13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
28/06
25/06
Архив материалов
 
Почему Китай обгоняет Россию

В последние годы в российских средствах  массовой информации постоянно муссируются так называемые успехи путинского режима в повышении благосостояния народа. Действительно, после прихода Путина к власти начался рост российского валового национального дохода (ВНП) и уже почти 7 лет прирост ВНП находится на уровне 6% в год. Казалосъ бы замечательный результат. Можно только гордиться такими цифрами, поскольку ни одна страна Запада не имеет такого прироста. Не важно, что до сих пор не достигнут уровень жизни, бывший в СССР [1], важна тенденция. Но что-то мешало мне радоваться и это что-то было состояние российской науки. Я уже писал о кризисе российской науки [2, 3]. Однако сомнения оставались. Может все наладится? - спрашивал себя я.

 

Но вот один из самых известных международных биологических журналов, Журнал клеточной биологии (Journal of Cell Biology), в январском выписке 2007 года опубликовал на своих страницах репортаж о том, как развивается наука в Китае [4]. Прочитав этот репортаж, я стал искать литературу про науку в Китае, сравнивая полученную информацию с имевшимися у меня данными о российской науке.  Результат получился не просто в пользу Китая - он вообще ошеломил меня. Оказалось, что Китай основное внимание уделяет развитию именно науки, а не только производству ширпотреба для Запада, как нам кажется, судя по сообщениям печати. По словам Б. Альбертса, бывшего президента АН США и одного из авторов всемирно известного учебника по клеточной биологии, создается впечатление, что Китай движется вперед под руководством ученых и инженеров [5]. Руководители Китая поняли, что, просто копируя достижения Запада, геополитическую гонку на выживание со странами Запада не выиграешь.

 

Результаты сравнения тенденций развития науки в материковом Китае (без Гонконга и Тайваня) и нынешней России я и представляю на суд читателей.

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАУКИ

 

Простому человеку наука не нужна, не понятна и не интересна. Поэтому ему следует разъяснить, зачем вообще нужна наука современному человеческому обществу. Чтобы понять роль науки, надо отчетливо представлят себе, откуда и зачем взялась наука. Если ответить кратко - наука есть результат развития специализации человеческого труда. Если представить все предельно упрощенно, то вначале специализации труда почти что не было, все умели делать все. Потом обнаружилось, что если один человек делает один продукт, а другой человек - другой, то количество выпускаемых продуктов будет больше, чем если бы два человека производили оба продукта одновременно. Это связано со свойством мозга человека разрабатывать и совершенствовать стереотип поведения и, действуя по усовершенствованному стереотипу, достигать лучшего результата, экономя свою энергию и время за счет более правильной организации работы. Совершенствование трудовых операций происходит постоянно и основано на случайных изменениях, часто ошибках, которые человек делает при производстве продукта. Совершив такую ошибку или найдя новый способ организации движений, он вдруг с удивлением замечает, что если делать ошибку постоянно, то производительность труда растет, другая последовательность операций оказывается более эффективной. Она поэтому запоминается человеком и вводится в свой стереотип работы. Человек изменяет первоначальную программу и последовательность своих движений, достигая все большей эффективности, понимаемой как соотношение выхода продукции к затраченным усилиям.

 

Так возникла специализация труда. А раз возникла специализация труда, то потребовался товарообмен, ведь не может кузнец питаться плугами.

 

С другой стороны, человек в отличие от животных обладает способностью не только замечать более успешные последовательности и способы действий, но и сообщать о своих наблюдениях соплеменникам. Те имитируют находки и тоже увеличивают производительность труда. Однако не всегда эти находки замечаются и вводятся в программу трудовой деятельности. Многие оказываются незамеченными и пропадают.

 

Чтобы этого не происходило, по мере того, как специализация труда развивалась, выделилась группа людей, которая стала эти полезные изменения обнаруживать и вводить в новый алгоритм трудового процеса. Более того, их задачей стало самим искать способы повышения производительности труда. Эти люди были названы инноваторами или технологами. Целенаправленный поиск усовершенствования алгоритма труда дал начало технике или технологии, то есть науке о технике.

 

Итак, технология стала результатом специализации инновационной деятельности. Долгое время технология базировалась на усовершенствованиях уже имевшихся трудовых навыков и алгоритмов, однако случайно было обнаружено, что усовершенствования можно строить на новых принципах, на новых знаниях, объясняющих реальность. Эти знания получали ученые, странные люди, занимаюшиеся в то время испытанием природы. Когда роль науки в совершенствовании техники стала очевидной, тогда было решено направить часть добавочного продукта, возникающего как результат роста производительности труда, на то, чтобы ученые все больше давали новых знаний. Получив от ученых новые знания, технологи, проверяли, можно ли их применить для инноваций и затем внедряли инновации в пероизводство.

 

Такая схема совершенствования техники оказалась чрезвычайно эффективной и наука стала финансироваться все больше и больше. Но она давала эффект только тогда, когда между ней и производством были технологи, материально или морально заинтересованные (или стимулированные наказанием) во внедрении инноваций в производтсвенный процесс. Если это звено плохо работало, то система становилась чуть менее эффективной (как это было в позднем СССР). Но если наука дает мало новых знаний, то деятельность инноваторов тоже затрудняется. Какое то время инноваторы могут выживать и обеспечивать рост за счет заимствования знаний, полученных в других странах, но потом они упираются в предел роста (как это было в Японии, которая долгое время шла по этому пути, и лишь, стокнувшись с резким замедлением своего роста, начала оказывать своей науке большее внимание- в последнее десятилетие там бурно развивается фундаментальная наука) и страна вынуждена начать развивать свою собственную науку [6].

 

НАУКА - ДВИГАТЕЛЬ ПРОГРЕССА

 

История историей, скажете вы, но есть ли прямые доказательства того, что именно развитие науки и технологии определяет уровень благосостояния жителей страны? Такие исследования есть и они прямо доказывают, что основой прогресса страны является как раз не увеличение интенсивности или продолжительности труда, а технологический прогресс, определяемый развитим науки.

 

Имеется четкая положительная свезь между богатством страны и качеством ее науки. Чем богаче страна, тем более качественную науку она делает. Или чем более качественную науку она делает, тем богаче страна. Бывший президент США Клинтон говорил. "Мы имеем хорошие университеты не потому, что мы богаты, а мы богаты потому, что имеем хорошие университеты."

 

Вот лишь несколько примеров. В основных развитых странах Запада в 1979 году сушественная корреляция (связь) между душевым ВВП и числом публикаций на душу населения (r=0.766) [7]. Еше большая корреляция обнаруживается между величиной относительного индекса цитирования и душевым ВВП для 1979 года (r=0.94) [8]. Фраме (J.D.Frame [9]) обнаружил очень сильную корреляцию между числом патентов на душу населения и душевым ВВП. Коэффициент корреляции между процентом ВВП, тратяшегося на науку, и душевым ВВП в 1985 году составил 0.739. Эта закономерность выполнялась и для 1965 года (r=0.677) [10].

 

Итак, экономисты давно установили, что для подьема экониомики надо развивать не только технологию, но и науку. К сожалению российские горе-эконимисты, работающие в правительстве, увы, этого так ни не поняли.

 

С ЧЕГО НАЧАЛ КИТАЙ

 

Стартовые условия китайцев были несравнимы с теми, что Россия имела к концу 80-х годов, когда начались рыночные реформы. По словам одного советского профессора, который был приглашен в Китай после победы там коммунистов, китайцы с самого начала начали перенимать научный опыт СССР. Много советских ученых было командировано по запросу в Пекинский и другие университеты и там в течение трех месяцев прочитали годовые специальные курсы лекций. Например, наш профессор читал лекции по сверхзвуковой аэродинамике и газовой динамике. Слушателями советских профессоров были собранные властью со всей страны молодые люди, только что окончившие вузы соотвествующего профиля. Им власти хотели передать самые современные знания из Советского Союза. Кроме чтения лекций и консультирования этих же слушателей дважды в неделю, советские профессора вели научные семинары на кафедре гидроаэромеханики, в результате которых было подготовлено и опубликовано в ведущих китайских и советских научных журналах множество работ. Курсы лекций советских профессоров быстро издавались в виде учебников. Организация науки в коммунистическом Китае была похожа на таковую в СССР. Как и в СССР в университетах ученые были заняты в основом обучением студентов, а наука делалась в основном в НИИ АН Китая [11].

 

Во время культурной революции профессоров и студентов посылали на село для переобучения. Университеты были пусты. После культурной революции Китай стал посылать выпускников вузов в другие страны. Дэн Сяо Пин сказал в самом начале реформ, что если 1/10 вернется, то это уже будет огромный успех. В 1985 году большая группа выпускников китайских вузов была послана в лучшие университеты США [12].

 

НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ

 

В отличие от России у китайцев есть четкие государственные планы научно-технического развития. Это и «Программа среднесрочного и долгосрочного развития науки и техники на 1990-2020 гг.», и «План 863» - разработка «хай тек», и программы «Факел» - освоение и коммерциализация наукоемких технологий на базе современных производств, «Искра» - внедрение высоких технологий на поселково-волостных предприятиях, и, наконец, «Восхождение» - ведение приоритетных фундаментальных исследований.

 

В 1987 году в Китае приступили к осуществлению программы  "Факел", нацеленной на стимулирование коммерциализации научно-технических достижений [13]. В 1991 году была опубликована "Государственная программа по научно-техническому развитию на среднее и длительное время". К 1996 году в Китае были реализованы 10 крупных научно-технических программ, и проектов. Успешно завершилось создание компьютера с десятимиллиардной скоростью расчёта "Млечный путь-I I I" [14].

 

С целью укрепления контактов в области проблемных исследований в Китае с мировыми исследованиями в Фонде естественных наук Китая было разработано 5 направлений международного обмена в рамках международных исследований на основе сотрудничества, был создан Специальный фонд на "Временную работу, и чтение лекции обучающихся за границей" [15].

 

С 1998 года в АН Китая начата широкомасштабная программа под названием "Программа знаний и инноваций". Идея ее состояла в том, чтобы уменьшить число НИИ в рамках АН с 123 до 80, но дать оставшимся институтам больше денег [16].

 

Итак, государство в Китае не только понимает, что науку надо развивать, но и четко знает, как это делать. В России, по сути, нет приоритетных научных программ развития. Ну предположим мы понимаем что наукой занимается надо, но ведь этого мало, необходимо что бы это поняли властьпредержащие, без четкой государственной политики в области науки и образования Россия никуда не двинется. Единичные случаи так и останутся единичными случаями.

 

ФИНАНСИРОВАНИЕ НАУКИ В РОССИИ

 

Сколько должна тратить страна на науку? В мире это в среднем 2,7% от ВНП, я имею в виду передовые страны Запада. Сразу отмечу, что мне так и не удалось все имеющиеся в интернете цифры о финансировании науки в СССР и России привести к одному знаменателю. Иногда разбросы достигают нескольких порядков. Тем не менее интересующиеся могут сами составить свое представление.

 

В советские времена финансирование науки составляло порядка 3-3,5 % от ВВП Советского Союза, который был больше, естественно, чем ВВП нынешней России [17]. Когда СССР исчез в 1991 г., общие затраты на науку и научное обслуживание упали до 0,5% ВНП в год (1993 г.) и наконец до 0,3% (1996 г., что соответствовало уровню Африки), к тому же, при уменьшении национального дохода. За 1992-1996 гг. траты на фундаментальные исследования в Академии наук России упали в 10 раз [18].

 

По данным хорошо информированного академика Страхова [27], в 1992-м ассигнования на русскую науку резко упали и составили всего лишь 2,43 процента от расходной части бюджета (0,5 процента от ВВП). Если в 1990 году выделялось 27 миллиардов долларов, то с приходом демократии - всего 3 миллиарда. Причем положение всё время не только не улучшалось, а фактически продолжало ухудшаться. Так, в 2001 году ассигнования на науку составляли 1,85 процента от расходной части бюджета (0,29 процента от ВВП); в 2005-м - 1,71 процента, в 2006-м - 1,68, в 2007-м - 1,84.  На науку в 2007 году запланировано израсходовать 238 миллиардов рублей. С учётом инфляции - на 8 процентов меньше, чем в 2006 году. В 1996 году был принят закон «О науке и государственной научно-технической политике». Согласно ему, расходы на науку должны составлять не менее 4 процентов от расходной части бюджета. Но ни разу, ни один год этот закон не был выполнен! Более того, в 2002 году было предложено отсрочить выполнение соответствующей статьи закона до 2008 года, и Госдума это проштамповала. А потом, когда к 2005 году начался массированный пересмотр почти ста законов под монетизацию льгот, эту норму - 4 процента - из закона о науке вообще убрали.

 

Осенью 2004 года президент России В.В.Путин за заседании Госсовета по поводу ситуации в науке привёл следующие данные: за последние 10 лет

- финансирование науки сократилось в 10 раз и в настоящее время в 200 раз ниже, чем в США,

- число научных сотрудников сократилось втрое, за последние 5 лет - на 800 тысяч,

- средний возраст работающих в науке достиг 56 лет.

 

Таблица 1. Расходы на науку в России [20].

 

Год

Затраты на науку (млрд. рублей)

В постоянных ценах 1989 г.

ВВП

По отношению к 1989 году

В процентах к предыд. году

В процентах от ВВП

 

1989-1990 г.

11

550

 

 

 

1990–

1991 г.

10,9

545

99,1

99,1

2

1991

7,3

510,5

67

67,6

1,43

1992

3,2

432,4

29,3

43,8

0,74

1993

3,1

402,6

28,4

96,9

0,77

1994

2,9

345.2

26,6

93,5

0,84

1995

2,5

294,1

22,9

86,2

0,85

1996

2,7

278,4

24,7

108

0,97

1997

3,0

288,5

27,4

111,1

1,04

1998

2,6

273,7

23,8

86,7

0,95

1999

2,9

290

26,5

111,5

1

2000

3,3

314,3

30,2

113,8

1,05

2001

3,9

330,5

39,7

118,2

1,18

2002

4,3

344

43,8

110,3

1,25

2003

4,8

375 (68%)

48,9 (43,6, по другим источникам)

111,6

1,28

2005

5,2 [21]

 

 

 

 

2006

6,24 [22]

 

 

 

 

 

По данным И. Дежиной [23], в 2006 году расходы на науку увеличились на 20% без учета инфляции. Если принять инфляцию в пределах 10%, то рост финансирования составит 12%. Если же учесть, что теперь институты сами должны оплачивать все расходы на инфраструктуру, то рост реального финансирования станет практически незаметным.

 

Если считать, что в 1989 году официальный курс рубля был 0,6 рубля за один доллар, то следовательно, сейчас на науку в России тратится около 10,4 млрд. долларов в ценах 1989 года. Примем, что инфляция доллара составляла около 3% в год. Следовательно, за 18 лет долларовая        масса выросла на 23%. А раз так, то в долларах 12,8 млрд. долларов. Эта цифра нам потребуется для сравнения затрат на науку в Китае.

 

В 2005 г. на всю гражданскую науку в России было выделено 56 млрд. рублей, меньше двух миллиардов долларов. РАН получила третью часть - меньше, чем в США выделяется одному университету. Вся РАН, все ее 450 институтов, из которых треть - экстра-класса, получила за год меньше денег, чем Абрамович истратил за два месяца на покупку "Челси" и яхт [25].

 

А вот мнение хорошо информированного С. Глазьева. По показателю финансирования Россия уступает не только США, где объем финансирования НИОКР более чем в 15 раз превосходит российский уровень, но и каждой из стран «семерки», а также Корее, Китаю и Индии. В настоящее время затраты на НИОКР составляют в России 1,29% от ВВП, в том числе на гражданские исследования - 0,8% от ВВП. Это вдвое меньше уровня, характерного для развитых стран, и втрое меньше уровня, необходимого для поддержания хотя бы простого воспроизводства сохраняющегося еще в России научно-технического потенциала [26].

 

На одного ученого Россия расходует в 20 раз меньше средств (данные 2005 года), чем США, в 10 раз меньше, чем Европа [28]. По объёму выделяемых для науки средств нынешнюю Россию в три раза обогнали даже Мексика и более бедные страны. Общий объём ассигнований на развитие науки в 2003 г. составляет 1,3 млрд. долл. Это почти вдвое меньше годового бюджета Кембриджа. По заключению профсоюзов науки, эта сумма «абсолютно неадекватна тому критическому состоянию, до которого наука доведена руководством России за последние 12 лет» [29]. Если исходить из цифры 1,3 млрд долларов в 2003  году, то в 2006 году на науку в России тратилось около 1,7 млрд долларов. Не известно, сколько тратит сейчас Россия на ОКР. В 90-е годы была почти полностью ликвидирована отраслевая наука - НИИ и КБ [30].

 

Странно, но нынешние правители России не понимают, что экономия на науке неэкономна. Уменьшить зарплату работникам науки, - сказал когда-то А.Н.Косыгин, председатель Совмина СССР, - все равно что стричь свинью - визга много, а шерсти мало.

 

Справедливости ради отметим, что в последние годы наблюдается небольшой рост расходов на науку. Хотя расходы на НИР в виде доли от ВВП уменьшились с более чем 2% в конце 90-х годов до 0,8% в середине 1990-х годов, но потом они повысились до почти 1,3% [24]. С 1998 года государственные расходы на науку увеличились на 90%, хотя наука получает лишь малую толику того, что получала при коммунистах.

 

ФИНАНСИРОВАНИЕ НАУКИ В КИТАЕ

 

А теперь давайте посмотрим, как финансирует свою науку Китай. Сразу отмечу, что в 2001-2006 годах наука в Китае развивалась быстрее всех в мире [31]. Госсовет Китая поставил довольно амбициозные задачи по увеличению расходов на науку, которые должны опережать рост ВНП [32]. Если в 1994 году эта страна вкладывала в разработки ученых только 0,6% ВНП, то в 2005 году - уже 1,2% [33]. В 2006 году Китай потратил на НИОКР 1,23% ВНП, это самый высокий показатель среди развивающихся стран, но это только половина того, что тратят развитые страны. К 2020 году правительство планирует довести этот показатель до 2,5% [34].

 

Китай постепенно обгоняет Японию по расходам на науку и технику. Китайское правительство в течение 2006 года выделит на поддержку научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ 136 миллиардов долларов. Таким образом, Китай обгонит по этому показателю Японию и выйдет на второе место в мире после США. Ожидается, что в 2006 году Япония потратит на НИОКР только 129 миллиардов долларов, Германия - 61,2 миллиарда долларов. В то же время все страны Евросоюза за исключением десяти новых членов поддержат ученых на 233,3 миллиарда долларов. Траты США в этой области составят 337,9 миллиарда долларов [35]. А теперь сраввним 136 млрд долларов, которые выделил на науку и ОКР в 2006 году Китай с 1,7 млрд долларов, которые выделила на науку Россия. Это в 80 раз меньше. Скоре всего эта разница меньше, если учесть, что определенная сумма тратится в России на ОКР. Велика ли эта сумма? Думаю, что нет.

 

Бюджет национального фонда естественных наук ежегодно рос на 23% начиная с 1986 года, когда этот фонд был создан. В 2006 году фонд имел бюдюжет 425 млн долларов, что составило 5% от общих трат на науку (без опытно-конструкторских разработок) правительством Китая. Следовательно, всего только на науку и только правительство Китая (без учета частных фирм) потратило 8,5 млрд долларов. Это в 5 раз больше, чем выделило на науку правительство России. За последние 3 года (2003-2006 гг.) китайское правительство утроило количество денег, выделяемых на науку. До 2020 года планируется увеличить финансирование науки в 4 раза  и достичь уровня США. К 2020 году Китай планирует тратить на фундаментальные исследования столько же, сколько и США [36].

 

Деньги не являются лимитирующим фактором для науки в Китае. Если ведущий иссслеедователь хочет купить оборудование стоимостью более 10000 долларов, то он не тратит деньги со своего гранта а заказывает у правительства и как правило ему покуюпают. Либо дело организовано в виде гранта на оборудование [37].

 

Мне могут возразить, что, мол, я не правильно сделал пересчет финансирования науки в американские доллары. Надо, мол,  считать по паритету покупательной способности, а не по переводному курсу. Но это не совсем так. Нужна двойная бухгалтерия. Для оплаты труда с покупательной способностью, для аппаратуры и реагентов, которых сейчас в России нет, по долларам. И даже в этом случае расходы на науку в Китае выше и существенно.

 

Биологические исследования на высоком уровне в Китае пока проводятся в основном в  институтах, которые сосредоточены либо в Пекине, либо в Шанхае [38]. В Пекине построен один из крупнейших в мире научный центр по биотехнологии. Недавно мой брат посетил его и был восхищен уровнем научных исследований, которая там выполняются. Однако по всему Китаю идет строительство новых и новых зданий для научных институтов [39]. Мне однако не известно в России ни одного такого случая, кроме строительства нового корпуса для Белгородского университета и идущего стоительства корпусов для МГУ.

 

Итак, если Китай выделяет на науку все увеличивающиеся средства, то в России только в последние годы стали увеличивать финансирование науки, да и то это увеличение съедается рыночными реформами.

 

Пока удельные расходы на фундаментальную науку в современной России в расчете на одного человека больше, чем в Китае, но эта разница стремительно сокращается, а если учесть прикладную, то Китай уже обогнал Россию. Действительно, бюджет всей российской науки составляет (данные 2005 года) составляет 2 млрд долл., а в Китае 28 млрд долл [40]. Разница в 14 раз. Население же в России меньше только в 8,3 раза. Следовательно, в расчете на одного человека Китай тратит больше денег на науку, чем Россия. Если взять другие цифры 12,8 млрд долларов в Росии и 136 млрд долларов в Китае, то вывод будет сходен.

 

ГРАНТЫ И НАУКА

 

После начала рыночных реформ Россия начала внедрять систему финансирования науки через гранты. В 1993 году был образован РФФИ, появились гранты фонда Сороса и ИНТАС, все это добавило насколько новых важных степеней свободы в децентрализованном финансировании научных исследований российских ученых, но не изменило плачевную ситуацию принциально. В 1994-м отчаянная статья "Российская наука уже в коме" в "Известиях" академиков В.Е.Захарова и В.Е.Фортова по сути, не вызвала никакой реакции [41].

 

Однако, утвердившись в России, грантовая форма распределения ресурсов расколола российский научный мир на две части и провела незримую границу между двумя способами жизни академического сотрудника и университетского преподавателя. Эти "миры" сосуществуют на кафедрах, в лабораториях, даже в сознании одного человека, но они принципиально несовместимы, как если бы в одном городе действовали одновременно правила правостороннего и левостороннего движения.

 

Вначале российских ученых активно поддерживали международные научные гранты. Но как только основная масса продуктивных ученых покинула Россию, финансирование фондов было резко сокращено.

В 1998 г. количество международных грантов, доступных российским ученым, значительно уменьшилось. Опросы позволили выяснить, что количество зарубежных грантов сократилось примерно вдвое, а то и более [42].

 

В 2000 году в России действовало не менее 150 фондов, финансирующих научные исследования, но большинство из них -здесь нужно проявить аккуратность в терминах - непрозрачны. Во всяком случае, без специальных усилий нельзя установить, каких исследователей они финансируют и в каком объеме [43].

 

В 2000 году годовой размер научного гранта Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) эквивалентен примерно $3-5 тыс. Около половины этой суммы составляют надбавки к зарплате всем участникам гранта (обычно 4-5 человек). Бюджетная зарплата доктора наук, ведущего научного сотрудника, руководителя лаборатории в РАН не превышала $100 в месяц со всеми надбавками и грантами. Даже обладатель престижных грантов от международных научных фондов (Сороса, ИНТАС, CRDF и т.п.) в лучшем случае может рассчитывать примерно на дополнительные $200 в месяц [44].

 

Для справки. Зарплата американского коллеги-профессора более 10 тыс. доларов в месяц, а размер гранта Национального научного фонда США и других подобных грантов можно грубо оценить суммой порядка $100 тыс. в год [45].

 

Научное оборудование и в России, и в США стоит примерно одинаково. Обоим коллегам хороший персональный компьютер обойдется в $1-2 тыс., современный прибор, скажем спектрометр, в $100-500 тыс. Участие в международной конференции - необходимый компонент научной работы - также обойдется коллегам примерно одинаково: по $1-2 тыс. [46].

 

Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) ежегодно финансировал 40-50 тыс. ученых. В 2000 г. бюджет РФФИ составил 33.5 млн долларов. Всего по РФФИ в 2000 г. финансировал 8142 инициативных научных проекта и 224 издательских проекта. Сейчас финансирование стало чуть больше. Казалось бы, в РФФИ, бюджет которого в 2000 году около был равен 6% от всех инвестиций государства в науку, руководящие работники составляли "всего" 3% грантополучателей. Но, судя по спискам, почти половина академиков и членов-корреспондентов Академии наук получают гранты РФФИ. Казалось бы, сохраняются все формы независимой экспертизы, но все остается так, как писал Плутарх: "На совете мнения разделились, хотя стороны упорно стояли на своем, победило мнение царей". Хотя процедура работы экспертов с грантами соблюдается, руководитель научных учреждений получает здесь гранты уверенно. 80% грантов получают исследователи из Москвы, Санкт-Петербурга и Новосибирска.

 

При распределении используются мощные средства давления на фонды и продвижения товара на "рынке грантов". Самое тривиальное и надежное средство - "работа с экспертами". В этом случае научный начальник, попросит эксперта, помочь в благородном деле. К этому же виду "работы" относятся письменные рекомендации, которые на экспертных советах никто всерьез не воспринимает, но просматривают внимательно (как бы чего не вышло).

 

В 2003 году по инициативе академика Г.Георгиева был организован конкурс грантов по физико-химической биологии. Идея была проста: выделить в рамках РАН определенную сумму денег (в данном случае - 150 млн. руб. в год) на поддержку одного из главных направлений науки и разделить ее крупными порциями между наиболее сильными лабораториями РАН, чтобы можно было платить нормальную зарплату и покупать оборудование и реактивы для экспериментов. В состав экспертной комиссии, помимо Г. Георгиева, вошли только академики и почти все - директора: Института биоорганической химии РАН - В. Иванов; Института цитологии РАН (Санкт-Петербург) - Н. Никольский; Института молекулярной генетики РАН - Е. Свердлов; Института фундаментальных проблем биологии РАН - В. Шувалов. А кроме того, не директора, но тоже люди с большим влиянием и авторитетом в академическом мире: академик А. Спиирин, много лет руководивший Институтом белка РАН, входивший в Президиум РАН; академик Р. Петров - руководитель лаборатории в Институте биоорганической химии РАН, председатель Фармкомитета России и до недавнего времени многолетний вице-президент РАН. Конкурс вызвал много нареканий и кривотолков [47, 48, 49]. Во-первых, по законам научной этики, как-то неприлично выглядит то, что эксперты, призванные к оценке чужих конкурсных работ, сами участвуют в этом же самом конкурсе. Во-вторых, практически все члены этой самой комиссии получили полноразмерные гранты - по 4 млн. рублей в год на 5 лет. Единственный академик, член экспертной комиссии, не получивший грант, - Р. Петров. Но зато получили гранты два сотрудника из лаборатории Рэма Викторовича - С.В. Стрелков и С.М. Деев. На Западе такого практически не бывает - чтобы члены комиссии оценивали собственные гранты. А ведь если следовать правилам научной этики можно было бы решить вопросы распереления этих денег без участия данных академиков и директоров, просто надо было бы привлечь российскую научную диаспору.

 

Ехал я как-то еще в 1994 году из Ленинграда на поезде и разговорился со своим попутчиком. Он оказался профессором-химиком из Ярославля. Он мне сказал, что ему только что позвонили из Москвы из головного института и сообщили, что проект головного института направлен для рецензии данному професору. Если он даст на их проект положительный отзыв, то его грант, который находится у них, тоже получит положительную оценку. В СССР также при защите диссертации своего аспиранта надо было звонить своим друзьям по науке, чтобы договориться о хорошем отзыве для своего ученика диссертанта. Многое решалось по звонку. Собственно к этому же пришли в нынешних российских  научных фондах, только теперь там есть чиновник, который решает еще хуже. Если с коррупцией не бороться, то быстро прорастает коррумпированность и система становится гораздо хуже, чем в СССР. Там хоть деньги распределяли выдаюшися ученые.

 

В условиях России внедрение грантов привело к резкому снижению суммы, выделяемой одному исследователю. В 2002 году средняя стоимость фундаментального гранта составляла в России около 35 тыс рублей в год. 1000 долларов.

 

ГРАНТЫ В КИТАЕ

 

В Китае в 2006 году возвращающимся давали гранты для создания лабораторий (start up grant) в размере 242 000 доллара на три года. Надо учесть, что стоимость рабочей силы в Китае много ниже, чем на Западе.

 

Китай понял и решил проблему коррупции в науки... Крупнейший китайский национальный фонд по распределению денег на фундаментальную науку в 2005 г. решил поддержать стремление десятков американских ученых китайского происхождения к рецензированию ключевых заявок в конкурсах на получение финансирования, чтобы бороться с кумовством [50].

 

НАУЧНЫЕ КАДРЫ

 

В России из-за снижение финансирования и потери престижности науки число научных сотрудников постоянно уменьшается. К 1998 г. их осталось 492,4 тыс. человек (в 1990 г. было 1227,4 тыс.). По данным академика В.Н.Страхова, численность русской науки ныне составляет не более 600 тысяч человек, основная часть оборудования старше 20 лет [51].

 

На 1 января 2005 г. общая численность работающих в научных организациях РАН составила 113626 человек. В т.ч. научных работников - 55903 человек. Средний возраст докторов наук 60,8 лет, кандидатов наук - 50 лет, академиков - 72,2 года, членов-корреспондентов - 65,7 лет. По данным Сташевского, средний возраст российского ученого составил 56 лет (в развитых странах этот показатель равен 45 годам), академика - около 70 лет [52].

 

Кандидатов наук в 2004 году в России осталось 76808 человек, в 1998 г. таковых было 85370. При этом их доля в общей численности исследователей упала с 20,5% до 19,1%. В 2005 году среднемесячная зарплата в отрасли «Наука и научное обслуживание» не дотянула даже до 10 тысяч рублей (скорее всего цифры взяты для Москвы - АВТ.) [53].

 

По мнению С. Белановского [54], в составе российских академических институтов 60% работников - кадровый балласт, лишь 40% ученых занимаются серьезной научной работой. Из них - 23% находят своим проектам практическое применение. Остальные 17% - молодые специалисты, которые являются помощниками крупных ученых. К такому радикальному выводу он пришел на основе проведенного опроса.

 

По данным Минэкономразвития, за последние 15 лет средний возраст научных сотрудников во всех научных учреждениях вырос с 44 до 49 лет. При этом доля сотрудников старше 80 лет выросла с четырех до восьми процентов, количество сотрудников возрастом 40-49 лет увеличилось в 1,2 раза, а доля сотрудников возрастом до 30-ти лет сократилась до 34 процентов. "Это - неблагополучная тенденция" считает министр экономики Греф [55]. В РАН ситуация еще хуже. Ныне средний возраст научного сотрудника составляет 55-60 лет [56].

 

Сравнительная зарплата российских учёных упала в 5 раз [57]. Российский ученый чаше всего получает очень мало. м.н.с. ~ 1500 - 2000 руб. зав.лаб., профессор, гл.н.с.  ~ 5000 руб. В 2004 году средняя зарплата доктора наук составляет 3 500 рублей, пенсия - 2000-2500 рублей [58].

 

Есть свидетельства о зарплате в 1314 рублей по контракту, потому что научные сотрудники финансируются по 53-му параграфу, в то время как преподаватели финансируются по 47-му параграфу и их зарплата выше раз в восемь [59]. 

 

Нобелевский лауреат академик Виталий Гинзбург как научный сотрудник получает 2700 рублей [60]. В Российском медицинском университете профессор без лужковской надбавки получает 5000-7000 рублей. В Москве профессорам доплачивают лужковскую надбавку 8 тыс. За звание академика РАМН платят 14000, членкора 7000. Это данные конца 2005 года. При средней зарплате в Москве 11 тысяч рублей, в РАН получают всего 3-4 тысячи [61].

 

А как в Китае?

 

Если в России число ученых постоянно падает, а их зарплаты уменьшаются по отношению к средней по стране, то в Китае все наоборот. Китайцы до сих пор рассматривают ученых как столпов общества [62]. Большинство самых способных выпускников вузов до сих пор идут  работать в науку и технологию и во много это связано с высокой зарплатой в науке [63]. На деле, происходит увеличение числа ученых и взрывной рост их зарплат.

 

К концу 1997 года, число учёных и инженеров в Китае составило 1 млн. 666 тысяч человек, что больше всех в мире [64]. К концу 1998 года на госпредприятиях Китая работало 20 913 400 технических сотрудников, что в 48 раз больше чем в 1952 году, в 3,8 раза больше чем в 1978 году. В среднем ежегодный прирост составляет 418000 человек. В 1998 году среди 10000 работающих в среднем имелось 2374,2 технического сотрудника [65]. До 1998 года в Китае насчитывалось 22549 учреждений научных исследований, среди них 5778 уездного уровня. В 1998 году в этих  учреждениях работало 935 000 научных сотрудников. В высших учебных заведениях страны созданы 1487 организаций, занимающихся научными исследованиями и освоением естественных и технических наук, сельским хозяйством и медициной [66]. По количеству ученых  Китай занял второе место после США [67]. Пока, если считать на единицу населения и если учесть, что население Китая в 9 раз больше населения России, количество ученых в Китае меньше числа ученых в России на 100 тыс. населения. Но мы не должны забывать, что почти 500 миллионов китайцев живут на селе в условиях почти натурального хозяйства и почти не потребляют  невосполнимые энергоресурсы, тем самым не оказывая существенного влияния на платежный баланс Китая.

 

Зарплата ученых возросла в 24 раза начиная с 1998 года. За период с 1993 по 2006 год в 100 раз увеличен размер грантов возвращающимся на родину китайским ученым для создания новых лабораторий [68].

 

В Китае не боятся, если есть разница в оплате ученых в разных регионах страны. Например, зарплата в Пекинском национальном институте биологических наук составляет 50-60 тыс долларов в год, что в 10-15 раз больше, чем средняя зарплата жителя Пекина и в 3 раза больше, чем стартовая зарплата для ПИ в большинстве других институтов Китая.

 

Основные исследователи (principal investigators, PI, ПИ) дважды оцениваются комиссией (каждые 4 года) пока не получат постоянное место работы. Членам лабораторий даются двухгодичные контракты. Причем ПИ могут сами набирать и увольнять сотрудников [69]. Типичные годовые зарплаты в Китае следующие: лаборант 5000 - долларов, постдок - 6000, студент - 2000 [70].

 

Многое делается по омолаживанию научных кадров. С 1991 по 2003 год средний возраст директора НИИ в АН Китая снизился с 56 до 47 лет [71].

 

Итак, в отличие от Китая, где ведется целенаправленная работа по омолаживанию даже директоров НИИ, в России научные кадры стареют.

 


0.20846199989319