13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
28/06
25/06
Архив материалов
 
Чего добиваются реформаторы

В настоящее время институт высшей школы превратился в арену жесточайших дискуссий. Одни считают, что нынешние вузы улучшились по сравнению с их социалистическими "предками", кто-то - что они вообще выродились и превратились в некое научно-педагогическое убожество.

20 мая 2007 года в передаче В. Познера обсуждалась реформа образования, а точнее пакет документов, которые принимает Госдума. Этот пакет сделает необратимым переход на Болонскую систему образования, и будет включать бакалавров – 3-4 года обучения, и магистров – еще один два года. Но мало кто знает, что еще 9 марта 2007 г. правительство в основном одобрило законопроект о введении в России разных уровней высшего образования - бакалавриата, магистратуры и специалитета. От привычной советской системы высшего образования "болонская" отличается сроками обучения. Так, бакалавриат рассчитан на три - четыре года, а следующая за ним магистратура - на один-два года. Неизменным останется специалитет: тут, как и прежде, придется учиться не менее пять лет. Его удалось отстоять медикам и инженерам. Каждый уровень будет иметь отдельный государственный образовательный стандарт и самостоятельную итоговую аттестацию. Лицензирование, аттестация и государственная аккредитация вузов по бакалавриату, магистратуре и специалитету также будет проводиться раздельно. До 2010 г. переход на двухуровневое образование будет закончен [1].

Поступать в бакалавриат абитуриенты будут по результатам единого государственного экзамена. Те, кто поступил, в течение четырех лет будут получать общие навыки по выбранной профессии. На следующую ступень - в магистратуру - на конкурсной основе смогут попасть лучшие бакалавры, те, кто хочет расширить знания в выбранной узкой специальности. А специалитет - привычное для нас пятилетнее образование - разработчики законопроекта оставили медицинским, военным и инженерным вузам [2].

"Болонский процесс" начался в 1999 г., когда 29 европейских государств подписали в Болонье конвенцию, согласно которой дипломы высших учебных заведений признаются во всех странах-участницах соглашения. В 2003 г. к Болонской конвенции присоединилась Россия, став сороковой страной подписавшей этот документ [3].

Минусы "болонской" системы общеизвестны. Во-первых, работодатели четырехлетний бакалавриат за образование не считают. Во-вторых, не понятно, зачем он нужен жителям Дальнего Востока, если им выгоднее развивать связи с Японией и Китаем, а не с Францией или Испанией. В-третьих, как учить медиков или военных в силу сложившихся форм организации этих специальностей в нашей стране?

Есть и контаргументы. Прежде всего, с вступлением в "Болонь" наши соотечественники смогут поступать в европейские вузы и устраиваться на работу в западные компании. А многие российские вузы - Высшая школа экономики, МГИМО, МГТУ им. Баумана, РУДН, Санкт-Петербургский государственный университет, - не дожидаясь закона, уже перешли на бакалавриат и магистратуру и неплохо с ними справляются. Обратите внимание, ни слова об отечественных потребителях дипломированных специалистов. Российские работодатели к самому слову "бакалавр" относятся с подозрением. Дабы обезопасить выпускников вузов от неприятных сюрпризов при приеме на работу, разработчики законопроекта дипломы всех уровней - бакалавра, магистра и специалиста - снабдили одинаковой силой.

Но вернемся к передаче. В этой передаче Познер спросил министра науки и образования Фурсенко, зачем нужна вообще реформа, какую цель она преследует. Оказалось, что реформа преследует очень примитивную цель, достичь уровня обнразования, который был в СССР. Но зачем тогда нужно менять вполне хорошо работавшую систему, уточнил Познер. Оказалось, по словам Фурсенко, потому, что изменилось само общество. Уточню. Изменилось оно в основном в Москве и Питере, да и то в основном в сферах бомонда.

Участники круглого стола долго муссировали тему бакалавриата и мне все было непонятно, а зачем же вообще огород городить, если 90% населения так и остались с ментальностью совка. Но вдруг один из участников, ректор Педагогического университета проговорился. Оказывается, бакалавры будут иметь право занимать низшие должности, а магистры – начальственные должности. Участники также проговорились, что в магистрат будет поступать только 20% бакалавров на конкурсной основе и кроме того скорее всего магистрат будет платный. И сразу все стало ясно. Если вспомнить кто побеждает в конкурсах в вузы - блатные и богатенькие, то дураку понятно, что общество хотят разделить перегородками. Чтобы дети богатых и начальников всегда оставались начальниками и богатыми, a дети бедных и подчиненных всегда оставались бедными и подчиненными. Как в том анекдоте. Приходит сын полковника и говорит папе. Вот вырасту я и буду генералом. Нет. отвечает полковник. У генерала есть свой сын. Вот он будет генералом. А ты будешь полковником. Анекдот этот был создан еще в советские времена, когда тенденция к нипотизму еще только начала проявляться. Нынешние властители хотят сделать эту тенденцию необратимой.

В современном западном обществе хорошее высшее образование является благом, недоступным для большинства бедных людей. Например, в США обучение в лучших университетах стоит $50,000 в год. Далеко не каждый американец может позволить себе обеспечить своим детям образование в таких университетах, если вообще в каких-то. При этом элита, государственная, бизнес и интеллектуальная, формируется из выпускников таких лучших университетов. Т.е. образование выступает как инструмент стратификации общества.

Уже всем ясно, что хорошее образование и в нынешней России тоже могут получить лишь богатенькие. По существующим оценкам, российские семьи ежегодно тратят на взятки в ВУЗах более 20 миллиардов рублей [5]. Эта цифра включает в себя взятки руководителям и преподавателям ВУЗов, оплату коррупционных репетиторов и услуг по подготовке контрольных, курсовых и дипломных работ.

Оказывается, второй важнейшей задачей Болонского процесса в России является облегчение "утечки мозгов". Именно на это направлено принятие единой с Западом системы высшего образования, развитие единых критериев оценки качества преподавания и образования, а также создание единой системы зачетных единиц (кредитов) и сопоставимых ученых степеней. Образование должно быть более конвертируемо, чем валюта. Об этом ранее проговорился член рабочей группы при Минобразования России по присоединению к Болонской декларации В. Зернов [4]. Чтобы подсластить горькую пилюлю в законопроект включен переход на обязательное среднее одиннадцатилетнее образование.

Итак, нынешняя ликвидационная комиссия России делает все возможное, чтобы помочь экономически США. Я проконсультировался у знакомого экономиста сколько стоит в США среднестатистическим родителям вырастить одного ребенка, довести его до совершеннолетнего возраста 18 - 20 лет. Это состабляет 1 - 2 млн. долларов. Пусть 1 млн. Человек начинает трудовую деятельность в 20 лет и его работоспособное состояние продолжается еще лет 50, до пенсии. Делим 1 млн. долларов на 50, получается 20000 долларов. Это цена амортизации одного года работы иностранного гастарбайтера или эмигранта в США. Сказанное особенно справедливо в отношении "утечки мозгов".

По данным хорошо информированного академика Страхова [6], свыше 200 тысяч русских ученых уехало за границу. По данным ЮНЕСКО, Россия уже к середине 90-х гг. потеряла от эмиграции ученых более 30 млрд. долларов. А по расчетам российского постоянно меняющего свое название Министерства науки, с отъездом одного ученого она в среднем теряет 300 тыс. долларов. Конечно, эти цифры довольно условны, поскольку основаны на приблизительной оценке расходов на образование и повышение квалификации ученых, упущенной выгоды от их выключения из экономической жизни страны, косвенных потерь от снижения уровня научных кадров и т.п. Тем не менее они небезосновательны.

По сообщению ректора МГУ, академика Виктора Садовничего [7], на обучение одного специалиста мирового класса Московский университет тратит до 400 тысяч долларов. Человек, уезжая на Запад с образованием, как бы экономит эти колоссальные суммы в бюджетах принимающих западных стран. Только выпускники МГУ ежегодно таким образом "увозят" за границу 120 миллионов долларов [8].

А по оценкам ЮНЕСКО, к середине 1990-х годов потери России от утечки умов превысили 30 миллиардов долларов. Сюда включены расходы на образование и повышение квалификации, упущенная выгода, потери от снижения уровня научных кадров и т.д. [9].

Сохранение сложившейся в начале 90-х годов динамики отъезда означало, что к 2000 году Россия навсегда потеряет до 1,5 млн. ученых и специалистов. Однако этого не произошло и прежде всего из-за быстрого исчерпания количества ученых, соответствующих требованиям западной науки. Тем не менее ущерб нанесен огромный. По индексу человеческого развития (интегрированный показатель, включающий в себя уровень образования, науки и технологий, заболеваемости и долголетия, ВВП на душу населения и др.) Россия с 52 места в 1992 году перешла на 119 место в мире в 1997 году, и тенденция падения сохранялась в последующие годы [10].

После исчерпания мозгов, накопленных за годы советской власти, перед Вашингтонским обкомом встал вопрос, а как сделать доступными неисчислимые ресурсы талантов, произрастающих в России. Они ведь в России готовятся за государственный счет, а потом едут на Запад, привозя с собой деньги, затраченные на свою подготовку.

Почему же все–таки возникли проблемы? Дело в том, что на Запад берут в основном людей, которые доказали, что могут работать в науке или готовы выполнять имеющиеся на Западе правила игры. Их отбирают на основе рекомендаций. Человек, не имеющий рекомендации от ученого или другого специалиста, известного на Западе не имеет никаких шансов устроиться на работу. Уже стало повсеместным правилом не брать на работу выпускников из так называемых неизвестных стран. Это основные страны Третьего мира. Туда раньше входили Китай и Индия. Но благодаря увеличившейся за последние годы научной эммиграции, китайцы и индусы получили канал для получения работы на Западе через рекомендации своих земляков. Кроме того правительства Китая и Индии развивают современные научные центры, откуда выходят неплохие научные работы, побликующиеся в международных научных журналах. Человек, опубликовавшийся первым автором в престижном научном журнале имеет хороший шанс найти место в приличной научной лаборатории стран Золотого миллиарда. Он как бы выходит из незнакомой страны.

Напротив, России до последнего времени из-за хорошо развитых научных школ не была в числе неизвестных стран, но быстро туда переходит. Дело в том, что наука в России стремительно деградирует. Остаются лишь островки, где современные исследования поддерживаются либо за счет международных грантов. либо за счет постоянных поездок членов лаборатории в западные научные коллективы. Так, пока берут выпускников МГУ, ряда других московских вузов. Но вот выпускнику периферийного вуза получить место в западной лаборатории или фирме практически невозможно, если конечно, у него нет знакомого русского эмигратна на Западе.

Выход был найден через Болонский процесс. Теперь за счет унификации образования выпускники элитных российских вузов смогут претендовать на поступление в западную аспирантуру или даже доучиваться в вузах Запада.

После реализации реформы стратификация в России резко усилится. Невозможность быть человеком в современном обществе, т.е. развиваться как личность, заниматься делом жизни, - источник социальной напряжённости, повальной депрессии. В периферийных городах молодые люди, которые не могут устроиться в жизни, спиваются, связываются с плохими кампаниями, становятся материалом для преступного мира. Когда я учился в школе, практически всё моё время (с 15 до 19 ч.) проходило за стенами Дома пионеров на секциях, 5-6 дней в неделю. Я был устроен как подросток, более того, я получил гигантский позитивный заряд от своих учителей. А сейчас Дом пионеров просто закрыт, здание отобрали для "бизнес-центра", и судьба его неясна.

Для неэлитных вузов в предлагаемой реформе остается следующее.
Во-первых, изменение цели образования: науки упраздняются как таковые.
Во-вторых, уничтожение системы, ориентированной на обучение мышлению, и замена системой, направленной на научение навыкам, - замена мыслителя на исполнителя.
В-третьих, осознанно вводимый непрофессионализм учебников и т.д., отстранение специалистов от составления программ по соответствующим специальностям.
В-четвертых, снижение «объема» образования при одновременной перегрузке гуманитарными вывертами типа «валеологии» или «москвоведения».
В-пятых, платность обучения.
В-шестых, глобальное тестирование как единственный способ аттестации учащихся.

В большинстве периферийных вузов студенты учатся зубрить и пересказывать учебник, наблюдая за тем, как это успешно делают преподаватели.

Остается лишь спросить, куда же ты идешь Россия?

ЛИТЕРАТУРА

1-3. Сайрамова Д. 2007. Выпускники наших вузов перестанут быть "второсортными". http://www.utro.ru/articles/2007/03/23/635151.shtml
4. http://www.yellowpress.ru/?public=3350
5. Лебедева А. Дай, друг, на лапу мне… // Коррупция. 2007. № 8. С.9.
6. http://www.gazetanv.ru/article/?id=765
7-8. Re: "Утечка мозгов". Сообщение №582. http://physics.nad.ru/miptboard/messages/582.html
9. Лозовская Е. 2006. Утечка мозгов: можно ли повернуть процесс вспять? «Наука и жизнь».
10. Голдин В. И. и Журавлев П.С. 2003. Бремя государства и экономическая политика: либеральная альтернатива. http://www.informika.ru/text/magaz/newpaper/messedu/2003/cour0303/2700.htm


0.19358015060425