центров управления боевиков. Именно в Англии сегодня открыто действуют больше ста фундаменталистских и радикалистских мусульманских центров и организаций. Фактически сегодня в Лондоне сложился мусульманский радикалистский «интернационал», который единым фронтом выступает против России. И несмотря на то, что «друг Тони Блэр» регулярно объясняется в любви к России и даже соболезнует нашим жертвам, именно при нём здесь получил политическое убежище один из лидеров боевиков Ахмед Закаев, ставший сегодня фактически официальным представителем чеченских террористов.

Наши разведчики говорят, что сейчас руководство чеченских боевиков ориентируется уже не столько на Саудовскую Аравию и Аравию, которые раньше активно поддерживали чечнцев, сколько на Англию, откуда теперь идёт основной поток денег и информационно-идеологической поддержки.

Поэтому, в отличие от прошлой войны, когда Чечня сама была центром всех событий и подчёркивала свою независимость, теперь боевики называют себя «частью» всеобщей борьбы и уже не дистанцируются, а наоборот — активно называют себя «подразделениями» и «бригадами» всяких международных «Абу Аль» и «Аль Кайды» и проч...

Мы же в это время, продолжая заигрывать с «правительством» Чечни, допустили целый ряд грубейших ошибок.

Во-первых, было в полном объеме восстановлена система транспортных и пассажирских коммуникаций с Чечнёй, что позволяет боевикам совершенно свободно перемещаться по России и готовить любые акции.

Во-вторых, И ФСБ и МВД практически прекратили работу с чеченской диаспорой. И с неё были сняты все ограничения.

В итоге за полтора два года боевики смогли создать в Москве и ещё целом ряде городов мощное террористическое подполье, наличие которого ФСБ упорно не желает признавать.

Ещё после «Норд-Оста», по словам самих контрразведчиков, неожиданно пришло распоряжение свернуть оперативно-розыскную работу и ограничиться отработкой связей по Чечне с лидерами боевиков, чтобы побыстрее доложить о результатах. В итоге так и не выявленными остались лица проводившие разведку и определявшие объект для атаки. Не выявленной осталась база, на которой готовились к теракту боевики. Не выявили транспортную сеть, по которой были завезены взрывчатка и оружие. До сих пор не выявлена и не уничтожена школа (а теперь, наверное, уже школы) подготовки смертниц.

Проблема Путина в том, что, стремясь получить «тихую» Чечню и успокоить общественное мнение Запада, он, вопреки объективной обстановке, в 2001-2002 годах свернул военно-полицейскую операцию и начал усиленно «выращивать» местную власть. Чечня действительно «затихла», но только для того, чтобы готовиться к акциям масштаба «Норд-Ост», Беслан...

К огромному сожалению, сегодня есть все основания предполагать, что акция эта не последняя.

За два года от рук террористов на территории России уже погибли людей больше, чем за то же время в Израиле, который буквально погружён в невидящую его среду. А Патрушев, с постоянно поджатыми губами, похожий на мучающуюся запором утку, что-то вещает про «успехи в оперативной работе». Против кого, хочется спросить?

Не слишком ли долго ФСБ ловит одноногого Басаева? Не слишком ли затянулась охота на Масхадова?

А может быть, слишком долго засиделся в директорском кресле Патрушев?

Чего добивались боевики?

Сегодня ясно, что существовало как минимум два плана.

Первый. Через посредничество Дзасохова и Аушева втянуть в переговоры с Кремлём Масхадова, который и должен бы впервые озвучить реальные условия боевиков. И Закаев и американцы (в первый день трагедии) проговорились о ключевом условии переговоров. Это условие — «интернационализация» чеченского конфликта. Введение международных миротворцев на территорию Чечни. (Де-факто — начало операций НАТО на российской территории). Но это, так сказать, условие «хозяев». Тех, кто стоит за боевиками.

Кроме того, Масхадов собирался потребовать отмены результатов выборов (к чему уже подготовили почву американцы и англичане) и перевыборов с привлечением «всех слоёв ичкерийского общества» — иначе говоря, боевиков. То есть легитимизации басаево-масхадовского «андеграунда».

И в этой связи весьма двусмысленной выглядит роль бывшего президента Ингушетии Аушева. Ещё во время прошлой войны он показал себя как неутомимый посредник и адвокат боевиков, регулярно озвучивавший их планы и предложения. Боевики не пустили в школу даже доктора Рошаля, которого сами же пригласили быть посредником, но безропотно и без всяких условий приняли и выпустили Аушева, тут же отпустив с ним несколько заложников.

Я вполне допускаю, что сам Аушев по-человечески сострадал заложникам, и поэтому уговорил боевиков отпустить самых маленьких. Но меня никто не сможет убедить в том, что эти «отморозки» и мерзавцы подчинились бы кому-нибудь, кроме тех, кто изначально был определён как «координатор» операции. Команду выпустить часть заложников могли отдать только два человека — Масхадов или Басаев, но это значит, что вмешательство Аушева было спланировано заранее…

Второй план. Если Кремль уклониться от условий Масхадова, то при первом же подходящем поводе планировалось обвинить российскую сторону в попытке силового захвата школы и немедленно уничтожить всех заложников. После чего, с подачи США и ОБСЕ, должна была начаться кампания против Путина, которого обвинили бы в пренебрежении жизнями сотен детей (о чём уже заявили министр иностранных дел Нидерландов и премьер-министр Франции Жан-Пьер Раффарен).

Западные СМИ должны были активно раздувать миф о том, что Путин не способен управлять страной. Что Россия должна уйти с Кавказа и уступить там место неким «миротворческим» силам НАТО во главе с США. Итогом этой кампании должен был стать ультиматум российскому руководству с требованием установления международного контроля за ядерными объектами на территории России.

К сожалению, оба этих сценария по-прежнему предельно актуальны. И если Путин не сформирует реальную систему контрмер, то очередной теракт по своим масштабам может затмить даже бесланскую гекатомбу.

0.04458212852478