23/02
22/02
17/02
15/02
13/02
11/02
08/02
07/02
04/02
02/02
31/01
29/01
26/01
23/01
22/01
18/01
16/01
12/01
10/01
09/01
07/01
05/01
16/12
12/12
10/12
Архив материалов
 
Управляемый хаос и самоорганизация
Отказ от государственно-идеологическоих принципов управления обществом формирует потребность в иных способах подобного управления. Если есть потребность, то возникает и предложение. Вот одно из них – физическая самоорганизация социума. Как утверждает Большая советская энциклопедия — самоорганизация, процесс, в ходе которого создаётся, воспроизводится или совершенствуется организация сложной динамической системы. Процессы самоорганизации могут иметь место только в системах, обладающих высоким уровнем сложности и большим количеством элементов, связи между которыми имеют не жёсткий, а вероятностный характер. Физическая же упорядоченность – это увеличение упорядоченности любых нелинейных физических систем. Действительно, социум имеет нелинейность развития, элементов достаточно, система динамична, и, все-таки, в чем и для кого прелесть подобного принципа? Оказывается – для власти. Все очень просто: самоорганизация напрочь исключает персональную ответственность власти за социальные катаклизмы.

Еще одно предложение – принцип относительности. То есть применительно к социуму — безусловное, тождественное исполнение одних и тех же законов в любой системе координат (социальных условий, государств и т.д.) независимо от собственного состояния этой системы, конкретных условий ее жизнедеятельности. По утверждению той же самой Большой советской энциклопедии, принцип относительности – это один из наиболее фундаментальных физических законов, согласно которому любой процесс протекает одинаково в изолированной материальной системе, находящейся в состоянии покоя, и в такой же системе, находящейся в состоянии равномерного прямолинейного движения. Допустим, что наш социум не находится в состоянии покоя и не движется прямолинейно и равномерно, а как раз то «ускоряется», то меняет направление движения, но ведь это — такая мелочь по сравнению с соблазном напялить на него «общечеловеческие» законы. А если учесть, что ни один социум и никогда, до момента своего полного упокоения не двигался равномерно и прямолинейно, то «общечеловеческие» законы вообще приобретают налет иррациональности – потусторонности происхождения.

Современные попытки на фоне атомизации населения страны, причем атомизации, как правило, по чисто формальным признакам внедрить как на уровне государственного управления, так и на иных, не связанных с государственным управлением, уровнях общественных отношений принципов физической самоорганизации, относительности, а также некоторых схожих с ними принципов, представляется непрактичным. При этом с теоретической точки зрения эти эксперименты представляют определенный интерес и даже ведут к ощутимому, если вспомнить концепцию управляемого извне хаоса, практическому результату. Но, с позиции пока еще общепринятой и действующей морально–нравственной концепции, эксперименты над живыми людьми антигуманны, тем более, что, исходя из действующих законов природы, воспользоваться плодами от этих экспериментов сможет лишь незначительная часть общества.

Чтобы убедиться в этом следует рассмотреть аргументацию в защиту предлагаемых принципов.

1. Применение принципа физической самоорганизации в общественных отношениях.

Принцип крайне привлекательный внешне. Он по своей природе исключает насилие, принуждение членов саморегулируемой и самоорганизованной системы к чему бы то ни было, снимает любые ограничения с форм и способов проявления их воли, исключает регламентацию и контроль над их деятельностью. Добровольность, если вести речь о сообществе дееспособных индивидуумов, возникновения и разрушения связей между элементами такой системы внешне похожа на хаотичность возникновения и разрушения связей в системах с физической самоорганизацией.

Здесь следует остановиться подробнее, так как в данном случае присутствует как принципиальное сходство, так и принципиальное различие физической и социальной самоорганизации.

Принципиальное сходство – это соблюдение и в том, и в другом случаях закона минимизации расхода энергии. Что это означает? Это означает, что каждый элемент системы выстраивает структуру своих связей с другими элементами исходя из минимизации затрат собственной энергии для поддержания этих связей. Следовательно, подобная система, при изначально нулевой регламентации взаимоотношений, не имеет механизмов генерации энергии внутри себя. Тем самым она определяет область своего существования или применения – это положение промежуточное между источником энергии и поглотителем энтропии. Исчезновение этих рамок либо одной из них придаст процессу переработки энергии подобной системой характер затухающих колебаний. Которые в зависимости от инерционности системы будут иметь либо несколько, либо одну полуволну затухания.

Принципиальное различие – это наличие в социальной системе и отсутствие в физической системе самоорганизации элементов, наделенных некоторой внутренней структурной организацией (сознание, воля, интересы, потребности, способности и т.д.). К чему приводит это отличие? Прежде всего к тому, что в социальной системе исчезает унификация процесса оценки энергетических затрат при организации и разрыве связей. Элемент физической системы обладает каким-либо одним свойством и «расчеты» им своих энергетических затрат осуществляются исходя именно из этого свойства. Они возникают немедленно по возникновении потребности какого-либо из иных элементов системы в использовании этого его свойства и исчезают немедленно по исчезновении подобной потребности. Кроме того, гарантий (регламентов) сохранения подобной связи нет. Любое альтернативное и более привлекательное по энергозатратам предложение реализуется немедленно, исключая утративший актуальность элемент из системы связей.

Элемент социальной системы обладает структурой свойств и качеств, и помимо анализа энергетических затрат имеет такое качество как воображение. И обладая им, он способен отдать предпочтение не той связи, которая диктуется законом минимизации энергетических затрат, а той, которая покажется ему в данный момент более привлекательной. Это ни в коей мере не противоречит тому положению, что было приведено при описании принципиального сходства. Это говорит лишь о том, что социальный элемент привносит с собой в самоорганизующуюся систему принцип субъективизма, который регламентируется на уровне этого элемента, его собственными внутренними установками. При этом у двух соседних социальных элементов регламентация по сходным вопросам может совпадать, а может и не совпадать, и, располагая нерегламентированной свободой волеизъявления, эти элементы могут придти либо к согласию, либо к конфликту. Но системе, чтобы обладать предпосылками к самоорганизации, следует иметь в своем составе достаточно большое (значительно больше двух) количество элементов. Очевидно, что количество возможных вариантов возникновения конфликтов или самостоятельное их разрешение на уровне межличностного общения растет пропорционально количеству элементов и количеству рассматриваемых ими вопросов, то есть, лавинообразно стремится к бесконечности. Количество времени и затрат энергии на разрешение этих внутрисистемных субъектных конфликтов в рамках саморегуляции приведут систему к столь же лавинообразному потреблению энергии извне. Так как в реальной природе источников энергии, обладающих бесконечными запасами энергии, не существует, плюс к этому не существует каналов доставки энергии с бесконечной величиной проходимости, то подобная система начинает испытывать дефицит энергии. Разница между потребностью равной бесконечности и любой конечной величиной стремится к бесконечности. Следовательно, подобная система теряет одного из своих соседей – источник энергии, который в данной ситуации бесконечно мал по сравнению с потребностью. Таким образом, жизнедеятельность подобной системы приобретает характер затухающий, а сама система неизбежно погибает.

Избежать летального исхода система может лишь в трех случаях:

1. Сократив, и сократив значительно, количество элементов, обладающих свободой собственной воли;

2. Регламентировав порядок проявления свободного волеизъявления или, исходя из накопленного опыта, порядок разрешения межсубъектных конфликтов;

3. Регламентировав порядок и количество расходования энергии внутри системы.

В первом случае система перестает быть социальной, так как большинство ее элементов либо перестали физически существовать, либо перестали обладать собственной волей и поэтому перестали быть социальными, перейдя в категорию физических элементов. Если говорить о попытке саморегуляции общества, в котором преобладают товарные отношения, то это либо физическое истребление, либо вытеснение в область натурального хозяйства (вне системы), либо превращение людей в экономических животных с крайне узким спектром свойств, удовлетворяемых платежеспособным спросом.

Во втором и третьем случае система утрачивает ключевое свойство самопроизвольной организации – нерегламентируемость, и начинает развиваться далее по совершенно иным, нежели самоорганизующиеся физические системы, законам.

При всей людоедской сущности первого варианта выживания физической самоорганизации социальной системы, тем не менее, стоит коротко остановиться на некоторых моментах подобного развития.

Даже фрагментарные на сегодняшний день включения физической самоорганизации на уровне сообществ людей, например, некоторые формы трудовой организации уничтожают человека как носителя воли. Самоорганизация в рамках производственной деятельности это временный творческий коллектив (ВТО), либо сетевой маркетинг, если говорить о товарно-денежных отношениях, к этому же относятся различные пирамиды. Безусловно, во всех этих случаях речь идет о фрагментах самоорганизации и самоуправления, и точно также, безусловно, характер жизнедеятельности подобных систем имеет характер затухания. Это обусловлено либо конечностью во времени решаемой задачи (ВТО), либо истощением источника энергии (пирамиды), либо сокращением поля утилизации энтропии (сетевой маркетинг).

Это были частные случаи. Если рассмотреть общий случай общества, в котором царят лишь товарные отношения, например, рынок — как форма самоорганизации экономических субъектов, то можно явно зафиксировать, как физическая самоорганизация запускает в этой динамической системе механизм минимизации затрат энергий (любых энергий). Численным обобщающим эквивалентом этих энергий при всем их несовершенстве выступают деньги. При их прохождении внутри системы по какой-либо цепи от одного субъекта к другому их количество неизменно уменьшается, при этом ни один из субъектов не вправе нарушить закон минимизации расхода энергии. Ни один субъект по собственной воле не может уменьшить или увеличить количество денег, исходящих от него в какую-либо сформировавшуюся цепочку. Само собой разумеется, вне его воли изменить количество получаемых по этой цепочке денег; это как бы решают другие субъекты — его «смежники». Уменьшение исходящих от данного субъекта денег (формализованной энергии, как мы помним) автоматически исключает его из цепочки, и связи тут же перемещаются на ближайшую альтернативу. Почему это произошло? Увеличилось сопротивление денежному потоку именно в звене данного субъекта. Снизив сопротивление своего звена, скажем, из соображений демпинга, и, не имея альтернативного источника денег (энергий), субъект неминуемо разоряется и гибнет как звено в рассматриваемой нами цепи. Цепь же, как и в первом случае, переключает связи на альтернативный субъект.

Таким образом, легко сделать вывод, что воля человека в любом случае выступает непродуктивным сопротивлением для потока денег (энергий), а в конечном итоге энергии самоорганизации и самоуправления. Следовательно, она должна быть подавлена. Какими средствами — не имеет значения, но идеально самоорганизованное общество — это набор объектов, лишенных собственной воли. Поэтому рано или поздно субъекты хозяйственных отношений либо погибают физически, либо вытесняются в натуральное хозяйство экономическими объектами, утратившими способность к проявлению собственной воли в рамках товарно-денежных отношений.

По-видимому, для полноценного, со здоровым сознанием человека слабым утешением выглядит возможность проявлять свою волю в быту и досуге вне рамок товарно-денежных отношений и в границах тех средств (энергий), которые оставила в его распоряжении система. Именно эта неустроенность, с одной стороны, приводит к попыткам субъектов, еще не утративших волю, обмануть тем или иным образом систему, а, с другой стороны, через сокращение и специальную организацию «полезного» досуга уже со стороны системы лишить ее элементы остатков воли. В конечном итоге побеждает система. Она, просто-напросто, не устает и готова перемалывать любое количество конфликтноопасных субъектов. Лишь бы они были готовы поступиться частью своей свободы воли в рамках товарно-денежных отношений. Для того, чтобы лишить их оставшейся части свободы воли, система располагает как неограниченным арсеналом средств, так и неограниченным временем. Неограниченность арсенала средств следует из того, что количество субъектов на входе в систему всегда конечно, а внутри ее, включая взаимосвязи в рамках потребного для нужд системы проекта, стремится к бесконечности. Неограниченность по времени означает лишь то, что срок физической жизни, а тем более сохранения тех или иных свойств субъектом (в данном случае человеком) конечен и в любом случае короче в сравнении со сроком существования общества, существующего в рамках рассматриваемой системы.

То есть можно в данном случае наблюдать парадокс физической самоорганизации — чем ниже уровень регламентации экономических отношений в обществе (стремление к самоорганизации и самоуправлению), тем ниже уровень личной свободы волеизъявления членами этого общества.

Справедливости ради следовало бы рассмотреть схему физической самоорганизации, действующую в рамках нетоварных (социалистических) общественных отношений. Но это не представляется возможным в силу двух важных с точки зрения самоорганизации допущений:

1. Наличие достаточно большого количества субъектов, готовых к подобным отношениям, те самые «новые люди», которые, согласно теории, могут осуществлять эти отношения, причем не в рамках декларации или определенного рода регламентации, а по своим природным, внутренним качествам;
2. Наличие неденежного, но универсального (унифицированного) эквивалента социальной энергии индивидуума. Этот эквивалент необходим для поддержания некоего уровня справедливости в обществе. Иначе, при отсутствии подобного эквивалента, как и в случае с саморазрешением конфликтов в рамках динамической системы, описанном выше, количество времени и энергии, потребное для сравнительного анализа вклада-потребления субъекта в рамках системы, также будет стремиться к бесконечности. А это уже регламентация, которая при своем появлении уничтожает принцип физической самоорганизации.

Исходя из этих двух положений, рассмотрение принципов физической самоорганизации в рамках нетоварных социальных отношений приобретает совершенно отвлеченный, умозрительный характер, тем более, что подобные попытки делались, начиная с социалистов-утопистов и кончая классиками марксизма–ленинизма и анархистами-синдикалистами. Но практического применения так и не нашли.

Это отнюдь не означает, что самоорганизация в рамках социалистических и сходных с ними по типу общественных отношениях невозможна. Невозможно в этих условиях реализовать принципы физической самоорганизации, что абсолютно не означает отказ от поиска каких-либо иных форм и способов самоорганизации субъектов, помещенных в эти условия.

0.13390898704529