17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
Архив материалов
 
Слово Лукашенко

В чем причина экономических успехов Белоруссии, экономический рост в которой составляет в последние годы от 8 до 10 процентов?

Особенность белорусской экономики заключаются в том, что она вся была создана как финишное производство. Чтобы создавать конкурентоспособные товары на мировых рынках, нужен был высочайший уровень производства и всей нации. Поэтому наша страна была интеллектуальным центром СССР.

Тем не менее, жизнь шла вперед и мы отстали от Европы и Америки. Нам, современной Белоруссии, пришлось модернизировать производство. Реформирование нашей экономики было связано, в том числе, и с приватизацией. Но наша приватизация, в отличие от российской, носила точечный характер. Мы не огулом приватизировали предприятия. Государство отказывалось от управления только теми предприятиями, с которыми не могло справиться. Мы индивидуально рассматривали каждое предприятие, которое хотели продать. Главное условие для будущих инвесторов: чтобы на приватизированном предприятии сохранился трудовой коллектив и те социальные льготы, которые существовали на нем, пока это было частное предприятие. Мы не бросили свою экономику в омут приватизации и тем самым уберегли ее от криминализации. Вот особенность наших реформирования и приватизации.

После того как Запад отказал нам в поддержке, отказал в кредитах, мы модернизировали нашу экономику за счет собственных средств. В этом еще одна особенность - опора на собственные силы. Было принято решение заняться всеми предприятиями, потому, что там работали люди. И мы практически все предприятия вытащили.

Как бы Вы определили экономическую модель Белоруссии?

Если иметь в виду ту высочайшую степень социальной защиты нашего населения, то эту экономику, эту политику можно назвать в какой-то степени социалистической. Как подтверждение сказанного к этому можно отнести и тот уровень прогнозирования и планирования, который присущ нашей экономике. Государство постепенно уходит от жесткого управления экономикой, но роль государства в нашей экономике все еще велика. Но в этом еще одна причина нашего успеха. Если бы государство ушло от экономики, мы имели бы тот развал, который сегодня характерен, например, для некоторых стран бывшего соцлагеря. Если брать эти факторы, социальную защиту, государственное планирование, прогнозирование, то это похоже на тип социалистического государства. Однако, если учесть, что у нас беспрепятственно развивается частная собственность, что у нас абсолютно свободный финансовый рынок, абсолютно рыночные отношения в нашей стране, то все это присуще капиталистической экономике. Мы осознаем, в каком направлении развивается мир, и мы не собираемся оставаться на обочине этого развития, но при этом мы сохраним особенности нашей экономики, социальную защищенность наших людей. Мы исходим из того, что не важно какого цвета кошка, лишь бы мышей ловила. Если государственные предприятия производят конкурентноспособный продукт, то к чему нам их приватизировать или разрушать.

В какой степени вы озабочены повышением цен на энергоносители, в какой степени это может повредить экономическому росту в Белоруссии и социальной защищенности белорусских граждан?

От повышения цен на газ и нефть наша экономика потеряет $5 миллиардов за год. Если посчитать наш ВВП в 50 миллиардов, то 5 миллиардов, это 10 процентов ВВП, которые Россия изымет из нашей экономики. Что касается наших планов экономического роста и социальной защищенности, то они будут обеспечены, чего бы нам это не стоило. Эту дыру, которая может образоваться в результате действий РФ, мы закроем понижением рентабельности, оказанием поддержки населению и предприятиям за счет бюджета, внешних инвестиций. У нас есть резервы роста цен на нашу продукцию, которую мы продаем на внешних рынках иногда в разы дешевле аналогичной западной. Я уверен, что мы темпы экономического роста сохраним.

Насколько болезненна ситуация, с которой столкнулась Белоруссия? Каковы Ваши чувства в связи с той ситуацией, с которой Вы столкнулись?

Экономически мы эту ситуацию выдержим. Но нам больше всего обидно то, что такие действия предприняла страна – наша союзница, самая близкая нам страна. Президент Путин недавно сказал, что РФ хочет рыночных отношений со всеми странами. Следуя этому принципу, мы также предложим РФ заплатить за все те услуги, которые Белоруссия оказывала ей бесплатно. Это транзит, военное сотрудничество, Калининград. Полторы тысячи километров таможенной границы, охрана наших границ. Все это дорого стоит.

Какова сумма этих услуг?

Это будет не меньше пяти миллиардов. Что мы потеряли, то и получим. Мы готовим соответствующие проекты соглашений. Сделаем это спокойно, как и положено при рыночных отношениях.

Вы думаете, реакция будет такой же спокойной?

Не мы предложили такие отношения. За транзит Польше РФ платит 4,5 миллиардов, а нам только 300 миллионов. Только по газу, если взять польский вариант, мы можем компенсировать все наши потери. Десятки миллионов тонн грузов перемещается через Белоруссию из Европы в Россию и наоборот. Это огромные деньги.

Руководство Транснефти заявило о планах строительства нефтепровода в обход белорусской территории. Вы не опасаетесь, что Транснефть перенаправит потоки в обход Белоруссии?

Только люди, не умеющие считать до десяти способны использовать подобные маршруты. Этот путь в два раза России будет дороже. Во-вторых надо иметь в виду позицию европейцев в отношении того, что перегруженная Балтика наводняется еще и нефтью. Но в конце концов это их дело, их право (России). Мы поставили задачу – диверсификация поставок в Белоруссию. Я думаю, найдутся желающие компании, которые поставят в Белоруссию нефть, с которыми мы приватизируем наши предприятия. Найдутся компании, которые придут на наши предприятия со своей нефтью, но это будет самая большая опасность для России, так как это приведет к потере традиционных для РФ европейских рынков. Если сюда придут другие компании, которые поставят нефть и продадут нефтепродукты, Россия будет отсечена от Европейского рынка. Но я не думаю, что так может быть. Я уверен, что в России и в бизнесе и в политике здравый смысл возобладает и РФ вернется в Белоруссию на тех принципах сотрудничества, на которых оно строилось. И мы готовы к этому сотрудничеству. Надо России отказаться от своей сверхдержавности и попыток смотреть на нас свысока как на младшего брата.

Как Вы полагаете, идея Союзного государства еще жива?

Союз с РФ – это моя идея и я не собираюсь от этого отказываться. Но на тот союз, как это видится РФ, Белоруссия никогда не пойдет. Белоруссия никогда не откажется от своего суверенитета. Белоруссия никогда не будет субъектом России. Такие рыночные отношения, какие предложила нам Россия в последние месяцы, они не могут способствовать строительству союзного государства. Это противоречит здравому смыслу и нормальным отношениям государств, тем более – союзников. Таким образом, уничтожена экономическая основа наших отношений, что являлось фундаментом нашего союза. Последние заявления Путина говорят о том, что они хотели бы продолжить союзнические отношения с нашей страной. Мы к этому готовы. Мы готовы отказаться от всяких претензий, финансовых, экономических к РФ, если Россия поступит аналогично со своей стороны. Взаимоотношения государств не могут вписаться в обычную бухгалтерскую форму. Это нечто большее.

Вы говорите, что Россия пытается, в известной степени, шовинистически относиться к Белоруссии. В чем подоплека такого отношения?

Без всяких на то оснований РФ уже записала себя в ведущие центры силы в мире. Чуть ли не в каждой точке мира присутствуют российские интересы. Как будто в Белоруссии, или в Украине, Грузии, присутствуют только российские интересы, а белорусских интересов в самой Белоруссии и быть не должно. Российская политика все больше уподобляется американской. Появились некие имперские замашки. Я считаю, что в этой части позиция руководства РФ опасна не только для Белоруссии. Это беспокоит не только меня. Это беспокоит руководство всех республик бывшего Советского Союза. Россия нас, бывшие республики СССР пытается не замечать. Это ошибочная позиция. Причина этому – огромные денежные ресурсы, которые поступают в РФ от продажи нефти, газа и других ресурсов. Но так будет не всегда. История об этом свидетельствует.

На фоне конфликта, который произошел в отношениях с Россией, Вы говорили о необходимости улучшения отношений Белоруссии и Запада. С чем связано изменение этой позиции? Что бы Вы хотели сказать Западу?

Никакого изменения нет. Это не кардинальное изменение курса белорусского руководства. Белорусы и россияне – это практически один народ. Отсюда и наша политика. Но мы не потерпим никакого давления и вранья в наших отношениях с Россией. Мы давно Западу предложили конкретные сферы сотрудничества, но Запад до этого конфликта был глух и нем в отношении наших инициатив. Причина тому инертность европейской политической машины и отсутствие желания увидеть истинные процессы в Белоруссии. Приезжают сюда европейские чиновники средней руки, которые высоко оплачиваются, они приезжают, встречаются с оппозицией и возвращаются домой, не желая утруждаться. Запад сотрудничает даже не с оппозицией, с кучкой отщепенцев, не состоявшимися членами моей команды. Им комфортно получать деньги от Запада за свою оппозиционность, Западу комфортно встречаться с ними.

Только в результате этого кризиса Европа обратила внимание на Белоруссию. Европа увидела, что без Белоруссии нельзя обеспечить энергетическую безопасность и что Белоруссия, оказывается, хочет сохранить свой суверенитет. И это стало сюрпризом для Европы.

Мы всегда хотели наладить отношения с Западом. Но когда мы говорили европейцам: давайте сядем за стол переговоров и будем обсуждать наши отношения, Европа, идя на поводу у оппозиции, закрыла въезд в Европу нашим политикам, решила исключить нас из общей системы преференций. Как можно было налаживать отношения с Европейским союзом? Мы говорим: ”Давайте будем договариваться и вы увидели бы, что Белоруссия это такой партнер, лучше которого невозможно желать. Только при этом не ставьте перед нами невыполнимые условия“.

Отдельные политики в России стали говорить, что Лукашенко, мол, просится на Запад. Мы давно говорим, что нам надо нормализовать отношения. В этом суть, а не в том, что из-за конфликта с Россией мы повернулись на Запад. Я признаю, ошибку и недостаток нашей внешней политики, что она получилась одновекторная, с вектором в сторону России. И мы фактически потеряли Запад. Мы стояли на одной ноге, а должны стоять на двух. Мы находимся между Западом и Россией. Мы мост между Россией и Западом.

В этом контексте, можно ли говорить, что те условия, которые предлагал Европейский союз в плане демократизации, прав человека, Вы рассматриваете это как некие неприемлемые условия? Готова ли Белоруссия обеспечить деятельность партий и независимых СМИ?

Все требования к Белоруссии в конечном счете сводились к тому, что мы должны разрушить нашу политическую систему и во-вторых, везде подразумевалось, что нынешний президент нелегитимен и он должен уйти со своего поста. Какое право имеет Запад требовать этого?

Проблема нашей оппозиции заключается в том, что они все пришли к власти вместе с Лукашенко. Самая большая беда нашей оппозиции в том, что их оппозиционность – это их бизнес. Они понимают, что власть в Белоруссии они никогда не завоюют. Позиционируя себя на Западе как оппозиция, получают десятки миллионов долларов, делят эти деньги и безбедно существуют. Вы говорили о СМИ. У нас издается полторы тысячи газет и журналов, из которых две трети – негосударственные. У нас свободно продаются ярые оппозиционные газеты. У нас две с половиной тысячи общественных организаций и объединений.

Как Вы считаете, Ваш стиль управления можно назвать жестким?

Бывает, что приходится управлять жестко. В противном случае мы не имели бы наших экономических успехов. Но жесткость моего руководства не имеет отношения к нашему обществу. Это касается только нашей государственной машины. Я часто смотрю на (премьер-министра Великобритании) Тони Блэра и очень ему завидую. Он ходит, улыбается. Страна с вековыми традициями, в которой все устоялось. Блэру и Королеве Елизавете благо быть во главе такой страны. А наша страна в конце 90-х годов оказалась полностью разрушенной. У нас совсем иная ситуация чем в Великобритании или Германии.

Выходит Вы не получаете удовольствия от своей работы?

Встаньте на мое место. Постоянное давление с Запада. Сейчас добавилось давление еще и с Востока. Это давление не потому, что я такой плохой. А потому, что мы проводим политику, которая отличается от политики в Польше, странах Балтики. Но мы обязательно вырулим на те рельсы, по которым движется весь мир. Но на это надо время. Мы из ямы выходим.

У нас работает много западных бизнесменов. Которые не побоялись пропаганды на Западе и создали здесь предприятия. Я с ними часто встречаюсь. Когда я их спрашиваю чего им не хватает, они просят только сохранить ту стабильность и ту управляемость, которая существует в нашей стране. Эти западные бизнесмены выращивают ростки будущей экономики Белоруссии.

Мы видим перед собой энергичного, молодого президента, популярного в стране, который трижды избирался на пост президента. Хотите ли вы в будущем баллотироваться на пост президента?

Я не смотрю так далеко. Если бы выборы были завтра я бы участвовал в этих выборах. Но они будут через четыре года, дай Бог мне выполнить то, что я обещал своему народу. Если я это сделаю, если я буду по-прежнему энергичным, здоровым человеком, я уходить от политической борьбы не намерен.

 

http://www.president.gov.by/press39040.print.html 

Интеллектуальный клуб «Arx»
Другие статьи этого автора

0.17125201225281