22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Колониальный бюджет

Уважаемые коллеги, министр финансов оговорился, когда выступал, поведав о чудесах, которые ожидают наш, как он сказал, «советский» народ. Такое впечатление, что мы присутствовали на последнем, официальном съезде КПСС. И эта оговорка неслучайна, потому что наше правительство сегодня намного дальше стоит от народа, чем в советский период. И когда сравниваешь патетические высказывания министра финансов по поводу «бюджета инвестиций в человека», о том, что это «прорывной бюджет стратегических проектов», мне кажется, что мы живем в разных странах. Ваша страна, Алексей Леонидович (обращаясь к Кудрину – Ред.), называется «Дом правительства», а наша страна называется Россия.

Давайте конкретно посмотрим по цифрам. Я не вижу, к сожалению, руководителя бюджетного комитета – он, видимо, отчитался и ушел. Он говорил, что у нас бюджет носит явную «социальную направленность». Обратимся к структуре бюджета в терминах доли в ВВП. Я буду сравнивать даже не с развитыми странами, а с…Африкой. Если сравнивать социальные расходы нашего федерального бюджета и расходы центральных правительств стран Африки, у нас они в 6 раз меньше. Их доля по отношению к ВВП в 6 раз меньше. По образованию в 5 раз меньше, по здравоохранению – в 3 раза. Зато на содержание госаппарата по отношению к ВВП мы расходуем в 1,5 раза больше даже уровня африканских диктатур. Поэтому, как можно в здравом уме говорить про социальную направленность бюджета, когда 42% наших бюджетных расходов – это расходы на госаппарат, оборону, правоохранительную деятельность. И только 15% - это расходы на социальные нужды. Господа, давайте не будем лукавить, не будем сами себя обманывать! Это же бюджет не социальный, это не западный подход, как тут некоторые говорили, даже не африканский подход. Это абсолютно архаичный бюджет образца 19 века, когда государство было не государством развития, не социальным государством, а полицейско-бюрократическим с весьма ограниченными функциями. Не смешно ли называть такой бюджет социальным? Грустно, уважаемые коллеги, и стыдно. Если вам это непонятно, давайте перейдем на термины заработных плат. Минимальная зарплата по-прежнему составляет 1/3 от прожиточного минимума. Такого позора нет ни в одной стране Европы – может только Молдавия находится ниже. И Украина, и Белоруссия, и Казахстан, и Прибалтика давно уже вышли на минимальную зарплату в соответствие с прожиточным минимумом. Им не помешали рассуждения про убыточность сельского хозяйства и легкой промышленности, потому что люди видят политику комплексно, а не пытаются все сводить к ограничению конечного спроса. Не позор ли, что при профиците бюджета в 1,5 трлн. рублей 2 миллиона работников бюджетной сферы имеют зарплату ниже прожиточного минимума. Даже если мы с вами сложим все социальные расходы вместе, мы получим цифру примерно в 16% от консолидированного бюджета. Это примерно на 6% меньше среднемирового уровня социальных расходов центральных правительств. Таким образом, профицит бюджета, который оценивается приблизительно в 6% ВВП возникает, не потому что у нас, уважаемые коллеги, лишние деньги, а потому что наше государство на эту сумму недофинансирует социальную сферу по сравнению с общепринятыми в мире стандартами.

Так, на здравоохранение мы тратим 2,8% от ВВП, а должны тратить, как минимум, 5%. На образование тратим 4%, а должны – 8%. На науку – 0,5%, а должны – хотя бы 1,5%. Получается, профицит бюджета возникает из-за того, что он только в голове у министра финансов. В регионах, на чьи плечи легли основные расходы, мы видим недофинансирование социальной сферы. По здравоохранению, например, нехватка денег на финансирование базовой программы бесплатной медицинской помощи составляет 30%.

1,5 триллиона рублей, которые правительство выводит из экономики – это нонсенс. К сожалению, нет и руководителя комитета по экономической политике (Валерия Драганова – Ред.), который отчитался и ушел – вопрос для него ясен. Он глубоко ошибается, когда говорит, что это бюджет экономического роста. Как можно, находясь в здравом уме, будучи экономистом, говорить, что если изъять 1,5 триллиона рублей денег наших налогоплательщиков из экономики, сокращая на соответствующую сумму конечный спрос, то происходит поддержка экономического роста. Вы тормозите экономический рост.

Да, экономика растет, растут расходы бюджета, но, Алексей Леонидович, они растут не благодаря правительству, а вопреки вашей деятельности, вопреки вашей политике торможения экономического роста. Вы все время ссылаетесь на боязнь инфляции. Я бы в связи с этим попросил Сергея Вадимовича Степашина (председатель Счетной палаты – Ред.) опубликовать, или хотя прислать нам расчеты, которые бы подтвердили правильность гипотезы министра финансов, что если профицита не будет, тогда инфляция достигнет 20%.

Я таких расчетов не видел, а то, что я видел, господа, это не расчеты, это школярские упражнения, не имеющие никакого научного обоснования. Да, денежная масса быстро растет, в Китае она растет еще быстрее, но там никому в голову не приходит замораживать деньги налогоплательщиков и тем более вывозить их заграницу. О том, что этот тезис неверен, говорит хотя бы тот факт, что наши предприятия в ситуации нехватки денег на внутреннем рынке вынуждены занимать деньги за рубежом. На 200 млрд. долларов наши предприятия взяли кредитов заграницей. То есть в той сумме, в которой правительство выводит деньги из экономики через Стабилизационный фонд, вкладывая их, по сути, в финансирование дефицита бюджета других стран, наши предприятия вынуждены их занимать. Только наше государство вкладывает их под 2-3% годовых, а предприятия занимают под 10%. Где вы видели такую политику?

Политика правительства довела нашу макроэкономику до абсурда. Получается, чем больше денег от экспорта нефти и газа мы зарабатываем, тем меньше кредитно-денежных ресурсов остается для наших предприятий. Неужели непонятно, уважаемый Алексей Леонидович, что зависимость между приростом денежной массой и инфляцией опосредована состоянием рынка, его институтов. Если у вас рынок криминализирован, если одни монополии, если правоохранительные структуры коррумпированы и поощряют организованную преступность, то и получается, что зарплата у нас в 5 раз ниже, чем в нормальных странах, а цены выше. Эта политика доводит до абсурда состояние нашей экономики и социальной сферы. Мы бы могли жить на порядок лучше, если бы не догматизм людей, которые отвечают за макроэкономику в нашем правительстве.

Что необходимо сделать, с нашей точки зрения? Если мы хотим, конечно, быть социальным, современным государством, нужно ориентироваться на общепринятые в мире нормативы финансирования социальной сферы. Это означает необходимость удвоения расходов на здравоохранение и на образование и утроение расходов на науку. Это даст нам возможность сбалансировать бюджет по расходам и доходам. Это, в свою очередь, позволит увеличить темпы роста валового продукта примерно на 6%. Мы получим дополнительные полтриллиона рублей за счет повышения темпов экономического роста. Таким образом, мы будем иметь 2 трлн. рублей дополнительных средств, которые мы можем распределить, в том числе на повышение заработной платы в соответствие с применением и минимального уровня прожиточного минимума.

Конечно, необходимо принять меры по сокращению инфляции. Необходимы усилия по декриминализации рынков, по стимулированию роста производства (в том числе, кредиты малому бизнесу), нужна модернизация коммунального хозяйства, которая поднимет эффективность этой отрасли и снизит колоссальные потери. И, конечно, нужно стимулировать инновационную активность, потому что главным антиинфляционным фактором, уважаемые коллеги, является научно-технический прогресс. Он снижает издержки, повышает эффективность. Благодаря нему люди начинают жить лучше и покупать товары дешевле.

Наконец, накопленная часть Стабилизационного фонда в 2 трлн. рублей. Стыдно, уважаемые господа, когда мы допускаем, что наше государство, практически полностью рассчитавшись по внешним долгам, забыло про собственных граждан. Я говорю о дореформенных сбережениях населения. Эти деньги необходимо направить на поэтапное решение этой важнейшей проблемы. Или для вас наши граждане – не люди? Иностранцам нужно долги погашать, а нашим гражданам – нет.

Главный приоритет этот бюджета, по сути, вывоз капитала. Причем, вывоз капитала в пользу других стран. Стран НАТО. Главный источник дефицита стран НАТО – военные расходы. Так вот, мы с вами субсидируем их военные расходы в 2 раза больше, чем тратим на собственную оборону. Давайте называть вещи своими именами. Это, по сути, бюджет колониально зависимого государства, которое работает вопреки интересам собственного народа. Как можно за это голосовать?   


 Сергей Глазьев представил позицию фракции «Родина» при рассмотрении главного финансового документа страны в первом чтении


0.11574411392212