21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Последний гвозь в гроб Югославии

88 лет Сербия и Черногория прожили в рамках общих государственных образований. До добровольного объединения с Сербией в 1916 году Черногория фактически оставалась независимой в течение всего периода турецкого господства на Балканах — завоевать, а тем более контролировать этот горный район было невозможно.

В 1918 году, после окончания Первой мировой войны, Черногория стала частью Королевства сербов, хорватов и словенцев, которое с середины 20-х годов называлось Королевство Югославия. Это государство исчезло с карты мира в ходе Второй Мировой войны. В 1944 по требованию черногорских коммунистов, принявших активное участие в борьбе против фашистов, Черногория получила особый статус в рамках «второй Югославии» и в 1946 году она стала одной из шести республик Социалистической Федеративной республики Югославия (СФРЮ).

Черногория оказалась единственной республикой СФРЮ, которая не захотела отделиться от Сербии в начале 1990-х годов. В 1992 году, когда на пространстве бывшей Югославии шли сразу несколько кровавых конфликтов, в Черногории состоялся референдум, в ходе которого 95,98% проголосовавших высказались за то, чтобы остаться в союзе с Сербией. Тогда же Черногория вместе с Сербией образовала новое государство — Союзную республику Югославия (СРЮ).

СРЮ, во главе которой оказался Слободан Милошевич, вскоре подверглась санкциям со стороны Запада за поддержку сербов в Хорватии и Боснии, а в 1999 году стала объектом военных ударов со стороны НАТО, поводом для которой послужило стремление Белграда подавить вооруженных албанских сепаратистов в Косово. Натовская агрессия, экономические трудности и падение режима Милошевича в 2000 году предопределили конец СРЮ, ликвидированной 4 февраля 2003 года. В этот же день провозглашено образование Государственного сообщества Сербии и Черногории (СиЧ).

Обе республики были провозглашены независимыми государствами, но сохранили ряд общих структур. Были созданы общий парламент и правительство из пяти министерств: иностранных дел, обороны, экономики, международных экономических связей, защиты прав человека и меньшинств. Тогда же было решено, что через три года каждая из стран-участниц СиЧ может провести референдум о полной независимости.

Экс-президент Черногории, а ныне премьер-министр и лидер политического блока, выступающего за независимость, Мило Джуканович, долгое время был сторонником союза с Сербией и даже соратником Милошевича. Но в 1998 году он неожиданно поменял свою позицию на диаметрально противоположную, а во время натовских бомбардировок Джуканович заявил, что Черногория не имеет ничего общего с Сербией. Именно этого предательства в критический для сербов момент не могут простить Подгорице в Белграде.

Единого мнения о том, почему именно произошла перемена позиции черногорской элиты, нет. Многие сербские эксперты говорят о том, что на волне всеобщей дезинтеграции Балкан черногорцы действительно встали на сторону независимости, а Джуканович просто следовал изменению общественного мнения. Кроме того, ему во что бы то ни стало необходимо оставаться у власти, потому что в случае потери неприкосновенности в качестве государственного деятеля его могут привлечь к суду по делу о контрабанде сигарет в Италии.

Для того чтобы Черногория стала независимой, свое «да» должны сказать не менее 270 тысяч черногорцев из почти 485 тысяч граждан, внесенных в списки для голосования. В бюллетене стоит один вопрос — «Хотите ли вы, чтобы Черногория стала независимым государством со всеми атрибутами международного субъекта?». Условия референдума были определены Европейским Союзом. Сторонникам суверенитета для победы нужно получить поддержку не менее 55% принявших участие в голосовании граждан, при этом явка должна превысить 50%.

Кампания накануне референдума сопровождалась многочисленными скандалами. Например, между Сербией и Черногорией были организованы бесплатные поезда, на которых желающие проголосовать черногорцы, живущие в Сербии, могли уехать на родину. Это вызвало волну возмущения среди сербов — железные дороги являются стопроцентной собственностью государства, а значит, Сербии опять пришлось платить по счету, выставленному Черногорией.

Черногорское общество, по отношению к идее независимости, оказалось разделенным пополам. Это разделение затронуло даже семьи. Так, в одном из городов между отцом, выступавшим за союз с Сербией, и сыном, отдающим предпочтение независимости, произошла ссора, в результате которой сын получил огнестрельное ранение. И после случившегося оба заявляли, что будут голосовать так, как хотели.

Черногория по многим параметрам уже давно является отдельным государством: вместо сербских динаров в качестве денежной единицы здесь в ходу евро. Черногорцы также пытаются утвердить свою автокефальную православную церковь. Возможное провозглашение независимости принесет Черногории немало новых проблем. Например, ей придется создавать собственную дипломатическую службу и сеть посольств. В свое время у Словении на аналогичный процесс ушло больше года.
Также непонятно, что в случае независимости, делать с заявленным участием команды от Сербии и Черногории в Чемпионате мира по футболу, который состоится в июне в Германии. За какое государство будут играть футболисты и что делать с черногорцами, входящими в состав команды общей команды?

Однако в самом Белграде уже практически готовы расстаться с Черногорией, тем более что если этот референдум не принесет независимости, то у Черногории есть право через три года провести еще один. Другой причиной, почему многие сербы — не против отделения Черногории, является массированный выброс антисербской пропаганды, которую используют политические элиты Подгорицы. Сербы настолько были шокированы этим, что зазвучали предложения о проведении в самой Сербии референдума об отделении от Черногории.

В желании склонить симпатии черногорцев в свою сторону, сепаратистские силы Черногории прибегали к самым изощренным приемам. Одним из них чуть было не стало выступление на Евровидении черногорской группы «No name» в качестве кандидата от Сербии и Черногории. Несмотря на то, что формально эта группа победила в национальном отборе, трансляция черногорской песни в масштабе конкурса Евровидения накануне референдума была неприемлема для сербской части жюри, покинувшей в полном составе зал, в котором проходил выбор претендента. В результате, Сербия не принимала участия в конкурсе, хотя, не скрывает своей гордости за третье место боснийской группы Hari Mata Hari, которая исполняла песню сербского композитора.

Стремление Подгорицы к отделению Черногории от Сербии открыто поддерживается извне. Как заявил в апреле корреспонденту «Росбалта» источник, близкий к сербскому правительству, дробление Балкан на множество маленьких «феодов» находится в непосредственных интересах США и Евросоюза, которые иначе не могут управлять этим непредсказуемым регионом. Поэтому, если Черногория станет независимой, то это приблизит провозглашение полной независимости Косово, а также усилит сепаратистские тенденции Санджака, Воеводины и других сербских провинций.

То, что Запад максимально устроит окончательное исчезновение «призрака Югославии», свидетельствует как беспрецедентно большое количество наблюдателей и журналистов, аккредитованных на референдуме, так и то, что Евросоюз заранее объявил, что признает новое государство в случае благоприятного, для сторонников независимости, исхода референдума.

 

http://www.rosbalt.ru/2006/05/21/254079.html


0.22824287414551