21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Геополитическая дуга Лукашенко
Александр Лукашенко заявил, что у Беларуси сложились дружеские отношения с Ираном, Венесуэлой, Малайзией и ЮАР, и что «нам надо создать большую дугу сотрудничества с такими мощными государствами в дальнем зарубежье». Как видно, речь шла об относительно небольших странах. Не малых, но именно что небольших — в сравнении с Америкой, Россией или Китаем, причем не лишенных серьезной мощи. Как представляется, здесь имеет место быть некий геополитический проект, в котором ставка делается на крепких середнячков мировой политики. Если список четырех стран будет расширен, то возникнет самая настоящая геополитическая дуга – новая мировая реальность.
Как известно, в современном мире по-настоящему независимыми могут считать себя только «Большие пространства». С точки зрения геополитики, лишь они обладают тем количеством ресурсов — людских, географических, экономических и т. д. — которое достаточно для независимого существования. Таковыми пространствами можно смело считать США, ЕС, КНР и Россию. Кроме того, в последнее время происходит укрепление созданного в 2005 году Южноамериканского союза наций (ЮСН), который выстраивается по аналогии с ЕС.
Страны, не обладающие ресурсами «Больших пространств», обречены оставаться в орбите геополитических гигантов — на большем или меньшем от них удалении. Понятно, что такой порядок не может устраивать некоторых, достаточно пассионарных элитариев, которые мечтают вырваться за орбиту имперских великанов. Выход здесь может быть только один — самим формировать свое «Большое пространство» — в целях противодействия внешнему давлению. В таком пространстве лидирующих стран быть не должно, оно создается как раз с целью избавиться от диктата мировых лидеров.
Вероятно, Александр Лукашенко пытается выстроить именно такую «неимперскую империю». И не удивительно, что именно ему пришла в голову эта прорывная идея. Он плоть от плоти Советской империи, поэтому для него естественно мыслить и в глобальных масштабах. Это с одной стороны. А с другой — Советской империи уже нет, зато есть Беларусь, ответственность за которую Лукашенко понимает очень даже хорошо, и ему не хочется расставаться с государственным суверенитетом. Возможно, это нежелание определяется боязнью пройти через рыночно-приватизаторский шок. На Союз государств «батька» идет охотно, но похоже, что наращивать интеграцию не особенно хотят в Москве. Кремль, скорее всего, предпочел бы вхождение Белоруссии в Россию, причем не в качестве цельного субъекта Федерации, а по частям. Такой вариант Лукашенко не устраивает.
Но и на поклон к Западу «батька» идти не желает. Хотя бы потому, что там ему никогда не простят долголетнего и упорного сопротивления внешнему диктату. И в случае капитуляции, Лукашенко, безусловно, повторит судьбу Милошевича. Правда, думается, что дело здесь не в одном только опасении за личную безопасность. Лукашенко искренне не принимает западную цивилизацию, хотя эффективно использует некоторые ее технологии: рынок, альтернативные, пусть и формально, выборы, и т. д. Вот почему он так охотно сближается со странами, которые нельзя назвать тоталитарными, но чьи политические системы отличаются достаточной самобытностью.
Остается только укреплять связи с другими небольшими странами, пытаясь структурировать их в нечто вроде блока. Возникает вопрос — имеет ли будущее «дуга Лукашенко» или же перед нами очередная утопия, рожденная отчаянием? С известной долей осторожности можно сказать, что проект реализовать можно, хотя и сложно. Но для этого, конечно, устроителям «Дуги Лукашенко» придется выполнить ряд условий. Прежде всего, нужно умело сыграть на противоречиях между ведущими державами, опирающимися на свои «большие пространства». В настоящее время эти противоречия медленно, но обостряются, что во многом связано с американским экспансионизмом. Хотя, возможна и обратная реакция — державы могут объединиться против Дуги и разорвать ее. То есть многое тут зависит от субъективных факторов — насколько дальновидны и решительны окажутся элиты и лидеры.
Далее. «Дуге» надо будет выбрать оптимальную структуру. Вряд ли в данном случае большую пользу принесут наличные формы интеграции государств (типа ЕС). Не исключено, что структура окажется полностью неформальной, опирающейся, в первую очередь, на личные взаимоотношения лидеров. Что же до «технической» стороны дела, то здесь особых проблем быть не должно: развитие информационных технологий и транспорта делает возможным успешно взаимодействовать субъектам, расположенным в разных точках земного шара.
Наконец, важен имидж сообщества. Если «Дуга» жестко заявит о своем намерении противостоять ведущим державам, это станет лишним поводом для того, чтобы усилить давление. Впрочем, обвинений и так вряд ли удастся избежать. Так, США моментально отождествят новое образование к пресловутой «осью зла». Но одно дело — классифицировать, а другое — получить возможность для реального давления.
Не исключено, что Лукашенко удастся создать империю нового типа. Также не исключено, что сам тип будет новым только на первых порах. А потом наиболее сильная страна навяжет другим странам свою гегемонию. И мы увидим появление на свет уже старой-новой Империи, которая включится в процесс мирового соперничества. Последнее очень вероятно в том случае, если Россия потеряет статус региональной державы. Подобное развитие событий было бы крайне нежелательным. Но уж коль оно произойдет, то в данном случае у части российских территорий появится шанс реализовать в себя в рамках нового геополитического образования, важную в котом важную будет играть Беларусь. Минск может стать новым «собирателем русских земель» и конструктором новой восточнославянской империи.
Возникает вопрос: какова должна быть политика России по отношению к новому образованию? Представляется, что разумнее всего не противодействовать его становлению. Москве гораздо более выгодно попытаться использовать «Дугу Лукашенко» в собственных интересах. В частности, она может пригодиться в тех случаях, где самой России действовать и выступать неудобно. Тогда можно осторожно подтолкнуть новый блок некоторым действиям и выступлениям. Особенно это будет эффективно в отношениях с теми крупными державами, которые захотят насолить России. Подобные технологии применялись странами Запада. Достаточно вспомнить о недавних попытках создания «балтийско-черноморского содружества», о выстраиваемой оси Киев-Варшава-Тбилиси-Кишинев, о ГУАМе и т. д. Политика противодействия может вызвать эффект, обратный ожидаемому: не исключено, что новое образование так же попытаются использовать против России. И это будет тем более вероятным, чем более отстраненную или даже враждебную позицию в отношении данного блока займет Москва.

Судя по всему, XXI столетие подарит нам много геополитических инноваций. Должно быть, мы получим возможность увидеть новые типы Больших пространств, выстраиваемых по сетевому признаку. И тут важную роль сыграют относительно небольшие страны.
А.Елисеев

0.20385098457336