22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Кто срывает союз с Белоруссией?

В этом году исполняется 10 лет «строительству Союза Белоруссии и России». Начало возрождению славянского братства было положено президентом Белоруссии Александром Лукашенко и Госдумой второго созыва, в которой широко были представлены фракция КПРФ и ее союзники — депутатские группы Аграриев и «Народовластие».

В середине марта 1996 года большинство депутатов Госдумы проголосовало за постановление, дезавуирующее Беловежские соглашения. В нем подчеркивалось, что юридическую силу для России и ее граждан имеют результаты Референдума 17 марта 1991 года, в ходе которого более 70% населения страны высказалось за сохранении Союза ССР.

Как ни был взбешен Ельцин думским постановлением, но не мог противостоять массовому общественному мнению, многочисленным сторонникам КПРФ и патриотических движений. 2 апреля 1996 года в Москве Ельцин и президент Белоруссии А.Лукашенко подписали договор об образовании Сообщества Белоруссии и России, а парламенты сформировали общее Парламентское собрание, куда вошли по 36 депутатов от российской и белорусской сторон. Возглавляли Собрание поочередно председатели Госдумы и белорусской Палаты представителей. Первая сессия Парламентского собрания состоялась 25 июня 1996 года в Смоленске. В честь 10-летия этого события в двадцатых числах июня этого года состоится юбилейное заседание Парламентского собрания Союза Белоруссии и России в г. Полоцке Витебской области.

Мы все свидетели того, как трудно идет строительство Союза, какое сопротивление оказывает этому компрадорский капитал и буржуазная бюрократия. Тем не менее деструктивная политика не остановила кропотливую работу, которая ведется все эти 10 лет в Парламентском собрании Союза Белорусси и России. Особенно результативна деятельность Комиссии по бюджету и финансам. Каждая союзная копейка принесла ощутимую пользу обеим странам. Появилась возможность пополнения общего бюджета средствами, полученными от реализации союзных программ. Этим гордится бессменный председатель Комиссии по бюджету и финансам Парламентского собрания, твердый сторонник объединения Белоруссии и России Владимир Петрович НИКИТИН. Представляем его взгляд на Союзное строительство, участником которого он является все эти годы.

В.П. НИКИТИН, депутат Госдумы:


— На протяжении всех 10 лет большинство Парламентского собрания выступало за создание нашей государственной общности — Союза Белоруссии и России. Исключением были только «демократы» из СПС и «Яблока». Когда возникали критические ситуации и казалось, что еще чуть-чуть и рассорятся на самом верху, когда звучали различные обвинения и придирки в адрес Белоруссии или вдруг появлялось отчуждение у российских хозяйственников, предпочитавших контактировать с дальним зарубежьем, а не близким и надежным соседом, — в этих условиях союзный парламент становился инструментом, удерживающим интеграционный процесс, не дающим ему угаснуть, и заодно подталкивающим высоких политиков идти вперед.

Российские и белорусские депутаты проявляли боевитость не ради пиара. Они, как делегированные населением, чувствовали, что союзное строительство исключительно важно и нужно для общества. Старались не опускать руки, преодолевать все трудности. Не раз в ответ на антибелорусские выпады со стороны Совета Европы, ПАСЕ, ОБСЕ, других международных организаций, которым не нравится политический и экономический курс, избранный Белоруссией, российские парламентарии принимали заявления в защиту своего союзника, выступали в качестве представителей интересов Белоруссии в международных организациях, в парламентских структурах Совета Европы.

Немало парламентарии сделали и для того, чтобы наметившиеся контуры нашего Союза не удушили буржуазно-бюрократические путы. В этом, подчеркну, есть реальная проблема. Действительно, разделить легче, чем соединить. Не зря в народе говорят: дурное дело — не хитрое. После того как государства обзаводятся своими законами и особенно своими управленческими бюрократическими структурами, которые функционируют согласно собственной внутренней, суверенной логике, очень тяжело пойти на перераспределение полномочий в объединенном пространстве. Именно об этом встанет вопрос с появлением наднациональных органов Союза, о чем, конечно, уже сегодня думает каждый министр, особенно в РФ. Никому не хочется превращаться в зама главы наднационального ведомства. От таких мыслей у высших чиновников начинает срабатывать внутренний бюрократический инстинкт: противостоять процессу, который может лишить кого-то из них возможности «всем командовать». Для белорусских министров это не столь страшно, они и так работают в жестких условиях. А российские бюрократы все время дают понять, что они терпеть не могут, когда кто-то им указывает.

Напряжение среди высшего российского чиновничества создает и чрезвычайная популярность белорусского президента. Об этом напрямую не говорится, но подразумевается. Достаточно вспомнить идеи о поглощении Белоруссии. Их появление обосновывали Договором о Союзном государстве 1999 года, где шла речь о создании единого Союзного государства. На мой взгляд, это не отражало реальности, было чисто эмоциональным посылом. Но его было достаточно для появления теорий то о «растворении» Белоруссии в РФ, превращении ее в несколько областей, то, как недавно ошарашил всех думающих людей господин Жириновский, заявлением о превращении Белоруссии в восьмой федеральный округ РФ с назначением президента Белоруссии полномочным представителем российского президента.

Это, конечно, полный абсурд. В Парламентском собрании ничего подобного даже не обсуждается. Все депутаты знают: Белоруссия никогда не превратится в какую-то территориально-административную единицу РФ. Такого не было и в Советском Союзе. У нас был Союз, который крепился другими скрепами. Тем, что была единая руководящая и направляющая сила в лице Компартии, которая не давала возможности проявиться сепаратистским настроениям. Была общая экономика, единое социальное пространство. Но и в те времена Белоруссия оставалась самостоятельным членом ООН и выступала на международной арене как самостоятельный субъект международного права, выполняя важные функции по линии ООН. С этих позиций Парламентское собрание подходит к российско-белорусскому сближению. Создавая союзное государство, Россия и Белоруссия демократическим путем будут определять, что они готовы делегировать на союзный уровень. Если мы договариваемся, что будем жить в одном доме, то прежде всего нужно подумать, на чем будет строиться фундамент нашего дома. На мой взгляд, этот фундамент лежит не в сфере экономики. Это прежде всего наши общие оборонное пространство, граница, таможенное дело, сохранение безопасности, защита наших граждан от терроризма, объединенные усилия на международной арене.

Вот почему идет активное создание нашей единой системы противоракетной обороны, функционирует общая группировка войск, создается общая система защиты от международного терроризма. Мы строим нашу общую границу. Это не только граница между Литвой и Белоруссией или между Польшей и Белоруссией, но вся граница от Китая до Польши. Одна из наших союзных программ так и называется — «Граница Союзного государства». Согласно ей началось обустройство ряда пунктов на границе РФ и Литовской Республики, которые проходят по Калининградской области. Ряд мероприятий совершается на других участках российской границы.
В этих перечисленных сферах, считаю, и должны быть установлены союзные функции, сформированы общие наднациональные органы: Минобороны, таможенные структуры, пограничные антитеррористические службы. Их создание показало бы гражданам, что объединение в Союз Беларуси и России идет.

Второй крупный блок вопросов — это образование общего экономического единства, что совсем не означает полное единообразие экономических моделей в наших странах. У нас уже существуют достаточно унифицированные системы в таможенном деле, в налогообложении, в механизме внешнеэкономической деятельности. Разговоры, которые несколько лет назад вели представители СПС и «Яблока» о том, что это две совершенно разных экономики, что они никогда не будут стыковаться, что командно-административная экономика Белоруссии противоречит рыночной российской, семимильными шагами движущейся к стандартам западных экономик, — все это глупость и чепуха. На самом деле наши экономики не сильно отличаются. Более того, со временем мы видим, что они все больше и больше сближаются. Путь экономических преобразований в Белоруссии, сохранившей контроль государства над важнейшими сферами экономики, полностью себя оправдал. Постепенно и Россия к этому идет. И это не некий минус. Это, наоборот, плюс. Наша страна увидела, что в отраслях, связанных с инфраструктурой, производством, социальными вопросами, природными ресурсами, требуется государственное присутствие. Это понимание в РФ крепнет, что позволяет нам говорить об отсутствии принципиальных разрывов между нашими экономиками.

К сожалению, интеграционный процесс российской и белорусской экономик подрывают неприятные инциденты. Если мы говорим о том, что у нас единое экономическое пространство, то совершенно непонятно, почему Белоруссию иногда ставим в условия, когда она начинает сомневаться: а единое ли это экономическое пространство? Сомнения обостряются, когда возобновляются дискуссии о ценах на поставляемый в Белоруссию газ из России. Но если мы стремимся к общему экономическому пространству, если сближаем условия деятельности предприятий, открываем друг для друга свои рынки, почему для Белоруссии должны быть другие цены по сравнению с поясом доставки, который существует для Смоленска? Совершенно непонятно, почему Белоруссию, как нашего союзника, выполняющего важные и нужные функции для РФ, в том числе в сфере нашей обороны, нашего воздушного пространства, по размещению ряда сил и средств, которые способствуют безопасности России, мы должны ставить на одну доску со странами Балтии, с Украиной, которая официально объявила своим приоритетом вступление в Евросоюз и НАТО? Почему некоторые доморощенные «теоретики» не устают твердить, что мы кому-то «дарим» дешевый газ?

Да ничего мы не дарим. Мы действуем в условиях общей экономики, о чем сказано в подписанных обеими сторонами документах. Белорусский экспорт на 75% идет на российский рынок. Это детали, механизмы, комплектующие для российской продукции, которая используется и внутри РФ, и поставляется на экспорт. А когда дорожают энергоресурсы для белорусов, то следом дорожают и для нас товары, ввозимые из Белоруссии. Какая ж в этом польза для России? Да, получат больше доходов, допустим, «Газпром» или нефтяные компании, но продукция российская, выпущенная с учетом белорусских комплектующих, станет дороже на мировом рынке, следовательно, менее конкурентоспособна и более затратна для покупателей в РФ.

Мы помним дикие отключения электроэнергии, которые совершало правительство Касьянова в совершенно безумной форме: не только Белоруссия отключалась, но не получал газ в достаточной мере и такой регион РФ, как Калининградская область. Пока интриговали олигархи, в проигрыше оказывались простые люди.

Последний напряг и очередные угрозы повысить цену на газ для Белоруссии связаны с требованием «Газпрома» продать за 500 млн долларов Белтрансгаз. Белоруссия считает, что он стоит в 10 раз дороже. Белорусская модель хозяйствования такова, что они не могут отдавать за бесценок свою собственность. «Газпром» начинает давить, подключая к этому министерства, СМИ, политические силы. Но в демократическом обществе и в рыночной экономике споры решаются иным путем. Нужно пригласить независимых оценщиков, провести независимую оценку Белтрансгаза, рассчитать стоимость всего, что интересует хозяйственников: сколько нужно вложить в реконструкцию объекта, каковы будут цены на прокачку газа, что получит белорусский бюджет, что получит российский бюджет, и, наконец, определиться с ценой. Скандал в этой ситуации явно необоснован. То же можно сказать и о транспорте, связи, когда мы создаем инфраструктуру для деятельности нашей экономики.

В советские годы у нас существовало разделение труда. В Белоруссии производились радиотехника, электроника, сборка большегрузных автомобилей, телевизоров, создавались агропромышленные комплексы. Белоруссия хоть и не производила достаточного количества зерна, но у нее были крупные откормочные животноводческие, птицеводческие предприятия, куда поставлялось зерно из других регионов огромного Советского Союза. Это было намного дешевле, выгоднее, чем другие формы организации производства. Жизнь это доказала, и многие сейчас это уже понимают. Создание подобных общеэкономических условий сегодня в рамках нашего Союза открыло бы перспективу для деятельности предприятий, которые конкурировали бы своей общей продукцией на европейском, мировом рынках, но не конкурировали бы друг с другом.

И третий блок, который мог бы продолжить динамику развития союзных отношений, — это создание общей социальной среды, выравнивание трудовых прав граждан России на территории Белоруссии и наоборот, снятие всех преград при пересечении границы.

Нам нужны общие механизмы пенсионного обеспечения. Чтобы, где бы ни жил человек, будь то гражданин РФ и РБ (Республики Беларусь), он мог бы получать пенсию, которую заработал. Нужны общие условия медицинского обслуживания и получения образования. Несколько документов, касающихся пенсий, медицинского обслуживания, трудовой занятости на территории друг друга и пересечения границ, 24 января этого года на Высшем государственном совете в Санкт-Петербурге были подписаны. Это, несомненно, продвижение вперед. Но будут ли они реализованы в конкретных нормативно-правовых актах правительств двух стран? Это вопрос.

Если говорить о последующих этапах союзного строительства, то тут необходим тщательно продуманный подход. За прошедшие годы все повернулось так, что бессмысленно говорить о быстром единстве. Например, взять армию. Вряд ли захотят белорусские ребята служить в российской армии. Вряд ли они захотят участвовать в региональных конфликтах. Для нашей армии сейчас проблема набрать призывников. А в РБ — конкурс на службу в армию, около двух кандидатов на одно место. В Белоруссии служить в армии престижно. У нас же приходится слышать, что служба в армии — это наказание за бедность. Как видим, механизмы отличаются, унифицировать их в один час невозможно. В то же время наличие общего оборонного пространства не означает, что должна быть единая армия. Это могут быть две армии, выполняющие единую задачу под общим командованием.

По-разному в наших странах регулируются вопросы социального, пенсионного обеспечения, сельского хозяйства. Но кто сказал, что в союзных государствах должно быть полное единообразие? Даже на территории РФ, если посмотреть, как поддерживается сельское хозяйство в Башкирии и Татарии, и, допустим, в Смоленской, Архангельской или Вологодской областях, то увидим много различий. Обустройство сел, оснащенность сельскохозяйственного производства зависят от возможностей бюджетов.

Считаю, между РФ и Белоруссией могут сохраняться какие-то различия. Но в ключевых сферах, которые я назвал, будет много общего либо очень тесно регулируемого.

Одна из таких сфер — общая политика на международной арене. Координация совместных внешнеполитических действий России и Белоруссии, на мой взгляд, пошла бы на пользу обеим странам. Нынешние антибелорусские происки часто превосходят все нормы приличия в области международных отношений. Если не нравится господам из ОБСЕ и из неких других международных организаций политический строй в Белоруссии, то это совсем не означает, что на выборы им позволено приезжать с заранее заготовленной отрицательной оценкой. Такая предвзятость по отношению к нашему союзнику ставит особые задачи перед Россией. С моей точки зрения, в этот период мы не должны отшатнуться от Белоруссии. Наоборот, мы обязаны взять на себя функции представительства Белоруссии, конечно, с ее согласия, в некоторых международных организациях: в ПАСЕ, ОБСЕ... Тогда и Европа, которая заинтересована в нашем газе, в нашем сырье, вряд ли захочет набрасываться на Белоруссию, не имея фактически для этого никаких оснований.

Тогда, думаю, гораздо аккуратнее будут вести себя и некоторые геополитические «гиганты», пополнившие Евросоюз. Я имею в виду Литву, Латвию, Эстонию, страны Центральной Европы. Достаточно неприлично вела себя Польша перед этими президентскими выборами, которая явно не своим умом доходит до некоторых форм воздействия на Белоруссию, когда вдруг берет на себя роль защитника прав лиц польской национальности, проживающих в Белоруссии. Любопытно, что сами эти лица не просят защищать их права. Куда как проще со всеми подобными «ловушками» для Лукашенко можно было бы справляться, будь у нас Союзное государство. Оно пока в будущем. Но, считаю, что сделано на этом пути немало.

Остановлюсь на том, чем приходится заниматься на должности председателя Комиссии по бюджету и финансам. С 1998 года мы имеем общий бюджет Союзного государства. У нас около 40 общих программ — в обороне, в защите границ, в экономике, в научно-технической области. Небольшими средствами союзного бюджета, который сейчас составляет около 3 с лишним миллиардов российских рублей, удается поддерживать те прогрессивные наработки, которые были и у белорусской, и у российской стороны. Нашей поддержкой уже воспользовались научно-технические коллективы, создающие сверхбольшие компьютеры, работающие в области биотехнологий, в освоении космоса. Сейчас это дает возможность не растерять ученых, не допустить утечки мозгов, а в будущем позволит занять свою, союзную, нишу на мировом рынке.

Реализована одна из частей важнейшей социальной программы по устранению последствий нашей общей беды — чернобыльской катастрофы. Построены объекты, где поправляют здоровье и граждане Белоруссии, и граждане России, пострадавшие от аварии. Это великолепный медицинский центр в Гомеле, завод медпрепаратов в Гродно, радиобиологический медицинский центр в Обнинске, лечебные учреждения в Санкт-Петербурге.

Существуют программы в сфере культуры, образования. Они пока осуществляются на уровне координации взаимных усилий, но создают базу для того, чтобы запустить «многоступенчатую ракету», связанную с этапами создания нашего Союзного государства.

Свидетельством того, что процесс не стоит на месте, является Соглашение о создании союзной собственности. Оно уже подписано и скоро будет ратифицировано. Союзную собственность составляют объекты, предприятия, организации или доли в них, которые созданы за счет средств бюджета Союзного государства. С помощью союзного бюджета мы проводили программы по развитию дизельного автомобилестроения — это Ярославский моторный завод и Минский автомобильный завод. Это уже кусочек нашей союзной собственности, которая будет приносить доходы в общесоюзную копилку.

Политические очертания наш Союз обретет с принятием Конституционного акта. Это будет наша предконституция. Она должна пройти процедуру утверждения парламентами, а после будет вынесена на референдумы в Белоруссии и России. Тогда появится юридическая правовая основа для нового этапа нашего сближения. Хотя главное, возможно, и не в Конституционном акте, а в вопросе о власти. Какова будет структура наднациональных органов, как будут распределены полномочия между Россией и Белоруссией, что они делегируют этим наднациональным органам? Кто и как будет ими управлять, каковы будут механизмы? С одной стороны, непростые, но и не такие уж неразрешимые задачи.

Далее последуют выборы в наше общее Парламентское собрание Союза, куда, как предполагается имеющимися проектами законов, принятыми в первом чтении, будет избрано 75 депутатов от РФ и 28 депутатов от Республики Беларусь в нижнюю палату Собрания. Но выборы состоятся только через полгода после принятия Конституционного акта. В верхнюю палату Собрания войдут на паритетных условиях по 36 представителей от российского и белорусского парламентов. После появится возможность создавать нормативы Союзного государства.

Но сроки принятия Конституционного акта, который уже практически готов, назвать не берусь. Они назначались не раз. Но всегда, как только приближается подходящий момент, находятся подводные силы, которые извлекают на поверхность некую «неразрешимую» проблему. Понятно, что кому-то крайне не хочется этого объединения. Кто-то, наверное, боится осложнения отношений с США и европейскими структурами.

На мой взгляд, если ясно и четко объяснить западным партнерам, что для нас с Белоруссией вопрос решенный, они, как прагматичные существа, как наши конкуренты, и, бывало, что и наши враги, правильно все поймут и не будут больше лезть с этим вопросом. Они, как показывает история и современная политика, способны закрывать глаза на очень многое, если им это экономически выгодно. Пора нашей стране играть более самостоятельную роль в международной политике. А западные политики пусть, посмотрев в свои талмуды, которые они переписывают для каждого случая то по защите прав человека, то по принципам демократии, то еще чего-то, для себя напишут все эти требования и правила и попытаются хоть раз выполнить. Россию, на мой взгляд, поучают больше потому, что у нас внутри есть политические силы, которые нашу страну видят сырьевым придатком Запада, ему во всем подконтрольного. Потому и позволяют себе принимать какие-то резолюции, прочие безграмотные документы по линии Совета Европы, объявлять санкции...

Кого они изолируют в современной экономике? Это вообще смешно. Если они изолируют себя от той продукции, которая идет из Белоруссии и является не просто конкурентоспособной, а занимает значительную часть рынка, — это продукция тракторного завода, белорусской автомобильной отрасли и товары легкой промышленности, — то их не поймут собственные предприниматели и потребители. Таким политикам укажут на дверь.

Мы не должны идти на поводу у западных интриганов. Наши интересы напрямую связаны с образованием Союзного государства. Иногда приходится слышать, что нужно брать опыт Евросоюза. Думаю, это ерунда. Евросоюз — это иного рода длительный процесс сближения стран, которые хоть и находятся в одной западноевропейской исторической традиции, но не были едиными, случалось даже, что вели между собой столетние войны. У них многие годы идет напряженная притирка через чисто экономические механизмы, начиная с европейского объединения угля и стали с первой половины 50-х годов.

Отношения России и Белоруссии позволяют говорить о другом процессе. У нас есть опыт многовекового единства. Мы же единый, но искусственно разделенный народ. Мы способны найти взаимоприемлемые пути сближения, оставляя при этом самостоятельными государствами и Белоруссию, и Россию. Насколько эффективным и привлекательным получится наш Союз, будет зависеть от того, останется ли он только союзом двух стран или превратится в союз
3, 4, 5 и более государств. Никто никого силой в него толкать не будет.

По моим наблюдениям, за минувшие 10 лет не изменилось желание ни граждан России, ни граждан Белоруссии по воссозданию нашего государственного единства.

http://www.sovross.ru/2006/54/54_1_3.htm

Записала Лидия НОВИКОВА


0.16932797431946