28/04
24/04
18/04
13/04
11/04
08/04
07/04
06/04
04/04
01/04
29/03
27/03
26/03
22/03
19/03
16/03
15/03
13/03
12/03
09/03
08/03
08/03
28/02
23/02
22/02
Архив материалов
 
Русская самозащита

Харагунская история вызревала довольно долго. Все было – по нынешним российским меркам – вполне тривиально. В Харагуне давно уже вдрызг разорены все учреждения социального сектора, работы официально никакой нет, и большинство жителей по документам числятся безработными. На этом фоне в 2004-м году в поселок началось массовое нашествие азербайджанцев. В кратчайшие сроки в Харагуне оказалось около пятидесяти азербайджанских семей. Причем слово «семья» следует понимать весьма широко – это все близкие и дальние родственники какого-либо кавказца. Большинство из них живет в России без всякой регистрации.

Что же привлекло кавказцев в читинской глубинке? Лес! Русский лес – это деньги, это очень большие деньги. Азербайджанцы занялись массовой незаконной вырубкой местного леса.

Лесозаготовки в Забайкалье, и это ни для кого не секрет, редко проходят с соблюдением всех юридических норм. Лес воруют, и воруют в огромных масштабах. Однако большинство русских жителей Харагуна имеют официально выделенные им деляны. Из всех азербайджанцев официально зарегистрированный участок был лишь у одного – остальные же воровали лес, прикрываясь его документами.

Как только количество азербайджанских «колонистов» увеличилось, поведение их стало более чем вызывающим. Все чаще стали звучать угрозы поджечь деревню, местным жителям говорили, что жить здесь азербайджанцы будут до тех пор, пока «не срубят последнее дерево». Одновременно с появлением кавказской диаспоры в Харагуне стали распространяться наркотики и развернулась торговля спиртом, хотя раньше об этой беде харагунцы и не знали.

Наемные рабочие, которых кавказцы привозили из соседних сел, оказывались на положении рабов: у них отбирали документы (чтобы не могли убежать), работать заставляли силой, а единственным вознаграждением была водка. Неудивительно, что в такой атмосфере столкновения между русскими и азербайджанцами случались очень часто.

Харагунцы всячески пытались решить проблему законными, мирными средствами. В самые разные учреждения и самым разным лицам отправлялись обращения, публиковались открытые письма и т.д. В одном из них, напечатанном в газете «Забайкальский рабочий» 15 сентября 2005 г. говорилось: «В настоящее время рядом с нами их (азербайджанцев) проживает человек 150-200, и каждый месяц еще появляется человек десять… Мы боимся за жизнь своих детей и внуков… Мы обращались и к местной власти, и в милицию, но там нам сказали, что выселить их может лишь миграционная служба. Но, наверное, пока не грянет гром, как у нас обычно бывает, ничего не произойдет…

Просим принять срочные меры к гражданам Азербайджана, которые проживают у нас в селе, пока не случилась трагедия. Они угрожают нашим жизням и жизням наших детей и внуков».

Под этим обращением было 108 подписей. Милицейское начальство в ответ заявило, что оно «держит ситуацию в Харагуне на особом контроле» и не стало ничего предпринимать. Прошло девять месяцев, и плоды этого липового «контроля» проявились во всей красе…

На таком фоне особенно цинично и чудовищно выглядит следующий вопиющий факт: пока азербайджанцы воровали в Харагуне лес, совращали русских девчонок и избивали русских парней, говоря при этом, что они намерены всех Русских превратить в своих рабов, в областном центре шла усиленная борьба с… «русским фашизмом»!

При этом реальные – вполне фашистские (в смысле установления господства одной нации над другой) – действия азербайджанцев в Харагуне никого не взволновали. Главным гнездом фашизма был провозглашён Союз Русского Народа, местный отдел которого был открыт в Чите 10 декабря 2005 года. О нем писали статьи – одна другой лживей и подлей, им пугали местных евреев, голося о «реальной угрозе» погромов. А вот перманентный погром Русских в Харагуне почему-то не замечали…

15 мая 2006 г. в харагунском зале игровых автоматов, кроме азербайджанцев, находился один русский парень – В.С. Малютин. Через какое-то время находившийся там кавказец начал нецензурно оскорблять работавшую в заведении женщину. Виктор Малютин сделал ему замечание. Тут же гордые азербайджанцы (их было четверо) предложили ему «выйти поговорить». И всё бы прошло у них хорошо и гладко, да вот только на горе кавказцам рядом оказалось несколько друзей Малютина.

Произошла стычка, в результате которой кавказцы убежали, пообещав вскоре приехать разбираться с обидчиками вместе со своей «крышей».

Через несколько часов в дом к Малютину ввалились 11 человек (восемь бандитов из Читы и трое местных азербайджанцев), вооруженные битами и ножами. Виктору объяснили, что он «попал на бабки», и должен компенсировать кавказцам «моральный ущерб», отдав им свой автомобиль. Малютин сказал, что требования он выполнит, а сам вышел из дома и побежал к своему отцу, у которого позаимствовал охотничье ружье. Одного выстрела в воздух из этого ружья хватило для того, чтобы разогнать гордые кавказские джигиты снова разбежались кто куда.

На следующий день жители села обратились к азербайджанским старейшинам с предложением обсудить случившееся. Примечательно, что кавказцы признали вину своих молодых собратьев. Для того, чтобы выяснить все недоразумения, на 18 часов 17 мая кавказцами была назначена «стрелка». В качестве арбитров должны были выступать «крышевавшие» азербайджанцев читинские бандиты.

Очевидно, кавказцы надеялись, что напуганные появлением читинских уголовников харагунцы на встречу не придут. Однако случилось иначе. К 18 часам на «стрелку» явилось около пятидесяти русских мужиков, настроенных достаточно решительно. Кавказцы же на «забитую» ими «стрелку» так и не пришли.

После бесплодного ожидания раздражённые харагунцы подожгли два грузовика ЗИЛ, использовавшиеся азербайджанцами для перевозок ворованного леса. После этого азербайджанцы вновь появились, и один из них предложил собраться снова, уже вечером, в 23 часа. Другой к этому присовокупил обещание, что из города приедет бандитская «крыша» кавказцев, вооруженная автоматами, и перестреляет всех русских.

Угрозы возымели действие прямо противоположное тому, на которое рассчитывали азербайджанцы: к 23 часам почти все мужское население деревни, начиная с 14 лет и до пятидесяти, было вооружено охотничьими ружьями и твердо настроено на серьезный мужской разговор. Кавказцы же на «стрелку» не пришли вновь, а наиболее умные из них успели к этому времени уже уехать из поселка.

И не зря. К этому времени возмущение харагунцев бесчинствами местных «джигитов» достигло крайней степени. Мужики двинулись к домам азербайджанцев, поджигая или переворачивая их автомобили. Тем кавказцам, которые попадались на пути, доставалось сильно, однако женщин и детей не трогали. Более того, несмотря на то, что азербайджанцев били весьма крепко, их старались не убить, а особенно раздосадованных участников погрома более трезвомыслящие мужики по возможности сдерживали.

В итоге один азербайджанец от побоев все-таки скончался. Однако, можно с уверенностью сказать, что если бы русские мужики не сдерживались, в Харагуне кавказцев убили бы не меньше, чем в свое время евреев в Кишиневе. Примечательно и то, что били не всех подряд. Тех азербайджанцев, кто был известен своей порядочностью, вовсе не трогали. Например, азербайджанец – владелец местного магазина и сам не пострадал, и магазин его никто не тронул.

В итоге были сожжены несколько грузовиков, принадлежавших азербайджанцам, и подожжены несколько их домов. После этого все кавказцы, за исключением одного (женатого на русской) поселок покинули.

Местные СМИ, вместо того, чтобы непредвзято осветить случившееся, стали активно распространять лживую версию о «пьяной драке» и «грабежах». Действительно, дома некоторых азербайджанцев были разграблены, однако сделано это было уже после погрома – и сделано теми, кто решил нажиться по случаю. А харагунские мужики, которые громили кавказцев, делали это, как говорят сейчас в деревне, «за идею».

Вскоре после этого в село были переброшены подразделения ОМОНа. Однако рядовые омоновцы отнюдь не были склонны защищать кавказцев, прекрасно понимая, что те сами во всём виноваты. Тогда же состоялось несколько сельских сходов, потребовавших оградить русских жителей от беспредела кавказских бандитов. Никакой реакции на эти требования от местных властей не последовало, лишь дало им повод обвинить харагунцев наряду с «массовыми беспорядками» еще и в «несанкционированных митингах».

Однако местных жителей запугать было уже не легко. 20 мая 2006 года очередной сход принял резолюцию с такими требованиями к властям:

«1) задержать истинных зачинщиков – азербайджанцев и криминальных представителей;

2) все судебные заседания проводить в селе (выездные) в присутствии жителей села Харагун с обязательным информированием о них;

3) найти и вывести из леса азербайджанцев;

4) пока не будут выселены все азербайджанцы – ОМОН не выводить из села;

5) закрыть спиртные точки и игровые автоматы;

6) усилить охрану школ, детсада и больницы;

7) запретить отпуск винно-водочных изделий несовершеннолетним…»

Резолюцию подписали 77 человек, однако этот глас народа власти тоже не заинтересовал. Зато среди русского населения вскоре начались массовые аресты. В короткий срок было арестовано около 25 человек. В.С. Малютин, названный главным зачинщиком «массовых безпорядков», был объявлен в федеральный розыск и через некоторое время сдался сам.

Ныне дело это находится в областной прокуратуре, и ведет его следователь по особо важным делам. Арестованным вменяются в вину «хулиганские действия», «массовые беспорядки», «грабежи» и т.п. Так что сроки заключения могут оказаться двузначные.

Между тем, харагунцы всего лишь попытались защитить свой дом. Два года борьбы с кавказским бандитским гнездом в рамках нынешнего закона не дали никаких результатов. Когда же Русские мужики похватали свои гладкостволки и выкинули надоевших им оккупантов из деревни, их объявили в «грабителями» и «террористами».

 

Юрий Попов

Читинский областной отдел

Союза Русского Народа

rus-un@yandex.ru

http://www.rusprav.org/2006/new/63.htm


0.09949779510498