21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Мнение Юрия Крупнова
Страна оказалась в историческом тупике. За последние полвека у нас накопились проблемы, каждая из которых все эти годы не решалась и даже толком не ставилась. И каждая может стать смертельной для России.

Перечень этих проблем очевиден.

Демографическая проблема заключается в сломе режима воспроизводства, что ведет к вымиранию собственного населения. Пространственная проблема приговаривает одну седьмую часть суши к сбору наиболее активного населения в Москве и постепенному «уходу» с Дальнего Востока и из Арктики, по сути - к мерзости запустения. Проблема расселения, жилья и ЖКХ требует коренного изменения типа урбанизации, перехода от высокоэтажной скученной городской жизни к созданию малоэтажных новых городов. Промышленная проблема состоит в дальнейшем снижении доли станкостроения и машиностроения, высокотехнологического производства и высококвалифицированного труда в структуре экономики и экспорта, в процветании экономики «трубы». Энергетическая проблема указывает на невозможность обеспечить растущие потребности в сравнительно дешевой энергии с помощью стандартных решений. Социально-политическая и антропокультурная проблема состоит в необходимости нового общественного строя и новой социальности, построенных вокруг личности и защищающих творческий потенциал каждого человека как основную «производительную силу» наступившего века. Проблема мировой политики заключается в отсутствии версий справедливого мирового порядка, организованного на принципах диалога, а не конфликта.

Эти семь проблем достаточно подробно представлены в моей статье «Диктатура развития», опубликованной в майском номере «Политического класса», а также в других статьях и книгах.

Любая из названных проблем является мировой, то есть требующей для своего разрешения предельного напряжения всех сил нашего государства вкупе с привлечением тех или иных международных коалиций.

Но никакой концентрации усилий Российского государства и общества на решении своих мировых проблем на сегодня нет.

Есть очевидная политическая воля президента России Владимира Путина. Но нет ее реализации правительственными и иными органами власти. Диагноз в предельно точном, что называется, «медицинском» смысле определил писатель и главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков: государственная недостаточность[1]. Думается, что, прибегая к медицинским ассоциациям, можно сказать еще более четко - острая государственная недостаточность.

А последний год выявил совсем уж странную вещь. В момент, когда стране и государству катастрофически не хватает управленческой мощности, главным вопросом вдруг оказывается вопрос о третьем сроке, о замене первого лица, о преемнике, о том, кто придет на смену Путину.

Все это напоминает творческие потуги пассажиров заменить водителя в несущемся по горному серпантину лимузине со сбитым управлением просто потому, что каждые восемь километров его положено заменять.

В этой опасной ситуации приоритетным делом является спасение президента Путина от попыток его врагов и друзей под разными предлогами сделать из него частное лицо, то есть не дать ему продолжать быть президентом по истечении второго срока и отправить его в 2008 году «на покой», «на заслуженный отдых».

Спасение Путина необходимо в первую очередь стране и лично каждому из тех, кто понимает, каким уникальным шансом для социально-технологического и экономического прорыва, рывка России к мировому лидерству является действующий президент.

Одиночество Путина


После успешно проведенного под председательством России саммита «восьмерки» стало очевидным наличие у России лидера, способного не просто самому быть ведущим мировым политиком, но и вести Россию как мировую державу к мировому лидерству.

Мне лично кажется удивительным, что этот факт сегодня многими воспринимается как сомнительное допущение, требующее гигантских доказательств. Очевидно, за подобными сомнениями стоят бытовые высокомерие и амбиции, а не добросовестный анализ.

Никогда не забуду, как в 2001 году, когда самым популярным все еще оставался вопрос «Who is Mr. Putin?», один московский методолог с придыханием рассказывал мне об особых оккультных талантах Владимира Путина, которые позволят ему быстро совершить невозможное. Встретившись со мной недавно, сразу после саммита, тот же самый открыватель потусторонних сил поведал, что ничего путного из Путина не получится.

Быть оппозиционером или вечно умным, конечно, веселее, да и выгоднее. Но не за счет же страны.

Сегодня нельзя отрицать, что Путин за семь лет не только буквально выучился быть президентом, вырос до государственного деятеля мирового класса, но и приобрел трагическое мировоззрение, без которого невозможно историческое творчество. Путин после Беслана - это буквально другой человек. И другой руководитель.

Права британская «Таймс», которая в самый разгар саммита вынуждена была констатировать: «Стиль господина Путина, идущего на конфронтацию, отражает также его растущую самоуверенность на международной арене. Когда в 2000 году он стал президентом, многие его списали со счетов как серую, проходную фигуру. Сегодня он - один из наиболее влиятельных и популярных лидеров России со времен царя Петра Великого, основавшего Петербург в 1703 году. Полной противоположностью ему можно назвать больше половины остальных руководителей стран «большой восьмерки». Господа Буш, Блэр, Ширак и Коидзуми - «хромые утки», чей срок пребывания у власти почти что истек».

Неужели нам и Путина следует всеми правдами и неправдами превратить в «хромую утку»? И в Путине ли сегодня дело?

В последний год у Путина появилась выраженная политическая воля и четкий курс - курс на развитие страны. Об этом было предельно ясно сказано им, в частности, на заседании Совбеза 20 июня, где речь шла о развитии страны в целом и высокотехнологических сфер в особенности. Вот его главные на том заседании Совбеза слова: «:Хотел бы в заключение своего вступительного слова сказать: начиная с начала 90-х, в середине 90-х и практически вплоть до сегодняшнего дня мы в основном занимались латанием дыр и выживанием. У нас сейчас есть все возможности заглянуть в завтрашний день и сформулировать долгосрочную стратегию развития страны по всем критическим направлениям».

Политическая воля - вещь чрезвычайно редкая. Она - вовсе не резкость или безрассудная и неоправданная решительность, но прежде всего выделение и удержание приоритетов, главного. Причем воля еще должна быть именно политической, а не политиканской. Политика - это не присутствие на тусовках и не мелькание в рейтингах, а способность ставить цели развития в интересах большинства населения, работа на всеобщее благо. Политическая воля первого лица является ключевым общественным достоянием, своего рода главным золотым запасом страны.

Никого другого, кроме Путина, имеющего серьезный опыт управления государством и подлинную политическую волю, в России сейчас нет. Поэтому и проблема государственного управления заключается сегодня вовсе не в смене Путина, а в том, как создать систему реализации его политической воли.

Проблема не в Путине, а в отсутствии вокруг него кадров и системы исполнительных органов, способных реализовывать курс на развитие страны. Проблема в исполняемости даже типовых решений - одно из исследований двухгодичной давности показало, что на практике претворяются в жизнь не более 5 процентов указов и распоряжений президента.

Взять то же заседание Совбеза 20 июня. На нем Путин потребовал «прорыва» - в частности, существенно увеличить долю наукоемких производств в российской экономике.

Однако это никак не было воспринято подавляющей частью окружающих его исполнителей, прежде всего правительством. Вместо того чтобы сформулировать и поставить цели, показать, как именно и когда государство реализует требование президента, все силы ушли в традиционный пиар чиновников первые пару дней после события. А на третий день про «прорыв» все забыли и переключились на другие «темы дня». Не возникло никакой ясности: кто, как и когда совершит этот самый «прорыв».

Да, наша родовая черта - поразительная вера в то, что как-нибудь все само собой образуется и выстроится.

Вот только один пример. Министра образования и науки Андрея Фурсенко спросили: «Вы сказали, что через пару лет Россия совершит инновационный прорыв. На чем это основано?» Министр ответил буквально следующее: «Я думаю, что усиление, улучшение ситуации в инновационной сфере мы будем наблюдать уже в ближайшее время. Для этого, конечно, надо работать и совершенствоваться всю жизнь. Но сейчас уже видно, что ситуация здесь стала уже существенно лучше, чем она была, скажем, пару лет назад. А через пару лет она станет еще лучше».

Вот он - корень реальной проблемы и путинского одиночества. Министра спрашивают про рекламируемый им прорыв «через пару лет», а он отвечает про «всю жизнь» и про то, что ситуация «станет еще лучше».

Нелегко ответить на вопрос, который мне задал читатель Владимир Алексеев по поводу содержания статьи «Диктатура развития»: «Ну вот, президент повернулся лицом к стране и народу! Все умилились. А те, кто рядом с ним стоит, повернулись?.. Они прекрасно чувствуют себя в этой обстановке, зачем что-то менять. Если вы верите, что Путин на это способен, то у него должны быть в руках реальные рычаги воздействия на свое ближайшее окружение. Я таких рычагов не вижу. А вы?»

Рычаги и способные организовать развитие страны кадры - вот на сегодня самая важная повестка дня. Только через это возможно преодолеть опасный для страны разрыв между Путиным и политическим классом.

Вместо этого нам навязывают всякие чудесные комбинации и прочие «рокировочки».

Глеб Павловский, например, предлагает прямо какое-то размножение политических воль и политиков. В ходе июльской лекции участникам Движения «НАШИ» на Селигере он развивал мысль о том, что Путин после окончания второго срока должен непременно уйти и стать российским лидером, неформальным «отцом нации» вроде Дэн Сяопина, а новым президентом станет другой достойный человек. «Тогда у нас будет два реальных политика, а не один, как сейчас», - подытожил Павловский.

Столь быстрое производство «реальных политиков» методом Павловского вряд ли будет удачным. Однако дело даже не в этом.

Пусть появится такой «второй» Путин, но кто и как будет реализовывать политическую волю? И почему новые «реальные политики» должны появляться не через дела, а через слепое следование Конституции и участие в президентских выборах?

И вообще при чем здесь Путин? Не являются ли бесконечные страдания по Путину, третьему сроку и т.п. всего лишь формой отказа от собственной ответственности за будущее страны?

Показательным примером является вихляние позиции политолога Станислава Белковского, который два года назад достаточно точно описал ситуацию в серии статей «Одиночество Путина».

Тогда он смело обличал революционеров и требовал чуткости к, по его словам, «венценосному Путину»: «Отчего же теперь свободолюбцы зовут на помощь гниющее быдло? Ответ прост. Путин им очень не нравится. Чтобы свалить Путина, хороши любые пути: Я, может, и сам не люблю привязчивого старика Путина, изъеденного удвоением ВВП и прочими технократическими червями. Но все же - нет для России бедствия страшнее, чем исчезновение царя».

Прошло два года. Теперь Белковский вещает прямо противоположное: «Наша миссия в том, чтобы дать Владимиру Владимировичу Путину свободу, свободу от этого абсолютно невыносимого для него бремени верховной власти России, бремени ответственности за эту гигантскую страну. Безусловно, свой уровень некомпетентности по принципу Питера Владимир Путин пробил еще на посту заместителя мэра Санкт-Петербурга».

Но что здесь по существу - кроме мятущейся души пламенного Троцкого наших дней? Кроме возможности обзывать людей «быдлом», а через два года приписывать это «сегодняшнему правящему классу»: «Идея ответственности перед страной чужда сегодняшнему правящему классу. Они живут как бы вне времени, вне истории. Только здесь и сейчас. Ни российского прошлого, ни российского будущего для них не существует. Цинизм абсолютного пренебрежения к собственному народу, который они почти официально называют быдлом, стал уже фирменным знаком этого режима:»

Что здесь реального? И при чем здесь Путин?


Не являются ли господа вроде Белковского как раз частью того самого окружения, «сегодняшнего правящего класса», который в состоянии существовать, лишь паразитируя на проблемах Путина, народа, страны?

Разрыв между политической волей Путина и недееспособностью его окружения (в какие бы цвета и политические наряды оно ни рядилось) не случаен. И крайне опасен. Стране нужен прорыв, стране нужно развитие. А недееспособным чиновникам и, как ни парадоксально, революционерам всех мастей - стабильность, то есть продолжение своего нынешнего комфортного существования максимально долго, желательно - неограниченно.

Пятое послание президента Федеральному Собранию в мае 2004 года - вскоре после выборов Путина на второй срок - было уникально прежде всего тем, что слова с корневой основой «стабил-» прозвучали в нем одиннадцать(!) раз и почти каждый раз звучание этого сладкого слова прерывалось громкими аплодисментами. Президенту тогда внимал политический класс, который можно было бы смело обозначать как стабилитет. Самые первые и самые искренние аплодисменты выплеснулись из сердец собравшихся в зале сенаторов, депутатов, губернаторов, членов правительства после ключевой фразы: «:никакого пересмотра фундаментальных принципов нашей политики не будет».

Органичной частью стабилитета является и так называемая оппозиция из «Другой России». Им точно так же позарез необходимо оставить все как есть, тогда они до бесконечности будут обличать «режим», «несвободу» и прочие «коррупции».

Всего через три месяца после «конституирования» стабилитета во время прослушивания президентского послания была захвачена бесланская школа номер один, и произошло непоправимое. Но на наш стабилитет это мало подействовало. Ему по-прежнему нужны неизменность того, добеслановского, курса, стабильность ради стабильности, стабильность, купленная любой ценой: даже ценой деградации страны.

Путин же после Беслана кардинально изменился. Он принял удар на себя, выдержал его. И мировосприятие президента стало трагическим[2]. Наверное, именно поэтому наш стабилитет ждет не дождется, чтобы сменить Путина, отправить его куда-нибудь подальше - к примеру, в Дэн Сяопины.

Странная зачарованность Конституцией


В начале июня, комментируя результаты опроса «Левада-центра», в соответствии с которыми почти 60%(!) населения хотели бы избрания Владимира Путина на третий срок, председатель Госдумы Борис Грызлов напрочь исключил такую возможность в 2008 году, так как «это противоречит действующей Конституции» и «менять Конституцию под конкретного человека - это неправильно». А отвечая на вопрос о возможности проведения референдума по третьему сроку президента, Грызлов строго заметил: «Я еще раз хочу выразить позицию большинства в парламенте: мы будем стоять на страже действующей Конституции».

Все это более чем странно. Такое впечатление, что третье (по Конституции после Путина и Миронова) лицо в государстве, высказываясь по столь важному вопросу, оказалось вдруг кем-то околдовано или чем-то зачаровано.

Да, согласно пункту 3 статьи 81 Конституции Российской Федерации, «одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков подряд».

Однако в Конституции есть и другие не менее, а скорее более, важные положения. Например, что все решения должен принимать народ. Согласно статье 3, «1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. 2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. 3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы».

Более того, эти положения Конституции, в отличие от тех, что регулируют сроки президентства, являются настолько важными, что, согласно статье 135, «не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием». А вот злополучная статья 81 «о сроках» вполне может Федеральным Собранием быть пересмотрена и поправлена, причем «поправки: принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации». А предложения о поправках и пересмотре положений Конституции Российской Федерации могут вносить, согласно статье 134, «Президент Российской Федерации, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство Российской Федерации, законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации, а также группа численностью не менее одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы».

Что же получается, если элементарно вчитаться в Конституцию?


А то, что референдум является высшим непосредственным выражением власти народа и в это положение невозможно вносить поправки через Федеральное Собрание. Зато вполне можно, а при необходимости и нужно, вносить поправки в статью о сроках президентства.

Но Грызлов и возглавляемое им большинство зачем-то объявляют Конституцию неизменяемой и берут на себя странную обязанность «стоять на страже действующей Конституции». То же самое Борис Вячеславович заявлял и в прошлом году как раз в день Конституции: «От имени нашей фракции могу ответственно заявить: Конституция меняться не будет».

Что же за священная корова такая - Конституция?


Тем более что сам же Грызлов, будучи министром внутренних дел России, всего три года назад, в сентябре 2003 года, запросто предложил отменить статью 22 Основного закона страны, в которой сказано, что гражданин России не может быть задержан без судебного решения на срок более двух суток: «1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. 2. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов».

Грызлов же считал необходимым увеличить срок предварительного задержания лиц, подозреваемых в причастности к терактам, до 30 суток. «За это время, - подчеркивал тогда министр внутренних дел, - мы можем установить личность подозреваемого, его причастность к деятельности преступных группировок. Это минимально необходимый срок».

Вот какая странность. Для практической работы органов внутренних дел, оказывается, существуют критически важные «минимально необходимые сроки». А для управления всей страной, да еще в момент, когда она находится в чрезвычайно ответственной ситуации, необходимый срок, получается, не то что назначать нельзя, но даже и обсуждать.

В 2003 году, по министру Грызлову, менять Конституцию необходимо и срочно. А в 2006 году - по спикеру Грызлову - менять Конституцию ни в коем случае нельзя.

Совсем уж странным представляется заявление Бориса Грызлова о том, что «менять Конституцию под конкретного человека - это неправильно».

Мало того что речь идет совсем не о том - ведь предлагается референдум о третьем сроке, то есть о возможности поправки к Конституции вовсе не «под конкретного человека», а под реализацию «высшего непосредственного выражения власти народа».

Но если даже согласиться с логически безупречным утверждением, что Владимир Владимирович Путин - конкретный человек, то столь же безупречным является и другое суждение: и Борис Вячеславович Грызлов - конкретный человек.

Однако оказывается, под себя, Грызлова-министра, и свое ведомство менять Конституцию Грызлов считает возможным, а под Путина-президента - нет.

Трудно отделаться от впечатления, что перед нами ситуация типичного произвола, когда под разговоры о правовом государстве и стабильности Конституции присваивается право «стоять на страже действующей Конституции» и по факту выступать против воли народа - «единственного источника власти в Российской Федерации», согласно так яростно защищаемой Конституции.

На всякий случай напомним главному законодателю пункт 4 статьи 81 Конституции: «:никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону».

Идолопутиномейкеры


Вообще все эти мудреные разглагольствования на темы защиты Конституции, необходимости ее стабильности, ответственности правящего класса в виде ухода президента на покой и тому подобные материи являются преимущественно специально навязанными ложными вопросами, уводящими сознание в гибельные дебри и отвлекающими людей от реальных проблем, разрушающих идентификационные возможности их сознания.

Невольно вспоминаются идолы Фрэнсиса Бэкона - те «глубочайшие заблуждения человеческого ума», которыми «одержим дух» и которые «обманывают не в частных вопросах, как остальные заблуждения, затемняющие разум и расставляющие ему ловушки». Обман со стороны таких заблуждений «является результатом неправильного и искаженного предрасположения ума, которое заражает и извращает все восприятия интеллекта».

Конструирование таких идолов - ложных образов - ныне процветает.

Идоломейкеры чрезвычайно изощрены. При этом им, разумеется, абсолютно неинтересна реальность, реальные политика и политики. Один только наглядный пример.

Свалившееся нам благополучие от высоких цен на газ и нефть было с филигранной точностью использовано президентом Владимиром Путиным для перехвата лидерства в «восьмерке» и постановки «амбициозной задачи» - добиться «лидерства в мировой энергетике».

Казалось бы, вот он, миг удачи для «мордоделов» всех мастей. Произведено точное мирополитическое действие первого руководителя страны - теперь оформляй его, тиражируй и собирай урожай. Ан нет!

Наши шаманы, выступающие под прикрытием «политологов» и «аналитиков» в штатском, как обычно принялись вещать совсем про другое - про что-то свое, заокеанское.

Одни (прежде всего известный русский националист и православный фундаменталист Станислав Белковский) по инерции принялись разглагольствовать об опасности закрепления «сырьевой ориентации» России, наперебой пугать «петростейтом» и «венесуэлизацией» страны, даже разродились политтехнологическим «креативом» об «окончательном превращении России в евразийскую Нигерию» и обозвали инициативу Путина «проектом сырьевой колонии».

Другие (Глеб Павловский, Валерий Фадеев, Вячеслав Никонов), напротив, хором принялись хвастаться тем, что «Россия превратилась в настоящую энергетическую сверхдержаву».

Всех их с радостью поддержал орган глобального финансового центра «The Wall Street Journal», который 9 января опубликовал статью «Путин превращает Россию в энергетическую сверхдержаву». И это неудивительно. Концепт и термин «энергетическая сверхдержава» были изготовлены в одной из американский «фабрик мысли» и озвучены впервые Фионой Хилл, ведущим «россиеведом» Брукингского института. Еще в начале 2002 года, когда цены на нефть были совсем другими, она опубликовала статью «Россия: энергетическая сверхдержава XXI века?»

Чтобы понять мотивы Хилл, следует иметь в виду одно обстоятельство. Вместе с Клиффордом Гэдди она является автором книги «Сибирское проклятие: как коммунистические плановики выставили Россию на мороз»[3]. А в докладе 2004 года «Энергетическая империя: нефть, газ и возрождение России», вылив ведра елея («Россия снова объявилась на глобальной стратегической и экономической карте. Она преобразовала себя из усопшей военной сверхдержавы в новую энергетическую сверхдержаву:»), дает чрезвычайно ценный совет: любые инвестиции в иные, чем углеводородный, сектора экономики России являются «опасным соблазном» и «откровенно вредными», ибо «приведут к возможному ухудшению общего экономического здоровья России». То есть смысл изобретения в США идейной конструкции «Россия как энергетическая сверхдержава» состоит в том, чтобы убедить глупых русских не браться опять за всякое там планирование и не вкладывать сверхдоходы от нефти и газа в наукоемкую промышленность, а по-прежнему предоставлять Западу возможность использовать Россию как «сырьевой придаток», собственную бензоколонку.

Зачем нашим заокеанским «стратегическим партнерам» нужно навязывать российскому населению фантазии про «энергетическую сверхдержаву» - понятно. Они, как правильно сформулировал министр геологии СССР в 1975 - 1989 годах, вице-президент РАЕН Евгений Козловский, реализуют «очередную провокацию, призыв к тому, чтобы Россия и дальше продавала нефть, не думая о будущих поколениях, не взвешивая свои истинные возможности».

Но вот зачем Белковскому и Павловскому вкупе с другими туземными «сверхдержавниками» тиражировать и пропагандировать продукцию Брукингского института да еще и приписывать ее, эту импортную продукцию, президенту Путину? Зачем Белковскому и Павловскому в особо циничной форме извращать реальный смысл той сверхзадачи, которую 22 декабря прошлого года поставил себе и стране на предновогоднем заседании Совбеза президент Путин?

Ведь он тогда ни разу не употребил выражения «энергетическая сверхдержава» или чего-то похожего на него и ясно заявил совсем о другом: стране нужно решить «амбициозную задачу» - добиться «лидерства в мировой энергетике». А для этого недостаточно «лишь наращивать объемы производства и экспорта энергоресурсов. Россия должна стать инициатором и «законодателем мод» в энергетических инновациях, в новых технологиях, а также в поиске современных форм ресурсо- и недросбережения».

Любой нормальный человек, внимательно вслушавшись в слова Путина, поймет две очевидные вещи.

Во-первых, Путин, формулируя идею «лидерства в мировой энергетике», ни в коей мере не имеет в виду нынешнюю Россию, тем более не констатирует уже имеющуюся в наличии какую-либо сверхдержавность, а, наоборот, указывает, что такого лидерства надо еще добиваться и добиться. И добиться его явно нелегко и нескоро - поэтому говорится о том, что такое лидерство - «амбициозная задача», то есть не просто еще недостигнутое положение дел, но и крайне труднореализуемое дело.

Во-вторых, Путин исчерпывающим образом поясняет, что «лидерства в мировой энергетике» немыслимо добиться одним «лишь наращиванием объемов производства и экспорта энергоресурсов», что такое лидерство вовсе не есть следствие нынешней экономики «трубы».

Как из подобного, ясного как солнце, заявления вычитать то, что вычитали Белковский, Павловский и иже с ними, вообразить невозможно. Поэтому приходится делать вывод, что они не читали и не собирались все это читать.

И это более чем показательно. А зачем читать? Зачем помогать президенту своей страны и разъяснять хотя бы его позицию по энергетической проблеме? Это явно не их царское дело.

А вот брать на вооружение заокеанскую заготовку-идол про «энергетическую сверхдержаву», без всяких на то оснований приписывать ее Путину и упражняться потом в изничтожении или славословии Путина, который ничего подобного не говорил и не думал, - это, очевидно, дело интересное и явно выгодное.

И прямо заразное. Дальше уже все повторяют это как само собой разумеющееся. Вот, например, Вячеслав Игрунов: «Доклад президента воспринят как новая государственная стратегия. Последовавшие комментарии политолога Глеба Павловского, обычно хорошо осведомленного о веяниях в Кремле, способны устранить сомнения. После пятнадцати лет метаний Россия выбрала свой путь - путь «энергетической сверхдержавы». Но если это так, то этот выбор вступает в противоречие с прошлогодним президентским посланием, в котором движение к инновационной экономике называется главным приоритетом страны»[4].

Все-таки удивительно, как люди могут вот так взять и написать. Еще один пример для иллюстрации опасной ситуации в «экспертном» сообществе. Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций, в январе публикует статью, которая начинается так: «Энергетическая сверхдержава» - новая стратегия развития России, провозглашенная Владимиром Путиным в конце минувшего года:»

Откуда они все это взяли?..


Но в итоге подали мяч Белковскому, который уже имеет определенную возможность заявлять о том, что «сегодня Путин предлагает нам: концепцию сырьевой колонии». Так оно и есть, прав Белковский, если так прокомментировал Павловский.

И вот через полгода уже как бы естественным образом рождается антипутинский пафос Белковского на конференции «Другая Россия»: «Оказывается, как сказал нам Владимир Владимирович Путин, мы строим энергетическую империю. То есть, если называть вещи своими именами, здесь уже неоднократно об этом говорилось, сырьевую колонию. Большую евразийскую Нигерию, в которой все негативные процессы, все негативные тенденции в нашем развитии неожиданно и случайным, чудесным образом оказываются как бы позитивными: Сегодня Путин предлагает нам его режим, эта правящая корпорация предлагает нам концепцию сырьевой колонии. Те, кто согласен с этой концепцией, кто захочет жить в сырьевой колонии, в абсолютно отсталом придатке нецивилизованного мира, тот должен голосовать за Путина, его преемника, его формального наследника. Все, кто хочет видеть великую независимую свободную Россию, те, кто хочет жить в своей российской цивилизации, быть по-настоящему свободными в своей социокультурной среде, должны поддержать оппозицию единого оппозиционного кандидата. Все прочие идеологические, тем более личные разногласия между оппозиционерами надо отложить и оставить на потом. Они должны быть глубоко вторичными и второстепенными по сравнению с основополагающим выбором. Мы за сырьевую колонию или мы за великую сильную свободную независимую Россию. Если за колонию, мы с Путиным, если за великую сильную свободную Россию - мы против него».

:Вообще Белковский и Павловский благодаря вышеописанным и им подобным сюжетам вокруг Путина уже обеспечили себе место в истории. Они там останутся, как два неразлучных антагониста вроде Бобчинского и Добчинского, два идоломейкера, говорящие прямо противоположное, но про одно и то же, ими же самими выдуманное.

Чтобы нам не оказаться в истории накрепко увязанными с подобными идоломейкерами, следует вдумчиво повторять вслед за Фрэнсисом Бэконом: «Идолы и ложные понятия, которые уже пленили человеческий разум и глубоко в нем укрепились, так владеют умом людей, что затрудняют вход истине, но, если даже вход ей будет дозволен и предоставлен, они снова преградят путь при самом обновлении наук и будут ему препятствовать, если только люди, предостереженные, не вооружатся против них, насколько возможно».

Пятилетка развития


Страна находится сегодня в ситуации, когда требуется сверхэффективное и мощное управление, а им-то и хотят поэкспериментировать, поиграть.

Приведу только два показателя, которые отражают крайне опасные тенденции.

Через тридцать лет население в России по оптимистическому (!) сценарию сократится на четверть. А в США - к 2030 году вырастет по сравнению с 2000 годом на треть: с 281 миллиона до 363. При этом вклад иммиграции в этой изначально иммигрантской по своей цивилизационной основе стране в такой рост не превышает трети. Остальное - за счет рождаемости: 2,1 ребенка на женщину. А у нас - 1,3 ребенка. У них уровень рождаемости даже чуть выше простого воспроизводства, в России же - почти в два раза ниже. Тот общеизвестный факт, что значительный вклад в высокую рождаемость в США вносит негритянское население, не меняет сути дела. Афроамериканский прирост составляет не более четверти от рождающихся. Да и потом некорректно отделять небелых американцев от белых, поскольку и те и другие являются для США - страны, создававшейся на рабском привозном труде, - равно органическими.

Или жилье. Для того чтобы жить нормально и достойно, сегодня нужно строить примерно по 1 квадратному метру на человека в год. Американцы так и строят - и даже больше - около 370 миллионов квадратных метров. А мы едва вытягиваем половину от показателя 1989 года - чуть больше 40 миллионов квадратных метров, то есть менее трети квадратного метра на каждого жителя страны.

И все это в ситуации, когда созданные в СССР инфраструктурные, сырьевые, кадровые и иные запасы практически исчерпаны за двадцать лет растаскивания России.

Поэтому отсутствие прорыва по ключевым направлениям развития страны означает сегодня не просто «застой», а прямую деградацию и смерть страны. Следовательно, необходимо заниматься не конституционными и политиканскими играми, а идти к ясному осознанию критического состояния, делать соответствующие выводы и принимать адекватные решения.

У нас всего пара лет, чтобы переломить деградационную лавину практически во всех жизнеобразующих и странообразующих сферах деятельности. Если мы этого не сделаем, то навсегда останемся в категории стран непервого мира. Поэтому надо спасать президента Путина от всякого рода лукавых псевдопроблем со сроками и преемниками и помогать ему формировать и реализовывать курс на развитие.

Для развития необходим решительный план - желательно достаточно короткий по срокам. Нужен пятилетний план, своего рода пятилетка развития. И обратно - под пятилетку развития необходим готовый и дееспособный президент.

Сам план, разумеется, должен опираться на стратегии и доктрины развития по ключевым направлениям.

Что же это за направления, которые и должны быть представлены в пятилетке развития?


Капитально, минимум в три раза, затормозить снижение численности населения в ближайшие пять лет, чтобы через 10 лет - остановить его полностью и перейти к демографическому росту. Снизить за пять лет сверхсмертность в стране с 16 до 10 случаев на 1000 человек. В конечном счете выйти на 200 миллионов жителей России к середине века.

Создать конкурентоспособные на мировом рынке ядерные реакторы нового поколения. Это должны быть быстрые реакторы на основе замкнутого топливного цикла. Иначе та же Toshiba, которая недавно вошла в состав акционеров Westinghouse, станет монополистом в мире. И мы еще станем просить, чтобы они нам продавали свои реакторы, поскольку они будут в два раза дешевле, во столько же раз экономичнее в эксплуатации и эффективнее в плане выработки энергии.

Сохранить космодром «Свободный» и создать на его основе техноэкополис «Свободный» - это одновременно и станет основой российской программы развития космической деятельности и развития Дальнего Востока как высокотехнологического региона. С сохранения и решительного развития хай-тек следует начинать работу по созданию в Приамурье нового центра российского и мирового развития.

Русский автомобиль. Здесь, наверное, сильнее всего топчут наше достоинство. Уже стало модным повторять: не умеем мы делать автомобили. И вместо создания философии русского автомобиля и собственных лидирующих моделей мы превращаемся в зону чужих отверточных технологий.

На самом деле за этим стоит не выдуманное неумение русских делать авто, а глобальный процесс деиндустриализации. Сейчас уже в США появились идоломейкеры, которые на полном серьезе рассказывают, что и американцы не умеют делать автомобили, что теперь это лучше делают те же китайцы. И именно поэтому, мол, американский миллиардер Джордж Сорос намеревается инвестировать 200 миллионов долларов в совместное предприятие с китайской маркой Chery, которое займется выпуском автомобилей для североамериканского рынка и последующим их экспортом в США.

Автопром - всего лишь наиболее показательный пример. То же самое касается и авиапрома, и биотехнологий, и буквально всего. Нам сегодня нужно идти к новой национальной промышленной системе.

Необходимо создавать новые сферы промышленного развития и организовывать на территориях кластеры промышленного развития. Промышленность - главное, поскольку только развитая промышленность обеспечивает стратегическую и перспективную занятость, требует роста квалификации, усложнения труда, новых технологических укладов. В кластерах промышленного развития создаются лидирующие в мире продукты. Для этого должна быть выстроена триада развития: фундаментальная наука - проектное образование - авангардная или пионерная промышленность (туда же входит значительная часть инноватики, научно-исследовательских, а также опытно-конструкторских работ).

Нужна новая российская школа. Она должна прийти на смену брэнду «советская школа» - как средняя, так и высшая школа в России должны стать лучшими в мире. Требуются проектные университеты, которые бы не выпускали своих студентов в никуда, а сами бы стимулировали промышленное и региональное развитие, интегрировали бы науку и промышленность вокруг образования.

Региональная и местная, районная политика. На подавляющей части территории страны мы не можем рассчитывать на нефть или чудесные торговые сверхприбыли. Тут работать надо - создавая производства и инфраструктуры с нуля, буквально «из ничего». Здесь необходимо принципиально по-новому восстанавливать село. Для этого придется иначе смотреть на градостроительство, объединять новые аграрные технологии и малоэтажное домостроение, делать ставку на усадебную урбанизацию.

Большая Россия. Мы окончательно «доедим» и бездарно потеряем наследство СССР, досоветской России и Руси, предадим те силы в бывших республиках СССР, которые не видят своего исторического движения вне России и русских, если не станем проводить новый интеграционный проект. Разумеется, новая Большая Россия будет собираться не силой, а интеграцией бывших советских республик вокруг реализации необходимых для обеспечения стабильности и процветания региона проектов и программ развития.

Наконец, мир. Весь мир. Мы сегодня стремительно провинциализируемся, вольно или невольно превращаемся в законченных эгоистов. А Россия - жертвенная страна. Это может кому-то нравиться или не нравиться, но это так. Россия никогда не жила ради самой себя, но всегда - для мира. Русские никогда не были эгоистами и потому стояли в цивилизационном авангарде. Если не будет организована система мирового развития глобального масштаба, то окончательно победит система столкновения цивилизаций, народов, блоков, государств, «война всех против всех» по Томасу Гоббсу.

Вот приоритетные направления развития, для реализации которых необходимо менять политический класс и систему управления страной в целом, а не президента.

Недееспособность и буквально вредительская сущность нынешней системы управления видна хотя бы на состоянии проблемы регионального развития.

На данный момент ключевые решения правительства и Минрегионразвития направлены на усиление неравномерности регионального развития и ускорение выезда населения из депрессивных регионов.

Это определяется заслушанной на заседании правительства 30 июня 2005 года Стратегией социально-экономического развития регионов Российской Федерации, в которой делается ставка на принцип поляризованного (или «сфокусированного») развития - то есть на отказ от политики выравнивания уровня регионального развития и концентрации финансовых, административно-управленческих, человеческих и других ресурсов в «опорных регионах» («полюсах», «локомотивах» роста). Также разрабатывается ФЦП «Повышение пространственной мобильности населения», которая исходит из якобы недостаточной мобильности российского населения и по своим эффектам станет механизмом обезлюдения и опустошения Дальнего Востока, а также всех малых городов и сельских районов, составляющих более 90% российской территории.

То есть в реальности одно - усиливается крайняя неравномерность социально-экономического и гуманитарного развития регионов, нарастает бегство населения в несколько благополучных регионов, а в действиях правительства прямо противоположное. Реализация решений правительства в области регионального развития приведет к тому, что структура и характер расселения и пространственного развития станут еще более примитивными и региональная деградация резко обострится.

Неравномерность и без того постоянно напоминает о себе: душевое производство валового регионального продукта (ВРП) в десяти наиболее экономически развитых регионах России в 2005 году превышало среднестатистический уровень в 3,8 (для сравнения: в 2000 году - 3,2 раза, а в 1998-м - 2,5 раза). Продолжается концентрация населения в немногих региональных центрах социально-экономического развития: Московском столичном регионе, Санкт-Петербурге, Тюменской области (ЯНАО и ХМАО), Краснодарском и Ставропольском краях. За последние 15 лет более 46 миллионов человек - треть российского населения - сменили место жительства в надежде принципиального улучшения и стабилизации своего положения.

Вследствие внутренних миграций Центральный федеральный округ вобрал почти две трети населения, а Сибирь и Дальний Восток, богатые минеральными, лесными и биологическими ресурсами и являющиеся преимущественно приграничными территориями, потеряли более 1,2 миллиона жителей.

Разве это нужно стране? Нет. Разве этого хочет президент? Нет. Но делается все не по-президентски! То есть решения президента, как правило, не исполняются.

Разве это неисполнение можно называть «вертикалью власти»? Разве это не вопиющий пример государственной недостаточности? Разве так поднимешь страну?

Еще более показательным является ситуация с общественным строем. Бесконечные споры про «социализм» и «капитализм», начатые в перестройку, за 20 лет увели нас далеко в сторону от практического обществознания. И наиболее очевидно это на примере молодежи, вступающей в эти годы во взрослую жизнь. В их ожиданиях причудливо сочетаются оба мифа прошлого века. Очень многие молодые люди не понимают, каковы правила игры и жизни в их собственной стране, они дезориентированы и в итоге хотят работать, как при социализме, а получать - как при капитализме.

Самые лучшие из них не видят и не могут видеть честных и интересных способов капитализации своих талантов, образования и жажды состояться, поскольку таких способов правительством не предложено. Тотальный рейдерский настрой, как его ни пытаются превращать в молодежную романтику, никогда не заменит радости от созидательного продвижения вперед.

Дербанить чужую собственность, заниматься экспроприацией экспроприаторов - это не то дело, ради которого стоит жить в России. А настоящего дела, которое в том числе давало бы возможность честно заработать, государство вступающим в жизнь не предлагает.

Пятилетку развития следует строить как раз на естественном желании лучших молодых людей, готовых в наибольшей степени включать бесконечный ресурс своей личности, решать самые главные проблемы страны и открыто и честно получать за это соответствующее вознаграждение финансами, недвижимостью, чинами.

Развитие России в XXI веке возможно исключительно через переход к обществу личностей, в открытом соревновании-сотрудничестве обустраивающих державу и через это свои собственные роды и семьи.

Сама логика событий в стране и мире не оставляет альтернативы курсу на развитие страны. Идеологией такого курса должны стать не абстрактные мантры «про сроки», а идея и методология развития, существующие в виде целей развития страны (семь целей развития достаточно подробно представлены в уже упоминавшейся майской статье автора в «Политическом классе» - «Диктатура развития»).

У нас есть пять лет для того, чтобы собрать новую страну на базе тысячелетней традиции уникальной российской цивилизации. И для этого необходим сильный и готовый, состоявшийся президент.

Под готового президента нужна соответствующая социальная база. Нужен практически новый класс развития страны - сообщество людей с крупными идеями, проектами развития и с длинной волей, людей, не боящихся инвестировать свои силы и все иные ресурсы в долгосрочные проекты.

Политика развития страны невозможна без ярко представленной передовой группы, без авангарда, без своего рода класса или слоя развития, который можно было бы назвать первым сословием.

Именно этот слой, собственно, и должен составить новый политический класс - политический класс развития.

Как определить, кто заслуживает высшего статуса и почета, выделения наибольших средств? Тот, кто выдвигает и реализует проекты развития страны.

У нас созданы все предпосылки для развития. Теперь нужен четкий план и соответствующая выдающаяся личность для его реализации. Это означает по факту следующее: пятилетка развития невозможна без Путина и его личного решения посвятить реализации такого курса как минимум следующие пять лет.

Под готового президента и со стороны этого президента нужен молодежный призыв - практическая возможность наиболее талантливым и мужественным дать себя реализовать на ключевых направлениях развития страны, на самых трудных «участках» работы. Только энергия молодости позволит осуществить решительное развитие, перевести страну в качественно новое состояние, осуществить прорыв и прийти к мировому лидерству.

«Путин чемпион - Россия вперёд - Путин вперёд вперёд - Россия лидер во всём»


Потрясает то ли наивность, то ли лукавство нашего политбомонда, который каждый раз, когда обсуждают возможность третьего срока для Путина, кричит: как же так, Путин уже сто раз заявил про необходимость стабильности Конституции, а вы ему навязываете другое решение.

А вы что хотите, чтобы Путин отвечал: да, пойду на третий срок, поэтому переделайте, пожалуйста, под это Конституцию и т.п.?

Дело не в ответах Путина, а в том, чего хотят те, которые задают подобные вопросы. Зачем они их задают? Ответ очевиден: чтобы таким образом принудить Путина уйти. Другой задачи у конституционно озабоченных людей нет и быть не может.

Недопустимость третьего срока по нынешней Конституции - исключительно техническая проблема, которая не может и не должна быть главной.

Надуманность «проблемы третьего срока», в отличие от взрослых дядей, к счастью, хорошо понимают наши дети. Они скоро вырастут, и им нужны реальные перспективы, им нужна мировая держава, им нужна страна - мировой лидер. Им, наконец, нужен конкретный человек, с которым можно связать свои мечты о таком будущем.

Вряд ли об этом скажешь лучше московского школьника Эмрана Махмудова, нарисовавшего этим летом в городском лагере при школе ? 190 замечательный рисунок.

Этот рисунок предельно кратко и точно (пусть и с орфографической ошибкой - что ж, Эмран выучится и будет писать правильно, главное, что он думает правильно) задает программу действия для страны: «Путин чемпион - Россия вперёд - Путин вперёд вперёд - Россия лидер во всём».

Пора определяться. Нам нужна стабильность Конституции - или страна?

Нужно обеспечение комфорта обитателей Рублевки и ее окрестностей - или действия России как мировой державы, прорыв и выход к мировому лидерству?
___________________________________

[1] Поляков Ю. Государственная недостаточность // Литературная газета. 2004. № 37 (22 – 28 сентября).

[2] Крупнов Ю. Новый Путин // Информационное агентство «Росбалт». 26 ноября 2004 (http://www.rosbalt.ru/2004/11/26/186941.html).

[3] Hill F., Gaddy C. The Siberian Curse: How Communist Planners Left Russia Out in the Cold. Brookings Institution Press, 2003. См. также мой анализ основных положений данной книги в статье по адресу: http://www.pereplet.ru/text/krupnov23jul02.html.

[4] Время новостей. 24 января 2006.

http://www.politklass.ru/cgi-bin/issue.pl?id=602

Ю. Крупнов


0.15625405311584