23/02
22/02
17/02
15/02
13/02
11/02
08/02
07/02
04/02
02/02
31/01
29/01
26/01
23/01
22/01
18/01
16/01
12/01
10/01
09/01
07/01
05/01
16/12
12/12
10/12
Архив материалов
 
Иллюзия дружбы: Россия и Казахстан

В своей статье мне хотелось бы сформулировать и обозначить несколько  тезисов, раскрывающих тенденции дезинтеграционных процессов, происходящих между Россией и Казахстаном вопреки официальной пропаганде и тем стереотипам, которые сложились в виртуальном пространстве информационного поля российских СМИ.
Главный тезис, выражающий сущность дезинтеграции на постсоветском пространстве, можно сформулировать следующим образом: примат экономической интеграции в интересах энергетических корпораций и крупного бизнеса России парадоксальным образом усугубляет и увеличивает духовно-идеологический раскол между нашими государствами и ведет к окончательному разводу народов России и Казахстана. Внешняя имитация «дружбы» с Россией позволяет руководству Казахстана все глубже осуществлять духовно-идеологический раскол и разрыв всех исторических, межэтнических и ментальных связей, которые только и могут лежать в основе истинной политико-экономической интеграции наших  народов и государств. Под прикрытием иллюзии дружбы с Россией руководство Казахстана продолжает строить этнократическое государство и навязывать язык казахской доиндустриальной культуры тем регионам, где проживает большинство славянского населения. Под прикрытием иллюзии дружбы с Россией руководство Казахстана продолжает безнаказанно стирать русские названия с карты Казахстана и заниматься мифотворческим перекраиванием истории. И, наконец, под прикрытием внешней дружбы с Россией казахское руководство внутри Казахстана через государственную систему образования продолжает внушать казахскому населению образ России-врага и мифы о ненавистной русской империи, которая 2,5 века не давала великим номадам-скотоводам развивать свою цивилизацию.
Общепризнанно, что власть мифов в сознании общества имеет огромную силу, а сами мифы после их внедрения продолжают жить своей автономной логикой и очень медленно изменяются во времени. В ситуации с Казахстаном, это означает, что за все годы независимости внутренняя политика Н.Назарбаева внедрила в сознание казахов массу негативных мифов о России, которые будут иметь власть над их сознанием в течении как минимум полувека. Это также означает, что верхушечная и экономически-коньюктурная дружба президентов России и Казахстана создала для будущих российско-казахстанских отношений огромные духовно-идеологические завалы, которые в течение полувека будут разгребать будущие российские правители после власти В.Путина.


Когда президенту Казахстана задают вопрос, существует ли «русский вопрос» в Казахстане, то Н.Назарбаев в интервью российским СМИ или с высоких российских трибун неустанно повторяет свой излюбленный аргумент о количестве русскоязычных СМИ в Казахстане, приводит их статистику и пропорцию по отношению к казахскоязычным СМИ и на основании этого аргумента делает вывод, что межэтнических проблем в Казахстане не существует и русскому языку ничего не угрожает. Однако в этом излюбленном аргументе Н.Назарбаев осуществляет подмену понятия «отношение» к русскому населению Казахстана, к русской культуре и к русской истории на понятие «употребление» русского языка в Казахстане. Русский язык в Казахстане употребляется большинством казахов не потому, что они уважают русскую культуру или хорошо относятся к России, а потому что казахский язык по своим функционально-лингвистическим качествам абсолютно не способен за полтора десятка лет заменить русский язык во всех фундаментальных сферах политической и экономической деятельности государства.
Если сейчас в Казахстане насильственно насадить сверху употребление доиндустриального языка номадов-скотоводов, то сразу же войдет в ступор весь документооборот банковской системы, налоговых органов и судопроизводства, войдут в ступор все виды научно-технической деятельности и затормозиться делопроизводство всех экономических субъектов. Поэтому фактическое количество русскоязычных СМИ в Казахстане создается объективным рыночным спросом и потребностью в русском языке, как в совершенном средстве коммуникации для большинства казахстанцев, а не благодаря тому, что в Казахстане отсутствует «русский вопрос» или проблемы межэтнических отношений.  


Таким образом, анализируя излюбленный аргумент Н.Назарбаева о статистике СМИ в Казахстане необходимо сделать вывод: функционально-лингвистические качества русского языка вытесняют профессиональную непригодность и научно-техническую неадекватность казахского языка, а значит понятие «употребление» русского языка в Казахстане и статистика русскоязычных СМИ никак не связано с понятием «отношение» казахов к русской истории, к русской культуре и к русскому населению внутри Казахстана. Подмену этих понятий можно выразить кратким тезисом: существенная часть русскоязычных казахов тихо и скрытно ненавидит Россию на русском языке! Этот тезис имеет свою прямую аналогию в практике международных отношений, когда различные народы, например арабоязычные, изучают английский язык с целью употребления в своей профессиональной деятельности или с целью изучения научных знаний и получения образования, но при этом знание и употребление английского языка не мешает им ненавидеть Америку или Англию.
Что же касается понятия «отношение»  казахов к русской истории и русской культуре, то за 15 лет независимости славянское население сполна испытало на себе истинное отношение казахов ко всему русскому и тем более к России. Вся история России и Казахстана извращена и оплевана, перековерканы и вычеркнуты из школьного образования все объективные исторические процессы прошлого, а взамен навязано мифотворчество, густо замешанное на слепом национализме и ненависти к «русской империи». У меня в руках находиться буклет по истории Казахстана, который вы можете купить в любом книжном магазине Казахстана. В этом кратком дайджесте по истории Казахстана 80 % всех дат и событий посвящены восстанию казахов-кочевников против царской России, а весь советский период интерпретирован в негативном свете репрессий, ядерных испытаний, народных волнений, показательна даже последняя дата – 1979 год, под которой значатся, цитирую: «массовые волнения в Целинограде против создания немецкой автономии».
В этом контексте школьного образования нужно сказать о таких культурных проектах, как «Год России в Казахстане» или «Год Пушкина в Казахстане». Как житель Казахстана могу сказать, что эти проекты существуют лишь в виртуальном мире официальных СМИ и для большинства казахстанцев практически мало что значат. Более того, такие проекты на фоне всего масштаба исторического мифотворчества, внутренней антироссийской идеологии и националистической кадровой политики выглядят лицемерными проектами, которые лишь высвечивают и придают контраст политике двойных стандартов во внешних и внутренних отношениях России и Казахстана.
Далее, отношение к национальным чувствам русского населения, к их памяти и плодам созидания открыто растоптаны и стерты из объективной реальности путем кампании по переименованию всей социально-экономической инфраструктуры Казахстана, созданной славянским населением на протяжении полутора веков. Приведу пример на своем городе, в котором я родился и вырос. Мои родители как инженеры-строители построили половину города Алма-Аты, в котором до 1980 года казахи составляли десятую часть городского населения, фактически это был русский город, построенный русскими, поэтому все улицы и объекты градостроения имели 80% русских названий. После распада СССР г. Алма-Ата имеет прямо противоположную картину: сейчас более 80% названий всех улиц и объектов градостроения имеют казахские названия, как будто в Алма-Ате буквально недавно проживало не одна десятая часть казахов, а одна десятая часть русских, и как будто все эти ханы и баи, именами которых названо все и вся в нашем городе, строили Алма-Ату или создавали всю промышленную и социальную инфраструктуру Казахстана.

Другим излюбленным аргументом казахской пропаганды является прием сравнения положения русских в Казахстане с положением русских диаспор в государствах Прибалтики. Этот прием заведомо несоотносим и неадекватен для сравнения с Казахстаном. Во-первых, на момент развала СССР пропорция титульного и нетитульного населения Прибалтики  была в пользу прибалтов, тогда как казахи в 1991 году составляли меньшую половину общества из 40%, а славяне и немцы – большую половину общества из 52%. Во-вторых, Россия отдала Казахстану целые регионы, которые исторически входили в состав России, в итоге независимый Казахстан был искусственно соединен в унитарное государство из двух частей: из российских территорий Южной Сибири и Урала с большинством славянского населения и из территорий киргиз-кайсакских степей, входивших в состав Туркестана во времена царской России. Республика же Казахстан вообще никогда не существовала на карте мира, и была искусственно создана советской властью в 1936 году.

После распада СССР казахи, в отличие от этих самых прибалтов, изначально понимали, что противостоять большей половине европейского населения и достичь своего пропорционального превосходства они могут только применяя менее конфликтную форму выдавливания славян из Казахстана, которую я называю «управляемой межнациональной рознью». А теперь, когда цинично использованная «управляемая межнациональная рознь» достигла всех своих целей, руководство Казахстана заявляет, что отношение казахов к русским в Казахстане нужно сравнивать с более агрессивной формой дискриминации русских в других странах СНГ. При этом на деле и в реальности самое большое количество русских на всем постсоветском пространстве покинуло именно Казахстан. Учитесь медленно и скрытно, но в сто крат эффективнее достигать своих целей, нетерпимые прибалты и украинские националисты!

Если же взглянуть на агрессивную форму антироссийской идеологии со стороны украинской власти, то необходимо особо выделить закономерный принцип, который имеет научное обоснование в медицине: открытая форма болезни и высокая температура является более благотворными условиями для больного организма, по сравнению с вялотекущей, хронической и скрытной формой болезни. На основании этой аналогии можно сделать прогноз о перспективах интеграции России, Беларуси, Украины и Казахстана в рамках ЕЭП: открытая и агрессивная форма антироссийской болезни на Украине приведет братское славянское государство к более быстрому выздоровлению и внутреннему самоисцелению, а значит возрождение союза трех славянских государств Беларуси, России и Украины на новом качественном витке истории может произойти уже к 2015 году. Здесь работает формула: чем интенсивнее и острее антироссийская болезнь – тем быстрее наступит выздоровление и самоочищение от прозападного умопомрачения и созреют условия для истинной интеграции Украины и России. Поэтому то, что сейчас происходит на Украине – это необходимый и, по сути, выгодный для России этап, в том смысле, что без этого этапа не будет создана истинная почва для истинной интеграции на качественно новом уровне триединства славянских корней – великороссов, малороссов и белорусов.  

Тогда как вялотекущая, хроническая и внешне мягкая форма антироссийской болезни в Казахстане чревата гораздо более сильным духовно-идеологическим и политическим расколом, а значит необратимым процессом отчуждения Казахстана от России. На мой взгляд, как казахстанского политолога, понимающего всю глубину внутриполитических процессов изнутри самого Казахстана, российская власть после 2008-го года получит следующую картину: Украина в ближайшие 3-5 лет будет продолжать активно дезинтегрироваться с Россией и проводить агрессивную антироссийскую политику, тогда как Казахстан в эти же годы будет наоборот создавать иллюзию интеграции с Россией ради своих национальных интересов и продолжать лавировать между Западом, Китаем и Россией. А через 5-7 лет Россия получит прямо противоположную и парадоксальную картину: переболевшая и самоисцеленная Украина будет реально готова вместе с Беларусью восстановить единое и более прочное союзное государство с Россией, тогда как Казахстан, окрепнув за счет фальшивой интеграции с Россией и выиграв время для окончательного закрепления северных регионов, начнет противодействие реальному проекту союзного государства с Россией и навсегда «отчалит» от «ненавистной русской империи». Такова логика мягкой формы казахского национализма и суверенной идеологии Независимости, которую можно понять только изнутри казахстанской действительности.  

И те российские политики, которые не придают этой мягкой и скрытной формы антироссийской идеологии никакого значения, считая ее допустимым явлением по сравнению с агрессивными формами других соседей по СНГ – совершают грубейшую ошибку и наивно заблуждаются в перспективах интеграции евразийского пространства. Мягкая форма антироссийской болезни в Казахстане, на которую закрывает глаза российское руководство ради интересов сырьевых корпораций России, парадоксальным образом приведет к более прочной и глубокой политико-идеологической дезинтеграции России и Казахстана через 5-7 лет. При этом нужно особо учитывать, что внешние силы и мировые державы, будут оказывать любую поддержку – вплоть до военной защиты своей сырьевой колонии Казахстана ради его независимого существования от России, а значит интересы казахской кланово-олигархической верхушки после замены Н.Назарбаева будут абсолютно совпадать с интересами западных метрополий и Казахстан уже никогда не войдет в союзное государство с Россией.
Таким образом, мягкая форма антироссийской идеологии в Казахстане по сравнению с агрессивными формами других стран СНГ является более опасным и коварным врагом интеграционных процессов в среднесрочной перспективе, т.к. исподтишка и по кирпичику закладывает будущий фундамент прочного барьера и жесткого противодействия политической интеграции наднациональных структур в рамках любых экономических союзов России и Казахстана. Этот тезис научно обоснует любой социальный психолог и подтвердит, что мягкое, косвенное и методичное внушение не встречает сопротивление сознания, а значит гораздо глубже проникает в подсознание человека, в сто крат эффективнее усваивается им и имеет долгосрочный результат идеологического воздействия, тогда как любые резкие и агрессивные эмоциональные формы наталкиваются на психологический барьер, вызывают активное противодействие и отторгаются сознанием, что мы и видим сейчас на Украине в восточных регионах.
И, наконец, на примере Украины, мне хотелось бы сформулировать и озвучить тезис, который выражает общую закономерность политической активности русских соотечественников за пределами России: в тех государствах СНГ, у которых с Россией сложились открыто негативные отношения, в частности с Украиной и с Прибалтикой, замечу, что о Грузии речь не идет по причине мизерного процента русских в этой республике – в этих государствах русское население активно и готово бороться не только за свои права, но и за интересы России. Этот парадокс объясняется тем, что русские чувствуют морально-идеологическую поддержку России и видят в негативном отношении России принцип СПРАВЕДЛИВОСТИ, ведь как известно для русских, принцип справедливого наказания (особенно той власти, от которой они страдают) всегда стоит выше по отношению к личной экономической выгоде. Тогда как в Казахстане, у которого с Россией сложились  официально дружеские отношения, славянское население пассивно и подавлено националистической политикой казахской власти. И действительно, как можно бороться северным регионам Казахстана по примеру Восточной Украины против навязывания казахского государственного языка, если президент России обнимается с президентом Казахстана, и если фальшивая дружба с российской властью является для казахского руководства щитом от любых форм протестных настроений славянского населения внутри Казахстана? Таким образом, ради интересов крупного бизнеса и сырьевых монополий руководство России закрывает глаза на все внутриполитические и духовно-идеологические процессы Казахстана, а значит безмолвно пособничает и потворствует той внутренней политике национализма и антироссийской идеологии Независимости, которую методично проводит в жизнь казахская власть и казахская пропаганда.
Подводя итог вышесказанному, необходимо зафиксировать тезис: политика России, как это видится многим русским из Казахстана, обменяла экономическую интеграцию своих сырьевых корпораций на духовно-идеологическую дезинтеграцию наших народов. Однако раскол духовных оснований в ближайшем будущем обернется гораздо более дорогой ценой и уже сейчас делает бесперспективными и фиктивными все бумажно-виртуальные союзы типа ЕврАзЭС или ЕЭП. Это значит, что если в Казахстане произойдет кланово-олигархический переворот и власть Н.Назарбаева закончится, то все эти «бумажные тигры» экономических союзов и плоды иллюзорной дружбы между Россией и Казахстаном рассыпятся как карточные домики на песке.

В завершении, хочу выразить свое видение интеграционных процессов на постсоветском пространстве: после смены В.Путина и Н.Назарбаева вопреки всем лихорадочным попыткам новой российской власти удержать Казахстан в поле своего влияния, процессы политико-идеологической дезинтеграции будут усиливаться, и народы России и Казахстана будут окончательно разведены в границах своих государств и во внешнеполитических векторах. Причем чем сильнее Россия будет притягивать к себе Казахстан и делать уступки в ущерб себе, тем сильнее казахские олигархические кланы будут стремиться на Запад. Ключ к решению этого парадокса состоит в словах, произнесенных классиком коммунизма: только по-настоящему разделившись можно вновь стать едиными. Иными словами, только испытав на практике и глубоко осознав все недостатки разделенного существования, можно оценить то, что потерял и снова захотеть быть вместе.   

Михаил Сытник,

политолог, Казахстан                                


0.050215005874634