17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
Архив материалов
 
От либерастии до фашизма один шаг

В чудном городе Вене неподалеку от знаменитого Оперного зала находится частный туалет. Из-за близости к опере он называется «Оперным». Надо сказать, хозяин заведения Нойхолд Герхард подошел к его оформлению с душой. Это вообще в характере австрийцев – создавать уют в своих домах, пансионах, ресторанчиках… В туалете Герхарда, поскольку уж он назывался Оперным, стоит настоящее пианино, на стенах висят картины, а стена возле писсуаров оформлена почему-то в виде витрины бара с разнокалиберными бутылками. Но главной достопримечательностью этого замечательного заведения были писсуары… Мало кто знает, что на свете производятся не только обычные писсуары белого цвета, но и более дорогие и изысканные модели – цветные экземпляры стоимостью в несколько тысяч евро в виде роскошных цветов, в виде рыбьей пасти… настоящие произведения искусства! В частном заведении австрийского хозяина были смешные писсуары в виде жадно раскрытых человеческих ртов – пухлые губы розового, голубого и синего цветов, из-под верхней губы кокетливо торчат зубки. Выглядит очень забавно. Три года эти писсуары стояли и никому не мешали. Но потом о них прознали те, кого писсуары вообще никоим боком не касаются ввиду особенностей анатомического строения – радикальные феминистки. Эти безумные дамы подняли такой вой протестов по всей Австрии, что Нойхолд Герхард был вынужден заявить, что он демонтирует писсуары в своем туалете в двухнедельный срок.


Причина? Ее бесхитростно озвучили сами феминистки: «Это сексистские, женофобские и неприличные писсуары, они оскорбляют всех женщин».

«Почему женщин? И почему всех?» – эти вопросы даже не ставились: западное общество привыкло к подобным маразмам. Итак, ситуация. Женщины, к коим биологически относятся феминистки, в мужской туалет никогда не заходили и, соответственно, самих писсуаров не видели. Но им, как мусульманам о карикатурах, рассказали. Вот, мол, такие писсуары существуют. Вы, девушки, в то место, где они есть, никогда не попадете, но они точно существуют!.. Услышав, что их пророк оскорблен, феминистки развернули против писсуаров злобную кампанию, которая во всей красе обрисовала глупость современного западного общества, пораженного социалистической проказой политкорректности.
Логика в рассуждениях социал-феминисток была такой: мужчины там у себя в туалете писают в наши, женские рты! Тем самым они оскорбляют женщин.
Детский сад какой-то…


Любопытно, что наши отечественные феминистки оказались ничуть не умнее западных и с восторгом присоединились к сонмищам борцов с писсуарами, подхватив на своих интернет-страничках флаг предельного идиотизма: «Вот какие молодцы западные женщины! Начали бороться, чтобы мужчины больше им в рот не писали! А то повадились, понимаешь…»
Если осторожно намекнуть такой оголтелой даме с зауженным мышлением, что, вообще-то говоря, ни одной женщине против ее воли в рот пока еще не написали, писали исключительно в фаянсовые писсуары, то мы услышим в ответ примерно следующее рассуждение:
– Но этот писсуар похож на рот! А женщины как раз имеют рот на голове и могут его открывать, как бы подставляя под струю мочи. Значит, похоже, эти проклятые сексисты мочеиспускаются в женский рот, который мы как бы открываем им навстречу, что приводит к унижению женщины вообще…

Интересно, что такое Женщина Вообще? Где живет эта огромная бабища? Как с ней познакомиться? Может ли Вообще Женщина подать в суд или все же писать заявление в суд придется конкретной женщине – персонально? Но если конкретной и персонально, то и доказывать придется персональное оскорбление. А как это сделать? На писсуаре была надпись, что данный писсуар – модель Ивановой Инны Васильевны или Эльзы Мюллер такого-то года рождения, паспорт №… выдан там-то? Если такого не было, то и персонального оскорбления не было. На что тогда подавать в суд? На то, что тебя никто не оскорблял? Это действительно обидно… Или же на то, что ты сама решила оскорбиться (на писсуар, на фонарный столб и пр.)? Так и подавай тогда в суд на себя! Никто же не виноват, что ты везде ищешь повод обидеться.

…Чем опасен идиот? Он шуток не понимает. Он смотрит на писсуар и видит не забавный прикол, а угнетение масс, его сознание сразу шьет писсуару политику. Идиоту вовсе не смешно! Разве можно смеяться над угнетением женщины, которой писают в фаянсовый рот?..
Очень точную зарисовку такого человеческого существа дали Ильф и Петров:

«– Скажите, – спросил нас некий строгий гражданин из числа тех, что признали советскую власть несколько позже Англии и чуть раньше Греции, – скажите, почему вы пишете смешно? Что за смешки в реконструктивный период? Вы что, с ума сошли?
После этого он долго и сердито убеждал нас в том, что сейчас смех вреден.
– Смеяться грешно! – говорил он. – Да, смеяться нельзя! И улыбаться нельзя! Когда я вижу эту новую жизнь, эти сдвиги, мне не хочется улыбаться, мне хочется молиться!
– Но ведь мы не просто смеемся, – возражали (по сути, оправдывались – А. Н.) мы.

 – Наша цель – сатира именно на тех людей, которые не понимают реконструктивного периода.
– Сатира не может быть смешной, – сказал строгий товарищ и, подхватив под руку какого-то кустаря-баптиста, которого он принял за стопроцентного пролетария, повел его к себе на квартиру…
Все рассказанное – не выдумка. Выдумать можно было бы и посмешнее.

Дайте такому гражданину-аллилуйщику волю, и он даже на мужчин наденет паранджу, а сам с утра будет играть на трубе гимны и псалмы, считая, что именно таким образом надо помогать строительству социализма».

Как известно, чувство юмора прекрасно коррелирует с интеллектом. Беда современного общества в том, что у него очень туго с последним. Такое бывает с обществами, в которых на общественную арену оказались выброшены толпы маргиналов и социальных дегенератов, захваченных какой-нибудь идеей. В нашем случае идеями феминизма. Это действительно напоминает времена ранней Советской эпохи, когда охваченные энтузиазмом неофиты из интеллектуальных низов начинали с восторгом строить общество справедливости в масштабе одной, отдельно взятой страны. Кстати, гонения феминисток на писсуары поддержала именно социал-демократическая партия Австрии. Политкорректность – родовое проклятие социалистов. Разница между описанным Ильфом и Петровым недочеловеком без чувства юмора и современной оголтелой феминисткой (или оголтелым боговером) в том, что последние не говорят, что смеяться нельзя вовсе, а полагают, будто смеяться «можно не надо всем». Точнее, можно смеяться только над тем, над чем разрешат нам смеяться они. Скажем, над писсуарами в виде женского рта – смеяться «нельзя». Над «святым» смеяться «нельзя». Над смертью смеяться «нельзя». Над Иисусом смеяться «нельзя». Над Вождем смеяться нельзя…

Известная российская журналистка Наталья Радулова, которую я имел честь качественно простебать за феминистический уклон в книге «Конец феминизма», однажды на полном серьезе заявила, что анекдоты про блондинок и женскую тупость – сексистские, и от них веет духом мужского шовинизма. То есть их рассказывать как бы «нельзя», поскольку неполиткорректно. И в приличном («цивилизованном») обществе за них можно повестку в суд получить. По аналогии мы теперь должны будем назвать расистскими русские анекдоты про эстонцев и чукчей, английские про шотландцев, болгарские про габровцев, одесские про Рабиновичей. Потому что над национальными и религиозными чувствами издеваться тоже нельзя... А разве можно издеваться над чувствами любящих людей и рассказывать анекдоты про супружескую измену? Вдруг это больно ранит романтически настроенных молодоженов и даст плохой пример детям! Чему вы учите подрастающее поколение? Как изменять, как предавать родного человека!?. Нельзя также смеяться над родственными чувствами и рассказывать анекдоты про тещу, поскольку есть масса порядочных людей, которые искренне уважают мать своей жены… А разве можно рассказывать уничижительные анекдоты о селянах или о военных? Ведь селяне трудятся, не покладая рук, а военные защищают нас, не щадя живота!.. Разве допустимо рассказывать анекдоты об алкоголиках, ведь услышанное может больно царапнуть те семьи – реальных, живых людей! – жен, детей, которые от мужа-алкоголика пострадали!.. Разве можно рассказывать анекдоты о рабочих – вышучивать честных тружеников, которые встают в шесть утра и идут корячиться!.. Разве можно рассказывать анекдоты хоть о ком-нибудь, не рискуя потенциально обидеть хоть кого-нибудь?..


Ильф и Петров оправдывались перед тупым политическим наездом, защищая смех и юмор аналогичными – политическими – аргументами: они апеллировали к сатире, которая поможет нам строить новое общество и будет бичевать недостатки, бла-бла-бла… Между тем смех не нуждается в оправдании! Юмор самоценен. Люди шутят не для того, чтобы унизить негров, бога или женщин. А для того, чтобы испытать положительные эмоции.
Сразу анекдот в тему…
– Как отвлечь шестерых негров от изнасилования белой блондинки?
– ??
– Бросить им баскетбольный мяч!..

Это анекдот про негров. Который упаси вас боже рассказывать в приличном либеральном обществе Америки. А анекдот про Сталина или про блондинок, я думаю, каждый может вспомнить сам…
Ну что? Будем с серьезным лицом шить юмору политику или просто улыбнемся?

Говорят, сразу после революции в России был случай, когда ЧК бросила в тюрьму деда, который плюнул на портрет Ленина. И, якобы, когда об этом узнал Ленин, он рассердился и сказал, что «за портрет сажать нельзя»… Для людей современных это совершенно очевидно: за портрет сажать нельзя.
А если современных политкорректных людей спросить по-другому: можно ли сажать за оскорбление или высмеивание (то есть принижение) самого святого, что есть у людей – бога, родины, матери, деток, вождя?..  Ответ на этот вопрос уже не так очевиден.

Художник Авдей Тер-Оганьян был вынужден эмигрировать из современной России: боговеры затравили его судебными преследованиями за то, что он порубил топором «портрет бога» – икону. Такое бывало и ранее. Назовите шутку поруганием святынь. Нагоняйте побольше пафоса и повышайте голос, а в голос добавьте несколько капель гнева и слегка нахмурьте брови, как бы невыносимо страдая за общее дело. Порепетируйте перед зеркалом…

Теперь несколько контрольных вопросов для усвоения пройденного:
– Чем отличается оскорбление «всех женщин» или «всех мусульман» от оскорбления «всего пролетариата» или «всей нации»? Иными словами, чем отличаются радикальный феминизм от радикального исламизма и фашизма?
– Если можно подать на гражданина в суд за оскорбление такой абстракции, как «все женщины» или «все правоверные», то что может помешать подать на него в суд за оскорбление конкретного человека – Вождя нации, Фюрера, в портрет коего завернули селедку или о коем рассказали анекдот? Это ведь еще логичнее: абстракции не больно, а вот конкретному человеку – например, Сталину или Путину, в принципе, может быть и больно, и обидно.
– Совершил ли хозяин туалета политическую ошибку, за которую его нужно примерно наказать или он имел целью повысить прикольность своего сортира и совершенно не имел целью «формирование в обществе уничижительного образа женщины-матери»?
– Как вы полагаете, не адекватнее ли в индивидуалистическом (а не тоталитарном) по своей природе постиндустриальном обществе, решать «политические» вопросы так: «Это моя газета, я ее купил, хочу и заворачиваю селедку! Не нравится – не заворачивайте в свою!»

Или: «Этой мой фаянс, и я, как художник, хочу и делаю из него писсуар в виде рта… А я, как хозяин сортира, покупаю тот товар, который мне люб. И писаю в свой фаянсовый писсуар. И другим разрешаю. Потому что он мой. Не нравится – сделайте себе другой и писайте туда всем своим феминистическим кагалом. Если попадете, конечно...»

Однако успокоить феминистический кагал не так-то просто!
– А вы просто представьте, что в виде писсуара изображен не абстрактный рот, а знакомая вам женщина, например, ваша мама или сестра, – юродствуют, припрыгивая, феминистки и социалисты на разных сайтах.
– А вы просто представьте, – ответим мы этим умственно недостаточным людям, – что производитель резиновых кукол для секс-шопа сделал куклу в виде вашей матери или сестры! Купил ее и использует! Маму!.. Вашу!.. Резиновую!.. Да запретить надо к чертовой матери производство резиновых женщин! Потому что они оскорбляют «весь женский род»!
Правильно?..

В Австрии борцы за идеи равноправия заставили владельца сортира демонтировать неправильные писсуары работы неизвестного художника. Несколько сотен лет тому назад борцы за религиозные идеи заставили другого художника – Боттичелли – бросать свои неправильные работы в костер. А при Гитлере борцы за идеи великой нации сжигали неправильные книги разных авторов. Видите какую-то разницу в подходах? Идеология на марше!

…Примерно в то же самое время, когда европейские борцы за права писсуаров (чтоб тем в рот не мочились) бились, не жалея ума, за свои идеи, российские феминистки и патриотки затеяли интернет-обсуждалово иностранной рекламы джинсов. Чем же им реклама не угодила? А тем, что на ней были изображены русские матрешки. Только не деревянные, а надувные – с призывно приоткрытым ртом, как у кукол из секс-шопа. Причем в ряду матрешек одна была, видимо, «затрахана» до такой степени, что аж наполовину сдулась. А рядом с матрешками лежал крутой парень в рекламируемых джинсах.

«Оскорбление национального символа и русской женщины!» – такой диагноз был поставлен фемино-патриотками этой рекламе. Уловили ход бабской мысли? Матрешки – символ России. Они принижены сходством с секс-куклой (тем, что рот приоткрыт и что надутые). И получается, что затрахали символ нашей родины! А поскольку матрешка женского рода, то и всех женщин России.
Так, путем глубокомысленных сопоставлений, шьется политика…
Заметьте, шитье дела всегда сопровождается некими незаметными натяжками. Например, в этом случае неявно постулируется монопольное право России на образ матрешки. Как они посмели использовать наш образ в своих, неприятных нам целях?!.. Точно также христиане, протестующие против «оскорбления» Христа и мусульмане, протестующие против «оскорбления» пророка, неявно постулируют свое монопольное право на использование образов того и другого. И если эти образы были использованы не так, как хотелось бы правообладателям… Горе «пиратам»!
Однако общекультурные образы не принадлежат корпорациям, народам и конфессиям, они в равной степени принадлежат всем. Так же, как образ колеса не принадлежит изобретателю колеса. И этими образами может пользоваться кто угодно – художник для рисования карикатуры, писатель, рекламщик или фабрикант, выпустивший конфетки «Иисус». Нет ни у кого монополии на бога.

Это мало кто понимает. Оттого в голове у людей образуется страшная каша. Оттого российские судьи на процессе против сахаровского центра, открыв рты, слушали туманные рассуждения православных «экспертов» про то, что вся русская культура является христианской, и что художники нанесли ей непоправимый ущерб, оскорбив образы православия в глазах погромщиков, бла-бла-бла... Когда в голове ничего нет, кто угодно может насыпать в нее мусора.

Александр НИКОНОВ,

отрывок из книги «СВОБОДА ОТ РАВЕНСТВА И БРАТСТВА. Моральный кодекс строителя капитализма.»
Публикуется с разрешения автора.


0.24158000946045