29/03
27/03
26/03
22/03
19/03
16/03
15/03
13/03
12/03
09/03
08/03
08/03
28/02
23/02
22/02
17/02
15/02
13/02
11/02
08/02
07/02
04/02
02/02
31/01
29/01
Архив материалов
 
В чем суть капитализма?
Как говорилось в предыдущей статье, мы попытаемся пойти путем логики и встать на точку зрения руководства СССР конца 20-х годов ХХ века. Что мы имеем? Разрушенную войной страну, которая и до войны была недопустимо отсталой в военном и промышленном плане. Катастрофы Японской и Первой Мировой показали вполне наглядно ближайшее будущее страны – сокрушительное военное поражение и раздел страны на сферы влияния. Появилось и заявило о себе оружие принципиально нового поколения, создать которое (речь идет о вооружении армии, а не об опытных образцах) Царская Россия оказалась неспособна в принципе, как не способна в принципе она была решить целый комплекс вопросов, без решения которых прямая колонизация России была вопросом весьма близкого времени. Почему «в принципе», это мы вскоре увидим.

Первое, что они стали бы анализировать  — что есть что в современных экономических системах и каким образом они работают. Пока, с точки зрения простого здравого смысла, подход, который очень успешно себя зарекомендовал. Кстати, это первая ступень серьезного системного анализа, без которого он теряет смысл. На тот момент самым «продвинутым» в военном и экономическом отношении был капитализм западного образца. Он позволял построить мощную промышленность, оружие и современную армию. Казалось бы, что еще надо? Смотри, как делают люди, добившиеся успеха, и делай как они? В реальности все не так просто – во-первых, «успешные люди» уйдут далеко вперед, если пытаться их догнать по той же дороге. Во вторых, они тебе этого могут запросто не дать – зачем им конкурент, а в третьих, далеко не факт что этот путь получится – все-таки таким путем пошло меньшинство населения Земли и это, видимо, неспроста.

Итак, что мы имеем, в общих чертах рассматривая капитализм? Какая главная цель классического капиталиста? Рациональное хозяйствование? Ни в коем случае. Его главная цель – получение максимальной прибыли. А это очень разные вещи, не правда ли? Каким образом можно получить максимальную прибыль? Первое, самое просто и эффективное — монопольным путем, когда с клиента сдирают по максимуму. Почему-то мало кто вспоминает, что первые крупные финансовые и промышленные компании вышли из торговых цеховых монополий позднего средневековья, которые получали «исключительное право» на торговлю с колониями. Прибыли зашкаливали не то что мыслимые, а сказочные величины. Каким образом первые монополисты получили это право? Правильно, путем коррупции и прочих преступлений. Каким образом действуют современные суперкорпорации? Тем же самым, проверенным веками.

Это та вещь, которую знают даже дети на Западе, но которая непонятна нашим либеральным «титанам мысли» — крупный капитал получается в первую очередь от сверхприбылей на монопольную торговлю, которая вытекает из контроля торговых путей, которая, в свою очередь обеспечивается военной силой.

Именно по этому пути пошла европейская цивилизация, и именно он принес ей успех. Мы начали разговор с эффективности использования общественных ресурсов. Где она здесь? Нигде.

Выделю эту мысль еще раз: «Капитализм выигрывает не благодаря конкуренции, а благодаря подавлению конкурента. Именно здесь он силен».

Разговор начинался с Советской России, была ли у нее возможность пойти таким путем? Нет, причем «нет» по многим причинам, одна из важнейших заключается в том, что это противно русскому национальному характеру, «цивилизационной матрице». Поэтому СССР нашел свой, другой и более эффективный путь, который даже после его поражения вызывает дикую иррациональную злобу противников. Хотя бы потому, что СССР показал – этот путь возможен и реален.

С данным вопросом всё в общих чертах понятно, пойдем дальше. Одна из краеугольных легенд о капитализме, которую понесла в массы восторженная интеллигенция, заключается в том, что «при капитализме люди РАБОТАЮТ» и поэтому у них ВСЁ ЕСТЬ. Обсуждать это лживый бред можно долго, но стоит ли? Факты, просто вопиющие свидетельствуют об обратном. Простые вопросы «как могли бездельники построить экономику в 30-е и прочие годы, и как могла «серость выиграть Войну и выйти в Космос» приводит к совершенно тем же результатом, как и вопросы о так называемых «массовых репрессиях» — нечленораздельному блеянию или бессильной ругани оппонента. Если конечно это оппонент, а не заинтересованный в сохранении и преумножении этой лжи враг, тот будет пытаться дешево манипулировать, но это не страшно.

Но не будем отвлекаться от темы. Понятное дело, что для того, чтобы хорошо работать, надо быть в этом сильно заинтересованным по какой-то очень серьёзной причине. Вроде бы банальная истина. Кто кровно заинтересован в хорошей, даже лучшей работе при капитализме? Наемный работник? Ни в коей мере. С него как раз полагается драть три шкуры «эффективным менеджерам». От капитализма как такового наемный работник, по крайней мере, ничего не приобретает. Заинтересован ли управляющий? Нет, но об этом чуть позже. И вот он тот, на которого молилась все идеологи «перестройки» — ХО-ЗЯ-ИН. Именно так, сплошные заглавные буквы, это что-то вроде Верховного Мага.

Однако хозяева бывают разные. Крестьянин (фермер), ремесленник (всё равно, краснодеревщик он, или программист) выигрывают ли они глобально от капитализма? Тоже нет. Мелкому хозяину, такому как крестьянин или ремесленник, глубоко плевать, какой строй в государстве, лишь бы в приемлемой степени соблюдался закон, который не давал бы его притеснять сильным. Выигрывают ли военный, церковный деятель? В общем-то, тоже нет. Например, при феодализме они были элитой, а здесь?

Путем последовательных рассуждений мы придем к выводу, что единственный, кто выигрывает – мелкий и средний предприниматель, использующий наемный труд, то есть такой хозяин, который сам непосредственно организовывает и контролирует бизнес, в котором занято нескольких сотен работников, не больше. Крупный предприниматель уже сам всё контролировать не может и должен нанять управляющих, которые в бизнесе непосредственно не заинтересованы, а заинтересованы в других вещах – зарплате, стабильности и тому подобное.

Далекие от жизни советские интеллигенты полагают, что управляющие и приказчики, по-западному — «менеджеры», ложатся спать и встают с мыслью о благе фирмы и процветании хозяйского дела. Наши высокоинтеллектуальные фантазеры обосновывали это тем, что чем лучше дела у фирмы, тем лучше дела у работников и тем стабильнее их работа. Это, кстати, далеко не факт, и прямой связи между этими вещами нет. Обеспечить стабильность предпочитают не неусыпной заботой о благе фирмы, а хорошим резюме. Сгорит деревня – он в другую переедет, стабильность и процветание хозяйского дела – не тождественные понятия, и тому есть много причин. Например, совершенно обыденный случай: хозяева процветающих предприятий увольняют сотрудников, которые стояли у истоков дела, поскольку новым можно меньше платить, и они ведут себя скромнее.
Главная задача наемного менеджера не рваться в выси и дали, а избежать наказаний и недовольства начальника. Так что он будет делать? Правильно, страховаться, то есть искать оправдания на все случаи жизни и налаживать отношения с начальством, интересы Дела здесь «постольку – поскольку».

Капитализм, по идее, не должен производить из себя лучших управляющих, которые резко выделяют его из других обществ. Кстати, большую часть своего времени мелкие и средние предприниматели тратят не на производительный труд, а на поиск заказов и непроизводительные затраты. То есть, это явно не образец для подражания. А кто может гарантировать стабильный заказ? Вариантов два: крупная корпорация или государство. Причем государство стабильнее и надежнее, его интересы постоянны и предсказуемы. Надеюсь, все слышали, как на Западе насмерть бьются за государственный или корпоративный заказ, причем государственный всегда стоит на первом месте.

Вот еще важный момент. Где во всей этой истории свободный рынок? Нигде. Это сказка для дураков.

Есть и еще один, немассовый, но очень заинтересованный в западно-капиталистической модели субъект: крупный финансовый капитал и монополии, точнее, их хозяева. И точно так же, здесь и в помине нет «свободного рынка и честной конкуренции».

Сделаем допущение, что под присмотром «эффективного собственника» его предприятие работает производительнее, чем плановое, но при этом совокупные затраты на поиск заказов, оберегание секретов и борьбу с конкурентами многократно превзойдут выигрыш, полученный от выжимания соков из работников и копеечных улучшений производства. Совокупность же таких предприятий в плановой стране всегда будет эффективнее неорганизованных даже при прочих неравных условиях.

Надеюсь, разница в хозяйстве СССР и россиянии видна невооруженным глазом? Социализм в СССР был спланирован как скоординированная система, а система эффективнее всегда, так же как армия, организованная из посредственных бойцов всегда будет громить супервоинов, каждый из которых сам по себе. Хрестоматийный пример: один араб всегда побеждал французского кавалериста, десять французов иногда отбивались от 10 арабов, пятьдесят французов иногда побеждали 50 арабов, а 100 французов всегда побеждали сотню арабов. Какой из всего этого вывод? Если хочешь добиться эффективности и рациональности, идти путем западного капитализма нельзя ни в коем случае.

А как же быть с другим идолом идеологов «свободного рынка» — «конкур-р-ренцией»? Ведь на гарантированных заказах народ скоро обнаглеет от гарантий и начнет работать, спустя рукава. Да очень просто. Например, можно создать три-четыре государственных КБ и устрой конкуренцию между ними. Как, кстати, с блестящим результатом сделал Сталин. Что еще очень важно – вести жесткий контроль качества и соблюдать условие личной ответственности.

А как быть с конкуренцией при капитализме? Очень просто — она будет на ранних этапах на невысоком уровне, а потом ее вытеснят монстры и она останется только там, куда корпорациям соваться лень.

Так для какой цели нужно «строить капитализм»? Только для эффективности работы средних предприятий в некоторых случаях? Не слишком ли это расточительно для общества в целом?
Казалось бы, населению капиталистических государств капитализм лично ничего не даёт, и бороться за такое государство они не будут. Логично? Однако мы видим в реальности нечто другое – упомянутые социальные группы яростно поддерживают свой государственный строй в странах «Золотого Миллиарда» и соучаствуют в международных преступлениях своих правительств, таких как «установление демократии» в районах, богатых природными ресурсами или контроля над торговыми путями. В каком случае это происходит? Только в одном – если они участвуют в молчаливом дележе награбленного у других народов. Просто им тоже кое-что перепадает. После ряда революций современная аристократия поняла, что часто делиться с народом – дешевле выйдет. Когда приток средств прекращается или исходно отсутствует, то «незаинтересованные» после того как дойдут до градуса кипения, устраивают бузу, что мы регулярно наблюдаем в «третьем мире», где правящая верхушка поделиться с народом не в состоянии. Всё забирают злые дяди из-за океана, тут самим бы хватило. Просто в логике было учтено не все. На этом например, прокололся Ленин в Первую Мировую. Он смотрел на западный капитализм также, как и Маркс  — как на производительный капитализм в первую очередь, а западный капитализм в первую очередь – грабительский, высасывающий все соки из других народов.

Теперь рассмотрим вопрос об эффективности неупорядоченного хозяйства, а при классическом капитализме подразумевается именно такой способ решения проблем – все решает «эффективный собственник» и никто ему не указ, потому что частную собственность ограничить нельзя. Почему? Потому что она священна? А почему священна? Потому что это самый лучший? А на основании чего делается столь сильное утверждение. Вот на это никто из сторонников «свободного рынка» не может дать ответа, кроме нечленораздельного блеяния. Они пытались ссылаться на историю, но в истории был СССР, опыт которого вдребезги разбивает это вранье. Это одна из серьезнейших причин для либералов люто ненавидеть «эту страну» и пытаться оболгать любыми способами.

Проиллюстрируем это на простом примере. Вот на углу стоит ларек, торгует водкой или, там, хлебом. Стоят рядом еще 5 ларьков и тоже торгуют водкой и консервами по тем же самым ценам. Говорят конкуренция? Ну-ну.
Не замечали ли наши высокоумные либералы, что цены по всему рынку практически одинаковы и никакой ценовой войны между собой устоявшийся рынок не ведет? В рамках классической экономической теории это не имело решения, пока не появилась теория игр «ученые-экономисты» этого в упор не хотели замечать, заявляя, что ... это рынок неправильный, хотя все это знали все торговцы со времен финикийских купцов. Доморощенные псевдоученые шаманы, называемые «экономистами» продолжают повторять это до сих пор.

Капиталисты будут стремиться удешевить производство, изо всех сил развивать новые технологии, есть намного более простые способы захвата рынка, например, сила. Любой западный, да и любой другой бизнесмен вам скажет, «рынок поделен». То есть, как это поделен? Если рынок действительно свободный, то предприниматель что хочет, то и делает, в рамках закона, естественно, и никто ему не указ. А вот если указ, то рынок этот не свободный, а какой-то иной и «поделен» носит явно выраженный силовой оттенок. Где здесь «свободное общество» и «свободная конкуренция»? Ими здесь и не пахнет. Зачем бить самому, если главная задача – не давать бить противнику?

Но главное даже не в этом. Пять ларьков работают там, где достаточно одного, причем дело даже не в очередях, просто в первую очередь будут заполняться самые прибыльные ниши, вроде торговли водкой и пять продавцов, пять хозяев и определенное количество снабженцев будут работать там, где достаточно одного. Все в результате будут работать на минимально возможной прибыли.

А два десятка ресторанчиков, в каждом из которых по пять посетителей это как? Хотите сказать, что это оптимальное распределение человеческих ресурсов?

Пойдем далее. Откуда берется капиталист? Ведь формально все примерно равны и если мы собираемся, например, «строить капитализм» то строить можно только там, где его нет, то есть и капиталистов тоже нет исходно. Правильно?

Основной вариант ответа идеологов капитализма – это очень хороший работник, который работал день и ночь, был талантливым от природы, а еще ему повезло. При условии отсутствия развитого капитализма исходно (как в СССР 20-х) все примерно одинаково бедны. Что может построить частник, он же нэпман, он же «эффективный собственник», из которого уже пару десятков лет пытаются сделать идола, который решит все проблемы? Ладно, пусть один (или группа людей) работают лучше, чем прочие и заработали честно предположим, в пять раз больше, чем окружающие. Куда они вложат свои деньги? Наш новоявленный капиталист вложит деньги туда, где они быстро вернутся, у него их мало.

В первую очередь это сфера услуг, где быстро «крутятся» «живые» деньги. Это и наблюдается в действительности — лабазы и трактиры растут как на дрожжах, а вот с производством существенно сложнее. Типичнейшая модель даже западного городка – ресторанчики, гостиницы, парикмахерские и все такое прочее.

И что интересно, очень мало производства. Что построит новоявленный капиталист в первую очередь? Завод? А откуда такие деньги?

Когда Ильф и Петров описывали реальности нэповского городка, где все частные учреждения состояли из парикмахерских и похоронных бюро, то они описывали типичнейшую реальность нэпа, на который так молятся сейчас либералы. Тупость, серость, застой. Так же можно описать небольшие города Европы и Северной Америки. Естественно, что подъем начался позже, когда с нэпом было покончено.

Обществу, которое готовится к назревающей войне, лабаз не так нужен, как тракторный или танковый завод, а лавок, их и в Индии навалом, да что толку?

Кроме того, «эффективный собственник» как был трактирщиком или лабазником, так трактирщиком или лабазником навсегда останется. Авиазавод, позарез необходимый государству и всему обществу он не откроет никогда. По определению. Если собрать две тысячи куркулистых кулаков в обозримом будущем, то они никогда не разродятся заводом по производству тракторов, не говоря уже о заводах Антонова или Микояна, подобно тому как девять беременных женщин никак не смогут родить одного выношенного ребенка за один месяц.

Очевидно, что для того, чтобы построить крупное предприятие, нужны большие деньги, а откуда они при становлении капитализма? Вариант, которым воспользовался Запад – грабеж слабых не подходит по понятным причинам. Остается кредит? От кого? Деньги может дать государство, верно, оно их, грубо говоря, печатает и может напечатать для себя, так сказать в долг, под материальные ценности которые только будут созданы. Что предлагают либералы в данном случае? Совершенно потрясающе – дать кредит некоему коммерческому банку, который, накинув себе процент, даст деньги собственнику по своему усмотрению. А с какой стати вообще нужен посредник? Только в одном случае, если государственные деньги надо присвоить.

На каком основании госбанк поверит какому-то неизвестному самозванному банку? Процент «кидалова» и провалов будет просто ошеломительный. На основании чего этот новоявленный банк, взявшийся непонятно откуда и не имеющий ни малейшего опыта, выделит колоссальные деньги непонятно кому под строительство завода? На основании «классового капиталистического чутья»? «Экономисты-монетаристы» говорят, что на Западе такого не происходит, потому что банки существуют сотни лет, и все жулики уже отсеялись. Потрясающее нахальство, у нас банков нет, а мы будем действовать так, как будто они есть! А что если этих сотен лет нет, и вас всех раскатают западные и японские танки через десяток лет? Так что там наши либералы, они патологические идиоты? Нет, оплачиваемые подонки, стоящие на страже интересов указанных групп. Самое лучшее лечение для таких – отправить их в затяжной прыжок с самолета и пусть действуют так, как будто у них есть парашют, подобно тому, как они советуют другим

В реальности будет происходить совершенно очевидная вещь – банкирами станут «свои люди», свои для тех, кто раздает кредиты, они будут обосновывать, что этих людей они знают и им доверяют. Что при этом будет происходить? Очевидно, что при формировании капитализма неизбежно формирование мафиозно-олигархических групп. Так что получается, что капиталистом становится не лучший, а тот у кого есть связи? Так это же мафия? Естественно, а вы чего ожидали? Вообще капиталист – это тот, у кого исходно есть фора, а вовсе не самый лучший, как пытаются внушить апологеты свободного рынка, они просто обыкновенные, хорошо оплачиваемые лжецы.

Капитализм – это мастерство побеждать в грязном и подлом бою, чем он подлее, тем лучше. Всё это, может быть, очень мило для людей определенного склада, но к оптимальному использованию ресурсов общества не имеет ни малейшего отношения.

Говорят, что капитализм – это лучшие технологии и непревзойдённые товары. В действительности всё это сильно не так. Побеждает лучший товар далеко не всегда, это видно на примере множества продуктов. На основании чего покупатель узнает, что данный товар лучше. Пробует товар? Но его опыт ограничен, а есть товар долгосрочный, например автомобиль и его отрицательные стороны скажутся далеко не сразу. Круг знакомых ограничен, и он воспользуется информацией из источников массовой информации, например, газет. А если газеты соврут, скроют информацию о лучшем товаре, а будут превозносить худший? В этом случае покупателя держит за горло тот, у кого больше денег на рекламу и тот, кто контролирует СМИ. То есть критерий отбора в системе совсем другой и этот критерий – не качество, а совсем другие вещи, созданные в массовом сознании их образы.
Более того, при ориентации на прибыль невыгодно производить сверхкачественные товары, например, «вечные» электрические лампочки. Капитализм неизбежно становится не просто тормозом — скалой на пути к сверхкачественным изделиям, которые способны принести «прорывные технологии», поскольку они для него невыгодны, из-за быстрой заполняемости ниши рынка. Хрестоматийный пример с американскими машинами, надежность которых была сознательно заметно снижена в 80-е годы.

При чем здесь «свободный рынок»?

Результат развития такой системы предсказать нетрудно, сильные будут становиться все сильнее, пока не дойдут до некоторого предела, за которым их интересы станут резко расходиться с интересами общества. Тут уже встанет вопрос «кто кого», вполне возможно, что и «они» повергнут общество.

Монополизм и появление монстрообразных преступных корпораций – закономерный итог развития капитализма, избежать которого нельзя. Результатом этого становится катастрофическое падение общей культуры, рождаемости, деградация науки и стагнация общественного прогресса с одновременным увеличением контроля правящей верхушки над обществом. Вполне можно говорить о катастрофической деградации человеческой личности.

Неизбежным будет и формирование такой новой олигархии – аристократии, живущих в совершенно другом мире и по своим законам, что Гитлер по сравнению с ними покажется невинным младенцем, а Иуда – образцом добродетели, у последнего по крайней мере хватило сил от стыда наложить на себя руки.

Расхожий штамп времён Перестройки, рождённый в Америке, что социализм – «общество распределения», идея штампа проста, как огурец и определила сознание «демократической интеллигенции» на многие годы вперед. И вот уже в полубредовом сознании истомленного курилками и портвейном бородатого мыслителя сама собой рождается картина: при социализме директивно производилась огромное количество совершенно ненужных вещей, которые столь же директивно распределялись. Особенно интересно слышать это от американцев, впрочем, никогда не замечающих бревна в собственном глазу и постоянно пропагандирующие «американский образ жизни», впрочем, имеющий мало общего с действительностью.

Более 60% населения США так или иначе заняты именно распределением и ничем более. Торговля (крупнейшая в мире розничная сеть), всевозможные дилеры, менеджеры, дистрибьюторы, гигантская транспортная сеть всё это обеспечивающая, реклама – телевидение, пресса и прочее, на что уходят колоссальные материальные ресурсы и силы. Что такое, например, торговля? Распределение, самое настоящее, не больше и не меньше. Что обеспечивает торговлю – реклама, транспорт, банковско-кредитная система, адвокаты, ценные бумаги и т.д. Это что? Увы, это распределение. Ресурсы на это уходят просто умопомрачительные – до 70% национального дохода. Представьте – почти 2/3 населения богатейшей страны мира не производят никаких материальных благ, а только распределяют то, что произвёл кто-то другой.

Это говорит вовсе не об эффективности производства, а совсем о другом – производится то, что потребителю на самом деле не нужно, причем не нужно принципиально и это приходится «впаривать» всеми возможными и невозможными способами.

При капитализме на рекламу и обработку массового сознания тратятся невообразимые средства и общественные ресурсы. Тратятся бездарно и бессмысленно. Для чего? Чего они добиваются? «Создаются потребности, которые затем удовлетворяются», таков расхожий ответ. Раз они создаются, то значит, до этого их не было. Не так ли? И человек был без этих потребностей вполне счастлив. Однако после того как они появились, он стал чувствовать себя несчастным без их удовлетворения, иначе, зачем ему их удовлетворять? К чему тогда все эти ухищрения?

Наиболее интересен механизм оборота ценных бумаг – персонал американских компаний, занимающихся ценными бумагами составляет свыше 2 млн. человек. Все эти люди чрезвычайно высоко оплачиваемы, даже уборщик там получает выше, чем в других компаниях – плата за надёжность. Что такое ценное необычайно ценное производят эти люди?

Перераспределяют. Также свыше двух миллионов юристов для функционирования громоздкой и непонятной нормальному человеку юридической и налоговой систем. Они-то зачем? Демократия должна, по идее, подразумевать самоуправление народа, а кто они здесь? А они — посредники по разрешению миллионов крупных и мелких конфликтов, которые возникают из-за неправильно организованного общества. На что они тратят свои жизни и таланты? Где они, американские Стахановы и Ледины? Они обрывают телефоны брокерских контор, перекладывают бумажки, крутят баранки грузовичков, чтобы успеть вовремя снабдить свой магазинчик или ресторан, толпящийся среди сотен таких же. Освободите их от идиотского труда и направьте их энергию и талант в нужное русло, что при этом получится? Получится СССР 30-х годов.

Теперь о налогах. Ведь они не собираются сами собой, для этого требуются чрезвычайно громоздкие бюрократические аппараты – налоговый (фискальный) и, доносчики и судьи, система исполнения наказаний и принуждения и, само собой, юристы. Все эти категории людей должны быть весьма высоко оплачиваемы и контролируемы. Контролируемы кем? Другими людьми, которые оплачиваются не менее, а также необходимы люди, чтобы позволять сильным мира сего эти законы обходить. Законы кстати пишутся так замысловато не случайно и налоговое законодательство всех капиталистических государств чрезвычайно запутано, особенно специалисты «оторвались» на законах об интеллектуальной собственности, это еще один способ автоматического «усиления сильных».

При социализме в распределении была занята ничтожная часть населения – примерно 10%. Вся управленческая бюрократическая машина СССР в последние годы его существования составляла менее 800 тысяч чиновников (это признают сами американцы).При этом все кричали, что штаты безумно раздуты, и в стране жить невозможно от бюрократии, был даже специальный термин – «монстр советской государственной машины.» В США управленческий аппарат такого же размера был в самом начале 20 в. — в годы, когда наиболее западный строй был наиболее близок к «классическому» капитализму из учебника, население тогда было меньше, чем население СССР в 2 с лишним раза. При этом вообще не учитывается так называемая «корпоративная бюрократия», которая просто огромна. Сейчас в России более 3 млн. управленцев и государственная машина практически неработоспособна, плюс появившаяся «корпоративная бюрократия». Так какая система управления эффективнее?

Вот таким путем шла та самая «Россия, которую мы потеряли» и которая в 90-х годах ХХ снова нашлась. И на таком пути проигрыш странам уже сформировавшегося Запада был предопределен. У них неизмеримо больше ресурсов, у них мощнейшая промышленность, которая была построена в результате чудовищного грабежа колоний, повторить который не было реальной возможности (это означало войну с Западом) и более того, это не позволил бы русский менталитет с его совестливостью и стремлением к правде и справедливости.

К каким выводам пришел бы руководство страны при выборе пути? Идти путем капитализма нельзя ни в коем случае. Это – верная смерть. Тогда каким путем идти надо? На этот вопрос мы ответим в последующих статьях.

0.49866485595703