21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Проваленные национальные проекты

Национальным проектам «Доступное жильё», «Качественное образование», «Современное здравоохранение», «Эффективное сельское хозяйство», с инициативой реализации которых выступил сам президент В. Путин, 5 сентября исполнился год. Пора подвести промежуточные итоги.
Президент назвал нацпроекты «ускоренным возвращением долгов своим гражданам». Ну и что удалось народу возвратить? Начальники над проектами постоянно мелькали на экране. Шумиха вокруг них на телевидении и в прессе была большая. Порой казалось, что пропагандисты просто лопнут от натуги. Но – административный пар вышел в жалкий пиарный свисток. Похоже, опять – хотели как лучше, а получилось, как всегда.
К проектам, отмечают эксперты, привязывают региональные программы, составленные задолго до проектного бума. Министерства не анализируют и не контролируют отчёты о ходе реализаций нацпроектов. Да есть ли вообще объективные анализы результатов этой работы за год?
Оценки промежуточному этапу осуществления нацпроектов дают эксперты «ЛГ».

Юрий СОЛОЗОБОВ, политолог:

– 57% жителей России твёрдо уверены, что нацпроекты не окажут существенного влияния на их жизнь. 43% считают, что деньги будут использованы неэффективно, а 31% – что просто разворованы. Это не оппозиционная «чернуха», а официальные данные социологов из ВЦИОМа. За год народ понял нехитрую логику нацпроектирования: очередная «национальная показуха» нужна чиновникам, чтобы «обналичить» побольше бюджетных денег.
Почему нацпроекты не оправдали ожиданий населения? Да потому, что программы, громко названные общенациональными, оказались подменены ведомственными и групповыми планами. У нас 15 лет вместо системных реформ, которые могли бы реально изменить жизнь в России к лучшему, проводят исключительно пиар-акции, причём коррупционного характера.
Сельскохозяйственный проект, изначально предназначенный для повышения благосостояния всего сельского населения, превратился в ведомственный проект Минсельхоза. Идёт банальная раздача бюджетных средств приближённым к власти агрохолдингам. И в других проектах деньги доходят в основном только до самих «прожектёров». Или их друзей и знакомых по бизнесу.


Программа «Доступное жильё» явно провалена, даже упоминание о ней в пропаганде резко пошло на убыль. Само название проекта воспринимается в народе как издевательство – рост цен на недвижимость превзошёл любые мыслимые ожидания. Цена однокомнатной квартиры достигла 120–140 тыс. долл. в Москве, 55–75 тыс. долл. – в Екатеринбурге. При наших зарплатах нужны две жизни, чтобы осилить такую ипотеку! Полугодие реализации жилищной программы обернулось лишь ростом строительной «незавершёнки» да всё той же раздачей дешёвых кредитов для «своих».
Нацпроект «Здоровье» не уменьшил смертность и не увеличил рождаемость в стране. Зато проект намертво перессорил врачей: он поделил их на первый и второй сорт. Медиков, и без того уже разделённых на федеральных, областных и муниципальных, шокировала новая тарифная сетка. Из почти 700 тыс. врачей надбавки получили менее 67 тыс., из 1,5 млн. медсестёр и фельдшеров – примерно 75 тыс. Выяснилось, что «узкий» специалист-профессионал будет получать меньше, чем участковый врач. И сразу начался массовый переход уникальных врачей на менее квалифицированные, но высокооплачиваемые должности. Теперь в районной поликлинике кардиолога не найдёшь!
И в образовательном сообществе России стало неспокойно. Нацпроект «Образование» предполагал точечную акцию: единовременно поощрить отдельные школы и учителей. Конкретно, барская милость выпадала на 4,5% всех школ и всего 0,66% российских учителей! Наших замордованных реформами педагогов также сталкивают лбами, как и медиков. Как же можно ставить эксперименты над людьми в такой деликатной сфере, как здравоохранение и образование?! Результат непродуманных «нацпроектов» – заметное озлобление медицинской и учительской среды.
Даже демографический проект принёс неожиданные и неприятные последствия. Статистики зафиксировали рост числа поздних абортов у матерей, которые собирались родить до 1 января либо отчаялись получить «материнский капитал».
Экономически бесперспективные, но «приоритетные» нацпроекты, которые усиливают коррупцию, сеют социальную рознь и приводят к перекосам в экономике, являются образцом непродуманных инициатив.

Сергей КОМКОВ, доктор педагогических наук, президент Всероссийского фонда образования:

– По мнению экспертов нашего фонда, национального проекта в сфере образования нет. Есть лишь отрывочные мероприятия экономического характера, без ясной цели и ожидаемого результата, абсолютно не просчитанные с точки зрения психологии.
Я не против того, чтобы дали дополнительные деньги в образование: любая копейка здесь – всегда благо. Но… Когда было объявлено о том, что 10 тысяч учителей получат некий грант по 100 тысяч рублей, у специалистов сразу возник ряд вопросов. Где критерий отбора? Почему именно 10 тысяч учителей? Кто и как будет распределять эти деньги?
Мы же вбиваем клин раздора между педагогами. Выбрали одного – то ли в лотерею выиграл, то ли ещё что – допустим, Марью Ивановну, и дали ей 100 тысяч рублей, а Марья Петровна, которая, возможно, в чём-то её даже превосходит, ничего не получила. Между ними раз и навсегда пробегает чёрная кошка.
Определяет грантополучателей не коллектив школы и даже не руководство соответствующего управления образования, а кто-то там в министерстве. Каким образом, по каким критериям? Только в одной Москве порядка 50 тысяч учителей, в стране – более 2 млн. То есть очень маленькая толика получит этот непонятно откуда взявшийся грант. И, конечно же, это никак не сможет сработать на уровень и качество образования в целом.
Тысяче школ будет выделяться по 1 млн. рублей. Казалось бы, прекрасно. Но вот передо мной лежит бумага, направленная директору одного из московских учебных заведений: в связи с тем, что система образования перешла на новую – подушевую – систему финансирования, у вас резко сокращается ассигнование, в связи с чем вы должны сократить половину ставки заместителя директора по учебно-воспитательной работе, преподавателя основ безопасности жизнедеятельности, психолога, социального работника, специалиста по информационно-вычислительной технике, организатора-физкультурника, четырёх сторожей. А школа одна из лучших в Москве.
Даже если этот очень хороший коллектив получит грант в 1 млн. рублей, он всё равно проиграет. Потому что забрали у него в этом году 1,5 млн.
Следующий элемент – поощрение лучших инновационных вузов. Объявлено, что уже в этом году гранты по 10 млн. рублей присуждены 17 вузам. Смотрим перечень этих вузов: есть некоторые, заслуживающие уважения, но даже союз ректоров не может понять, по каким критериям эти учебные заведения отбирались. В этом списке оказалась Высшая школа экономики, та самая структура, которая и придумала все эти механизмы экономического воздействия. Естественно, она себя не забыла.

В конце 60-х – начале 70-х гг. после мощных студенческих выступлений правительство Франции тоже объявило о национальном проекте в области образования, были сделаны очень серьёзные вливания в материально-техническую базу школ и гимназий, повышен уровень оплаты труда всем преподавателям и средней, и высшей школы. В результате уже в конце 70-х гг. французы получили качественный скачок.
Если бы и у нас была поставлена задача подтянуть все школы России до современного уровня – отремонтировать, оснастить необходимым оборудованием, обеспечить кадрами, средствами технической безопасности – и было бы принято решение о повышении всем учителям заработной платы (сюда можно было бы добавить, выработав критерии, и поощрение лучших), вот тогда это было бы похоже в какой-то степени на национальный проект. Пока же это смахивает на некую агитационную или предвыборную кампанию.

 

http://lgz.ru/archives/html_arch/lg372006/Polosy/1_3.htm


0.17864799499512