17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
Архив материалов
 
Экономика царской России

12–13 марта по новому стилю будет отмечаться 100–летие Февральской революции 1917 года, которая положила конец более, чем 300–летнему правлению Дома Романовых и знаменовала новую эру в истории в России. Я уже писал о причинах, которые, по моему мнению вызвали данный верхушечный переворот [1], писал я и о реформах Столыпина [2], которые, опять же по моему мнению, сделали возможным продлить существование империи на добавочные 11 лет. Причем эти годы были годами сравнительно успешного развития России. Мое мнение оказалось в противоречии с мнением известного российского политолога С.Г.Кара-Мурзы, который в своих книгах "Советская цивилизация", "Столыпин - отец Русской революции" и "Гражданская война" доказывает, что Февральская революция закономерно следовала из кризиса в социальной и аграрной сферах России. Он не утверждает прямо о наличии экономического кризиса в царской, но подбор и подача статистических данных из литературных источников свидетельствует о его намерении (скорее всего непроизвольном немерении, как делает это ученый, влюбленый в свою модель реальности и не видящий фактов, которые ей противоречат) внедрить в сознание читателя впечатление и о неразрешимых проблемах в эконoмике царской России, хотя конечно, это только мое впечатление.

Я согласен с тем, что некоторые ошибки царского правительства вели к нарастанию противоречий во взаимоотношениях сословий и царской власти, но категорически не могу согласиться с тем, что к 1913 году в России был аграрный, а тем более какой–либо экономический кризис и попытался доказать это в своих статьях [1, 2]. Между тем в работах С.Г.Кара–Мурзы доказывается, что аграрный кризис выражался не в том, что сельхозпроизводство вообще не росло, а в так называемом секторном разрыве между промышленностью и сельским хозяйством, который не мог быть решен в приемлемой для крестьянского мира форме Столыпинскими реформами, и не мог быть решен методами крестьянской кооперации на фоне глобальных вызовов новой эпохи. Замечу, что секторным разрывом С.Г. Кара–Мурза называет большое несоотвествие между уровнем промышленности и сельского хозяйства.

Сначала я решил проверить, а как и что пишут и писали историки о царской России для детей? Беру в руки две тома детской энциклопедии, разделенные во времени 31 годами. Вначале открываю том 8, изданный в 1975 году в Москве в издательстве Педагогика. Он называется "Из истории человеческого общества". Читаю историю царской России в начале 20 века и не нахожу ни одного слова об российском экономическом буме 1910-1913 годов. Понятно, тогда у власти в СССР были марксисты. Они не могли допустить, чтобы у людей возникло хоть малейшее сомнение в том, что жизнь в царской России не была такой уж и плохой, что она уверенно догоняла Запад, что я и попытаюсь показать ниже.

 

Затем я взял Детскую энциклопедию, но уже изданную в 2006 году в Москве в Издательстве Мир энциклопедий "История России и ее ближайших соседей", часть 3. Я пытался найти упоминание об экономическом буме 1910-1913 годов (как большинство историков и экономистов во всем мире характеризует этот период в развитии экономики царской России), и опять не нашел ни слова. Такое впечатление, что у авторов и марксистской и демократической детских энциклопедий стояла задача - показать русскую историю только в плохом свете.

 

С самого момента возникновения советского государства мнения историков относительно экономики царской России разделились. Понятно, почему советские историки и экономисты вслед за Лениным считали царскую Россию почти исчадием ада, доказывая, что перманентный кризис экономики и сельского хозяйства и вызвал Февральскую революцию. Грегори [8] пишет, что советские исследователи дореволюционного сельского хозяйства считали существование аграрного кризиса очевидным фактом. К ним примкнули и некоторые западные экономисты, например А. Гершенкрон [6].

 

ОСОБЕННОСТИ РУССКОГО СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА

Экономически Россия была единственной страной в мире, которая приближалась к автаркии, т.е. имела такой хозяйственный уклад, который позволял ей существовать самостоятельно, полнокровно и независимо от других государств. По отношению к внешнему миру Россия была автономна, обеспечивая себя всеми необходимыми товарами, и сама потребляла почти все, что производила. Импорт не играл для страны жизненного значения. В конце XIX века высокие заградительные пошлины на многие товары стимулировали внутреннее хозяйство. Доля России в мировом импорте в н. ХХ в. составляла немногим более 3%, что для страны с населением, равным десятой части всего человечества, было ничтожной величиной. Для сравнения отметим, что большинство западных стран, обладая незначительной численностью населения, имело долю в мировом импорте во много раз большую, т. е. экономически зависело от импорта.

 

Между тем, на протяжении почти всей истории России царская власть строила свою геополитику, находя зачастую единственно возможный путь, который существенно отличался от опыта других стран. Особенно это касалось постоянной выработки и адаптации системы налогообложения, поощрения развития и выполнения функций государственной безопасности. Экономическая политика России характеризовалась централизованной модернизацией с направлением на накопление значительной части национального дохода, изъятой силовым способом через налоги, а не добровольным направлением гражданами части своего личного дохода на накопление в ожидании последующего поступления ренты от наличия собственности. Догоняющее развитие в России могло и может быть успешным только при стимулирующей роли государства. Замечу, справедливости ради, что и на Западе в 20 веке многие современные отрасли промышленности развивались только при стимулирующей роли государства на бюджетные деньги.

 

В подтверждение данного вывода можно привести следующую выдержку из книги известного экономиста-народника В.Воронцова: "Идя капиталистическим путём, мы не создадим у себя высокоразвитой механической промышленности. Но мыслим и иной путь промышленного прогресса. Первый способ приложим в настоящее время к тем производствам, которые легко доступны для артельной организации, к числу последних не принадлежит механическое дело, и потому к нему должен быть приложен второй способ. Для этого необходимо, чтобы производство находилось в руках учреждения, не столько заинтересованного в его сиюминутных материальных успехах, сколько заботящегося о прочной постановке дела и относящегося к вопросу с точки зрения общественной пользы. Таким учреждением является правительство; оно и должно заведовать интересующими всех в настоящее время промышленными предприятиями. В России так оно и было до последнего времени: наша крупная промышленность явилась на свет божий по желанию правительства, и некоторые её отрасли наполовину оставались в его прямом заведовании, другие оно поддерживало пособиями и заказами" [14].

А Гершенкрон [6] и многие другие считают, что государство в царской России взяло на себя столько функций, что российская экономика не была больше рыночной экономикой в нормальном смысле этого термина, что нормального капитализма в России не было и что именно эти экономические предпосылки и вызвали Февральскую революцию. Гершенкрон поддерживал А. Чаянова в его взглядах относительно сельского хозяйства, подчеркивая некапиталистические черты россисйкого селського хозяйства. Чаянов же доказал, что решение о размещении ресурсов принимались не на основе нормальных рыночных принципов, а на основе обычаев и традиций. Следовательно, процесс принятия решений отличался от рыночного [7].

 

В организации экономики царской России было много других нерыночных особенностей. Например, российские власти предпочитали в каждой отрасли выдавать разрешение одной, а не нескольким компаниям. Регистрация акционерных обществ должна была осуществляться исключительно по личному распоряжению царя [10]. Российское государство не торопилось поощрять создание корпораций с ограниченной ответственностью [9].

Многие признаки жизнеустройства, характерные для СССР, зародились ещё в царской России. Царская Россия и СССР имели очень похожие системы власти лидера: царь и генеральный секретарь партии. При внимательном рассмотрении можно найти абсолютную зависимость царя и генсека от элиты, а также идеократическое государство. Близким по методу и целям было руководство культурой. Так, например, оперы до своей постановки в театре проходили в царской России рецензирование в театральном комитете, аналоге Союза Композиторов СССР. Например, весной 1870 г. опера "Борис Годунов" была представлена в театральном комитете и забаллотирована им [11]. Прописка была не только в СССР, но и в царской России. Так, принадлежность крестьянскому сословию определялась припиской, формальной регистрацией семьи в крестьянской общине [12]. После стабилизации советской власти были восстановлены полицейские законы царской России. Так, Уголовный кодекс 1926 г. содержал санкции против антиправительственных преступлений, которые ни по широте трактовки, ни по суровости существенно не отличались от законов, принятых царским режимом [13].

В решениях царизма можно найти и другие основные черты советского строя: регулирование цен; низкие цены на энергоносители и государственное присвоение разницы внутренних и внешних цен при их экспорте; централизованные решения об индустриализации, мощное развитие военной технологии и промышленности не на рыночной основе, а на основе административно-командной системы.

 

Командно-административная система успешно функционировала на крупнейших, особенно оборонных, предприятиях царской России. Как пишет С.Г.Кара-Мурза [15], в 1988 г. на круглом столе в АН СССР историк К.Р.Шацило объяснял. "Совершенно ясно, что в крупнейшей промышленности, на таких жизненно важных заводах военного ведомства как Обуховский, Балтийский, Адмиралтейский, Ижорский, горных заводах Урала капитализмом не пахло, не было абсолютно ни одного элемента, который свойственен политэкономии капитализма. Что такое цена, на заводах не знали; что такое прибыль - не знали, что такое себестоимость, амортизация и т.д. и т.п. - не знали. А что было? Был административно-командный метод: постройте 4 броненосца и скажите, сколько заплатить, желательно построить за 3 года. Построили за 6, ну что же сделаешь." Командно-монархическая система управления крупной индустрией под руководством Александра III была весьма эффективна и по-своему прогрессивна, хотя и не избежала ошибок. На поверхности, для подпитки творчества идеологов, лежал капитализм, тогда как командно-административная система, составляющая основу Российского государства, была скрыта от посторонних глаз. Основные финансовые рычаги в виде экспортных пошлин и налога на землю находились в руках царя.

Если при Александре III регулирование цен не было обширным, то Николай II расширил его. Царский режим регулировал из центра цены на основные товары и услуги: хлеб, нефть, марганец, на железнодорожные и трамвайные билеты, почтовые и телеграфные тарифы. Немногие знают, что задолго до Октября домовладельцам было запрещено поднимать цены при сдаче квартир внаём (кстати, это часто практиковалось и в городах США). Царизм не только держал цены на энергоносители низкими, но, точно так же, как в СССР, использовал разницу внешней и внутренней цены на вывозимую нефть для модернизации страны (через экспортную пошлину). В целом, цари и Сталин делали абсолютно правильно, снижая цены на нефть - надо было подтолкнуть переход от гужевой тяги к машинам. Золотая привязка рубля и административные меры царского правительства вели не только к стабильности цен, но часто к их снижению.

СИСТЕМА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ С.Г.КАРА-МУРЗЫ

А теперь посмотрим, что пишет С.Г.Кара–Мурза об аграрном кризисе в царской России, будто бы приведшим к Февральской революции. Для доказательства тезиса об аграрном кризисе С. Г. Кара-Мурза использует тексты некоего С. В. Онищука, "который (цитирую - АВТ.) в большой работе приводит обзор этих показателей, опирается на данные, сведенные в известном фундаментальном труде А. Финн-Енотаевского «Современное хозяйство России» (СПб. 1911) (Обратите внимание на год издания книги. Ясно, что данных о 1910-1913 годах в книге быть не может - АВТ.), а также в ряде подробных региональных исследованиях по ряду областей Центральной России. Он пишет: В России возникает невиданное в странах индустриального мира явление - секторный разрыв между промышленностью и сельским хозяйством. Данный феномен выражается в долговременном прекращении перекачки рабочей силы из сельского хозяйства в промышленность вследствие снижения производства в расчете на одного занятого в земледелии... Возникновение секторного разрыва между промышленностью и сельским хозяйством явилось решающим фактором, обусловившим буржуазно-крестьянскую революцию 1905-1907 гг. [17].

За 1870-1900 гг. площадь сельскохозяйственных угодий в Европейской России выросла на 20,5%, площадь пашни на 40,5%, сельское население на 56,9%, а количество скота - всего на 9,5%. Таким образом, на душу населения стало существенно меньше пашни и намного меньше скота. Прокормиться людям было все труднее. В 1877 г. менее 8 десятин на двор имели 28,6% крестьянских хозяйств, а в 1905 г. - уже 50%. Количество лошадей на один крестьянский двор сократилось с 1,75 в 1882 г. до 1,5 в 1900-1905 гг.

 

(Замечу в скобках, что, как показывает П. Грегори [4], анализируя статистику России и в частности указанную С.Г. Кара–Мурзой книгу А. Финн-Енотаевского "Современное хозяйство России" (1911 г.), многие цифры в указанной книге, видимо, взяты с потолка. По данным, вычисленным П. Грегори и сопоставленным с другими статпоказателями, количество фуражного зерна выросло с 1890 по 1913 год в 1,6 раза. Эти и другие цифры говорят, что на самом деле никакого уменьшения поголовья лошадей на душу населения не было. Грегори пишет. "Подушевой показатель владения скотом был в целом постоянным в сельском хозяйстве" вплоть до 1913 года, но об этом ниже).

 

Это - значительное сокращение тягловой силы, что еще больше ухудшало положение. Одна из важных причин того, что потерпела неудачу реформа Столыпина, заключалась в том, что не было ресурсов, чтобы материально поддержать крестьян, выделявшихся на хутора или переселявшихся в Сибирь. С. В. Онищук пишет: Эффект столыпинской кампании был ничтожным. Падение всех показателей на душу населения в сельском хозяйстве продолжалось, обостряя секторный разрыв. Количество лошадей в расчете на 100 жителей Европейской России сократилось с 23 в 1905 до 18 в 1910 г., количество крупного рогатого скота - соответственно с 36 до 26 голов на 100 человек... Средняя урожайность зерновых упала с 37,9 пуда с десятины в 1901-1905 гг. до 35,2 пуда в 1906-1910 гг. Производство зерна на душу населения сократилось с 25 пудов в 1900-1904 гг. до 22 пудов в 1905-1909 гг. Катастрофические масштабы приобрел процесс абсолютного обнищания крестьянства перенаселенного центра страны. Избыточное рабочее население деревни увеличилось (без учета вытеснения труда машинами) с 23 млн. в 1900 г. до 32 млн. человек в 1913 г. В 1911 г. разразился голод, охвативший до 30 млн. крестьян."

 

Этот отрывок, взятый мною из электронной версии книги С.Г. Кара-Мурзы "Гражданская война" воспроизводится и в книге "Советская цивилизация" на стр 188 первой книги и в книге "Столыпин - отец Русской революции" (стр. 202). Мне бы думается, что за 2 года можно было бы и посмотреть данные об урожае в 1912-1913 годах. Хотя С.Г. Кара-Мурза на 68–й стр. 1-го тома “Советской цивилизации” все же пишет “Россия в рекордный 1913 год имела 471 кг. зерна на душу населения - и вывозила очень много зерна за счет внутренненго потребления", но я так и не нашел там цифр об урожаях, собранных в 1911–1914 годах.

 

(В скобках замечу, что на самом деле, питание крестьян, как показал П. Грегори [4], улучшалось. Если с 1907 по 1913 год население России увеличилось с 149 до 171 млн человек – на 15%., то душевой национальный доход вырос на 27%. ВНП же вырос на 46%, а душевое потребление зерна выросло на 76%, а мяса – на 26%. См. ниже)

 

С.Г.Кара–Мурза также сообщает, что в 1913 году в г. Киеве прошел Первый Всероссийский сельскохозяйственный съезд, в решении которого было сказано:” Группы мельчайших хозяйств включают в себя главную по численности часть сельскохозяйственного населения… Создание устойчивости в материальном положении этих групп составляет вопрос первейшей государственной важности, развитие обрабатывающей промышленности не дает надежды на безболезненное поглощение обезземеливающегося населения”.

 

(Отмечу в скобках, что делегаты съезда лукавят – в России оставались огромные незаселенные территории, которые надо было осваивать и осваивать.)

 

Вот еще один интересный отрывок из книги "Гражданская война". "Принесенное капитализмом техническое средство, как железные дороги, вело к разорению крестьянского хозяйства и к резкому ухудшению материального положения крестьян. Виднейший специалист в области хлебной торговли П. И. Лященко писал: Железные дороги вместо того, чтобы служить клапаном, вывозящим избыток, стали постепенно служить способом для более легкого и полного выжимания из хозяйства последнего пуда хлеба, последней копейки [18]."

 

Естественно, Лященко только так и мог писать, ведь книга издана в 1925 году, когда марсисты не допускали в печать иных сведений, кроме порочащих царскую Россию. На самом деле, протяженнность железных дорог в России росла, а цены на перевозки постоянно снижались. Тарифы за проезд в поезде не повышались в течение 10 лет перед 1913 годом (стоимость проезда в расчете на версту с 1907 по 1913 год не изменилась), а если взять динамику с 1885 года то даже снижались – например, если же считать начиная с 1894 года, то тарифы снизились на 20% (Таблица В в П. Грегори, 4). Кроме того, П. Грегори [19] критикует Лященко за то, что тот не приводит источник своих данных по министерству путей сообщения.

 

С.Г. Кара–Мурза пишет: "За 60 дореволюционных лет самым урожайным в России был 1909 г. В этот год в 35 губерниях с общим населением 60 млн. человек (что составляло почти половину населения России) было произведено зерна, за вычетом посевного материала, ровно по 15 пудов на человека, что составляло официальный физиологический минимум." Это неверная информация. Самый высокий урожай получен в 1913 году.

 

На странице 202 книги о Столыпине снова цитируется тот же С. Онищук и тот же отрывок текста, который уже я находил в "Советской цивилизации". Снова речь идет о непонятном секторном разрыве (что это такое, я так и не смог понять, хотя перечитал все три книги С.Г. Кара–Мурзы).

 

На стр 190 книги о Столыпине С. Г. Кара–Мурза рассказывает о ситуации с финансами в Росии в 1906 году, хотя опять без ссылки на источник. Он пишет. "Дефицит госбюджета в России составлял почти 1/4 доходов и покрывался займами. Финансовое положение государства было очень тяжелым". Действительно, в 1906 году в России возник финансовый кризис, но был тот кризис связан с действиями Петроградского Совета рабочих депутатов, который призвал граждан России бойкотировать финансовые институты страны. Для того, чтобы понять, что почему это произошло, надо вспомнить, что случилось в декабре 1905 года. А случилось вот что. 3 декабря 1905 года Петербургский Совет был арестован почти в полном составе. Основанием для ареста послужил так называемый Финансовый манифест, с которым Совет выступил в печати 2 декабря 1905 года и которым он призвал население страны к финансовому бойкоту правительства. В результате основанной на золотом стандарте финансовой системе страны был нанесен колоссальный ущерб, о котором я подробно рассказал в своей статье.

 

Но какое отношение 1906 год имел к периоду российского экономического бума 1910-1913 года остается неясным. Между тем данный факт ложится в ряд аргументов, которые С. Г. Кара–Мурза использует для доказательства, что революция 1917 года была закономерной в том числе и из-за дестабилизации финансовой системы.

 

На стр. 192 книги С.Г.Кара–Мурзы о Столыпине приводится справка из книги М. Галицкого Иностранные капиталы русской промышленности перед войной, изданной в 1922 году, когда у власти в России были марксисты. СГКМ пишет. "В руках иностранных обществ было свыше 70% общей добычи угля в Донбасе..." На странице 193 снова делается вывод, который никак не связан с приведенными фактами - "с этим положением царское правительство справиться не могло". Я лично не понял, почему сделан такой вывод и что именно доказывало, что правительство не могло...

Между тем в книге есть факты, показывающие поразиотельные успехи царкой России в области экономики. Например, на стр 197 книги о Столыпине приведены данные о росте выпуска продукции машиностроения со 102 млн рублей в 1910 г до 175 млн в 1913 году. Это среднегодовой прирост в 14,5% в год. Это лишь чуть меньше, чем в годы второй сталинской пятилетки. Но при этом шел рост и сельскохозяйственного производства.

 

На стр 104 книги о Столыпине С. Г. Кара–Мурза пишет без ссылки на источник, что прирост продукции в сельскохозяйственном производстве в результате реформы [Столыпина - АВТ.] упал. В 1901-1905 г. он составлял 2,4%, а в 1909-1913 г. снизился до 1,4%. Между тем П. Грегори не подтверждает эту разницу.

В книге о Столыпине С.Г. Кара-Мурза пишет, правда опять без ссылки на источник, что к 1915 году посевные площади крестьян под хлеба возросли на 20%, а в частновладельческих хозяйствах уменьшилось на 58%. Что такое эти хозяйства, остается не ясным.

 

В главе 5 в книге о Столыпин. опять нет ни слова об огромных экономических успехах России, а только муссируется тема иностранной собственности [стр. 189]. Между тем на стр 104 есть данные, что производство в 1911-1915 годах выросло по сравнению с периодом 1901-1905 годов пшеницы на 12%, ржи - на 7,4%, овса - на 0,6%, ячменя - на 33,7%.

 

На стр. 98 книги о Столыпине указано, что сторонники Столыпинской реформы не предполагали никаких вложений в сельское хозяйство. Но это не так. Вложения в село были. Например, финансирования переселенцев осуществлялось из казны [2]. Другой вопрос, что государством очень много средств тратилось на оборону, а состоятельные люди прогуливали народные средства за границей, на туризм. Например, за 1909-1913 годы чистые туристические расходы российских граждан за рубежом составили 1111 млн руб. [20] от всего 6915 млн расходов центрального правительства за эти годы или 16,1% [21]. И царизм ничего сделать не смог. Почему? Об этом я уже писал [2].

 

Таковы статистические сведения, которыми оперирует С.Г. Кара-Мурза. В целом, повторяю, они подобраны таким образом, чтобы создалось впечатление, что сельское хозяйство царской России хромало на обе ноги, об экономике же написано очень туманно.

 

ЭКОНОМИКА ЦАРСКОЙ РОССИИ

А теперь попробуем сравнить данные С.Г. Кара-Мурзы с результатами других исследователей, в частности с выводами П.Грегори и А. Ноува. Отмечу, что основой анализа П. Грегори стала именно россиская статитика, а не иностранная. Она противоречит взгляду марксистов, которые считали царизм неудачей русского народа. П. Грегори все эти работы подробно разбирает и, используя другие русские работы, показывает, что марксисты подгоняли статистические данные под модель катастрофы. Например, П. Грегори [22] пользуется данными русского исследователя Прокоповича [23], который опубликовал их в 1918 году. Это было время, когда идеологическое давление на исследователей–обществоведов было еще слабым, да и не хватало тогда у большевиков экспертов, чтобы оценить "реакционность" цифр. На самом деле, царская Россия была одной из самых удачных стран. Не забудем, что Россия – это полюс холода. Точно также оценивают успехи царской России в 1913 году Г. Вернадский [41] и А. Ноув [5].

Большинство опубликованных статистических данных свидетельствует, что 1913 год - год наивысшего подьема экономики царской России. Среднегодовые темпы роста российской экономики на протяжении целой четверти века опережали развитие всех других развитых стран, составив 8% в 1889-1899 гг. и 6,25% в 1900-1913 гг. (снижение темпа объясняется войной с Японией и попыткой "первой революции"). В большинстве исторических научных работ период 1910-1913 годов называют экономическим бумом. Успехи экономики России были настолько впечатляющи, что много лет назад Алекс Ноув [16], признанный специалист по изучению Советской экономической системы, поставил вопрос Был ли действительно необходим Сталин?

 

С 1876 по 1913 год Россия неизменно сохраняла активный торговый баланс. Это убедительно показано П. Грегори [24]. Данные о национальном доходе в таблице 1, приведенные П. Грегори, не свидетельствуют об охватившем всю страну экономическом или аграрном кризисе до начала века [25]. Среди крупнейших экономик мира, данные для которых имеются, в 1913 году по доходу на душу населения Россия превосходила только Японию и сильно отставала от Испании, Италии и Австро-Венгрии [26]. В 1913 году Российская империя на душу населения имела доход, составлявший 40% немецкого и французского [27]. В период с 1870 по 1913 год средний темп роста обьема производства на душу населения в Западной Европе составлял 1,6% и был равен российскому, но в России гораздо быстрее росло население [28].

Итак, финансовая ситуация в царской Росссии была очень и очень неплохой, однако, как я уже писал [1], действовавшая тогда золотая привязка рубля была чрезмерно чувствительна к любым государственным потрясениям.

 

РОСТ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

В период между 1890 и 1913 гг. русская промышленность учетверила свою производительность. Её доход не только почти сравнялся с поступлениями, получавшимися от земледелия, но товары покрывали почти 4/5 внутреннего спроса на мануфактурные изделия.

В 1913 году по объему производства "Россия почти сравнялась с Англией, значительно превзошла Францию, в 2 раза обогнала Австро-Венгрию и достигла 80% объема производства в Германии Русская империя выпускала почти такой же объем промышленной продукции, как и Австро-Венгрия, и была крупнейшим производителем сельскохозяйственных товаров в Европе [39].

Если сравнить Россию с Англией и США.. Если в период 1885-1913 гг. промышленное производство в Англии увеличивалось в год на 2,11%, в Германии - на 4,5, в США - на 5,2, то в России - на 5,72%. Невероятный промышленный рост в капиталистической России в течение 18 лет без всяких кризисов и при высшем показателе в 9% в год (этот показатель был в 1913 г., в другие годы - меньше) и все это при уровне налогов на душу населения только в 9%. Меньше было только у Франции - 6,5% [40].

В 1860 году добывалось 160 000 тонн нефти в основном в области Баку. В 1907 году 7 000 000 тонн (или 27% от обшемировой добычи). В 1913 году 9 000 000 тонн (16,5% обшемировой добычи) [41]. Рост нефти составил с 338 в 1895 году до 560 млн пудов в 1914 году. И все эти энергоресурсы потреблялись по дотационным ценам. Высший пик добычи нефти был достигнут в 1901 году 706 млн пудов, но после спровоцированных социалистами беспорядков ее рост так и не смог востановиться [42].

Добыча каменного угля выросла с 853 млн пудов (13,6 млн т.) в 1899 году до 2214 млн пудов (35,2 млн т) в 1913 году [120]. Только в Донецком угольном бассейне в 1900 году добыли 11 000 000 т угля, а в 1913 году - 25 000 000 т. [43]. И это все потреблялось и еше не хватало - Россия не только активно потребляла добываемый уголь, но и его импортировала завозя до 15% от обшего потребления. Значит уровень жизни рос.

В 1900 году было произведено чугуна 1,5 млн. т, а в 1914 году 3, 5 мнл т [44]. С 1861 по 1913 г. выплавка стали увеличилась в 2234 раза, добыча нефти в 14679 раза, добыча угля в 694 раза, проиводство продукции машиностроения в 44 раза, выпуск химической продукции в 4,8 раза [45].

Успешно реализовывалось импортозамещение. В начале XX столетия уже 63% оборудования и средств производства, используемных в проимышленности, производилось внутри страны и только немногим более одной трети ввозилось из-за границы [46].

В эти годы произошло резкое увеличение выпуска сельскохозяйственных машин и орудий русской промышленностью. С 1900 по 1909 год он удвоился. По статистике министерства финансов с 1910 по 1913 год производство машин в России выросло на 7%, а сельскохозяйственного назначения - почти на 40%, что привело к тенденции сокращения импорта сельскохозяйственных машин [47]. Закупалось много и зарубежной техники - например, в 1909 году на 31,8 млн. рублей. Плуг быстро и почти повсеместно вытеснял соху. В России было тогда 8 млн. деревянных сох, 3 млн. деревянных плугов и 5 млн. железных. Естественно, что болъшая часть сельхозмашин, а попадали к помещикам и кулакам, а на крестьянские дворы не попадали.

ТЕКСТИЛЬНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Благодаря большим работам по орошению в Туркестане, предпринятым ещё в царствование Императора Александра III, урожай хлопка в 1913 г. покрывал все годичные потребности русской текстильной промышленности. Последняя удвоила своё производство между 1894 и 1911 гг. [48].

В 1905 г. хлопчато–бумажная промышленность имела 7 350 683 веретена (прядильных станка) и 178 506 ткацких станка. К 1911 году эти показатели выросли до 8 448 818 и 220 000 соответственно [49]. Потребление х/б тканей на душу населения выросло с 2,31 пудов в 1890 г. до 4,56 пудов в 1910 году [50]. Русская хб промышленность успешно конкурировала на рынках Персии с хб промышленностью Англии [51].

ТРАНСПОРТ

 К 1914 году Росия имела 74,6 тыс км железных дорог – 2 место в мире, из которых Великий Сибирский Путь был самым длинным в мире. Железные дороги опбслуживало 846 тыс. железнодорожников. Средняя их зарплата была равна 416,5 рублей, что в 2 раза выше зарплаты фабричных рабочих [52].

В 1916 г., т.е. в самый разгар войны, было построено более 2 000 вёрст железных дорог, которые соединили Северный Ледовитый Океан (порт Романовск) с центром России. Количество перевозимых грузов ежегодно увеличивалось на 7%.

 

К 1917 г. в России находилось в эксплуатации 81 116 км. железной дороги и 15 000 км было в постройке. За период с 1880 по 1917 гг., т.е. за 37 лет, было построено 58 251 км., что даёт средний годовой прирост в 1 575 км. Для сравнения: за такое же время 38 лет при советской власти, с окончания гражданской войны до 1956 года, железных дорог было построено 36 250 км с ежегодным приростом в 955 км. Вообще из-за страшной разрухи в годы Гражданской войны СССР достиг дореволюционного уровня экономики лишь к 1930-м годам. Не следует, правда, забывать, что за 38 лет Советской власти только в 1928-1941 и в 1948-1956 годах страна мирно развивалась, а не залечивала раны жестокой войны на своей территории. Пересчёт на менее чем 22 года мирного развития даст 1 648 км в год. [53, 54].

Пароходный торговый флот за десять довоенных лет увеличился на 32,1%, его грузоподъемность на 41%.

Итак, рост промышленности и транспорта в царской России шел невиданными темпами и эти темпы сохранялись на протяжении десятков лет.

 

ВОЕННАЯ ПЕРЕСТРОЙКА

К 1914 г. был воссоздан русский океанский флот, была развернута долгосрочная судостроительная программа, которая вполне позволяла России самостоятельно (русские броненосцы русско-японской войны были наполовину импортными) побороться с западными державами.

 

Экономика России показала свою эффективность в годы Первой мировой войны, хотя, конечно, сталинская экономика оказалась в этом отношении более эффективной. Тем не менее в 1916 году по сравнению с 1914 годом ежегодное производство ружей удвоилось, выработка пулеметов увеличилась в 6 раз, снарядов - в 16 раз, самолетов - в 3 раза. Для доставки импортных вооружений из Мурманска была очень быстро построена железная дорога на Мурманск. Черчиль писал. "К лету 1916 года Россия, которая 18 месяцев перед тем была почти безоружной... сумела полностью вооружить 60 армейских корпусов против 35, с которыми она начала войну." К концу 1916 года общее число мобилизованных достигло 13 млн. Одновременно сохраняла жизнеспособность экономика страны. Выросла добыча угля с 1914 млн пудов в 1914 году до 2092 млн пудов в 1916 году, нефти с 550 мнл пудов до 602 млн пудов [55].

Резкое сокращение импорта в годы Первой мировой войны (были перерезаны главные пути ввоза через Черное и Балтийское моря) еще больше побуждало русских промышленников развивать отечественное машиностроение. Несмотря на войну, российская экономика продолжала расти: по сравнению с 1913 годом она составила в 1914 году 101,2%, в 1915 - 113,7%, в 1916 - 121,5% [56].

РОЛЬ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ И ЗАВИСИМОСТИ ОТ НИХ РОССИИ

Советские исследователи постоянно выпячивали высокую долю иностранных инвестиций в экономику царской России, что, по их мнению свидетельствовало о зависимости России от Запада. Между тем, известно, что финансовые средства перетекают из тех национальных экономик, где продуктивность капитала низка, в те, где она является высокой [29]. Многое зависит от стабильности общества. Так, общественное недовольство в 1904 и 1905 годах немедленно привело к пересыханию потока зарубежного капитала в Россию [32].

 

Ко времени падения царизма Россия была крупнейшим мировым заемщиком, на которого приходилось около 11% мирового объема международных долгов [33]. Средний ежегодный приток иностранных инвестиций в России после введения золотого стандарта увеличился почти в 4,4 раза [30]. Однако они составили только 11% всех чистых капиталовложений в России. Поэтому П. Грегори констатирует, что иностранным финансам приходилось играть лишь вспомогательную роль в повышении уровня накопления внетреннего капитала [31]. П. Грегори убедительно доказывает, что индустрия в России была построена в основном на капиталы российского происхождения. За двадцать лет с 1888 по 1908 год превышение вывоза над ввозом составило 6,6 млрд. золотых рублей. А это только торговля, без учета перевода прибылей и процентов за кредиты.

 

Россия стремилась избегать чрезмерной зависимости от иностранного капитала. Отечественная промышленность имела высокий уровень собственных накоплений [35]. В России валовые иностранные инвестиции составляли до 20% от внутренних накоплений [34]. По другим данным, в целом общий объем зарубежных вложений в промышленность составлял не более 9-14% от всех инвестиций в нее, т.е. не больше, чем в основных западноевропейских странах.

 

Таблица 1. Государственный долг России [121]

 

Год

1891

1896

1900

1903

1910

1914

Млн рублей

4997

5944

6275

6652

9055

8824

 

Из таблицы 1 мы видим, что хотя в абсолютном выражении внешний долг России рос, он почти не менялся в относительном. За 1900–1914 год внешний государственный долг возрос в 1,4 раза. При этом население выросло с 133 млн в 1900 г. до 175 млн человек в 1914 г. или в 1,32 раза. При этом ВНП тоже вырос в 2 раза. На 1 января 1913 г. государственный долг России составлял 53 рубля на одного жителя. Во Франции было 295, Германии 146, Англии 148 [37]. Доля государственного долга, принадлежащего иностранцам снизилась с 52% в 1907 году до 48% в 1913 году [38]. При этом процентные платежи за границу по государственному долгу в 1907-1913 годах оставались практически без изменений (см. таблицу 2) [36].


Таблица 2. Платежи царского правительства по госдолгу

 

Платежи (млн. рублей)

Годы

1907

1908

1909

1910

1911

1912

1913

213

227

225

229

226

221

221

 

Итак, никакой особой зависимости царской России от иностранного капитала не было.


СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

В России не было проблем с необжитой землей. Даже Центральный Черноземный район считался относительно пустынной сельскохозяйственной зоной, что поощрялко быстрый рост населения в начале 19 века [57]. Это привело к тому, что Западная Сибирь во многом развивалась на основе свободного землевладения [58].

Постепенно, хотя и очень медленно улучшалась и социальная обстановка на селе. В период между 1885 и 1913 годами доля помещичьих хозяйств в обрабатываемой земле упала с 30 до 25%, тогда как доля общинных наделов  крестьянснкой земли в частном пользовании возросла с 60 до 66% [4. С. 33]. Согласно исследованиям Анфилова [59], прямые налоги составляли в 1901 году 6% от дохода крестьянского хозяйства. После революции 1905–1907 годов выкупная плата за землю вообще была отменена. Более того, если уж сравнивать с годами советской власти, то замечу, что в годы НЭПа налоговое давление на крестьян было существенно повышено [5].

 

По данным Г. Вернадского, в 1913 году было собрано 92 млн тонн зерна, показатель, который был повторен в СССР только в 1937 году [60]. Сходная цифра дается в учебнике Сахарова [61] - в 1913 году было собрано 90,2 млн т зерна. А в 1908-1912 годах в среднем собирали 72,9 млн т. зерна. По сведениям И. Пыхалова, динамика валового сбора хлебов (пшеница, рожь, ячмень, полба, гречиха, просо, кукуруза, овёс, горох, чечевица и бобы) по всей Российской Империи выглядела следующим образом [в тыс. пудов (млн т.)]:

1911 - 3 877 566,6 (62,0 млн т.)
1912 - 5 072 103,6 (81,2 млн т.)
1913 - 5.636.600,9 (90,2 млн т)
1914 - 4.489.750,0 (4 790 000 с польскими губерниями или 76,6 млн т)
1915 - 4.526.287,7 (4 830 000 с польскими губерниями или 77,3 млн т)


Данные за 1914 и 1915 годы приведены без 10 польских губерний, там собиралось около 300.000 тыс. пудов. Поэтому в скобках дан пересчет [64, эти же цифры приведены у 120].

Производство картофеля с 1906 по 1913 год выросло с 1258 до 1701 млн т., то есть в 1,35 раза [62]. В 1884-1885 г сахара собрали 0.48 мнл т, а в 1914 г. - уже 1,67 млн т [63].

 

Много споров вызывает утверждение С.Г.Кара-Мурзы о том, что количество скота на душу населения в России падало, причем резко. П. Грегори [4] специально исследовал этот вопрос и обнаружил, что с 1890 по 1913 год количество фуражного зерна увеличилось в 1,6 раза. Сравнив имеющиеся стоимостные показатели по душевому владению лошадьми, крупным рогатым скотом и овцами в условиях сверхстабильных цен в государстве П. Грегори нашел даже небольшой прирост поголовья скота, приходящегося на одного крестьянина. Если судить по стоимостным показателям, то стоимость имевшегося в стране крупного рогатого скота увеличилась в 1907–1913 году на 22%, тот же показатель для лошадей – на 20%, а овец  – на 26%. [4, С. 159]. Замечу, что все это в условия сверхстабильых цен [4, С. 95]. Население же выросло только на 15%. Поэтому на основе тщательного сопоставлени всех цифр П. Грегори делает вывод [65] - "подушевой показатель владения скотом бы в целом постоянным в сельском хозяйстве." Об этом же свидетельствует постоянство потребления молока и рост потребления мяса (см. ниже). В целом, по словам Грегори [66], "Российское сельское хозяйство несмотря на серьезные институциональные проблемы росло также быстро, как и в целом по Европе." Даже ярый ненавистник царской России А. Анфилов [120] не находит существенного снижение численности скота в расчете на душу населения в 1907–1913 годах.

 

По мнению С.Г.Кара–Мурзы, на селе существовало аграрное перенаселение. Я задал себе вопрос, так ли это было на самом деле. Для ответа на этот вопрос, мне пришлось пересмотреть работы выдающегося американского экономиста, специалиста по сельскому хозяйству Советской России М.Таугера. Он пишет, что некоторые ученые отрицают само понятие аграрной перенаселенности. Т. Шульц (T. Schulz) [115] назвал это понятие сельскохозяйственной доктриной рабочей силы нулевой ценности. В качестве доказательства своей правоты Шульц разбирает пример эпидемии гриппа в 1918 году в Индии и показывает, что повышение смертности населения в указанном году уже в следующем году привело к снижению производства зерна. Он доказывает, что в традиционных обществах такая перенаселенность является необходимой в качестве резерва на случай непредвиденных обстоятельств. Если же брать так называемую аграрную перенаселенность царской России, то, действительно, во время Первой мировой войны резкое снижение количества рабочих рук на селе из–за призывов в армию миллионов людей, когда Россия потеряла около 11 млн крестьян трудоспособного возраста и 10% лошадей, не привело сразу к снижению производства зерна. Хотя на помещичьих землях возникли трудности при уборке урожая на 27 млн акров, сами же крестьяне добавочно заселяли 24,3 млн акров. Во многих областях площадь посевов даже возросла [116]. Скорее всего это было вызвано патриотическими чувствами. Но оказалось, что патриотический порыв не смог заметить нехватку рабочей силы в долговременном плане и к 1917 году возникли трудности с зерном, которые привели к голоду.

 

ПОМОЩЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА КРЕСТЬЯНАМ

В 1913 г. в России работало 9000 сотрудников сельскохозяйственной информационно-консультационной службы. Организовывались учебные курсы по скотоводству и молочному производству, внедрению прогрессивных форм сельскохозяйственного производства. Много внимания уделялось и прогрессу системы внешкольного сельскохозяйственного образования. Если в 1905 году число слушателей на сельскохозяйственных курсах составило 2 тысячи человек, то в 1912 году - 58 тысяч, а на сельскохозяйственных чтениях - соответственно 31,6 тысяч и 1046 тысяч человек. В 1907-1913 годах стали вводиться прогрессивные аграрные методики. В 2,5 раза увеличилось потребление минеральных удобрений, импорт сельхозмашин увеличился в три раза [67].

 

Расходы казны по оказанию агрономической помощи населению возросли с 5702 тыс. руб. в 1908 году до 29055 тыс. руб. - в 1913 году [68]. Существенная помощь оказывалась переселенцам. Итак, царское правительство оказывало все же оказывало поддержку крестьянам, хотя и не такую, какую надо было бы.

 

Таким образом, вывод о существовании аграрного кризиса в 1913 году в  царской России не находит своего подтверждения.

 

НАСЕЛЕНИЕ

В 1907-1913 годах население Росии увеличилось с 149 до 171 млн человек [69], а с 1858 г. по 1914 г. населения е увеличилось с 74 млн. до 175 млн. Из 175 млн человек 17,5% проживало в городах [70]. Анфилов [120] дает цифру 178,9 мнл человек в 1913 год. Страна накопила много человеческого капитала. Рост населения России происходил в основном за счет русского населения и был самым быстрым в Европе и даже приближался к высокому, поддерживаемому иммиграцией уровню роста численности населения США [71]. В 1913 году население России было в 3 раза больше населения ее крупнейшего соседа Германии. В 1913 году единственной страной, которая могла соперничать с Россией по численности населения, были США, где население составляло чуть более половины российского [72].

Как я уже отмечал, за 1907–1913 годы душевой национальный доход возрос на 27%. ВНП вырос на 46-51% в зависимости от медота подсчета (таблица 3) [73]. Душевое потребление зерна выросло на 76%, мяса – на 26%, потребление молока не изменилось [74]. Конечно, жизненные стандарты русских крестьян в XIX веке различались в зависимости от региона, семьи, форм собственности... и найти можно самые разные единичные факты...

Таблица 3. Параметры душевого потребления в царской России [[1]].

 

 

Цены на сх продукцию (в % от 1913 года [[2]]).

Годы

1907

1908

1909

1910

1911

1912

1913

120

126

112

92

109

116

100

Личное потребление (млн рубл.)

11391

12299

12947

13305

13432

15737

16306

Душевой национальный доход

90

99,1

105

113

104

112

118,5

 

Роста цен в России практически не было [4]. Индекс цен в Петербурге составил в 1898 году 77,6%, а в 1904 году 76,9% от уровня 1913 года. Средние цены на региональных рынках составили в 1898 году 79,2, а в 1904 году 80,1% от уровня 1913 года [77]. Стоимость проезда одной версты в поезде составила в 1891 году 136% от уровня 1913 года. В течение 25 лет (1888-1913 гг.) не менялись почтовые и телеграфные тарифы [78].***

Общая сумма расходов русских туристов за границей составила в 1913 году 324 млн рублей [79]. Россия же почти не привлекала внимания туристов. Эта статья расходов мешала индустриализации России. страны,

Итак, уровень благосостояния русского народа перед войной возрастал.

ОБРАЗОВАНИЕ НАРОДА

Некоторые авторы [80 ] считают, что общая политическая ситуация в царской России перед войной стабилизировалась. Однако были признаки и напряженности в ситуации. С июня 1913 по июль 1914 г. прошли массовые забастовки в Баку и Питере. в стачках участвовало 1 млн 750 тыс человек. В чем причина подобной ситуации, не понятно, думаю, что она связана с особенностями функционирования золотой привязки и с деятельностью финансируемых буржуазией марксистов (см. [81, 117]). Но об этом я расскажу в другой статье.

Особое внимание было уделено накоплению человеческого капитала. Огромные средства выделяются на развитие науки и образования. В 1913 году общий тираж книг составил 106 млн экземпляров.

Общие расходы только по Министерству народного просвещения повысились с 1907 по 1911 год более чем вдвое - с 45,9 до 97,6 млн. рублей. Кроме того, в 1911 году расходы на науку и просвещение по смете Святейшего Синода превысили 18 млн. рублей, а по смете других ведомств - ещё 27 млн. За это же время (1907-1911 гг.) расходы на высшее образование увеличились с 6,9 до 7,5 млн. рублей. Росли ассигнования на среднее образование: на гимназии, реальные и технические училища, учительские институты, семинарии и школы (с 13,8 до 17,1 млн. рублей за период 1907-1911 гг.). Максимальные средства выделялись на начальное образование. Если в 1907 году на него расходовалось 9,7 млн. рублей, то в 1911 году - уже 39,7 млн. Министерство народного просвещения предоставляло земствам и городам кредиты на введение всеобщего обучения. К лету 1911 года сумма таких кредитов достигла 16,5 млн. рублей. В июне 1908 года, в связи с введением всеобщего начального образования в России, Третья Государственная Дума ассигновала дополнительно еще 6,9 млн. рублей. Часть этих средств направлялась на постройку и оборудование училищ, часть - на выдачу училищам пособий, которые предназначались исключительно на содержание учителей. По планам Министерства народного просвещения, все дети дошкольного возраста должны были получить со временем бесплатное минимальное образование. Соответствующие планы разрабатывались и земствами. Обязательное для всех обучение было введено в 1908 г. [82].

За 20 лет кредиты, ассигнованные Министерству Народного Просвещения, с 25,2 млн. рублей возросли до 161,2 млн. Сюда не входили бюджеты школ, черпавших свои кредиты из других источников (школы военные, технические), или содержавшиеся местными органами самоуправления (земствами, городами), кредиты которых на народное образование возросли с 70 000 000 р. в 1894 г. до 300 000 000 р. в 1913 г. В начале 1913 г. общий бюджет народного просвещения в России достиг по тому времени колоссальной цифры, а именно 1/2 миллиарда рублей золотом [83].

 

Первоначальное обучение было бесплатное по закону, а с 1908 г. оно сделалось обязательным. С этого года ежегодно открывалось около 10 000 школ. В 1913 г. число их превысило 130 000. Если бы не вспыхнула революция, то обязательное первоначальное обучение было бы уже давно совершившимся фактом на всей территории Царской России. Впрочем, Россия и так почти достигла этого результата. Анкета, произведенная советами в 1920 г. установила, что 86% молодёжи от 12 до 16 лет умели писать и читать. Несомненно, что они обучались грамоте при дореволюционном режиме. По количеству женщин, обучавшихся в высших учебных заведениях, Россия занимала в ХХ веке первое место в Европе. Неимущие студенты очень часто освобождались от какой-либо платы за обучение [84].

В 1914 году было 50 000 земских школ с 80 000 учителями и 3000000 учеников в них. В 1914 году в земствах было создано 12 627 публичных библиотек. В 1915 году было создано 32 300 кооперативов с 12 млн крестьян членов [85].

В 1897 году только 24% населения старше 10 лет умело читать, в 1914 году этот показатель достиг 45%. В 1914 году 73% призывников уже умели читать [86].

В области народного просвещения и образования также происходили быстрые улучшения. В начале XX века грамотными были лишь 25% населения - но это опять-таки в среднем по империи; в крупных городах европейской России число грамотных достигало 50%; а среди молодежи еще больше; причем тогда грамотность для женщин считалась необязательной - и это ухудшало средние цифры; мужское же население имело гораздо более высокий процент. В 1908 году было введено всеобщее бесплатное начальное обучение и ежегодно открывалось 10 000 начальных школ (уже в 1911 году их насчитывалось более 100 000, из них 38 000 церковно-приходских), в результате чего к 1922 году неграмотность молодых поколений должна была исчезнуть. (В 1920 году, по советским данным, 86% молодежи от 12 до 16 лет умели читать и писать, и научились они этому до революции, а не в годы гражданской войны.) [87].

В 1913-1914 учебном году в разных типах начальных и средних школ обычалось 8,7 млн юношей и девушек. Количество студентов составило 71,4 тыс. Из них 35,7 тыс были студентами 10-ти российских университетов. Остальные, видимо, учились в военных академиях [88]. В технических вузах процент выходцев из разночинцев составлял 72% [89].

Гимназии имелись во всех уездных городах, чем не могли похвастаться многие европейские страны. В отношении же среднего и высшего образования женщин (тогда оно еще не считалось само собой разумеющимся) Россия шла впереди Западной Европы: в 1914 году имелись 965 женских гимназий и Высшие женские курсы (фактически университеты) во всех крупных городах. Правительство продолжало открывать университеты. В октябре 1909 года был открыт Саратовкий университет [90].

Накануне войны в России было более ста вузов со 150 000 студентов (во Франции тогда же - около 40 000 студентов). Многие вузы в России создавались соответствующими министерствами или ведомствами (военным, промышленно-торговым, духовным и т. п.). Обучение было недорогим: например, на престижных юридических факультетах в России оно стоило в 20 раз меньше, чем в США или Англии, а неимущие студенты освобождались от платы и получали стипендии [91].

Была принята программа введения всеобщего начального образования по всей России. 3 мая 1908 года был введeн закон об обязательном начальном обучении. В июне 1908 года, в связи с введением всеобщего начального образования в России, Третья Государственная Дума ассигновала дополнительно еще 6,9 млн. рублей. Часть этих средств направлялась на постройку и оборудование училищ, часть - на выдачу училищам пособий, которые предназначались исключительно на содержание учителей. По планам Министерства народного просвещения, все дети дошкольного возраста должны были получить со временем бесплатное минимальное образование. Соответствующие планы разрабатывались и земствами. Министерство народного просвещения предоставляло земствам и городам кредиты на введение всеобщего обучения. К лету 1911 года сумма таких кредитов достигла 16,5 млн. рублей.

Общие расходы только по Министерству народного просвещения повысились с 1907 по 1911 год более чем вдвое - с 45,9 до 97,6 млн. рублей. Кроме того, в 1911 году расходы на науку и просвещение по смете Святейшего Синода превысили 18 млн. рублей, а по смете других ведомств - ещё 27 млн. За это же время (1907-1911 гг.) расходы на высшее образование увеличились с 6,9 до 7,5 млн. рублей. Росли ассигнования на среднее образование: на гимназии, реальные и технические училища, учительские институты, семинарии и школы (с 13,8 до 17,1 млн. рублей за период 1907-1911 гг.). Максимальные средства выделялись на начальное образование. Если в 1907 году на него расходовалось 9,7 млн. рублей, то в 1911 году - уже 39,7 млн.

 

Итак, в царской России шел быстрый процесс повышения образованности народа.

 

РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ

О качестве же российского научно-технического образования свидетельствуют успехи науки. Достаточно назвать такие всемирно известные имена, как Менделеев, Павлов, Сеченов, Мечников, Тимирязев, Пирогов, изобретатель радио Попов... Имена Ладыгина и Яблочкова тоже мирового уровня. Впоследствии попавшие в эмиграцию русские ученые и инженеры высоко ценились во всех странах и отличились там множеством достижений мирового значения, например, в области телевидения (Зворыкин), вертолетостроения (Сикорский), химии (Ипатьев), социологии (П. Сорокин). Даже "Большая Советская энциклопедия" признала: "Для дальнейшего развития науки в стране огромное значение имело то, что за последнее десятилетие перед Великой Октябрьской социалистической революцией уровень науки был очень высок" [92].

Наряду с наукой успешно развивались не только производство металлов, нефти, леса и прочего сырья, но и самые передовые отрасли: химия, электротехника, машиностроение (например, с 1909-го по 1913 год производство двигателей внутреннего сгорания выросло на 283,5%), авиастроение (достаточно назвать самые мощные в мире самолеты "Витязь" и "Илья Муромец", созданные в 1913-1914 годы конструктором И. И. Сикорским) [93].

Россия доминировала в области культуры. Одним из "чудес света" назвал французский поэт Поль Валери русскую культуру конца XIX - начала XX века. Даже если подобные оценки были чисто светскими (еще большим чудом была культура Православия как таковая), нужно признать, что светская русская культура именно потому привлекала внимание, что она во многом питалась православной традицией, внося ее чистую струю в мутные потоки современности. Даже если западный мир не сознавал этого, именно отблесками православной традиции обращали на себя его внимание классики русской прозы (Достоевский, Толстой, Чехов, Бунин) и поэзии (Блок и символисты); во всем мире славилась русская музыка (Чайковский, Мусоргский, Римский-Корсаков, Рахманинов, Гречанинов, Стравинский) и связанные с нею сценические искусства (Шаляпин, Собинов, Павлова, Кшесинская, труппа Дягилева); русские художники (Нестеров, Васнецов, Кустодиев). Жанр русского "толстого журнала" был уникальным в Европе и по объему, и по разнообразию тематики (всего в 1914 году выходило 916 газет и 1351 журнал на 35 языках народов империи)... [94].

 

Итак, царская Россия достигла огромных успехов в культуре и науке.

 

УРОВЕНЬ ЖИЗНИ РАБОЧИХ

Уровень жизни рабочего класса постоянно рос, особенно в Москве и Петербурге. В конце XIX века средняя зарплата рабочего была 187 рублей в год, а в 1913 году достигла 300 рублей, а в некоторых производствах Петербурга и Москвы была сушественно выше [95].

Росли денежные вклады населения в банках. С 1906 по 1914 год они выросли в 2,1 раза (см. таблицу 3).

Таблица 4. Денежные вклады в сберкассах [[3]].

 

Год

1900

1903

1906

1909

1913

1914

млн рублей

680

920

831

1208

1595

1704

 

А.Н. Косыгин, признавая успехи в развитии СССР, все-таки не верил сообщениям ЦСУ СССР о баснословном росте жизненного уровня советских людей. Он говорил, что его отец, квалифицированный питерский рабочий, мог содержать на свою зарплату жену-домохозяйку и троих детей, оплачивать трёхкомнатную квартиру, без излишеств, но прилично кормить и одевать-обувать семью. Для большинства советских рабочих такой уровень жизни оставался ещё недоступным [97].

А  сколько реально получали до революции? В интернете приводятся следующие цифры. Жалование чиновника, не достигшего чина коллежского регистратора составляло 37 рублей и 24 с половиной копейки. В золоте же это - 28,8363989628 грамма в пересчете на метрические меры. Если мы разделим этот вес на золотое содержание нынешнего доллара, то получим сумму 349 долларов 15 центов (по цене золота на май 2006 года).

 

А сколько получал рабочий? Средняя зарплата квалифицированного рабочего-металлиста в первой половине 1914 года составляла в Петербурге 22 рубля 53 копейки - 17,4435244632 граммов в пересчете на золото. Разделим эту сумму на 0,082590281 и получим 211 долларов 20 центов.

 

А сколько тогда стоили продукты? Фунт мяса в 1914 стоил 19 копеек. Русский фунт весил 0,409 512 41 грамма. Значит килограмм, будь он тогда мерой веса, стоил бы 46,39 копеек - 0,359 грамма золота, то есть 4 доллара и 35 центов.

Таким образом, рабочий мог купить на свое жалование 48,6 килограммов мяса, если бы, конечно, захотел. Чаще же он не хотел, и мясо рабочие ели лишь по большим праздникам. Дело еще и в том, что у рабочего была семья - жена, которая, как правило, сама не работала, да трое-четверо детей, то есть, семья рабочего состояла в среднем из 5,5 человек. Если мы поделим его зарплату на число членов семьи, то среднедушевой доход составит 38 долларов 40 центов.

 

А сколько же стоило молоко? Бутылка молока объемом 0,61496 или 0,7687 литра стоила 10 копеек. Скорее всего, молочницы наливали молоко и в такие, и в такие бутылки. Поэтому средняя бутылка имела объем 0,69183 литра. Литр молока, таким образом, будет стоить 14,5 копеек или 0,112 г золота. Это составляет 1,36 нынешнего доллара.

В начале XX века заработки рабочих в России колебались от 17 (чернорабочие) до 70 (квалифицированные рабочие) рублей в месяц. В 1914 году эти цифры составили 22 и 80 рублей соответственно. По данным, приведенным в учебнике под ред. А. Сахарова, чернорабочий получал только в 2 раза меньше. За дневной заработок слесарь Петербурга мог купить более 5 кг мяса или 22 кг пшеничного хлеба или 15,5 литра водки или 33 литра молока. Другими словами, в Питере и Москве рабочий за месяц (исходя из 10 часового рабочего дня и 22 рабочих дней в месяц) мог купить около 110 кг мяса или более 700 л молока [99]. Для сравнения сообщу, что будучи достаточно высокооплачиваемым работником я могу купить в месяц 200 кг мяса и 1000 л молока. И это в 2007 году. Рабочий, поступив на завод, получал место в общежитии или казарме, семейные же как правило, обеспечивались отдельной комнатой [99].

Есть однако и противоположные сведения, согласно которым, например, на предприятиях фабрикант фарфора Кузнецова рабочий получал в среднем 42 копейки за 14-часовый рабочий день [98].

 

В целом, в царской Росси росло благосостояние рабочих.

 

УЛУЧШЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО ПОЛОЖЕНИЯ РАБОЧИХ

А теперь посмотрим, так ли уж были угнетены русские рабочие. В ноябре 1906 года продолжительность рабочего дня у рабочих была ограничена до 10 часов. Отмечу, что в 1905 году уже лет десять существовал специальный институт фабричных инспекторов для разрешения конфликтов между рабочими и их хозяевами. Недаром авторитет и влияние членов революционных партий в рабочей среде было тогда незначительно, особенно до событий Кровавого воскресенья [100].

В царствование Императора Николая II, до созыва 1-ой Государственной Думы, были изданы специальные законы для обеспечения безопасности рабочих в горно-заводской промышленности, на железных дорогах и в предприятиях, особо опасных для жизни и здоровья рабочих, как-то: на пороховых заводах, в Экспедиции по заготовлению государственных бумаг и т.п. Детский труд до 12-летнего возраста был запрещён, а несовершеннолетние и лица женского пола не могли быть нанимаемы на фабричную работу между 9-ю часами вечера и 5-ю часами утра. Интересно, что, по законодательству Российской Империи, малолетство исчислялось до достижения 17 лет, гражданское несовершеннолетие - до 25. В 1882 году специальный закон урегулировал работу детей от 12 до 15 лет. В 1903 году были введены рабочие старосты, избиравшиеся фабрично-заводскими рабочими соответствующих цехов. Существование рабочих союзов было признано законом в 1906 году [101].

В 1912 году было введено социальное страхование, что сделало императорское социальное законодательство было одним из самых прогрессивных в мире на то время. Тафт, тогдашний Президент Соединённых Штатов, за два года до Первой Мировой войны публично заявил в присутствии нескольких русских высокопоставленных лиц: "Ваш Император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может" [102].

Вот один только пример. Николай Иванович Прохоров, хозяин Прохоровской мануфактуры - одного из очагов декабрьского вооруженного восстания в Москве, получил Золотую медаль на Всемирной выставке в Париже за образцовую постановку санитарного дела и заботу о быте рабочих. У него были свои школы, больницы, родильный приют, даже летний санаторий.

Уровень жизни включает в себя и отдых: число нерабочих (воскресных и праздничных) дней в России было почти в два раза больше, чем в западных странах, и социальное страхование рабочих, которое в России было введено к 1912 году (раньше Запада), и другие законы по охране труда, о которых тогдашний президент У.Ф.Тафт публично заявил: "Ваш император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может"... Если учесть данное обстоятельство, то станет ясно, что дореволюционная Россия почти не уступала даже современным ей странам [103]. В 1897 году рабочий был занят на производстве в России не более 2592 часа в год, в то время как в наиболее демократической стране мира США - 2700 часов. Связано это было с большим числом устанавливаемых государством нерабочих дней.

Неуклонно улучшалось медицинское обслуживание населения. В 1892 году средние траты на медобслуживание земствами составили 34 рубля на 100 человек в год. В 1904 году уже 56 рублей. В 1864 году не было медицинского обслуживания. 50 лет позднее земства покрыли страну больницами, стали использоваться лекарства распространяемые через аптечную сеть. Началась вакцинация против оспы и бешенства. В 1875 году земства тратили 28 870 000 рублей, в 1905 году 124 185 000 рублей, в 1914 году 347 512 000 рублей из них 82 000 000 рублей на медицинское обслуживание и 106 000 000 на образование. В этих цифрах не скрыта инфляция, так как тогда сушествовал золотой червонец [118].

 

Итак, социальное положение народа в царской России тоже повышалось.

 

НЕЗАВИСИМЫЕ ОЦЕНКИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ РОССИИ В 1913 ГОДУ

Итак, темпы экономического и культурного развития России к 1913 году были впечатляющими. Об этом нам трудно судить из нашего издалека. Особенно если учесть, что рост ВВП сьедался почти такими же темпами роста населения. Однако есть мнения незаинтересованных людей. Послушаем же, что они думали в то время.

Председатель синдикальной палаты парижских биржевых маклеров М. Вернейль, приезжавший летом 1913 года в С. Петербург для выяснения условий предоставления России очередного займа, предсказывал громадный подъем российской промышленности в ближайшие 30 лет, сравнимый со сдвигами в экономике США последней трети XIX века [104].

К такому же выводу пришел и французский экономический обозреватель Э. Тэри, по заданию своего правительства знакомившийся с сосотянием россисйкой экономики. Его заключение гласило. "Экономическое и финансовое положение в России превосходно... от правительства зависит сделать его еще лучше... Если у большинства европейских народов дела пойдут таким же образом между 1912 и 1950 годами, как они шли между 1900 и 1912, то к середине настоящего столетия Россия будет доминировать в Европе как в политическом, так и в экономическом отношении" [105].

Профессор Берлинской сельскохозяйственной академии Аухаген, проанализировавший в 1912-1913 годах состояние сельского хозяйства России, завершил свой анализ так. "Я заканчиваю изложение своего мнения о вероятном успехе предпринятого правительством дела, соглашаясь с мнением выдающегося сельского хозяина, уроженца Швейцарии, управляющего 40 лет одним из крупнейших имений России в Харьковской губернии, о том, что еще 25 лет мира и 25 лет землеустройства - тогда Россия сделается совсемн другой страной" [106].

Английский ученый П. Гетрелл писал - "Ясно, что в среднем в 1914 году подданные царя питались и одевались лучше, чем их непосредственные предшественники" [107].

По воспоминаниям Д.Н. Любимова (управляющего делами Главного комитета по землеустройству) комиссия, возглавляемая проф. Аугагеном, «была поражена» итогами работы столыпинских землеустроительных комитетов. В отчете комиссии говорилось, что «если реформа будет продолжаться при ненарушении порядка в империи еще десять лет, то Россия превратиться в сильнейшую страну в Европе. Этим... сильно обеспокоилось германское правительство и особенно император Вильгельм II» [108]. «Мое заключительное мнение, - подчеркивал Аугаген, - я выражу словами одного швейцарца, выдающегося сельского хозяина Харьковской губернии: «Еще 25 лет мира России и 25 лет землеустройства - тогда Россия сделается другой страною» [109].

Непримиримый критик любых правительственных начинаний, будущий «вождь мирового пролетариата» В.И. Ленин признавался, что в случае успеха столыпинской реформы революционерам в России нечего делать и можно смириться с мыслью о пожизненной эмиграции. На Лондонском съезде партии эсеров (сентябрь 1908 года) отмечалось:«... Правительство, подавив попытку открытого восстания и захвата земель в деревне, поставило себе целью распылить крестьянство усиленным насаждением личной частной собственности или хуторским хозяйством. Всякий успех правительства в этом направлении наносит серьезный ущерб делу революции... С этой точки зрения современное положение деревни прежде всего требует со стороны партии неуклонной критики частной собственности на землю, критики, чуждой компромиссов со всякими индивидуалистическими тяготениями» [110].

 

«Одним из глубоких и важнейших явлений переживаемой нами эпохи в истории России, - писал в 1916 году известный русский экономист проф. А.В. Чаянов, - является мощное, полное юной энергии возрождение русской деревни... Никогда раньше наша деревня не испытывала такого мощного просветительного воздействия, какое испытывает теперь...» [111]. По его же оценке и в 1917 году, в году традиционно считающимся началом «второй русской смуты», крестьянин-собственник доминировал в деревне: «...Крестьянское хозяйство 1917 года не то, каким было крестьянское хозяйство 1905 года... иначе обрабатываются поля, иначе содержится скот, крестьяне больше продают, больше покупают. Крестьянская кооперация покрыла собой нашу деревню и переродила ее. Стал развитее и культурнее наш крестьянин...» [112].

 

А вот как описывал в своих воспоминаниях села Московской губернии (губернии центра России, всегда страдавшего от малоземелья, чересполосицы, скудного инвентаря и др.) известный писатель русской эмиграции Ф. Степун:«... У нас в Московской губернии шло быстрое перераспределение земли между помещиками и крестьянством. Подмосковные помещики... беднели и разорялись с невероятною быстротою; умные же и работоспособные крестьяне, даже не выходя на отруба, быстро шли в гору, смекалисто сочетая сельское хозяйство со всяким промыслом: многие извозничали в Москве, многие жгли уголь, большинство же зимою подрабатывало на фабриках. Большой новый дом под железною крышею, две, а то и три хорошие лошади, две-три коровы - становилось не редкостью.

 

Заводились гуси, свиньи, кое-где даже и яблоневые сады. Дельно работала кооперация, снабжая маломочных крестьян всем необходимым, от гвоздя до сельскохозяйственной машины. Под влиянием духа времени и помещики все реже разрешали себе отказывать крестьянам в пользовании своими молотилками и веялками. Ширилась земская деятельность. Начинала постепенно заменяться хорошею лошадью мелкая, малосильная лошаденка - главный строитель крестьянского хозяйства. Улучшались больницы и школы, налаживались кое-где губернские и уездные учительские курсы. Медленно, но упорно росла грамотность...» [113].

В 1913 году в России отмечалось 300-летие династии Романовых. Императорская семья посетила Москву, Нижний Новгород, Кострому, Ростов Великий... Везде народ восторженно встречал своего царя. Документальные съемки этих событий показывают, что почти никакой охраны царской семьи не было.

Итак, сопоставляя оценки царской России со стороны независимых наблюдателей, опять трудно найти признаки того аграрного кризиса в России, о котором пишет С.Г.Кара-Мурза в своих книгах. Что касается экономики царской России, то она развовалась по нарастающей.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мне не удалось обнаружить признаков аграрного и экономического кризиса в царской России в 1913 году. Точно также в свое время я не смог обнаружить признаков кризиса в СССР в 1991 году [122]. Есть ли параллели между Февралем 1917 г. и декабрем 1991 г.? Анализ экономического положения в царской России перед февралям 1917 года наводит на интересные исторические параллели с ситуацией в СССР перед переворотом 1991 года. Как я попытался показать в данной статье, Россия в 1913 году была экономическим здоровяком. Точно также я пытался доказать, что в 1985 году, как раз перед Перестройкой СССР был ещее большим экономическим здоровяком [114]. 1913 год отстоял от Февральской революции на 4 года. Точно также 1985 год на 4 года отстоял от 1989 г, года рукотворного системного кризиса в СССР, вызванного перестройщиками. Кризис в СССР не был вызван собственно экономическими причинами, а возник как результат неумелых попыток лидеров СССР перестроить плановую экономику. Точно также в царской России никаких экономических предпосылок к Февральской революции не было. Не нашел я и признаков аграрного перенаселения. Как и СССР, царская Россия добилась выдающихся успехов в науке, культуре и образовании народа. Росло, хотя и медленее, чем хотелось бы (это было связано со стремительным увеличением численности населения, главным образом русского, и расходами состоятельных людей за границей), благосостояние как рабочих, так и крестьян. Кстати желающим проверить приведенные цифры рекомендую работу А. Анфилова [120], который в свое время проделал огромнейшую работу, проверяя статистические данные Бразоля [48] и пытаясь доказать, что царская Россия была бякой. Они смогут там найти много интересных подробностей.

 

Конечно, социальное положение крестьян вследствие их расслоения и обезземеливание крестьянства при малой и неадекватной помощи государства делали задачу царского правительства пройти по лезвию ножа чрезвычайно сложной, хотя и возможной. С. Г. Кара-Мурза писал, что “промышленный город становился анклавом капитализма, окруженный морем беднеющего крестьянства”. Однако нет никаких доказательств того, что подобное положение стало основной причиной Февральской революции. Крестьяне могли бы еще и дальше терпеть, как терпят уже 5 веков крестьяне Латинской Америки, иногда организуя безуспешные восстания. Там уже 500 лет существуют эти промышленные анклавы и ничего, люди живут...

 

Да и какой выход можно было предложить в то время? Что хотели крестьяне? Главным образом они требовали раздела помещичьих земель. Как я уже указывал, эти земли составляли 25%.Поделить земли помещиков? Их поделили в 1917 году и вызвали хронический зерновой кризис  в стране в годы НЭПа [119]. Провести техническое перевооружение сельского хозяйства? Но тогда еще не было подходящей технологии, да и не очень хотели крестьяне уходить в город. Так, что если бы царь начал реализовывать Сталинский вариант коллективизации, то последствия для крестьян могли бы быть и еще хуже, чем Столыпинсклая реформа.

 

Февральский кризис был вызван частично решением царя послать войска столичного гарнизона на фронт и вдруг организованным кем–то неподвозом хлеба в Питере. Интересно, что и революция 1905–1907 годов и Февральская революция 1917 года были связаны с военным напряжением страны и деятельностью вражеской агентуры по дестабилизации общества.

 

Огромный вклад в расшатывание здравого смысла народа и во время революций 1905–1907 годов, Февральской революции 1917 года внесли марксисты (не надо путать с большевиками, которые в марте 1917 года вообще никакого участия в революции не принимали, да и меньше всего были марксистами). В 1991 году тоже налицо бунт властной элиты с организацией верхушечного переворота. Но для того, чтобы нейтрализовать и обеспечить поддержку населения властной элите пришлось его заманипулировать с помощью идей о всемогущем рынке. Предательство властной элиты позволило сломать нормальный ход истории и развитие русского способа производства, но если в 1917 году Россию вернули на свой суверенный путь большевики, то в нынешнее время такой силы пока не нашлось.

 

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

1. http://www.contr-tv.ru/common/1797/

2. http://www.contr-tv.ru/common/2050/

3. http://www.vif2ne.ru/nvz/forum/0/0.htm

4. Грегори П. 2003. Экономический рост Российской имерии (конец XIX - начало XX в.). М. РОССПЭН.

5. Nove A. 1992. An economic history of the USSR 1917-1991. Harmondworthy.

6. Gerschenkron A. 1962. Economic backwardness in historical perspective. Cambridge. Mass. Harward University Press. Essay 1.

7. Грегори П. 2003. С. 51.

8. Грегори П. 2003. С. 29.

9. Грегори П. 2003. С. 40.

10. Owen T. 1991. The corporation unbder Russia low, 1800-1917. Nw York. Cambridge University Press.

11. Мусский С.А. 2003. Самые знаменитые композиторы России. М. Вече. С.109.

12. Шанин Т. 2003. Русское крестьянское право и наследование имущества. http://www.strana-oz.ru/?numid=11&article=476

13. Пайпс Р. 1974. Россия при старом режиме (полный текст). (Russia under the old regime, США, Кембридж, Массачусетс, 1981). M. "Независимая газета", 1993. ISBN 5-86712-008-2 http://lib.ru/HISTORY/PAJPS/oldrussia.txt

14. Российские самодержцы. М. Межд. отношения, 1994 г. С. 69.

15. Кара-Мурза С.Г. 2001. Советская цивилизация (в 2-х томах). М. Алгоритм.

16. Nove A. 1992. Цит. по Грегори П. 2003. С. 247.

17. Онищук С. В. 1995. Исторические типы общественного воспроизводства (политэкономия мирового исторического процесса) // Восток. Вып. 1, 2, 4.

18. Лященко П. И. 1925. Очерки аграрной эволюции России. Т. 1. Л. С. 149.

19. Грегори П. 2003. С. 121.

20. Грегори П. 2003. С. 228. Таблица Н5.

21. Грегори П. 2003. С. 235. Таблица 1.

22. Грегори П. 2003. С. 133.

23. Прокопович С.Н. 1918. Опыт исчисления народного дохода 50 губерний Европейской России в 1900-1913 гг. М. С. 8.

24. Платонов О. 1995. Вступительная статья. Энциклопедия купеческих родов. 1000 лет русского предпринимательства. М. С. 31.

25. Грегори П. 2003. С. 33.

26-27. Грегори П. 2003. С. 21.

28. Грегори П. 2003. С. 24.

29. Spitaller E.A. 1971. International monetary fund stuff papers. Vol. 18:198-217. Цит. по Грегори П. 2003. С. 43.

30. Грегори П. 2003. С. 41.

31. Грегори П. 2003. С. 44.

32. Грегори П. 2003. С. 42.

33. Грегори П. 2003. С. 41.

34. Грегори П. 2003. С. 28.

35. Платонов О. 1995. С. 30-31.

36. Грегори П. 2003. С. 223.

37. Статистический ежегодник на 1914 год. Под редакцией В.И.Шараго, СПб, 1914 С. 361, 825-827.

38-39. Грегори П. 2003. С. 223.

40. http://www.expert.ru/forums/viewtopic.php?topic=5734&forum=2004&7

41-44. Vernadsky G. 1944. A history of Russia. New Home Library. New York. p. 200.

45. Платонов О. 1995. С. 32.

46. Платонов О. 1995. С. 31.

47. Цит. по Кудрявцев М., Миров А. и Скорынин Р. 2006. «Стать Америкой», оставаясь Россией: путь к процветанию. М. Алгоритм-Б. Книга 1. 624 стр. Источник 147, с.197 источника. http://www.rus-crisis.ru/modules.php?op=modload&name=Downloads&file=index&req=viewsdownload&sid=8

48. Бразоль Б.Л. 1958. Ответ клеветникам, расчленителям и русофобам. Царствование Императора Николая II 1894-1917 в цифрах и фактах. Исполнительное Бюро Общероссийского Монархического Фронта. http://www.russia-talk.com/brazol.htm

49. Vernadsky G. 1944. A history of Russia. New Home Library. New York. p. 199.

50-52. Vernadsky G. 1944. p. 200.

53. Бразоль Б.Л. 1958. http://www.russia-talk.com/brazol.htm

54. Назаров М. 2004. Россия накануне революции и Февраль 1917 года. Наш современник" N2, 2004. http://www.nashsovr.aihs.net/p.php?y=2004&n=2&id=3

55. Сахаров А.Н. (ред.) 2005. История России. М. АСТ. С. 427.

56. Назаров М. 2004. http://www.nashsovr.aihs.net/p.php?y=2004&n=2&id=3

57-58. Грегори П. 2003. С. 30.

59. Анфилов А.М. 1989. Экономическое положение и классовая борьба крестьян Европейской России в 1881-1904 гг. М. Наука.

60. Vernadsky G. 1944. P 199.

61. Сахаров А.Н. (ред.) 2005. История России. М. АСТ. С. 404.

62. Грегори П. 2003. С. 129.

63. Сахаров А.Н. (ред.) 2005. С. 406.

64. http://vif2ne.ru/nvz/forum/arhprint/101966

65. Грегори П. 2003. С. 158.

66. Грегори П. 2003. С. 248.

67. http://www.stolypin-premium.ru/stolypin.htm

68. Сахаров А.Н. (ред.) 2005. С. 406.

69. Грегори П. 2003. С. 237.

70. Vernadsky G. 1944. P. 198.

71. Грегори П. 2003. С. 22.

72. Грегори П. 2003. С. 20.

73-75. Грегори П. 2003. С. 237.

76. Грегори П. 2003. С. 132.

77. Грегори П. 2003. С. 96.

78. Грегори П. 2003. С. 107. Таблица В..

79. Грегори П. 2003. С. 219.

80. Сахаров А.Н. (ред.) 2005. С. 409.

81. http://www.contr-tv.ru/common/1797/

82. Назаров М. 2004. http://www.nashsovr.aihs.net/p.php?y=2004&n=2&id=3

83-84. Бразоль Б.Л. 1958. http://www.russia-talk.com/brazol.htm

85. Vernadsky G. 1944. P. 205.

86. Vernadsky G. 1944. p. 348

87. Назаров М. 2004. http://www.nashsovr.aihs.net/p.php?y=2004&n=2&id=3

88. Белоусов Р. 1999. Экономическая история России. XX век. Книга 1. М. ИздАТ. С. 277.

89. Белоусов Р. 1999. С. 278.

90-94. Назаров М. 2004. Россия накануне революции и Февраль 1917 года. Наш современник" N2

95. Vernadsky G. 1944. A history of Russia. New Home Library. New York. P. 202.

96. Белоусов Р. 1999. С. 126.

97. Антонов М. Капитализму в России не бывать. Глава 7 . РЕФОРМА ЛИБЕРМАНА - КОСЫГИНА - «РЕВОЛЮЦИЯ ОБЫВАТЕЛЕЙ» http://m-antonov.chat.ru/capital/ant_glava_7.htm

98. Дзюба В. 2006. Быль о золотом червонце. http://www.kpu-kiev.org.ua/news.php?message_id=482&section_id=25

99. Сахаров А.Н. (ред.) 2005. С. 324.

100. http://www.mn.ru/main.php?id=38789

101-102. Бразоль Б.Л. 1958. http://www.russia-talk.com/brazol.htm

103. Назаров М. 2004. http://www.nashsovr.aihs.net/p.php?y=2004&n=2&id=3

104. Ананьич Б.В. 1970. Россия и международный капитал. 1897-1914 гг. Л. С. 272.

105. Тэри Э. 1986. Россия в 1914 г. Экономический обзор. Париж. С. 13, 157.

106. Аухаген. 1914. Критика русской земельной реформы. СПб. С. 32. Цит. по Российские самодержцы. М. Международные отношения. 1994. С. 5.

107. Детская энциклопедия. История России. Том 3. С. 11.

108. Кривошеин К.А. 1993. Александр Васильевич Кривошеин. Судьба российского реформатора. М. С. 111.

109. РГИА, Ф. 408, Оп.1.,Д. 1628, Лл. 1,24 Цит. по Кривошеин 1993.

110. Из речи П.А. Столыпина о земельном законопроекте и землеустройстве в Государственной Думе 5 декабря 1908 года.

111. Чаянов А.В. 1916. Методы изложения предметов. М. С. 1-2.

112. Чаянов А.В. 1917. Что такое аграрный вопрос? М. С. 9.

113. Степун Ф.А. 1991. Россия в канун первой мировой войны. //Вестник Академии наук СССР. 1991. С. 115.

114. http://www.rspp.su/articles/12.2006/sssr.html

115. Schultz T.W. 1964. Transforming traditional agriculture (World food supply). New Haven. Yale University Press.

116. Tauger M. B. 2001. Natural disaster and human actions in the Soviet famine of 1931 - 1933. The Carl Beck Papers in Russian and East European Studies № 1506. Pittsburgh: University of Pittsburgh. http://www.ucis.pitt.edu/crees/Paypal.html

117. Островский А. 2002. Кто стоял за спиной Сталина. СПб и М. Нева и ОЛМА-ПРЕСС. С. 489.

118. Vernadsky G. 1944. P. 204-205.

119. http://www.contr-tv.ru/common/2156/

120. Анфилов А.М. 1994. Царствование императора Николая II в цифрах и фактах. М. http://window.edu.ru/window_catalog/redir?id=19820&file=rsu99.pdf

121. Белоусов Р. 1999. Экономическая история России. XX век. Книга 1. М. ИздАТ. С. 120.

122. http://www.contr-tv.ru/common/1872/

 



[1] Грегори П. 2003. Экономический рост Российской империи (конец XIX - начало XX веков). Новые подсчеты и оценки (Economic Growth оf Russian Empire (End оf XIX - Beginning оf XX Century): New Estimates аnd Calculations). М. Российская политическая энциклопедия. С. 237.

[2] Грегори П. 2003. Экономический рост Российской империи (конец XIX - начало XX веков). Новые подсчеты и оценки (Economic Growth оf Russian Empire (End оf XIX - Beginning оf XX Century): New Estimates аnd Calculations). М. Российская политическая энциклопедия. С. 132.

[3] Белоусов Р. 1999. Экономическая история России. XX век. Книга 1. М. ИздАТ. С. 126.


0.18455004692078