17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
Архив материалов
 
Что теряет Россия

Потери российской экономики от привлечения штрейкбрехеров кратно превышают сумму, достаточную для устранения бедности. Но виноваты не сами иммигранты, а социальные заказчики иммиграционной политики. Рост доходов богатой части российского населения (в основном, предпринимателей) обусловлен заниженной с помощью гипериммиграции оплатой труда сограждан. Хочешь быть русским патриотом? Будь, как минимум, социалистом.

Согласно широко распространенным данным из официального (!) доклада главы ФМС Константина Ромодановского, "По данным Центробанка России, в 2006 году мигранты вывезли из страны более $3 млрд в виде денежных переводов и более $10 млрд -- наличными. За рубеж уходит до 70% заработанных ими средств при совокупном годовом заработке $20 млрд. Доходы, например, таджикских гастарбайтеров равны двум национальным бюджетам Таджикистана, а сумма денежных переводов, отправляемых грузинскими мигрантами из России, составляет 20% ВВП Грузии". По его же данным, сумма невыплаченных незваными гостями налогов превышает 10 млрд. долларов.

Между тем, по авторитетному мнению покойного академика Львова, для ликвидации бедности (то есть для обеспечения официального прожиточного минимума для всех граждан РФ, эта цифра может быть проверена на основе официальной статистики) достаточно 8-9 миллиардов долларов в год, то есть в разы меньше, чем теряет на бесконтрольном привлечении иммигрантов российская экономика, и по меньшей мере столько же, сколько налогов недополучает бюджет.

Таким образом, в экономическом балансе страны потери, связанные с нелегальной рабочей силой, превосходят средства, достаточные для снятия проблемы бедности (то есть обеспечения гарантированного прожиточного минимума). Однако есть ли причинно-следственная связь между этими явлениями?

Если верить ведущим рупорам российского бизнеса, который, собственно, и является гензаказчиком ультралиберальной миграционной политики РФ, никакой причинной связи нет: «трудолюбивые мигранты» приносят РФ неисчислимые доходы, в то время как «это русское быдло» упорно не желает трудиться и не заслуживает не то что прожиточного минимума, но и просто права на жизнь. А посему подлежит полной замене на «экономически эффективных» иммигрантов.

Однако реальные факты говорят о другом: и без того переполненный разрушением обрабатывающих отраслей рынок рабочей силы РФ (в «депрессивных» регионах и городах РФ безработицей в той или иной поражено до половины трудоспособного населения) в последние годы был буквально до основания разрушен демпингом со стороны иммигрантов, предлагающих свои услуги существенно дешевле коренных россиян.

Помимо демпинговой цены за труд, иммигранты привлекают «работодателей» (как гордо именуют себя «предприниматели») своим полным бесправием в трудовых отношениях, в то время как полноправные жители РФ претендуют на «игру по правилом».

Не удивительно, что россиянам все чаще отказывают в приеме на работу только на том основании, что они - граждане РФ!

О «разрушении рынка труда» вследствие демпинга со стороны иммигрантов говорят, например, демографы из Института экономики РАН в своем аналитическом докладе, посвященном столетнему юбилею классика отечественной демографии Ц. Урланиса. Авторы доклада особо отмечают, что, что пролоббированная крупным бизнесом гипериммиграция порождает не только дефицит и без того малочисленных рабочих мест, но и резкое снижение зарплат, не позволяющее даже имеющим работу обеспечить прожиточный минимум для семьи. В отличие от Европы и других индустриальных стран, где наличие постоянной работы у одного из членов семьи фактически гарантирует прожиточный минимум для всей семьи, РФ - страна, где существенная часть бедных имеет постоянную работу - но ее оплата не обеспечивает прожиточного минимума.

Таким образом, благодаря бесконтрольному демпингу на рынке труда цена труда сбита до уровня ниже ее минимальной себестоимости, определяемой прожиточым минимумом с учетом неработающих членов семьи. Что можно и должно с полным правом назвать экономическим геноцидом основной части российского населения. Именно демпингом на рынке труда объясняется особо отмеченная академиком Львовым уникально низкая доля зарплаты в ВВП России:

«…Говорят о том, что «русский народ разучился работать», что у россиянина «нет желания заработать Была запущена (сверху, и многократно - ред.) такая байка, что «мы плохо живем, потому что мы плохо работаем». Но как же так? Я неоднократно напоминал правительству: давайте сравним статистические данные по мировой и российской экономике. Сравним часовую зарплату в долларах (в сопоставимых ценах) и посмотрим, сколько валового национального продукта на доллар полученной зарплаты создает российский среднестатистический работник - с его навыками, с его знаниями. И сколько долларов ВНП создает на доллар зарплаты средний американский работник. И мы получим, что сегодня средний российский работник за доллар зарплаты производит 4,5 доллара ВНП, а американский работник - 1,4 ! Вдумайтесь в эти цифры!»

Что это значит? Это значит, что такой невиданной эксплуатации наемного труда и такого безразличия власти к самому ценному капиталу - своему народу, не знает ни одна современная страна мира». (показательны регулярные заявления членов правительства о «низком качестве» и «нехватке» трудоспособного населения, на основе чего берется курс на ввоз инокультурных мигрантов - причем наиболее быстро плодящихся и криминализованных - ред.)

Ключевой вопрос: какова искусственно вызванная гипериммиграцией недооплата а труда среднего россиянина, и сколько теряют российские наемные работники в целом? Хотя тема ждет своего исследователя (Но кто на это решится, господа?), сумма, вынимаемая российскими «работодателями» из кармана своих работников с помощью иммиграционного демпинга, составляет не единицы, а многие десятки миллиардов долларов в год. А такая сумма интересов способна продавить на только прессу и чиновников, но и верхние эшелоны власти, не чуждые бизнесу (взять хотя бы мэра, известного бизнес-успехами своей супруги)

Отсюда, кстати, и отмечаемое статистикой относительное обеднение относительно небогатых слоев слоев населения при существенном росте доходов богатой социальной прослойки. Еще раз процитируем академика Львова:

«Сегодня мы с вами живем не в одной стране, как это кажется с высоты власти. У нас, как минимум, две России. (классическая предреволюционная ситуация «двух наций» - богатых и бедных - ред) Есть богатая Россия, которая живет по западному образцу, которая создала для себя замкнутый контур жизнеобеспечения. Это своеобразная закрытая система существования: офис - переезд под охраной в загородную или иную резиденцию, закрытая частная школа, закрытый частный университет - желательно за рубежом, а потом - и выезд за рубеж. И эта малая часть России, на долю которой приходится 15-17% населения , сегодня имеет доходов от собственности в России 92%.

Вдумайтесь: меньше 20% богатого населения аккумулировала в своих руках 92% доходов - значит, на долю остальной России приходится лишь 8%. Давайте посмотрим данные о динамике распределения подушевых денежных доходов, причем не средние цифры по всему населению, а динамику доходов по пяти квинтильным, то есть двадцатипроцентным группам, разбитым по уровню доходов. Первая группа - это позор России. Это население , живущее ниже минимального жизненного уровня. Это бомжи, это настоящее социальное дно. За десять последних лет доходы низшей, самой обездоленной социальной группы , сократились в два раза. Следующая двадцатипроцентная группа - это тоже чрезвычайно низкий уровень жизни, составляющая вместе с беднейшей уже 40%. За десять последних лет доля доходов второй квинтильной группы сократилась в полтора раза. Третьи 20% - вместе с низшими по доходам группами это составит уже 60%. Общая доля их денежных доходов сократилась меньше - всего на треть. Четвертая группа - та самая, которая могла бы претендовать на роль того самого «среднего класса». Ее доля тоже сократилась на 15-17%. И только верхняя 20% группа наиболее состоятельного населения за последнее десятилетие увеличила свои доходы в полтора раза. Тогда становится понятным, что все реформы, которые мы (они - ред.) проводим, направлены на поддержание уровня жизни наиболее богатых людей. Что это значит? Это значит, что мы своими руками создали - или позволили власти это сделать - без оглядки на настоящую экономическую науку, создать механизм самовоспроизводства бедности. Как понять работу этого механизма? Если сегодня мы повысим доходы нижних трех групп - т.е. 60% населения - на рубль, то пятая, самая богатая, группа населения откликнется на эту прибавку восемью рублями роста своих доходов! На это работает вся наша система управления, налоговая система и так далее» (Не поленитесь посчитать на калькуляторе: усредненный доход 17% «новых русских» в 56 раз превышает усредненный доход «черной кости». Пока мы зарабатываем рубль, «новый русский» успевает получить 2 доллара дохода. Соотношение довольно наглядное: так соотносится цена нового джипа и подержанного «жигуля» - ред.)

Итак, рост доходов богатой части российского населения взначительной степени обусловлен заниженной с помощью гипериммиграции оплаты наемного труда россиян. Причем для получения сверхприбыли, созданной демпингом на рынке труда, вовсе не нужно принимать на работу «нелегалов»: сверхдоход, связанный с заниженной ценой на рынке труда в целом, получают все наниматели. Таким образом, в российской бедности виноваты отнюдь не иммигранты, которые с удовольствием возьмут все, что им отдадут российские власти, а сам связанный с властью российский бизнес, для которого гипериммиграция - не более чем один из рычагов выкачивания денег из карманов соотечественников.

Хотите или нет, но марксисты правы: в политике первичны экономические интересы социальных групп и классов, которые постоянно соперничают за распределение ограниченных ресурсов социума.

В данном случае ключ к проблеме иммиграции - диаметрально противоположные экономические интересы класса капиталистов ( нанимателей), заинтересованных в удешевлении труда любой ценой, и интересы наемных работников, прямо заинтересованных в защите рынка труда от давления гастарбайтеров.

Гипериммиграция возникла не потому, что этого хотят сами иммигранты и стоящие за ними внешние силы, а потому, что их массовый ввоз сверхвыгоден крупному капиталу, хрестоматийной диктатура которого выстроена на развалинах Советского Союза.

Хотите решить национальный вопрос, не решив вопрос о социально-экономическом строе? Не получится! Ключ ко всему - проблема власти и стоящих за ней интересов. А обострение национального вопроса - одно из проявлений крайнего обострения классовых противоречий, за пятнадцать с небольшим лет доведенных горе-капиталистами до стадии «двух наций». Взаимоприемлемого сожительства этих «двух наций», выросших вместо обещанной реформаторами «российской буржуазной нации» не вышло. Отсюда новый поворот: привлечение одной из сторон третьего партнера - альтернативной социальной низовки в лице массовой иммиграции, помогающей прессинговать и без того обчищенную до нитки массу аборигенов. Чем кончится такое противоестественное сожительство а ля труа лучше не думать.

Сегодня, чтобы быть настоящим русским патриотом, надо быть как минимум социалистом.

К неудовольствию «идейных монархистов» и «сторонников встраивания в мировую цивилизацию», стройным дуэтом проклинающим «проклятое советское прошлое», выбор ограничен. Либо курс на возвращение к социализму, как гарантированному приоритету долговременных интересов большинства - либо гарантированная смерть и российской государственности, и коренного населения России, коммерчески выгодная уже давно денационализированной верхушке нынешнего российского общества.

Как доказала история освобождения стран от колониальной зависимости, социальное освобождение неотделимо от освобождения национального. Понимающему достаточно.

А.Ермолаев

http://dpni.org/articles/analitika/4482/


0.15971708297729