24/04
18/04
13/04
11/04
08/04
07/04
06/04
04/04
01/04
29/03
27/03
26/03
22/03
19/03
16/03
15/03
13/03
12/03
09/03
08/03
08/03
28/02
23/02
22/02
17/02
Архив материалов
 
Новый Великий перелом

Середина 2006 года по праву может стать одной из важнейших вех новейшей российской истории по значимости происходящих процессов. Вроде бы «всё как всегда», но при внимательном рассмотрении выясняется: мы являемся свидетелями уникального процесса политико-идеологической трансформации властной элиты. Выросшая на «либерально-общечеловеческих» ценностях, в экономике представленных лозунгом «всё на распродажу!», впитавшая в себя неприятие какого-либо истинного патриотизма и традиционно ориентированная на «про-какую угодно», только не на пророссийскую, идеологию, она на наших глазах преображается в элиту, декларирующую патриотичные лозунги и цели.

 

Действительно — кто ещё два-три года назад мог подумать, что главнее декларирования разного рода «общечеловеческих ценностей» и заверений, что «реформы будут продолжаться, а процессы демократизации общества усиливаться», первое лицо государства вдруг объявит укрепление обороноспособности страны более важным приоритетом? Вспомним недавние постоянные убеждения нас в том, что «реформы — благо a priori». Кто-то хоть раз, несколько лет назад, говорил о том, что что-то надо развивать? Нет, требовалось только «реформировать».

 

Кто мог подумать, что вместо «внедрения рыночных механизмов» с главной трибуны страны будет честно и открыто сказано: население России вымирает. Ведь ещё совсем недавно утверждение про уменьшение численности населения почти на миллион человек в год являлось объектом для насмешек либерально-ориентированных чиновников. А сегодня об этом говорит Президент — и люди, ещё совсем недавно отмахивавшиеся от таких утверждений («да ладно, в самом-то деле, что вы тут нас запугиваете всякой ерундой!»), внимательно слушают, внимают, и, вняв, объясняют уже нам, обществу: боле так не можно, надо исправлять ситуацию!

 

Как красноречиво раньше молчали о происходящем на селе. Если что и говорилось — только о трагической судьбе «всех справных хозяев» в «сталинско-брежневском колхозном ГУЛАГе». «По умолчанию» должно было подразумеваться: в мрачном тоталитарном прошлом было всё так плохо — значит, сегодня, в светлом демократическом настоящем, очень даже и ничего… И вот Президент Путин объявляет одним из национальных проектов сельское хозяйство. Все видят: национальные проекты объявляются там, где ситуация сложилась совсем уж тяжёлая. А значит, и в сельском хозяйстве тоже… И никто уже не стонет о горькой судьбине крестьянства эпохи социализма — наоборот, берут тогдашние достижения за ориентир (честно признавая: пока ещё не достижимый).

 

И совсем уж непривычное за последние 15 лет: на рабочем совещании руководителей регионов глава страны ставит конкретные вопросы и задачи не по «ускорению демократизации», а по развитию отраслей промышленности и региональных территорий! Речь не идёт о том, «как строить рыночную экономику» — говорят, что именно нужно сделать, чтобы заработали заводы, увеличилось количество вырабатываемой энергии, появились новые рабочие места, стала выпускаться высокотехнологическая продукция… И, что не менее поразительно, главы регионов не только требуют траншей из федерального центра, но и, зачастую, предлагают совершенно справедливые и правильные программы реализации планов развития (очень показательный пример: http://kremlin.ru/text/appears/2006/04/105024.shtml). Более чем либеральный Фёдор Шеллов-Коведяев, вслед за государственником Юрием Крупновым утверждает, что «Россия в состоянии инициировать новый мировой проект» и что «наша стратегическая цель должна быть… стать локомотивом мирового развития в наступившем столетии» (http://www.mn.ru/issue.php?2006-19-17). А ведь совсем ещё недавно ни о чём подобном и помыслить было невозможно! Всего полгода назад «политологи» и «аналитики» относились к программе мирового развития (http://www.inmira.ru/) не иначе как — «опять русскую империю хотите восстановить?!». Если уж совсем упростить описание происходящего, то можно сказать: то, что сейчас объясняет высшим государственным чиновникам Президент РФ, раньше позволяли себе говорить одиозные лево-патриотические личности. Да и то… Объясняя, как всё стало плохо, пока «коммунисты в оппозиции», рекомендации «как сделать так, чтобы было хорошо» сводились к пожеланию отобрать у эксплуататоров «украденные у трудового народа миллионы».

 

Трансформация удивительная. Но, наблюдая за ней, важно не столько удивляться, сколько задаться двумя вопросами: с чего бы вдруг такое изменение настроения? И что ещё более важно: каков будет итог изменения политики российской властной элиты?

 

Ответ на первый вопрос требует небольшого ретроспективного взгляда в недавнее прошлое. Пришедший в Кремль как преемник становившегося в силу своей одиозности серьёзной проблемой для властной элиты Ельцина Путин начинал как убеждённый либерал, рядящийся в тогу государственника. «Замоченные в сортире» боевики, полёты на самолёте, старты ракет — это на некоторое время дало ему мощный кредит доверия общества. При этом своей либерально-рыночной позиции он не изменял: вся практическая деятельность была направлена на активизацию «рыночных реформ» и перевода страны на прозападные рельсы.

 

И всё бы ничего — да в течение некоторого времени сложились воедино несколько факторов.

 

С одной стороны, очень быстро стало понятно: ЕБН ушёл как нельзя более вовремя. Как раз тогда, когда стал заканчиваться ресурс советских систем жизнеобеспечения, исправно проработавших без капремонта десять лет. То, что осталось, нужно было ремонтировать или строить заново, и «реформы» тут ничем не могли помочь. Одно дело декларировать «внедрение рыночных механизмов, повышающих эффективность» неважно чего, а совсем другое — заставить эти механизмы работать на практике. Например, попробовать с их помощью обеспечить людей жильём. Или, хотя бы, отремонтировать уже — пока ещё — имеющееся. Тут работать надо; заклинаниями людей, которым негде жить, не успокоишь.

 

То есть, если хочешь удерживаться у власти дальше, придётся работать. Причём созидать, поскольку распродавать и эксплуатировать «на износ без капремонта» имеющиеся системы более невозможно.

 

С другой стороны, 2004 год стал для Путина и его команды переломным в сознании. Череда серьёзнейших поражений — Беслан, Украина, игнорирование его позиции Соединёнными Штатами и их союзниками по всем важнейшим международным вопросам — открыла для него простую, очевидную, но до того неожиданную вещь. Если ранее он полагал, что принимает участие в «большой политике» как партнёр «цивилизованных стран», пусть даже младший, то теперь дошло наконец: ни о каком «равноправии» или даже чём-то похожем не может быть и речи. Россию и его самого будут только использовать и поглощать; никто с ним ничем делиться не собирается. Если сравнить своё место в мировой политике с участием в торжественном обеде сильных стран, Путин, ранее считавший себя одним из приглашённых, неожиданно понял: он для собравшихся всего лишь бифштекс, и никто его в иной роли не рассматривает. Поздно, но стало ясно, что договариваться можно исключительно с позиции силы. Что сумеешь «оттоптать», то и будет твоё. Но сделать это можно только используя силу — никакие разговоры про «партнёрство во имя мира» никто в политике всерьёз не рассматривает и рассматривать не собирается. Хочешь что-то получить или хотя бы сохранить имеющееся — дерись.

 

Но нужно, чтобы было чем драться. То есть необходимо иметь за собой более весомые аргументы, нежели разговоры о «встраивании в мировую цивилизацию». А это означает необходимость наличия эффективных силовых инструментов и воли к их применению.

 

И, наконец, немаловажный третий фактор. Неожиданно (насколько на самом деле «неожиданно» — другой вопрос) цены на энергоносители стали так ползти вверх, а на страну полился такой золотой дождь, что стало очевидно: Россия может быть ещё очень и очень выгодным «проектом». Если в середине девяностых «умные люди» откровенно говорили, что у «этой страны» будущего нет, выяснилось: это, как минимум, спорная точка зрения. При некоторых раскладах у нашей страны будущее может стать вполне привлекательным.

 

Если первый фактор показал, что для достижения успеха во внутренней политике необходимо начинать работать (а не декларировать разрушение под соусом «реформирований»), второй — что для успеха в политике внешней нужно уметь жёстко защищаться (нужны инструменты и воля к их использованию), третий убедил: игра стоит свеч. Прибыль от развития России может быть колоссальной; возможен реванш за то, как бесцеремонно указали Путину его «место» в 2004-2005 году (такие уроки умные политики не забывают, а учителей помнят всю жизнь до самой их смерти, которой иногда успешно способствуют).

 

Таким образом, сложились все необходимые составляющие для декларирования новой идеологии — идеологии развития, пришедшей на смену идеологии мародёрства, царившей в стране после разрушения СССР.
Сейчас кажется удивительным: как же так, почему никто раньше не додумался до столь очевидной истины: нужно не разворовывать, а отстраивать свой дом? Тогда «товарищ волк» не сможет тебя съесть; твой дом будет надёжно защищён и появится возможность продолжать получать и наращивать профит. Ведь это естественно, ничего более разумного невозможно придумать. Да, всё это разумно. И уже давно об этом говорилось умными людьми — только остальные слушать не хотели (http://www.kroupnov.ru/5/342_1.shtml).

 

Вот, к примеру, проект Демографической доктрины России. То, что сегодня объявлено Президентом в ежегодном послании, в части, касающейся демографической ситуации в стране, ещё полтора года назад было заявлено здесь (http://www.kroupnov.ru/5/288_1.shtml). Тогда это никого не заинтересовало, кроме, пожалуй, оппонентов тезиса о необходимости преодолевать демографическую катастрофу. Они всё поняли правильно и принялись как будто «ни с того, ни с сего» убеждать общество, что «никакого вымирания у нас нет». Одни — «патриоты» — предпочитали орать про «антинародный режим», эффективно осваивая финансовые транши этого самого «режима». Другие твердили про «приверженность курсу реформ», «возвращение на столбовую дорогу цивилизации» и «поиск взаимопонимания с нашими стратегическими партнёрами». О таком «пустяке» как какое-то там развитие думать никому не хотелось. Скучно было, неинтересно…

 

Вряд ли стоит углубляться в психологию тех, кто, придя к власти на гребне «демократизации», в начале 1990-х навсегда — казалось — усвоил, что главное — успеть украсть и удрать. А там что-нибудь ещё можно придумать; не обязательно и даже вредно развивать какое-то одно дело… Однако жизнь меняется и люди, выросшие на такой психологии, какое-то время назад стали переосмысливать эти, казавшиеся им незыблемыми, установки. Не в патриотизме, не в чувстве ответственности за свою страну дело. Простая логика развития событий подсказала, что эта мародёрская психология ущербна и убыточна. Выгоднее быть патриотом, нежели мародёром. И кто первым это понял, тот и оказался на наиболее сильных позициях.

 

Безусловно, это относится не ко всей властной российской элите. Значительная её часть, по тем или иным соображениям, просто не в состоянии реально отождествлять себя с новой политической логикой. И ждать от них осмысленных действий в этом направлении не стоит. Однако они прекрасно видят-чувствуют новый «тренд» и, не желая «плевать против ветра», вынуждены подчиняться новым правилам игры. Отсюда и псевдопатриотичная риторика многих из них, призывы «модернизировать» (образование и науку — Фурсенко), «развивать» (энергосырьевой сектор — Сурков), «строить» (новые энергетические мощности за счёт бюджета, а чуть ранее «либеральную империю» — Чубайс). Надо отдать им должное: учатся они старательно. Как иностранный язык зазубривают ныне новые для них слова: «развитие», «строительство», «преодоление кризиса», «национальные интересы». Пройдёт ещё немного времени, и мы станем свидетелями потрясающего зрелища: те, кто ранее всеми силами блокировал даже публичное высказывание мысли о возможности развития нашей страны, о государственных инвестициях в это дело, начнут с пеной у рта требовать, чтобы именно государство инвестировало в развитие науки, промышленности, хай-тека, оборонно-промышленного комплекса, образования, преодоления демографического кризиса и проч. Да так, что недавние высказывания радикал-патриотов на этом фоне покажутся пресными выступлениями ретроградов-либералов (интересно будет увидеть выражения лиц переживающих о «трудовом человеке» лидеров КПРФ и «Родины», когда они напряжённо станут думать: а чего дальше-то говорить?…).

 

Однако нужно понимать: подобная генерация политиков-чиновников на самом деле не считает своими целями развитие государства и общества. Наоборот: никто из них не собирается всерьёз развивать что-либо в «этой стране». Все реальные действия, направленные на развитие, будут «блокироваться» и «гаситься» давно отработанными механизмами: чиновничьей волокитой, бесконечными обсуждениями и «корректировками» правильных изначально властных инициатив. Тот, кто «реформировал» Единую Энергетическую Систему страны, не станет её развивать. Если он её раньше разрушал, а тут вдруг начнёт отстраивать заново — как ему объяснить, какие мотивы им двигали раньше? И главное, чего нужно опасаться — это «забалтывания» политики развития, когда станут прилагаться все усилия, чтобы не дать нашей стране использовать уникальный спасительный шанс, предоставленный ей на этом историческом отрезке.

 

То есть, оценивая «кадровые перспективы» заявленного верховной российской властью на этом великом переломе нового курса, возникает закономерный вопрос: кто, собственно, будет «развивать»? Говорить хорошо; как известно, «в начале было слово». Но, чтобы «слово» перешло в «дело», нужны те, кто готов не «осваивать» бюджетные средства, а реально прилагать силы для строительства новых высокотехнологичных производств и технопарков, развивать науку, хай-тек и образование, добиваться строительства новых родильных домов, спортивных залов для детей и больниц, развивать вымирающие территории российского Дальнего Востока. Власть, декларировавшая идеологию развития, может в очередной раз столкнуться с тем, что некому будет заниматься реализацией этой идеологии на практике.

 

По счастью, логика трансформации идеологии с мародёрства на развитие диктует правила игры не только для Путина и его ближайшего окружения. Примерно такие же процессы происходят зачастую в региональных элитах страны или в отраслевых структурах. Там видят, что есть стимул работать, развивать и зарабатывать на этом. Но для этого нужно действительно работать. И действительно развивать — не на словах, а на деле.

 

Тут мы подходим ко второму вопросу: чем всё это закончится?
Увы, в такой форме ответить невозможно. История ещё не написана; создаваться она будет у нас на глазах. Нельзя сказать, чем «всё закончится». Но можно точно сказать, чем всё должно закончится — превращением России из разграбленной мародёрами территории в Мировую Державу. Державу. Наша страна может и должна своим развитием демонстрировать ориентир для всего «цивилизованного» и не очень человечества, находящегося сегодня в глубочайшем кризисе. Сегодня в стране может быть только одна идеология — идеология развития страны. Именно поэтому надо ставить и совместно реализовывать цели развития, версии которых представлены в программе ДВИЖЕНИЯ РАЗВИТИЯ.

 

Однако повторим главное: для этого необходимы те, кто готов и способен реализовывать эту политику практически, «на местах».

C.Смирнов

http://www.km.ru


0.11049818992615