22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
28/06
25/06
21/06
21/06
17/06
10/06
08/06
07/06
05/06
Архив материалов
 
Бюрократы от науки

Поняв дело так, что Сталин будто бы принял сторону Лысенко, бюрократы от науки начали действовать так, как они понимали. На основе сессии были сделаны административные выводы. 23 августа 1948 г. министр высшего образования СССР С.В. Кафтанов издал приказ №1208 «О состоянии преподавания биологических дисциплин в университетах и о мерах по укреплению биологических факультетов квалифицированными кадрами биолого-мичуринцев». Согласно этого приказа в вузах создавались комиссии, которые должны были пересмотреть учебные программы по всем учебным дисциплинам, изменить тематику кандидатских работ аспирантов и т.д. По этому же приказу министра из библиотек изымался ряд учебников и учебных пособий по генетике и селекции.
Согласно другого приказа С. В. Кафтанова, во многих вузах произошла смена ректоров. Так был снят с поста ректора Тимирязевской с/х академии крупнейший ученый в области экономики и статистики сельского хозяйства, отважный защитник генетики на сессии ВАСХНИЛ, академик В.С. Немчинов. Ректором старейшего в Сибири Томского государственного университета вместо и.о. ректора Пегеля В.А. был назначен доктор сельскохозяйственных наук Макаров В.Т. Во многих вузах были назначены новые деканы биологических факультов и заведующие кафедрами.(108)
26 августа 1948 г. Президиум АН СССР принял решение о пересмотре состава редакционных коллегий биологических журналов АН, с целью выведения из них сторонников вейсманистско-морганистской генетики и пополнения их представителями передовой мичуринской биологии. Обратите внимание, из приказа следует, что основная масса редколлегий была представлена морганистами. Одновременно были поставлены заслоны научному совместительству.
В марте 1949 г. решением ЦК КПСС был учрежден Ученый секретариат Президиума Академии, на который были возложены функции идеологического контроля над академическими институтами Председателем секретариата был активный сторонник Т.Д. Лысенко профессор И.Е. Глущенко. С учетом того, что в сталинской Академии решение всех организационных вопросов было возложено на Президиум, Ученый секретариат являлся сильным властным органом. Как правило, его заседания предшествовали заседаниями Президиума, на которых должны были приниматься те или иные решения. Так осуществлялся партийный контроль над беспартийным президиумом. По свидетельству директора Института леса В.Н. Сукачева, Глущенко неоднократно использовал свое административное превосходство для подавления критики, направленной против Лысенко.(109)
Есть свидетельства, что именно Сталин не дал административным мерам перерасти в уголовные. Более того, уже в 1952 году Сталин призвал Лысенко уважать критику оппонентов. Это только сейчас с высоты новых знаний о науковедении(110) стало ясно, в чем ошибка Лысенко, а главное тех ретивых администраторов, которые начали гонения на генетиков. Летом 1952 года, всего лишь через 4 года после августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 года Сталин попытался ликвидировать монополию теперь уже Лысенко. А.Жданов сообщает о словах заведующего сельскохозяйственным отделом ЦК А.И.Козлова «Я только что от товарища Маленкова. Он передал указание товарища Сталина: ликвидировать монополию Лысенко в биологической науке, создать коллегиальный президиум ВАСХНИЛ, ввести в состав президиума противников Лысенко, в первую очередь Цицина и Жебрака».(111) Эти высказывания не остались пустыми словами, тем же летом 1952 года в биологических журналах были опубликованы статьи, критикующие научную деятельность Лысенко.
Последователи Т.Д. Лысенко в биологии, с 1954 г. начали постепенно терять административное влияние в Академии. Это затронуло ученый секретариат Президиума, в состав которого входило несколько сторонников Т.Д. Лысенко. Уже 4 июня 1954 г. на заседании Президиума глава ученого секретариата И.Е. Глущенко, большой сторонник Лысенко, с негодованием говорил: "Нужно иметь в виду, что в настоящее время статьи сторонников мичуринской биологии не печатают в газетах, журналах; мичуринцев не включают в состав делегаций, в состав бюро отделения биологических наук и т.д."(112)
А ЧТО ЖЕ СТАЛИН?
Выдвинутый по настоянию А. Жданова секретарем ЦК А.А.Кузнецов в декабре 1947 года в ответ на услугу убедил Сталина пригласить сына А. Жданова Ю. Жданова на должность заведующего сектором естественных наук ЦК ВКП(б). В свою очередь Ю. Жданов выдвинул на пост ректора МГУ А.Н.Несмеянова. Так создавалась группка поддержки ленинградской группы в науке. Она была тесно связана с научными кругами. Напомню, что брат лидера ленинградской групы Н. А. Вознесенкого, А.А.Вознесенский, был ректором Ленинградского университета.
Как я уже писал выше,(113) скорее всего, Сталин расценил результаты работы Коминформа в июне 1948 года как неудачные и решил заменить Жданова Маленковым. 1 июля 1948 года "ввиду расширения работы ЦК" Маленков был восстановлен в должности секретаря ЦК. А через пять дней Политбюро приняло постановление отправить с 10 июля Жданова, "согласно заключению врачей", в двухмесячный отпуск. Служебные полномочия последнего по секретариату ЦК передавались Маленкову.(114)
Последнее, что сделал Жданов перед тем, как отправиться на лечение, было представление совместно с Маленковым Сталину проекта сообщения ЦК "О положении в советской биологической науке", подготовленного Шепиловым и Митиным. Жданову, вынужденному дополнить этот документ выпадами против собственного сына, видимо, нелегко далась следующая фраза: "...т. Ю. Жданов встал на неправильный путь. Пытаясь примирить и объединить... реакционное направление в биологии с передовым и прогрессивным мичуринским направлением, развиваемым академиком Лысенко..."(115) 7 августа в Правде было напечатано покаянное Ю. Жданова, в котором тот, ссылаясь на свою "неопытность" и "незрелость", униженно просил отпущения грехов.
А теперь давайте встанем на место Сталина и посмотрим на происходящее с его позиции. Естественно, что при всей своей работоспособности он просто не мог быть в курсе всех наук. Самое интересное, что в послевоенные годы даже сами биологи не всегда до конца знали, кто прав генетики или ламаркисты. Так в 1945 году в ведущем научном журнале мира Природа (Nature) была опубликована статья теоретика биологии Уэйддингтона (Waddington), который заявил, что приобретенные признаки могут передаваться по наследству.(116)
Как мы уже писали, в это время шел активный процесс формирования в руководстве страны ленинградской группы. Только что А. Жданов разгромил художественный журнал, обрушился на деятелей культуры. Естественно, Жданов советовался со Сталиным, но на 70% решение зависело от информации, подготовленной Сталину для обсуждения Ждановым.
Семейственность и кумовство формирующейся ленинградской группы(117) проявилось и в том, что А. Жданов выдвинул своего сына Юрия, которому только исполнилось 27 лет (невиданная карьера для партийного бюрократа, да и для ученого тоже), на должность заведующего Отделом науки ЦК КПСС. Доверяя А. Жданову, Сталин не смог воспрепятствовать назначению Ю. Жданова, сына А. Жданова, на ответственнейший пост в ЦК.
Как мне кажется, в этот момент Сталин начал чувствовать, что А. Жданов формирует в верхах группку своих единомышленников. Он увидел, как рука А. Жданова тянется к науке. Людвигов, начальник секретариата Берии в Совете Министров, рассказывал П. Судоплатову,(118) как Жданов использовал ситуацию в генетике, чтобы усилить свое влияние в научных кругах. Он не был сторонником свободы научной деятельности, его не интересовали собственно научные вопросы - его скорее волновало расширение своего влияния. Выступления ученых против Лысенко помогали ему назначать своих людей на посты, контролирующие науку и промышленность.
10 апреля 1948 года буквально за несколько месяцев до сессии ВАСХНИЛ сын второго лица в государстве А. Жданова Юрий, недавно назначенный заведующим Отделом науки УПиА ЦК, в Политехническом музее сделал доклад на тему "Спорные вопросы современного дарвинизма", где резко критиковал Лысенко, тогдашнего президента ВАСХНИЛ, за попытку установить монополию на истину. При этом им использовалась информация министра госбезопасности Абакумова из научных биологических кругов, полученная от генетиков (обратите внимание, генетики сообщали в госбезопасность о своих научных разногласиях с Лысенко). В свои 27 лет, да еще работая в аппарате ЦК, Ю. Жданов он никак не мог точно знать, кто из спорящих прав.
Но вернемся к Сталину. Сталин был, по сути, поставлен перед фактом шельмования одной из спорящих научных групп со стороны ЦК. Важно, что крупный деятель ЦК открыто встает на сторону одной из жестоко спорящих научных сторон, причем на сторону, начавшей атаку первой, на сторону, которая уже была замечена в пропаганде антигуманных идей евгеники, на сторону, которая не гнушается административным ресурсом для подавления своих оппонентов. Поэтому такое поведение молодого сынка-выскочки вызвало неприятие Сталина. С другой стороны, поступок Клюевой и Роскина наводил подозрение на те научные круги, которые выступали за сотрудничество с Западом и признавали приоритет Запада в научных вопросах. Как раз такими были генетики.
Так, что же должен был сделать Сталин? Настоять, чтобы ни одна из спорящих сторон не получила незаслуженного преимущества. Он проводит через Политбюро решение о поддержке Лысенко, желая спасти его от разгрома. Но он не учел, что уже поддержка ЦК будет использована Лысенко для разгрома уже генетиков.
Заседание Политбюро, на котором обсуждалось "дело" Юрия Жданова, открылось 31 мая. С самого начала Сталин, не скрывая своего возмущения, заявил, что Жданов-младший поставил своей целью разгромить и уничтожить Лысенко, забыв, что тот сегодня является Мичуриным в агротехнике. Затем вождь стал выяснять, кто разрешил доклад в Политехническом музее. Как потом пытался представить дело Шепилов, он якобы первым нарушив последовавшее за этим вопросом всеобщее молчание, которое "становилось тягостным и невыносимым", "встал и громко по-военному ответил": "Это я разрешил, товарищ Сталин". То, что именно так было на самом деле, заставляет сомневаться свидетельство главного действующего лица этой истории - Юрия Жданова, который тоже присутствовал на этом заседании и впоследствии сетовал на то, что его очень подвел Шепилов, отказавшийся взять на себя ответственность за одобрение доклада в Политехническом музее. Подводя итоги заседания, Сталин, по словам Шепилова, очень тихо и со "зловещей" нотой в голосе произнес, что надо примерно наказать виновных, но не Юрия Жданова, он еще молодой и неопытный, а отцов, указав мундштуком трубки при этом на Жданова-старшего. Для подготовки соответствующего решения тогда же была сформирована комиссия Политбюро, в которой главная роль отводилась Маленкову.(119) Так ли все происходило, мы не знаем.
15 июля 1948 года Политбюро приняло постановление "В связи с неправильным, не отражающим позиции ЦК ВКП(б) докладом Ю.А.Жданова по вопросам биологической науки, принять предложение министерства сельского хозяйства СССР, министерства совхозов СССР и академиии сельскохозяйственных наук имени Ленина об обсуждении на июльской сессии академии сельскохозяйственных наук доклада акад. Т.Д.Лысенко на тему "О положении в советской биологической науке", имея в виду опубликование этого доклада в печати".(120)
Как видим, несмотря на ошибочность с точки зрения дальней перспективы решения Сталина поддержать Лысенко, по сути, Сталин был не виноват. Он опять не учел особенности поведения советского научного сообщества в условиях идеологического руководства со стороны марксистской партии.
Что касается самого сектора науки ЦК, то после XIX съезда партии по указанию Сталина на его основе были созданы три самостоятельных отдела: Отдел философии и истории, Отдел экономики и права, Отдел естественных и технических наук. Руководителями первых отделов стали Д.И.Чесноков и А.М.Румянцев, вошедшие в Президиум ЦК.(121)

КОНТРАТАКА ГЕНЕТИКОВ
В 1955 году В журнале «Почвоведение» была напечатана статья Е. В. Бобко, ученика Д.Н. Прянишникова, в которой он, проанализировав причину постоянных успехов «колхозной науки», приходил к заключению, что методы работы лысенковцев были порочными и позволяли не сообщать результаты тех опытов, которые шли вразрез с установками лиц, ставящих такие опыты. Как показал Бобко, механизм такого подхода сводился к вольному обращению с цифрами, ставшему возможным в результате отказа от научно-обоснованных приемов обработки информации». Обратите внимание на то, что статья с подобной критикой появилась в 12 выпуске журнала «Почвоведение», т.е. уже после того как Лысенко освободили от обязанностей Президента ВАСХНИЛ. Из этой же статьи мы узнаем, что именно отсутствие грамотной методологии анализа результатов агрономических опытов позволяли недостоверные результаты выдавать за рекордные достижения. «Поэтому нет ничего удивительного в том, что акад. Т.Д. Лысенко, использовав проведенные в производственных условиях, что само по себе не является недостатком, но порочные по своей методике опыты, получил положительные результаты о приема яровизации, тогда как акад. П.Н. Константинов, проводивший свои исследования в опытных учреждениях, где отсеивание опытов, давших отрицательные результаты, не могло иметь места, прибавок от яровизации не получил».(122)
Осенью того же 1955 г. по инициативе известного генетика Александрова В.Я. было написано письмо в Президиум ЦК КПСС о необходимости изменения ситуации в биологической науке. «В 1955 г. исполнялось 100 лет Мичурину. Опасаясь того, что Лысенко может использовать эту дату для укрепления своих позиций, около 250 известных ученых подписали письмо-обращение в Президиум ЦК КПСС, где излагалась отрицательная роль Лысенко. Письмо подписали, в том числе И.Е. Тамм, Л.Д. Ландау, П.Л. Капица, А.Д. Сахаров, Я.Б. Зельдович, И.Б. Харитон и др. Но И.В. Курчатов и А.Н. Несмеянов как члены ЦК КПСС отказались поставить свои подписи, пообещав лично поговорить с Хрущевым». Отметим, что еще раньше с аналогичными обращениями выступал генетик В.П. Эфроимсон, а затем последовала целая серия обращений А.А. Любищева. Все это привело к тому, что в 1955 г. Лысенко освободили от обязанностей Президента ВАСХНИЛ, однако спустя 6 лет, в 1961 г. он вновь стал Президентом ВАСХНИЛ.(123)
Итак, сталинская метод борьбы с монополизмом в науке дал сбой при публичном обсуждении генетики. Чиновники не поняли задумки Сталина и стали увольнять генетиков, но все же увольняли мягко, без репрессий, в основном административно. Но уже в 1952 году Сталин хотел ввести в руководство противников Лысенко. Он бы еще больше ограничил власть Лысенко, если бы не смерть в 1953 году. Но к власти пришел Хрущев и эра Лысенко была продолжена на еще 11 лет. Уже в 1956 году (после смерти Сталина и печально известного доклада Хрущева) в ответ на требование ряда академиков пересмотреть решения сессии ВАСХНИЛ Президиум АН ССР был категорично негативным: "На сессии ВАСХНИЛ стоял вопрос о борьбе материализма с идеализмом, сессия обеспечила победу марксистско-ленинской методологии в биологической науке, нельзя сводить все огромное значение сессии к деятельности отдельных лиц. У нас нет оснований отрицать научные заслуги академика Т.Д. Лысенко".(124) Это показывает, что Сталин в гонениях на генетику почти не виноват.
Еще в 1960 году выпускались диафильмы, певшие дифирамбы Лысенко и гордо описывающие успехи мичуринской биологии. Сам видел. В 1961 году Хрущев снова сделал Лысенко президентом ВАСХНИЛ. Как писал Ю. Жданову(125) академик П. М. Жуковский, в 1961 г. он "сдал рукопись 4-го издания "Ботаники" в издательство "Высшая школа", - она лежит там в холодильнике, ибо в ней упомянуты гены, ДНК, мутации, наличие  внутривидовой конкуренции и пр., а в экспертной комиссии сидят "отборные  молодцы"." И только после 1964 года начался настоящий процесс возрождения генетики, но на него наслоился процесс резкого снижения относительного финансирования биологической науки по сравнению с физикой и техникой.


ДИСКУССИЯ В ФИЗИОЛОГИИ
Следующей дискуссией, широко освещавшейся в печати в том же 1950 году была дискуссия о положении в физиологии. Она состоялась на Объединенной сессии Академии наук СССР и Академии медицинских наук СССР, состоявшейся 28 июня - 4 июля 1950 г." и вращалась вокруг наследия выдающегося русского физиолога лауреата Нобелевской премии И.П.Павлова. Многие видные советские физиологи в ходе этой дискуссии опять обвинялись в монополизации научных исследований, подавлении других точек зрения, научном диктате. Напомню, что Л.А.Орбели занимал 20 административных должностеи и это в возрасте более 60 лет.(126) После дискуссии ему был оставлен один административный пост, что Ю.Жданов, бывший тогда заведующим отделом науки ЦК КПСС, готов сейчас признать ошибкой.(127) Однако, в целом репрессий в связи с этой дискуссией, сколько мне известно, тоже не было, в худшем случае, было понижение в должности.(128)
Результаты сессии уже освещались в литературе.(129) В результате сессии директором Института физиологии АН СССР (в состав которого вошли Физиологический институт им. И.П.Павлова, Институт эволюционной физиологии и патологии высшей нервной деятельности, Институт физиологии центральной нервной системы) стал К.М. Быков, директором Института экспериментальной медицины в 1950 г. - Д.А.Бирюков, директором вновь организованного Института ВНД АН СССР в 1950 г. - Э.А.Асратян, а в 1952 г. - А.Г.Иванов-Смоленский. Добавим, что в 1950 г. Иванов-Смоленский становится действительным членом АМН СССР и лауреатом Сталинской премии. А лауреатами Золотой медали имени И.П.Павлова становятся в 1951 г. Быков, а в 1952 г. - Разенков.(130) По сути, опять шла борьба за теплые местечки.
По моему мнению, критика Орбели также была непосредственно связана с ленинградским делом.(131) Ведь Орбели возглавлял институт физиологии в Ленинграде. Вспомним, что в это время Сталин вел жёсткую борьбу против нарушений плановой дисциплины и искажений отчётности, против халатности, групповщины и разделения СССР по национальному признаку. Жестоко наказав ленинградскую группу, Сталин приравнял очковтирательство, семейственность, кумовство и групповщину к тягчайшим преступлениям против народа. И надо так оказаться, что именно в Ленинграде развил семейственность Н.А. Вознесенский. Именно в Ленинграде работала сестра М.А. Вознесенская, занимавшая пост секретаря Куйбышевского райкома ВКП(б). Там же преподавал брат Н.А. Вознесенского, проф. А.А. Вознесенский. Противники же Орбели ввели в дело тяжелую артилерию, обвиняя его в монополии на истину и административном давлении. Действительно, Орбели занял почти все возможные и невозможные научные и административные посты в тогдашней физиологии. Сталин опять оказался в своеобразной ловушке.
Сталин колебался (прошло всего два года после Васхниловской сессии), но опять решил поддержать тех, кто внешне выступал против монополии на истину. Определенный эффект оказало уже сложившееся в руководстве партии к тому времени мнение о том, что евреи захватили ключевые позиции в науке и начала проявляться их этническая солидарность при подборе кадров, а это, как показал опыт сентября 1948 года во время визита лидера Израиля Голды Меир, опасно для безопасности государства.(132) Хотя Орбели был не евреем, а армянином, но сути дела это не меняло. На письмо того же Ю. Жданова, где тот писал ... "наибольший вред нанес учению академика Павлова академик Орбели... Чем скорее будет разоблачен Орбели, тем основательнее будет ликвидирована его МОНОПОЛИЯ (выделено мною- АВТ.) монополия, тем лучше", Сталин сообщил Маленкову: "Посылаю Вам копию моего письма Жданову Ю. а также записку Жданова по вопросу об академике Павлове и его теории. Я думаю, что ЦК "должен всемерно поддержать это дело".(133) Итак, опять без перегибов обойтись не удалось.


БОРЬБА УЧЕНЫХ ЗА ВОЛЬНУЮ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СТАЛИНА
Чтобы лучше понять, почему Сталин так остро реагировал на монополию в науке и попытки ученых снять с себя персональную ответственность, необходимо рассмотреть, что же стали делать ученые после смерти Сталина. Первым, кто попытался подвергнуть серьезной ревизии принцип централизованного руководства наукой, был П.Л. Капица, пославший 12 апреля 1954 г письмо Хрущеву. Ссылаясь на утверждение, что наука должна "разрешать насущные трудности, стоящие перед нашим хозяйством", как на общепринятую марксистскую интерпретацию социальной функции науки, Капица писал, что, "конечно, наука должна это делать, но это не главное... Передовая наука не идет на поводу у практики, а сама создает новые направления в развитии культуры и этим меняет уклад нашей жизни".(134) Для подтверждения этой мысли Капица использовал пример достижений в области ядерной физики: "вспомним, как многие годы пренебрежительно относились у нас практики к научным работам по атомному ядру, так как не видели в них реального и быстрого выхода в жизнь. Если науку развивать по рецепту узкого практицизма.., то никогда бы человечество не могло найти путей к использованию атомной энергии". Поэтому, утверждал Капица, необходимо в первую очередь "поднять на щит фундаментальные теоретические научные проблемы".
Помимо этого утверждения, нарушавшего принятые в сталинские годы правила оценки эффективности научной работы, письмо Капицы содержало еще одно "неортодоксальное" предположение. По его мнению, развивать "фундаментальные теоретические" направления науки особенно важно потому, что советские ученые значительно отстают в этих областях от западных исследователей. В качестве средства, которое могло бы помочь разрешить эту трудность, Капица предлагал провести некоторые мероприятия по реорганизации советской науки, но детали того, как реорганизовать науку, не указывал.
Письма в ЦК или непосредственно генеральному секретарю ЦК КПСС были одним из наиболее распространенных способов привлечь внимание политического руководства к той или иной организационной проблеме.(135)
Атомный проект поставил участвующих в нем ученых в уникальные условия. Результатом нескольких лет напряженной и плодотворной работы участников проекта в относительной изоляции от режима сталинской Академии стали не только атомная и водородная бомбы. Стиль организации научной деятельности, сформировавшийся в довольно многочисленной группе физиков-ядерщиков, работавших в тесном контакте с военными, инженерами и политиками, отличался от общеакадемического стиля.
Постоянно растущий штат исполнителей проекта стал социальным базисом для формирования новых отношений между учеными и властью, наукой и идеологией, наукой и политикой. По собственному признанию президента Академии А.Н. Несмеянова, руководство физическими исследованиями "обеспечивалось, минуя организационные формы академии".(136)
К середине 1950-х гг. стратегическая задача атомного проекта была решена. Атомная, и водородная бомбы были созданы. Оставалась инженерная работа по внедрению и усовершенствованию, которая не требовала незаурядных усилий со стороны теоретиков. Примерно в это время начинается "бегство" физиков, ориентированных на проведение "мирных" фундаментальных исследований, из атомного проекта в открытые академические институты. Там было попроще получить ученую степень, там не требовалась каждодневная работа с жесткой персональной ответсвенностью. Хотелось расслабиться.
Физики-ядерщики, в отличие от Капицы, действовали самостоятельно и не пытались предварительно заручиться поддержкой ЦК или чиновников Министерства среднего машиностроения (ведомства, обеспечивавшего ядерные исследования). У них были свои политические задачи: добиться права заниматься научной работой независимо от засекреченного атомного проекта и "отобрать" у Средмаша часть установок для проведения открытых, не секретных исследований. А это звания, слава....Они активно добивались возможности поезщдок за рубеж, что стало бы возможнытм только при рассекречивании исследований. Например, Д.В. Скобельцын написал гневное письмо о вреде засекречивания теоретических работ в области ядерной физики. Но ведь до этого именно засекречивание позволило добиться успехов в создании атомной бомбы.
Ученые добились создания комиссии по реорганизации АН СССР. Комиссия предлагала укрепить материально-техническую базу физических институтов, работавших над незасекреченной тематикой, разрешить открытую публикацию работ по общетеоретическим вопросам ядерной физики, создать условия для широкого обсуждения ее проблем, ввести в практику приглашение в СССР видных иностранных специалистов в этой области и создать координационный совет по исследованиям в области ядерной и теоретической физики.(137)
Физикам удалось добиться принятия постановления, обеспечившего им привилегированную финансовую поддержку и относительную свободу в выборе направлений исследования в академических институтах. Однако это внесло дополнительный организационный дисбаланс в работу Академии. Результатом стало создание в системе Академии наук нескольких новых лабораторий, увеличение в два раза объема главных физических журналов, значительное увеличение в Академии числа мест для студентов и аспирантов по теоретической и ядерной физике, приравнивание их по статусу аспирантам Средмаша, создание единого органа для координации и руководства всеми работами по ядерной физике, не имеющими специальных технических приложений.(138)
Существенную роль в реализации бегства физиков-теоретиков из Средмаша сыграло студенческое выступление, происшедшее на отчетно-выборной конференции студентов МГУ в октябре 1953 года.(139) По итогам его разбирательств в декабре 1953 г. в Президиум ЦК КПСС Г.М. Маленкову и Н.С Хрущеву было направлено письмо, подписанное министром культуры СССР П.К. Пономаренко, министром среднего машиностроения В.А. Малышевым, президентом АН СССР А.Н. Несмеяновым и академиком-секретарем физико-математического отделения АН СССР М.В. Келдышем. В письме был дан анализ положения на физическом факультете, указывалось на низкий уровень научной работы и предлагались следующие меры по исправлению ситуации.
1. Заменить руководство физического факультета МГУ и обновить состав ученого совета, а также пересмотреть профессорско-преподавательский состав факультета.
2. Привлечь к профессорско-преподавательской деятельности в университете крупных ученых-физиков: академиков И.Е. Тамма, М.А. Леонтовича, Л.А. Арцимовича, Л.Д. Ландау, А.И. Щукина, В.Н. Кондратьева, членов-корреспондентов Академии наук СССР И.В. Обреимова, Е.И. Завойского, М.Г. Мещерякова.
3. Пересмотреть состав кафедр.
Конечным итогом стало постановление ЦК КПСС от 05.08.1954 г. «О мерах по улучшению подготовки кадров физиков в Московском государственном университете», освобожден от должности декана А.А. Соколов, на его место назначен В.С. Фурсов из команды Курчатова. Постановление практически реализует все основные пункты предложений, высказанные в письме студентов МГУ. С осени 1954 г. для всех отделений начинают читать курсы Арцимович, Леонтович, Кикоин, Ландау, Лукьянов, Шальников и многие другие ученые, работавшие в атомном и ракетном проектах.(140)
По сути, физики, пытаясь перетянуть одеяло на себя, добились себе льготных условий. Поскольку большая, чем прежде, часть денег пошла физикам, то остальные отделения АН СССР сразу ощутили на себе дефицит средств. Напомню, что Сталинская АН имела отделение технических наук, занимающегося преимущественно прикладными исследованиями. Положение прикладников в составе "сталинская" Академия обеспечивало им приоритетное финансирование. В середине 1950-х гг. позиции "инженеров" в Академии были сильны как никогда. Отделение технических наук было самым многочисленным и по числу членов, и по числу институтов. Было бы наивно полагать, что "инженеры" добровольно согласились бы отказаться от положения в составе АН СССР, которое обеспечивало им приоритетное финансирование.
Демонтаж Хрущевым основ сталинской системы (отмена ежегодного пересмотра норм выработки, освобождение директоров от необходимости работы по снижению себестоимости продукции, начало печатания денег) немедленно дало себя знать. Уже к 1955-1956 гг. началось проявляться отставание Советского Союза в области внедрения новой техники.(141)

ЛЮБИТЕЛИ НАУЧНОГО ТУРИЗМА
Начиная с 1930 г. научные контакты СССР с западными странами постепенно сходили на нет, и к концу 1940-х гг. советские ученые оказались в изоляции от западных ученых. Это было связано с тем, что условия холодной войны и боязнь научно-технического шпионажа диктовали необходимость жестких мер по обеспечению секретности в некоторых наиболее передовых отраслях науки, особенно в ядерной физике.(142)
Однако к началу 1950-х гг. советские ученые начали высказывать мнения о том, что международная изоляция и чрезмерная бюрократизация управления мешают науке. Так им казалось тогда. Однако, если посмотреть с точки зрения нашего нынешнего опыта, подобные мнения не подтверждаются практикой. Сейчас, несмотря на полную открытость российской науки и ликвидацию бюрократического всевластия РАН, в науке нынешней России пока не сделано ни одного выдающегося научного открытия, тогда как в сталинские годы, когда была и изоляция и бюрократизация, развитие советской науки и техники можно охарактеризовать как взлёт - советская наука все больше выдвигалась на лидируюшие позиции в мире.
После смерти Сталина ученые хотели разрешения на зарубежные поездки, в том числе на конференции, которые как правило ничего конкретного не приносят, если на поездкой не стоит большая предварительная работа. Их усилия увенчались успехом. Начиная с 1954 г. оценка зарубежных научных исследований со стороны Академии теряет идеологически враждебную стилистическую окраску. Международные научные контакты становятся предметом особой гордости Академии и упоминаются в отчетах как один из наиболее весомых факторов, подтверждающих эффективность ее работы. Число международных научных делегаций за период с 1953 по 1954 гг. утроилось; число единиц международного научного книгообмена стало в два раза больше.(143) 2 марта 1956 г. Президиум Академии выпустил постановление "О мерах по упорядочению международных научных связей Академии наук СССР и улучшению использования научных командировок", в первом пункте которого говорилось: "Считать одной из основных задач, стоящих перед учреждениями и научными сотрудниками Академии наук, тщательное изучение положительного опыта зарубежных научных учреждений и отдельных ученых в различных областях науки".(144) В начале 1960-х гг. международное научное сотрудничество считалось уже одной из неотъемлемых задач Академии. Теперь перед столичными (а ездили за рубеж в основном москвичи, сам знаю) учеными открывались заманчивые перспективы...
Но самой важной задачей для столичных ученых стало вхождение в различные международные организации (см. Таблицу 1).

Таблица 1. Рост числа международных научных организаций, в которые входила АН СССР (1955-1964 гг.)(по145)


 

Год.
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
Число
18
42
61
72
82
89
90
95
100
108

После 20 съезда КПСС прошли активы ученых. Все участники активов были единодушны в том, что Президиум должен передать часть своих управленческих полномочий в пользу бюро Отделений. Они не хотели больше над собой контроля, а хотели делать то, что им хочется, изучать, то, что попроще и поприятнее... Тамм и Арцимович в своих выступлениях настойчиво рекомендовали бросить все силы на разработку фундаментальных проблем, особенно в области ядерной физики и применения физических и химических методов в биологии.
Ученые добились большей независимости от центра. Была осуществлена децентрализация управления, выразившаяся в расширении административных полномочий директоров институтов и заведующих лабораториями и усилении регулирующей роли Общих собраний академии.(146)
Но нет худа без добра. Был создан Институт научно-технической информации, главной целью которого было реферирование научных статей, изданных за границей; было основано издательство "Мир", публиковавшее переводы зарубежных научных книг. В крупных городах, где размещалось большинство академических институтов, были созданы мелкооптовые базы, обслуживающие нужды исследовательских институтов. По новой бюрократической процедуре предусматривалась возможность изменения смет в середине планируемого периода и дополнительной закупки оборудования и необходимых материалов с этих баз.(147)

ОТРЫВ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКИ ОТ ПРИКЛАДНОЙ
Наконец, под давлением физиков-теоретиков вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 3 апреля 1961 г. "О мерах по улучшению координации научно-исследовательских работ в стране и деятельности Академии наук СССР", в котором говорилось, что в целях сосредоточения Академии наук СССР на выполнении важнейших научно-исследовательских работ в области естественных и гуманитарных наук, а также для улучшения деятельности институтов отраслевого профиля по предложению Президиума Академии наук ССССР передаются в ведение государственных комитетов Совета Министров СССР, министерств, ведомств и Совета Министров РСФСР ряд институтов и других научных учреждений, а также филиалы Академии наук СССР. За Академией наук СССР сохраняется научно-методическое руководство филиалами.(148)
За АН СССР было оставлено также решение фундаментальных научных проблем и разработка нескольких самых важных технологических проектов. Такое изменение приоритетов в деятельности Академии противоречило одному из главных правил сталинской научной политики. До середины 1950-х гг. большинство руководителей, причастных к управлению советской наукой, считали, что усилия ученых должны быть сосредоточены на задачах, имевших непосредственные практические приложения.(149)
Подчинение науки задачам производства могло принести советской науке только вред, так как промышленность без давления плана по снижению себестоимости, ликвидированного Хрущевым, ориентировалась главным образом на усовершенствование уже известных средств или решений той или иной производственной задачи и не позволяет науке изучать новые, еще не освоенные явления.
Итак, после убийства Сталина начались реформы сталинской науки, которые были проведены с вопиющими ошибками. Первая ошибка Хрущева была в предоставлении избыточной власти директорам научных учреждений. Они стали князьками в своих учреждениях. Бюрократия в науке, даже если она рекрутируется из выдающихся ученых, мгновенно прорастает через всю систему. Поэтому бюрократию и особенно научную бюрократию, надо систематически перетряхивать. На Западе директор в научном институте такой власти, какую имел советский директор НИИ или ректор вуза, не имеет. Там основные вопросы финансирования, а это самое главное в науке, решаются фондовыми агентствами, а не директором.
Вторая ошибка Хрущева состояла в том, что он в 1961 году разделил теоретиков и прикладников. Как показал С.Г.Кара-Мурза(150), в прикадных институтах обязательно должен быть теоретический или методический отдел, поскольку для отраслевых институтов привратниками новой информации и новых методов исследования являются ячейки, группы фундаментальных исследований.
После того, как Хрущева убрали, проблемы в науке выявились не сразу. Вначале они были компенсированы резким увеличением финансирования науки.(151) Но потом, все пороки новой организации науки проявились во всей красе.
Ну а как же научная номенклатура? Она выжила. Вот лишь один пример. После убийства Сталина упоминавшийся сын А. Жданова, Ю.А. Жданов с 1953 по 1957 год - заведующего отделом науки и культуры Ростовского обкома партии. Работая в партийных органах, он не прерывал научных исследований и преподавательской деятельности. В 1957 году защитил вторую кандидатскую диссертацию, на этот раз - по базовой специальности. Ему была присвоена ученая степень кандидата химических наук и звание доцента. В 1957 году Ю. А. Жданов,  не будучи доктором наук назначается ректором Ростовского государственного университета - одного из крупнейших вузов Российской Федерации.


НАУКА В НЫНЕШНЕЙ РОССИИ
Что же мы имеем в нынешней России? Государство практически прекратило финансировать науку. Я уже приводил цифры официальные и реальные.(152) Теперь пройдемся по кругу банковского кредита в России. Банк взял у населения деньги. Банкир нашел инвестора и его кредитует. Инвестор взял деньги и хочет найти новую технологию, основанную на научных достижениях, а их (достижений) нет в России. Они есть на Западе, но ими владеет государство через университеты и научные парки или крупные фирмы, не заинтересованные в выращивании конкурентов в России, и россияннину оно эти результаты не даст. А инвестор-то должен долг отдавать и с процентами. Или его поставят "на счетчик." Вот и получается местная республика ШКИД. Пока не было роста цен на нефть так и было бизнесменов стреляли, как куропаток. Когда начался рост цен на нефть, то прибыток к цене на нефть пока и используется в России для отдачи банковского процента. Как эта халява кончится, так и снова начнется стрельба по бизнесменам.
Некоторые(153) считают, что рынок в России надо видоизменить и основой его стимулирующего действия сделать рентные платежи. Однако пока никто не доказал, что такой рынок будет работать именно так и именно в России, да и в мире что-то примеров не отмечено. Рынок в нынешней России не будет работать именно по причине слабости государства и его неспособности развивать науку и венчурное (трехнологическое, изобретательское) дело, говоря по научному опытно-конструкторские разработки. И дело совсем не в народе и не в реформах. Поэтому детские надежды некоторых любителей рынка на малые предприятия или честный рынок есть свидетельство непонимания того, как работает современный капитализм. Но об этом в следующей статье.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Сталинская наука была построена на основе русского способа производства.(154) Основой этого способа является с его стабильность денежной единицы и наращивание производительнопсти труда путем штрафов, как это было при царской России, или пересмотра норм выработки, как это делалось при Сталине. Научные институты при Сталине финансировались как единый кулак государством и не зависели от промышленности, которая сама шла к ним и заказывала и делала исследования, если надо было. Наука была независима и ее развитие решалось путем публичных дискуссий на основе наиболее важного с точки зрения практики направления.
Как видим, осуждать Сталина за участие в организации Васхниловской и Павловской сессий нельзя. Если почитать книгу Ю. Жукова,(155) то видно, что вся послевоенная история знаменует собой постоянные перетряхивания властных структур. Единственный человек, который почти не менял приоритетов в своей работе был Берия, курировавший атомный проект, ракетные исследования и поиск нефти. Все остальные постоянно назначались и переназначались, иногда по нескольку раз в год. В то время СССР еще не имел атомной бомбы и Сталин очень опасался новой войны. Его действия на международной арене и внутри страны были обусловлены желанием не дать повод США. Кроме того, в 1948 году остро стоял вопрос о преданности интеллигенции сталинскому руководству страны.
Для того, чтобы резко подстегнуть оригинальность советских ученых Сталин в целом успешно провел компанию против космополитизма. Причем подсказал ему важность такой компании не кто иной, как Капица.
Любая централизация, особенно в науке немедленно рождает монополизм. Примерами могут служить Кольцов, Вавилов, Виноградов, Орбели, Несмеянов... Директора НИИ начали быстро концентрировать в своих руках ресурсы и подавлять инакомыслие, что в науке совершенно недопустимо. Я уже приводил факты о колоссальной концентрации административных постов в руках одних и тех же ученых. Естественно, это отражалось на свободе критики и мешало появлению новых идей. Сталин решился пробить брешь в монополизме научных кругов путем организации публичных дискуссий по различным проблемам науки. Дискуссии должны были стать открытыми для всего народа. Казалось,что такой способ сможет внести элементы самоочищения от научного монополизма. Но оказалось, что негодные карьеристы могут использовать этот обоюдоострый инструмент для собственной карьеры, что показал опыт Лысенко. Другой способ увеличения эффективности науки был разработан Берией в виде жесточайшей персональной ответственности в науке как это было при работе над атомным проектом. Но ученые не хотели персональной ответственности и после убийства Берии ведущие физики-теоретики быстро добились реорганизации сталинской науки и покинули атомный проект.
В целом, на результат обсуждения генетики на той пресловутой сессии оказали влияние несколько факторов.
1. Широкое учестие ведущих советских генетиков в пропаганде евгеники.
2. Непонятная ситуация в самой науке.
3. Активность Лысенко и его постоянные общания перевернуть мир.
4. Участие в обсуждении генетики карьериста, сына Жданова. Видимо, у Сталина пуже зародилось подозрение о формировании сетевой мафии, которую начала создавать ленинградская группа. Причем создавать с участием научных кругов.
5. Наконец, тот факт, что генетики вели себя по отношению к лысенковцам агрессивно и воспользовались административным ресурсом (сын Жданова первым начал административную атаку на Лысенко), свидетельствовали Сталину о том, что генетики не правы и в научном отношении. Но уже через 4 года Сталин попытался исправить свою ошибку и ввести в коллективное руководство биологической наукой противников Лысенко.
Те 4 года, что были потеряны в результате излишнего усердия чиновников от науки, с лихвой бы компенсировались за счет огромных финансовых влияний в биологию и привлечения молодежи, но Хрущев еще на 11 лет продлил эру Лысенко. Кроме того послесталинские руководители резко сократили финансирование биологической науки в пользу физики и техники.(156) Именно из-за Хрущева в основном и возникло отставание советской генетики. Более того, Хрущев в 1961 году разделил единую централизованную советскую науку и подчинил прикладные отделы министерствам и ведомствам, что сразу вызвало всплеск местничества и дублирования научных иссследований. Прежде директора имели план снижения себестоимости и искали научные решения. Например, минимальные встречные перевозки были и при Сталине, но они особенно стали нарастать уже после 1953 года, когда отменили снижение норм выработки и планы по снижению себестоимости и начали печатать деньги. Хрущев начал эмиссию денег и сразу же возникло несколько курсов рубля. Наконец, реформы науки подложили мину замедленного действия под советскую науку.
Вообще, возникает интереснейший психологический феномен, а точнее несколько парадоксов, связанных с заслугами Сталина перед страной и перед интеллигенцией. 1. Получив относительную полноту власти к 1934 году, Сталин сделал все возможное, чтобы реабилитировать русскую историю и культуру.(157) Сталин выиграл войну и тем самым спас русскую культуру от фашистского порабощения. 2. Сталин перед войной восстановил систему университетов, разрушенную марксистами-догматиками и подвергавшуюся губительным экспериментам с их стороны. После войны Сталин установил самые высокие в истории СССР (да, наверное и в мире) относительные оклады профессуре и научным работникам. Сталин добился невиданно высокого уровня финансирования советской науки. 3. Сталин спас евреев от фашистского геноцида. Сталин способствовал созданию государства Израиль. Сталин спас Израиль от разгрома арабами в 1948 году. (158) Странно, что после всего этого в России до сих пор нет ни одного памятника этому великому человеку.


ССЫЛКИ
(1) Александров В.Я. 1992. Трудные годы советской биологии. Записки современника. СПб. Наука. 262 стр.
(2) http://www.duel.ru/200141/?41_5_1. Смотри критику в Сысой. 2002. Снова "продажная девка". Запоздалые табуретки по поводу. Газета "Дуэль". N 48. http://duel.ru/200248/?48_5_2.
(3) Миронин С. 2006. Как Хрущев разрушил русский способ производства. Золотой Лев. Номер 75-76. http://www.zlev.ru/75_83.htm.
(4) Кирдина С.Г. X- и Y-экономики: институциональный анализ. М: Наука, 2004 - 256 с. http://kirdina.ru/book2/content.shtml.
(5) Петров М.К. 1991. Язык. Знак. Культура. М.: Наука. Изд. 2-е. 2004. М. УРСС. 328 с. http://www.philosophy.ru/library/petrovmk/.
(6) Кудрявцев М., С.Миронин, Р.Скорынин. Как и почему Запад обогнал весь мир. http://www.glazev.ru/associate/635.
(7) Белых Г. и Пантелеев А. Республика ШКИД http://lib.ru/RUSSLIT/PANTELEEW/respublikashkid.txt.
(8) Кудрявцев М., Миров А. и Скорынин Р. 2006. «Стать Америкой», оставаясь Россией: путь к процветанию. М. Алгоритм-Б. http://www.rus-crisis.ru/modules.php?op=modload&name=Downloads&file=index&req=viewsdownload&sid=8.
(9) См. 5.
(10-11) См. 6.
(12) См. 5.
(13) Ключевский В.О. Курс русской истории. http://www.magister.msk.ru/library/history/history1.htm.
(14) См. 13.
(15) Миронин С. 2006. Как временное правительство угробило страну. Интернет против телеэкрана. http://www.contr-tv.ru/common/1797/.
(16) Миронин С. 2006. О репрессиях без эмоций. Интернет против телеэкрана. http://www.contr-tv.ru/common/1547/.
(17) Миронин С. 2006. Как Хрущев разрушил русский способ производства. Золотой Лев. Номер 75-76. http://www.zlev.ru/75_83.htm.
(18) Миронин С. 2006. Утечка мозгов: объективный анализ. Интернет против телеэкрана. http://www.contrtv.ru/common/1657/.
(19) Петров М.К. 1992. Социально-культурные основания развития современной науки. М.
(20) См. 19.
(21) Кудрявцев М., Миронин С., Скорынин P. Реальный социализм http://www.contr-tv.ru/manipulation/1231/.
(22) См. 17.
(23) Аврус А.И. 2001. История российских университетов: Очерки. Моск. обществ. науч. фонд. М. 86 с. http://www.auditorium.ru/books/560/.
(24) См. 17.
(25) Мухин Ю. 2005. Убийцы Сталина. М. Яуза.
(26-27) См. 23.
(28) Жданов Ю. 2004. Без теории нам смерть! Смерть!! Смерть!!! http://stalinism.ru/gosudar/zhdan_death.htm.
(29) Грэхэм Л. Р. 1998. Очерки истории российской и советской науки, М.: Янус-К. 310 с. Krementsov N. 1997. Stalinist Science. Princeton: Princeton U.P., 372 p.
(30) Капица П.Л. 1989. Письма о науке. М.: Московский рабочий.
(31) Иванов К.В. 2000. Наука после Сталина: реформа академии 1954-1961 гг. Науковедение № 1. http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/HISTORY/POST.HTM.
(32) Несмеянов А.Н. На качелях XX века. М., 1999. 309 с. Стр. 177.
(33) Greenberg L. L. Policy-Making in the USSR Academy of Sciences// Journal of Contemporary History. 1973. V. 8. No. 4. P. 67-80.
(34) http://grachev62.narod.ru/stalin/t16/t16_01.htm.
(35-38) См. 28.
(39) Кедров Б.М. 1988. Как создавался наш журнал. Вопрос о новом журнале на философской дискуссии 1947 года. Вопросы философии.
(40-41) См. 28.
(42) Гангнус A. 2006. А.А.Жданов (1896-1948) на удивление много сделал для развития образования и науки в СССР. http://www.intelligent.ru/articles/text300.htm.
(43-44) См. 28.
(45) 220 лет Академии наук СССР. Справочная книга. М., 1945. Стр. 26-27.
(46) http://www.duel.ru/200613/?13_7_1
(47-48) См. 28.
(49) http://www.hrono.ru/biograf/stalin.html.
(50) См. 23.
(51) http://www.edurss.ru/cgi-bin/db.pl?cp=koi&lang=Ru&blang=ru&page=Book&list=23&id=1429.
(52) http://www.imemo.ru/history/
(53) См. 28.
(54) Чуев Ф. 1991. Сто сорок бесед с Молотовым. М.
(55-57) См. 28.
(58) См. 31.
(59) Бабков В.В. 2000. О принципах организации института Н.К.Кольцова. Науковедение. Номер 2.***
(60) Мухин Ю. 2002. Убийство Сталина и Берия. М. Стр. 421.
(61) См. 60. Стр. 423.
(62-65) См. 28
(66) См. 60.
(67) Кобзев Д. 2002. Снова "продажная девка", "аргумент" Кольцова и евгенические идеи советских генетиков. http://www.duel.ru/200250/?50_5_2
(68) См. 59.
(69) См. 67.
(70) Леонов В.П. 1999. Долгое прощание с лысенковщиной. Части 2 и 3. http://n-t.ru/tp/in/dpl02.htm.
(71) Graham L. R. 1993. Science in Russia and the Soviet Union. Cambridge University Press. Cambridge.
(72) Лешкевич Т.Г. 2005. Философия науки. М. Инфра-М. 272 с. Стр. 154.
(73) Дубинин Н.П. 1973. Вечное движение. М. Политиздат.
(74) См. 70.
(75) См. 71.
(76) Liu Y. 2004. Lysenko’s contributions to biology and his tragedies. Rivista di Biologia / Biology Forum. 97:483-498.
(77) Rossianov K.O. 1993. Editing Nature: Joseph Stalin and the "New" Soviet Biology. Isis 84:728-745.
(78) Medvedev Z.A. 2000. Lysenko and Stalin: Commemorating the 50th Anniversary of the August 1948 LAAAS Conference and the 100th Anniversary of T.D. Lysenko’s Birth, September 29, 1898. Mutation Research 462:3-11.
(79) Лысенко T. 1929. В чем сущность гипотезы "озимости" растений? "Сельскохозяйственная газета", цит. по Сойфер В. 2001. Власть и наука (История разгрома коммунистами генетики в СССР). Вашингтон.
(80) Сойфер В. 2001. Власть и наука. (История разгрома коммунистами генетики в СССР). Вашингтон. http://pereplet.sai.msu.ru/text/lisenko/introduction.html
http://pereplet.sai.msu.ru/text/lisenko/Chapterlfinal.html
(81) Васильев И. 1936. Яровизация зернобобовых культур. В журнале "Социалистическая реконструкция сельского хозяйства", 1936, N 12, стр. 128-150. Цит. по 80.
(82) Васильев И. 1936. Яровизация зернобобовых культур. В журнале "Социалистическая реконструкция сельского хозяйства", 1936, N 12, стр. 138. Цит. по 80.
(83-84) См. 76.
(85) Balter M. 2000. Was Lamarck just a little bit right? Science 288:38.
(86) Sung S. and Amasino R.M. 2004. Vernalization and epigenetics: How plants remember winter. Current Opinion in Plant Biology 7:4-10.
(87) Sherman, J.D. and Talbert L.E. 2002. Vernalization-induced changes of the DNA methylation pattern in Winter Wheat. Genome 45:253-260.
(88) Jablonka E. and Lamb M.J. 1998. Epigenetic Inheritance in Evolution. J. Evol. Biol. 11:159-183.
(89) См. 76.
(90) Flegr J. 2002. Was Lysenko (partly) Right? Michurinist Biology in the View of Modern Plant Physiology and Genetics. Riv. Biol./B. Forum 95:259-272.
(91) Roll-Hansen N. 1985. A New Perspective on Lysenko? Annals of Science 42: 261-278.
(92) См. 76.
(93) Taller, J., Y. Hirata, N. Yagishita, M. Kita and S. Ogata. 1998. Graft-induced Changes and the Inheritance of Several Characteristics in Pepper (Capsicum annuum L.). Theor. Appl. Genet. 97: 705-713.
(94) Fan, S.-Y. 1999. Phenotype Variation by the Action of Scion Prunus japonica  Thunb on Stock Prunus armeniaca L. Hereditas (Beijing) 21: 43-44.
(95) Hirata, Y., S. Ogata, S. Kurita, G.T. Nozawa, J. Zhou and S. Wu. 2003. Molecular Mechanism of Graft Transformation in Capsicum annuum L. Acta Hort. 625: 125-130.
(96) См. 76.
(97) Lucas, W.J., B.-C. Yoo and F. Kragler. 2001. RNA as a Long- distance Information Macromolecule in Plants. Nature Reviews Molecular Biology 2: 849-857.
(98) Kumar, A. and J.L. Bennetzen. 1999. Plant Retrotransposons. Annu. Rev. Genet. 33: 479-532.
(99) См. 76.
(100) Cresswell, J.E., C. Hagen and J.M. Woolnough. 2001. Attributes of Individual  Flowers of Brassica napus L. are Affected by Defoliation but not by Intraspecific Competition. Annals of Botany 88: 111-117.
(101) См. 85.
(102) Halstead, B. [1987], Imanishi’s Influence on Evolution Theory in Japan. Nature. 326: 21.
(103) См. 76.
(104) Hagemann Р. 2002. How did East German genetics avoid Lysenkoism? Trends in Genetics. 18:320-324.
(105) См. 2.
(106) См. 76.
(107) Кун Т. 1977. Структура научных революций. М. Прогресс, 1977. 300 стр. http://www.philosophy.ru/library/kuhn/01/00.html
(108) Бабков, 2001. http://nasha-genetika.com/3.php
(109) См. 31.
(110) См. 107.
(111) Жданов Ю. А. 1993. Во мгле противоречий // Вопросы философии. 1993. №7, с.65-92.http://russcience.euro.ru/memory/jdan93ph.htm. См. 28. Стр. 260.
(112) См. 31.
(113) Миронин С. 2006. Ленинградское дело - надо ли ставить кавычки. Интернет против телеэкрана. http://www.contrtv.ru/common/1608/
(114) http://www.akhmatova.org/articles/kostyrchenko.htm
(115) http://www.akhmatova.org/articles/kostyrchenko.htm
(116) http://en.wikipedia.org/wiki/C._H._Waddington . См. также Gilbert S. F. (Editor) 1994. A Conceptual History of Modern Embryology. Johns Hopkins Univ. Press. ISBN: 0801847370.
(117) См. 113.
(118) Судоплатов П.А. 1997. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы. М. ОЛМА-ПРЕСС. militera.lib.ru/memo/russian/sudoplatov_pa/index.html
(119) См. 72. 114.
(120) Жуков Ю. 2005. Иной Сталин. М. Вагриус. Стр. 456.
(121) См. 28.
(122-124) См. 70.
(125) См. 111.
(126) См. 28.
(127) См. 28
(128-130) http://nasha-genetika.com/5.php.
(131) См. 113.
(132) Миронин С. 2006. Сталин и евреи. Дело Еврейского Антифашистского Комитета и Дело Врачей. Ч1. Кризис России. http://www.rus-crisis.ru/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=1501
http://www.rus-crisis.ru/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=1502
http://www.rus-crisis.ru/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=1503
(133) См. 120. стр. 521.
(134) См. 30. Стр. 305
(135) См. 31.
(136) См. 32.
(137-138) См. 31.
(139-140) Ковалева С. "Студенческий бунт" 1953 г. http://www.circle.ru/archive/front_fold/cont/studen/text
(141-146) См. 31
(147) Постановление Президиума АН СССР № 288а от 29 июня 1956 г. и сопроводительные материалы к нему.
(148-149) См. 31.
(150) Кара-Мурза С.Г. Проблемы интенсификации науки: технология научных исследований. - М.: Наука, 1989. - 248 с. Стр. 172.
(151-152) См. 18.
(153) См. 8.
(154) См. 3.
(155) Жуков Ю. 2005a. Иной Сталин. М. Вагриус.
(156) См. 18.
(157) См. 16.
(158) См. 132.


0.19500303268433