18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
Архив материалов
 
Басаев может уходить

1.          Министр обороны России С. Иванов в интервью после смерти террориста Ш. Басаева позволил себе выразиться метафорически: мол, убит наш российский Бен-Ладен. Но давайте представим, что творилось бы в США, если бы CNN сообщила, что спецагентами ЦРУ уничтожен сам Усама Бен Ладен. Эта новость не сходила бы с экранов телевизоров несколько дней подряд, на всех каналах шли бы  беспрерывной чередой интервью с руководством ЦРУ, аналитические программы с участием крупнейших политологов, отзывы родственников жертв теракта 11 сентября 2001 года… Думаю, что американцы, которые, как известно, народ простоватый и эмоциональный, вышли бы даже на улицы и устроили веселые гулянья, так велико было напряжение последних несколько лет, когда Америка буквально была запугана террористической угрозой…  


В России же не происходит ничего подобного.  Обыватель, который вечером 10 июля хотел узнать подробности  о смерти Басаева, был, верно, разочарован. Информационные выпуски сообщали об этом скупо. Новостью номер один оставалась авикатастрофа в Иркутске, которая обсуждалась СМИ несколько дней, затем шли самые разные сообщения – о подготовке к саммиту G-8 в Санкт-Петербурге, начале вступительных экзаменов в вузах, и уж затем – и то не на всех каналах – в двух словах сообщение о ликвидации Басева и подробно интервью Путина об этом. Да и Рунет, который всегда отличается большей оперативностью и свободой, чем ТВ, уделил этой новости немного внимания. На новостных лентах она шла мимоходом, наряду с новостями  из Украины и светской хроникой. Только поздно ночью появились сообщения, что главы основных традиционных конфессий России в гибели террориста Басаева увидели  залог установления мира на Кавказе. Реакций от ведущих политиков России (кроме, разумеется, Путина) не последовало. Даже Валерия Ильинична Новодворская, которая видела в Басаеве соратника по борьбе с «проклятым российским империализмом»,  не удосужилась отозваться на смерть бывшего «соратника» на  сайте ДС. Сайт «Союза правых сил» тоже ограничился простым информационным сообщением, без каких бы то ни было комментариев. А ведь СПС всегда занимал прочеченскую позицию, а один из лидеров этой партии пресловутый «правозащитник»   С.А. Ковалев получил даже из рук Басаева «ичкерийский орден»! Но особенно удивила реакция главы идеологического ведомства чеченских сепаратистов г-на М. Удугова. Он выразился в том духе, что   «Басаев только компрометировал чеченское сопротивление»!

И особого волнения среди простых людей в России не наблюдалось. Всякий, кто в это время ехал в автобусе, был в магазине, находился на работе, мог убедиться, что люди говорили о чем угодно, кроме как о ликвидации «нашего Бен Ладена». Если бы спросить этих людей о том, как они относятся к устранению террориста №1 в России, верно, они бы также ответили, что давно пора бы прервать карьеру этого злодея (сокрушаться о  бесславном конце Басаева  могут лишь отдельно взятые господа с сепаратистского Интернет-ресурса «Кавказ-центр», да и то, как мы убедились, далеко не все). Но и большой радости народной не ощущалось…   

 

2. Скепсис наших граждан и равнодушие СМИ вполне можно понять. Уж слишком много было странностей в этой вялотекущей многолетней недоучившегося студента московского вуза и самодеятельного вояки Шамиля Салмановича Басаева и спецслужб и МВД государства Российская Федерация, обладавших всеми возможными видами вооружения и техники и многотысячным штатом  профессионалов, подготовленных  специальными инструкторами. Как-то не очень верится в слова  подконтрольных властям СМИ о том, что  руководство Росси сил  и живота не жалело, долгих пятнадцать лет выискивая повсюду какие-нибудь координаты Шамиля Басаева (хоть номер телефона, на сигнал от которого можно отправить ракету!) и вот теперь, наконец, добилось своего… Вспомним, как в действительности обстояло дело.
Карьеру террориста Басаев начал в 1991 году, когда он  участвовал в угоне самолета Ту-154 из аэропорта Минеральные Воды в Турцию в знак протеста против политики федерального центра на Кавказе. Затем  он побывал в роли начальника охраны Дудаева – «президента» самопровозглашенной Ичкерии, поучаствовал, наверное,  во всех военных конфликтах близлежащих регионов – от Чечни до Карабаха и Афганистана как организатор и участник незаконных вооруженных формирований. Он даже отметился продажей оружием в Афганистане и «крышеванием» грабежей поездов на территории Чечни. Однако уголовное дело Генпрокуратура РФ   открыла на него лишь после рейда отряда Басаева на Буденовск, в ходе которого была захвачена больница и погибли   128 человек, в основном мирных жителей.  Казалось бы, если уж  дело все таки открыто, и террорист  объявлен в розыск, то все силы спецслужб и МВД должны быть направлены на его поимку. Соответствующие госорганизации имеют множество средств для этого: проверки документов, внедрение агентов в формирования бандитов и в среду местного населения в  нужных регионах, прослушивание телефонных разговоров, аэро- и космическая фотосъемка, перлюстрация почты, в том числе и электронной и т.д. Если при задействовании всех этих средств террорист  все же не пойман, то только в случае, когда он «залег на дно» в каком-нибудь глухом селении,  никуда не выезжает, ни с кем не встречается, не пользуется телефоном и рацией, не выходит в Интернет… Но не тут-то было. Басаев и не думал скрываться. Он охотно давал интервью российским и зарубежным СМИ, при  этом лично встречаясь с журналистами, и угрожая новыми терактами на фоне различных горных пейзажей (как правило, угрозы были небеспочвенны и вскоре сбывались). Будучи лицом, объявленным в федеральный розыск, он свободно перемещался не только по Чечне, часть которой, до 2000 года, действительно, не контролировалась федеральными силами, но и по довольно мирной и находящейся в «конституционном поле»  Ингушетии. Басаев спокойно и без опаски беседовал по спутниковому телефону с высокопоставленными российскими политиками (например, с радикал-либералом К. Боровым), со своими заграничными  покровителями (не только в Саудовской Аравии, но и в Евросоюзе и США). В 1996 году Басаев даже  побывал в Москве, прожив в ней неделю, почти не скрываясь. В интервью «Независимой газете» (12 марта 1996 года) Басаев цинично похвалялся:    "Какие могут быть проблемы? … Нет, я не только в машине ездил, но и по улицам ходил. Ни разу документы не спрашивали. Я в Москве раньше пять лет жил и платил все эти годы - гаишникам и всем. Я знаю Россию. Так что проблем нет. Если ты нормальные деньги имеешь, то даже с места преступления, если захватят тебя, любой милиционер отпустит". ("Независимая газета", 12 марта 1996 г.).
Можно предположить, что так было в годы ельцинского беспредела, когда власть была только номинальной и не только в Чечне, но и в центральной России бандиты гуляли совершенно безнаказанно. Но ситуация мало изменилась и после 2000 года, когда начался «путинский авторитаризм».  В 2000 году  при бегстве из Грозного Басаев был ранен, ему ампутировали ногу. По сообщениям журналистов, он прошел курс лечения за границей и его перемещения туда и обратно в Россию прошли совершенно беспрепятственно. После каждого своего громкого теракта он давал интервью журналистам, так, после Беслана Басаева интервьюировал журналист зарубежного телеканала,  и Басаев взял на себя ответственность за подготовку этого  побоища. Несмотря на то, что власти уверяли: дело Беслана на особом контроле и заявляли, что усиленно ищут Басаева, его так и не нашли… 
Все это вызывало законную иронию СМИ и общественного мнения. Только ленивый не шутил, что Басаев - тот самый  Джо из анекдота, который неуловим, потому что его никто по-настоящему не ловит.
Не совсем ясна ситуация и с ликвидацией  Басаева. Как уже говорилось, по уверениям официальных СМИ, он был уничтожен направленным ракетным ударом на территории Ингушетии, которая полностью контролируется федеральной властью и на которой размещено немало формирований МВД, ФСБ, а также Вооруженных сил. Возникает вопрос: что мешало блокировать КАМАЗ с террористами с использованием всех возможных средств – от армии до специальных групп захвата и хотя бы попытаться взять Басаева живым? Ведь  всякому понятно, что таким образом можно было бы добыть бесценную информацию о террористической сети на Кавказе, да и открытый и показательный суд на террористом предпочтительнее его уничтожения ракетой. Не было бы тогда восторженных заявлений «Кавказ-центра» о том, что Шамиль, дескать, умер непокоренным, и, соответственно, не превратился бы он в икону для новых поколений террористов.  
Этот вопрос, между прочим, задавали журналисты российских телеканалов и сами отвечали на него: видимо, кое кому на самом верху не нужно было, чтоб Басаев попался живым. Слишком много он знал о кухне реальной политики 90-х годов, в том числе и  о связях московской политической и бизнес-элиты с террористическим подпольем на Кавказе, что могло очень и очень дискредитировать многих и доныне здравствующих высокопоставленных российских деятелей
Данное предположение – о том, что Басаева просто устранили как нежелательного свидетеля - выглядит весьма правдоподобным, особенно, если мы вспомним, что это – не единичный случай, а практика спецслужб, особенно в последние годы. Точно также, ракетой, наведенной по сигналу со спутникового телефона, в апреле 1996 был убит Джохар Дудаев. В 2000 году ликвидирован иорданец Хаттаб (отравлен спецагентом, проникшим в окружение террориста). В 2004 в Катаре взорван вместе с автомобилем Зелимхан Яндарбиев. В том же году в горах Чечни уничтожен известный полевой командир Руслан Гелаев. В марте 2005 ликвидирован сам  Аслан Масхадов. Из главарей террористического подполья только Салман Радуев был захвачен живым. Но и он, будучи  приговоренным к пожизненному заключению, как-то подозрительно скоропостижно скончался в тюрьме через 2 года после суда…
Естественно, речь не идет о том, что в этом виноваты спецслужбы. Напротив, многие  работники ФСБ жизни своей не жалели, чтоб приблизить конец чеченских террористов: разрабатывали планы операций, внедрялись в бандформирования, проверяли и отслеживали связи террористов. Но не будем забывать, что слово «спецслужбы» происходит от слова «служить»: не рядовые и даже не  офицеры ФСБ принимают  решения подобного рода, а политическое руководство страны, «службисты» лишь выполняют приказы. Нет приказа о ликвидации Басаева, так хоть выясни его местоположение до сантиметра, сделать ничего нельзя. Нет приказа о том, чтобы взять его живьем, так хоть дивизия стоит  наготове, изволь уничтожить террориста на месте ракетным ударом.  А что дело обстояло именно так, ни для кого не секрет. В течении 90-х годов в прессу неоднократно просачивалась информация, что  спецслужбы много раз «засекали» реальное местонахождение Шамиля Басаева и его бандформирования и убедительно просили  Москву отдать приказ об их арестах или хотя бы ликвидации. Ни всякий раз тщетно…
 Проще говоря, значит, до определенного момента некоторым, могущественным кругам в политической и экономической элите России (и  стран Запада, контролирующих те или иные сегменты российской элиты) одиозный террорист Басаев был нужен для их политических и финансовых игр. Теперь же надобность в нем отпала и его убрали со сцены «общества спектакля». Это вывод, собственно, не является столь уж оригинальным, например, об этом прямо говорилось в программе А. Пушкова «Постскриптум» на канале ТВЦ 15 июля 2006 года… Вот только там главным лицом, прикрывавшим Шамиля Басаева на самых верхах российского руководства был назван Борис Березовский. Конечно, «официальным патриотам», которым хочется и либеральный беспредел  заклеймить и власть не обидеть, очень удобно валить все на Березовского. Он теперь политэмигрант, практически «либеральный Троцкий», на можно спокойно  «вешать»  ответственность за все преступления, совершенные командой    Ельцина-Гайдара. Впрочем, оговорюсь, я лично не сомневаюсь, что в том числе и Березовский оберегал Басаева от эфэсбешной ракеты, так как террорист был ему чрезвычайно нужен для тайных политических игр, где были задействованы и Запад, и Кремль и полевые командиры с кавказских гор… Но, боюсь, дело не только в одном лишь Борисе Абрамовиче. Басаев и  все остальные лидеры самопровозглашенной Ичкерии – объективный результат деятельности всей когорты российских демократов в период с конца 80-х до конца 90-х годов. Они вызваны к жизни  недвусмысленными действиями, или, как минимум, преступным бездействием федеральных властей в целом. Обосновать это не так уж трудно.

 

3. В самом деле, кто, как не руководитель демдвижения рубежа 80-х и 90-х Борис Ельцин, денонсировал союзный договор и буквально вытолкнул другие республики СССР из состава Союза? Очевидно, что обретение Казахстаном,  Узбекистаном, Туркменией, Латвией, Эстонией «независимости», тут же разожгло аппетиты у  лидеров нацдвижений в регионах самой России, в том числе и на Кавказе. Б.Ельцин же еще и подогрел эти настроения, бросив клич: «берите независимости, сколько сможете проглотить!». В ответ на этот клич Дудаев и Басаев со товарищами совершили государственный переворот в Чечено-Ингушской АССР.  Сейчас как-то не приято вспоминать, что и Басаев, Дудаев и компания, числящиеся теперь по ведомству «нецивилизованных исламистов», в свое время были горячими сторонниками наших «перестройщиков» и «либералов». Мало, кто знает, например, что в августе 1991 года, во время путча Шамиль Басаев лично участвовал в бутафорской обороне Белого дома от  войск, подконтрольных ГКЧП, то есть был всецело на стороне Б. Ельцина. Д. Дудаев также рассматривался в это время как «политик-демократ», противостоящий «коммунисту» Доку Завгаеву и был любимцем московских демкругов.
Далее, парламент РСФСР в ноябре того же 1991 года отказался принять указ спохватившегося президента Ельцина о введении чрезвычайного положения в Чечено-Ингушетии, хотя уже было ясно, что новое руководство Чечни видит свою республику независимым от России государством. Так сложилась парадоксальная ситуация: в Грозном спешно  создавали все органы, имеющиеся у независимого государства (таможня, армия, полиция и т.д.) и объявляли о своем выходе из состава России, а в Москве, как бы и не замечая этого, продолжали считать Чечню субъектом Российской Федерации со всеми вытекающими отсюда последствиями (например, высылкой запланированных в бюджете немалых денежных траншей).
Особо следует отметить санкционированный московским руководством вывод формирований советской армии с территории Чечни, да еще и такой, что все склады с оружием оставались в руках сепаратистов. В итоге  вооруженные соединения сепаратистов к 1994 году получили многочисленные автоматы, гранатометы с боеприпасами к ним, и даже … самолеты (которые, правда,  в начале первой войны так и не смогли подняться с аэродромов, для того, чтобы, по вверению Дудаева, «бомбить Москву»; они были ракетными ударами уничтожены  на взлетных полосах в первые часы войны).
Нельзя не сказать и о позиции либеральных, прежде всего столичных СМИ во время 1-й чеченской войны. Общеизвестно, что, например, канал НТВ превратился в настоящий рупор  сепаратистов и  даже террористов, такие одиозные личности, как тот же Басаев  изображались там как «благородные Робин Гуды», а солдаты и офицеры своей собственной Российской Армии – как преступники и садисты.  
Наконец, российские либеральные и западнические партии и отдельные политики не только поддерживали тесную связь с чеченскими сепаратистами, даже с теми, кто был обвинен в преступлениях ( о чем неоднократно писала пресса, например, газета «Новые известия», называвшая даже имя посредника между Басаевым и кремлевским властями – Асланбек Исмагилов, но и всячески стремились их обелить в глазах российской и мировой общественности. Более того, через своих единомышленников во множестве властных структур, а также в  правительстве и непосредственно  в администрации президента (Б. Березовского, А. Чубайса, С. Ковалева и многих других) они стремились  заставить  президента сменить свою позицию по отношению к сепаратистам на более мягкую, податливую, фактически потакая аппетитам сепаратистов и подталкивая проект трансформации Российской Федерации  в конфедерацию. Причем, естественно, эти фигуры, лоббирующие интересы сепаратистов  в Кремле и на Старой площади были только верхушками айсбергов, за ними стояли определенные политические и финансово-экономические группы, иногда – российские, а иногда и международные, чьи интересы они озвучивали.


Итак, сепаратизм и терроризм в Чечне был порожден при попустительстве, а то и при непосредственной активности со стороны определенных сегментов политического истэблишмента России, прежде всего, либерально-западнической ориентации. Причем, дабы не создавалось впечатления, что наши либералы здесь действовали бескорыстно, исходя лишь из своих убеждений, укажем на два тайных фактора такой их любви к сепаратистам. Первый фактор – геополитический, о котором сказано уже немало. Некоторым кругам на Западе и в США очень выгодно, чтоб Россия завязла в борьбе с сепаратистами на своей территории. Именно эти круги имели и имеют рычаги влияния на наших либералов …  Не секрет ведь, что большинство наших либералов на «финансовой игле» у западных фондов, которые не просто  выражают политику США, а самых воинственных и агрессивных кругов в США (так называемых «ястребов»).  Второй же фактор – экономический, о котором пишут гораздо  меньше. Вся эта бутафория с чеченским суверенитетом и  впоследствии – с войной  имела вполне земную денежную подоплеку и была бизнесом не только для самих террористов и сепаратистов, но и для определенных кругов московской элиты. Прежде всего, «суверенная Чечня»,  фактически  на несколько лет выпавшая из поля влияния российских и международных правоохранительных органов, была превращена в площадку для самых выгодных видов криминального бизнеса – продажи оружия и наркотиков, работорговли и т.д.. Недаром «чеченский режим» времен Дудаева и Масхадова политологи  откровенно называют «квазигосударственым криминальным образованием». Начавшаяся в 1994 году  «контртеррористическая операция» мало что  изменила в этой ситуации; операция велась столь вяло, что боевики не только сохраняли контроль над большинством территории Чечни, но и продолжали свой бизнес (речь идет, прежде всего, о продаже оружия в столь крупных масштабах, что, очевидно, это не могло обойтись без поддержки самых верхов армейского командования и политической элиты). Обстановка военных действий и террористической активности им былаим  только на руку, поскольку они создавали «дымовую завесу», за которой легко было спрятать криминальный бизнес.
Далее,  в Чечню все 90-е годы перекачивались огромные суммы денег из госбюджета. И для выплаты зарплат и пособий  (причем, эти транши не прекращались даже во время войны, поскольку войной она не считалась, а Чечня рассматривалась как субъект РФ, для которого запланированы деньги в бюджете), и для восстановления разрушенных объектов народного хозяйства. Расхитить эти средства в условиях военно-милицейской операции не представляло большого труда…
Наконец, отдельная статья бизнеса – расхищение советского наследства, прежде всего нефтяного производства. Здесь конечно, «ичкерийским приватизаторам» тоже нельзя было обойтись без тайного соглашения с представителями московской элиты, которую они явно, при телекамерах и журналистах проклинали как «империалистов» и «палачей». Впрочем, на продажу шло все – металлы, остатки промышленного производства. Не секрет, что за годы правления Дудаева и Масхадова Чечня была почти полностью доиндустриализована…  


В итоге родился своеобразный симбиоз из боевиков, чиновников местного и федерального уровня, крупных бизнесменов, правозащитников и либеральных журналистов, который позволял делать большие деньги на военных действиях и терактах в отдельно взятом  российском регионе. Эта экономика войны действовала столь эффективно, что устранять террористов, тем  более таких крупных как Басаев, которые были одним из ведущих звеньев этого механизма, не представлялось целесообразным тем, кто на «самом верху» принимал политические решения.

 

4.
  Тут мы подошли к самому главному. Басаев, Дудаев, Масхадов объявляли себя некими политическими деятелями государства, отделившегося от России. Их московские оппоненты также называли их сепаратистами, нелигитимными лидерами «самопровозглашенного государства». Как видим, и та, и другая сторона, при всей разнице их оценок событий, происходивших в Чечне в 90-е годы,  соглашались в том, что самозваное ичкерийское руководство – это не российские политики, а совершенна иная генерация политиков, отличная от российской элиты. В действительности же, сепаратистами они были в большой степени номинально. Два раза за 90-е годы  - в 1991-1193 и в 1996-1999 г.г. федеральная власть фактически оставляла Дудаева, а затем Масхадова и компанию в покое и предоставляла им делать что им заблагорассудиться. Можно было ожидать, что они, следуя своим словам, действительно станут создавать государство Ичкерию. При этом оговоримся, что создавать государство – это не издавать указы о  создании тех или иных госорганов (полиции,  таможни и т.д.) с тем, чтобы определенные лица прибили к кабинетам соответствующие таблички, получили новый оклад и этим дело кончилось. Создавать государство – это развивать экономику, сооружать новые производства, строить школы, детские сады, поликлиники, налаживать работу вузов, железнодорожные, авиационные сообщения. Ничего этого руководители «Ичкерии» не делали и делать не собирались. Их хватало только на то, чтобы раздать друг другу громкие должности и устраивать парады в Грозном. А республика все больше скатывалась в  хаос безвластия и бандитизма, деиндустриализации и криминального рынка. Под речи о независимом государстве и новом этапе истории разрастались беззаконие по отношению к гражданам,  грабеж  нефти и  остатков советской индустрии, убийства и похищения людей. Достаточно вспомнить телехронику тех лет – Грозный лежащий в руинах после авиабомбардировок 1994 года. Чеченские самостийники даже не удосужились отстроить столицу, это стали делать лишь при Кадырове!
Итак, объективно так называемые сепаратисты были всего лишь разрушителями, которые обогащаются на растаскивании государственной собственности и антизаконных сделках. И этим они ничем не отличались от московских, федеральных политиков того же времени – Ельцина, Березовского, Гусинского, Чубайса и т.д. Не будем забывать, что те тоже  сначала выступили как сепаратисты, которые развалили великую империю – СССР, выведя их ее состава государствообразующую республику – РСФСР, затем под душевные  речи о создании долгожданной российской демократии и капитализма стали разворовывать и  растаскивать советское наследие, не брезгуя при этом никакими способами  отхватить «длинный рубль».  В финансовом отношении они тоже вполне друг друга стоили. В ельцинской Москве и в  дудаевско-масхадовском Грозном в руководстве бедных людей не было, хоть народ и там , и там от года к году жил все хуже. Тот же Шамиль Басаев, если приглядеться к нему внимательней, был никакой не благородный Робин Гуд, раздающий деньги  народу, как его рисовала либеральная пресса. Басаев был владельцем незаконного нефтяного бизнеса, получателем траншей из-за рубежа, богачом, наживавшимся на работорговле и грабежах. Когда он  умер, выяснилось, что на его счетах в западных банках около 70 миллионов долларов, оформленные на его родственников (было больше, но его собственные счета за рубежом были «заморожены» по требованию Интерпола, после того, как США включили его в список  крупнейших  террористов  мира) (Компромат. Ру). Перед нами типичный российский олигарх, с криминальной изнанкой, вроде Березовского или Гусинского, стремящийся при помощи политической деятельности немного облагородить свою репутацию. А что до того, что он делал это  не посредством выдвижения своей кандидатуры в Госдуму, а при  посредстве терактов, то эта та самая специфика, которая в данном конкретном случае не так уж и важна. Господин Ельцин, наиглавнейший олигарх России, чья группировка – Семья, уже 15 лет держит власть в стране,  тоже ответственен за расстрел в центре Москвы Белого Дома, где людей погибло не меньше, чем в Норд-Осте. Но  если в центре Москвы гинут люди по приказу олигарха Ельцина – это называется «борьбой с коммуно-фашизмом», а когда – по приказу Шамиля Басаева, то это – ужасный теракт.  Что же до меня, то я, по неискушенности своей в столь тонких материях, считаю, что и Басаев, и Ельцин – как говорится, одного поля ягоды.   


Поняв это, мы, кстати,  поймем, почему Басаева, также как Масхадова и других «лидеров Ичкерии» ликвидировали именно сейчас, в 2000-е годы. Дело в том, что происходит  своеобразная ротация элит. Старая элита, сформировавшаяся в и правившая в 90-е или олигархи 90-х, постепенно уходит  с политической и экономической сцены. На ее место приходит другая, которая в общем-то продолжает ее дело – по разрушению советского наследия и превращению России в  сырьевой придаток Запада, или олигархи 2000-х. Эта новая элита лишь более осторожна, хитра,  умет красиво говорить о национальных и государственных интересах.
В мирных регионах России это происходит тихо и благообразно. Герои 90-х продолжают физически существовать, находиться на персональной пенсии, преподавать в вузах, работать в фондах  своего имени. Иногда появляются на публике, дают интервью,  но давно уже при этом не имеют никакого политического веса.  Их уже «ушли» с политического олимпа, перекрыв  финансовые влияния, изменив по отношению к ним тональность легко управляемой прессы, провалив на выборах в Госдуму или просто вежливо попросив о «добровольной» отставке. Здесь редко когда бывает, чтоб их уход в политическое небытие сопровождался уходом в небытие физическое, и смерть Старовойтовой, скорее, исключение. В Чечне же тлеет военный конфликт, там все жестче. Политик, становящийся неактуальным в свете «новых вызовов» там подрывается ракетой  или расстреливается подразделением спецназа за сопротивление при аресте…  

5. Басаева вполне могли убить в 95-ом, в 96-м, в 99-м. Но тогда он был нужен на самом верху. Теперь же – совсем иное дело. Полузабытый журналистами, лишившийся поддержки  своих былых хозяев в Москве и даже брошенный американцами, которые в 2003 году все же внесли его в список террористов, проклинаемый и собственными товарищами сепаратистами за глупую и беспрецедентую жестокость, граничащую с садизмом, Басаев  стал никому не нужным. Он перестал  приносить дивиденды тем, кто делал бизнес на его террористической деятельности. Поэтому определенные люди в политическом руководстве России, думаю, и дали неофициальное «добро» на его ликвидацию.   В самом деле, не давать же ему персональную пенсию, как его соратнику по «обороне Белого Дома» от ГКЧП в августе 1991 года Б.Н Ельцину! Террорист, по правилам политического спектакля, должен уходить фотогенично, при посредстве взрыва. Тогда будет о чем посудачить журналистам и политикам…


0.2145140171051