17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
Архив материалов
 
Ложная парадигма на руку врагам

Если внимательно изучить критику «реформ», то обнаружится, что практически все аргументы основываются на следующей системе аксиом:

1. Советский строй накануне Перестройки (1985 год)  нуждался в изменениях, но совершенно не было никакой необходимости уничтожать социализм.

2. Команда либеральных реформаторов, состоявщая из некомпетентных, догматичных и неопытных людей, фанатично преклонявшихся перед Западом и не разбиравшихся в реалиях нашей страны, совершили массу грубейших ошибок, которые привели к экономической, социальной и политической катастрофе.

Данная парадигма (система взглядов и методов обработки информации) является абсолютно доминирующей в лево-патриотической публицистике и не меняется вот уже без малого двадцать лет. В целом ряде статей («Модель краха СССР», «Когда оппозиция поумнеет», «Истинные цели российской элиты») я неоднократно  говорил о том, что представления оппозиции о власти «демократов» совершенно не соответствуют действительности, критика «реформ» неадекватна реальности и даже выгодна власти. Сейчас вернуться к данной теме меня заставила статья Р. Вахитова - авторитетного и широко известного в лево-патриотических кругах публициста. Дело в том, что его статья «Почему капиталистический эксперимент не привел к модернизации»

(http://www.contr-tv.ru/common/2448/)

написана в строгом соответствии с вышеизложенной парадигмой и повторяет стандартный набор мифов о власти «реформаторов».  Я давно знаю Вахитова лично и сомнений в его искренности у меня нет. Статья, что называется, написана от чистого сердца и это усиливает её воздействие на читателей.  Вахитов льет бальзам на измученную душу патриотов, затравленных издевательской вражеской пропагандой. Но самообман, смягчающий невыносимый стресс, если и был оправдан, то лишь в начале 90-х, а сейчас оппозиция нуждается в лекарстве, сколь горьким бы оно ни было. Поэтому в этой статье я буду критиковать не «реформы», а её критиков.

Вахитов пишет, что «Сегодня на шестнадцатом году либеральных реформ, если считать с 1991 года (если считать со времен перестройки - то на двадцать втором) кажется, всем непредвзятым наблюдателям ясно, что эксперимент по приживлению в России капитализма западного типа, по большому счету, не удался.»

То есть утверждается, что реформаторы решили провести в России капиталистический эксперимент, но он не удался. Ниже Вахитов объясняет, почему результаты эксперимента он считает провальными – произошла деиндустриализация, социальная катастрофа, Россия теряет суверенитет, умирает вместе с коренным населением и  т.п. Оценка, зависит от критериев. Действительно, результаты «реформ» ужасны, если считать, что власть хотела привести к страну к процветанию, используя методы, заимствованные на западе. Но что если цели власти были прямо противоположны? Тогда получается, что «эксперимент» увенчался блестящим успехом. Представьте себе, что вам попался отчет об эффективности фашистских концлагерей, в котором написано: «…эксперимент с концлагерями закончился провалом, заключенные умирают миллионами, крематории полны трупов, в бараках свирепствуют болезни». Театр абсурда, не правда ли? Концлагерь –это не курорт и не санаторий, в котором отдыхают и отъедаются, а фабрика смерти, критерием успешности которой как раз и является количество уничтоженных.  С точки зрения парадигмы, изложенной в начале статьи, результаты реформ плачевны, но, что если сама парадигма не верна, а, значит, не верны и критерии оценки деятельности реформаторов?

Я предлагаю принципиально иной подход:

1. Советская властвующая элита, решила из управленцев государственной собственностью, стать её полновластными частными собственниками.

2. Социализм – строй, в котором частная собственность на средства производства запрещена. Противоречие между интересами элиты и существовавшим строем власть устранил путем уничтожения социализма «сверху», после чего провела приватизацию в свою пользу.

Каковы же интересы властвующей элиты в настоящее время? Да очень простые:

-Выжать из России максимум средств;
-Перевести полученные средства зарубеж;
-Эмигрировать.

Как видим, все факты, которые Вахитов использует для доказательства своей точки зрения, в рамках другой парадигмы увязываются в непротиворечивую систему, но совсем с другими выводами. Да, произошла деидустриализация, а с чего вы решили, что власть вообще хотела развивать промышленность? Это сложно, долго и чревато конфронтацией с Западом. Мародеру гораздо проще разграбить колоссальное советское наследство – что и делается. Да, вымирает население, а с чего вы решили, что власть будет о народе заботиться? Чем меньше в России людей, тем меньше потребителей энергоресурсов, тем больше можно продать зарубеж. 
Ясное дело, что реализация подобной программы несовместима с жизнью большинства населения России, и неудивительно, что властвующая элита прикладывает колоссальные усилия для сокрытия своих целей. По этой причине целый ворох профессиональных болтунов годами не слезают с экрана, по этой причине власть проводит целенаправленную политику дебилизации народа, снижению его образовательного и культурного уровня, по этой причине политические партии и движения, пытающиеся этому противостоять, нашпиговываются провокаторами, а их лидеры берутся Кремлем под контроль. Оппозиционные публицисты криком кричат об уничтожении советской школы и науки. Им кажется, что «либералы»   по своей глупости  и догматичности просто не понимают, насколько эффективной была дореформенная школа. Им кажется, что до «демократов» можно достучаться, объяснив им преимущества советского типа преподавания. Напрасные надежды! Власть всё прекрасно понимает и бьёт исключительно точно и осознанно. Советская школа уничтожается как раз потому, что она доказала свою эффективность в деле повышения уровня развития народа.  Стадом же управлять легко.
Вахитов вспоминает прогноз Пияшевой начала 90-х, мол, ошиблась дама-демократка, говорила о превращении России в Германию, Голландию и США одновременно, а в реальности вместо расцвета экономики мы получили очевидный упадок.  Не только Вахитов, но и многие другие оппозиционные публицисты годами высмеивают персонажей «демократического пантеона» - Гайдара, Пияшеву, Попова, Явлинского и многих других - мол, западники-дурачки, вульгарные марксисты, неопытные фантазеры.

Но кто такая Пияшева? Какой государственный пост она занимала? Какой вес она имела в принятии решений? Да никакого, осуществляла шумовое прикрытие Большого Хапка, не более.

Кто такой Гайдар? Ему даже не позволили стать полноценным премьер-министром, так и промыкался с приставкой «и.о.» несколько месяцев, а потом его выпихнули взашей на всеобщее посмешище.

Явлинский. Сразу вспоминается программа «500 дней». Каков  фантазер, придумал за полтора года огромную страну перестроить! Ха-ха-ха, что взять с интеллигенции, ничего не понимает, народа не знает, реальной жизни не нюхала. Вот на таком уровне обычно его и обсуждают. Ну и что дальше? Двадцать лет Явлинский занимается тем, что мелькает на экране, участвуя в дебатах - не более. Реальной власти после 1992 года не имел. Из «младореформаторов»  на вершине сохраняется «непотопляемый» Чубайс, однако главное его «достижение» как реформатора – проведение приватизации, на самом деле проведено при Черномырдине и без его премьерской «визы» было невозможно.

Между тем от взора лево-патриотических критиков ускользает реальная работа по уничтожению социализма и реальные фигуры, занимавшиеся этой работой. Первые важные изменения в советском законодательстве, перекроившие систему, были приняты  на высшем государственном уровне еще в 1986-87 году.  Настоящие политические глыбы периода «реформ»– Геращенко, Алиев, Яковлев, Шеварднадзе и другие влиятельные лица проводили антисоветские реформы совершенно осознанно, поскольку обладали колоссальным опытом государственного управления, ведения экономической и политической деятельности. Так называемое горбачевское «новое мышление», означавшее последовательную сдачу интересов Советского Союза начиналось еще в то время, когда председателем Президиума Верховного Совета СССР был крупнейший советский дипломат еще сталинской закалки - Громыко. Он занимал пост Министра иностранных дел Советского Союза почти тридцать лет – с 1957 по 1985 год, то есть в течение всей Холодной войны и был известен своей жесткой позицией в деле защиты интересов страны как супердержавы. Да и сам Горбачев стал членом Политбюро задолго до 1985 года. Допустим, Горбачев - действительно такой ничтожный дурачок, как его изображают оппозиционеры. Но ведь тогда кто-то должен был поднять дурачка на самый верх. Значит, он очень понадобился кому-то влиятельному.  

Реформаторы вроде Гайдара и не скрывают, что выработку мер по реформированию социализма они начинали под контролем и даже при поддержке руководства КПСС еще в те времена, когда само слово «Перестройка» не было никому известно. Если вы прочитаете интервью Гайдара по адресу http://www.polit.ru/analytics/2006/09/06/gaidar.html то узнаете очень много интересного. Вот характерные откровения:

«В начале 80-х я работал во Всесоюзном научно-исследовательском Институте системных исследований, который подчинялся Академии наук и Государственному Комитету по науке и технике. Возглавлял институт академик Джармен Михайлович Гвишиани, зять премьер-министра СССР Алексея Николаевича Косыгина. Одновременно он был заместителем председателя Государственного комитета по науке и технике, отвечал за международные связи.

…. В это время (1984 год) была создана Комиссия Политбюро по совершенствованию управлением народным хозяйством. Формально руководил ей председатель Совета Министров Тихонов. Ее реальным мотором был секретарь ЦК КПСС по экономике, впоследствии Председатель Совета Министров Николай Рыжков. Для части партийного руководства это был способ выпустить пар, для другой части – надежда сформировать программу, которую можно будет воплотить в жизнь, если они придут к власти. Позиция Тихонова была первой, позиция Рыжкова – второй.  Комиссия имела две секции. Первая включала в себя ключевых заместителей министров экономического блока, вторая – руководителей ведущих экономических институтов. Вторая секция называлась «научная». Ее возглавлял директор нашего института – Джармен Гвишиани.

... Комиссия готовила много документов, большую часть которых писали мы. Именно поэтому я имел возможность направить в Ленинград письмо от имени заместителя руководителя научной секции комиссии Политбюро с просьбой не отказать в привлечении таких-то ленинградских ученых к работе. Слово «Политбюро» тогда открывало почти все двери.»

«Ленинградскими учеными» Гайдар называет людей из кружка Чубайса, проводившего семинары на экономические темы еще в начале 80-х под прикрытием совета молодых ученых Ленинградского Инженерно-экономического института. В связи с чем, очень интересная следующая проговорка:

«В Питере ситуация был другая. Там был жесткий идеологический пресс. Любые обсуждения экономической проблематики Советского Союза находились под наблюдением партийных органов и КГБ. Тем не менее, там сложился кружок экономистов, которым было интересно обсуждать ключевые экономические проблемы СССР.»

То есть, несмотря на КГБ и наблюдение партийных органов  кружок экономистов-реформаторов всё-таки сложился. Как такое может быть? Вариант №1: горстка молодежи сумела обмануть КГБ и партийные органы, исключается по очевидным причинам. Вариант №2 – партийные органы и КГБ – то есть властвующая элита СССР - это истинный заказчик реформ, принимается, как гораздо более адекватный. Таким образом, называть поколение «младореформаторов» архитекторами реформ, как это делает Вахитов, значит уводить внимание людей от главных врагов большинства населения и от настоящих причин катастрофы. Кстати, Вахитов вскользь упомянул, что в России «…появились свои брокеры, банкиры, бизнесмены, вышедшие в основном из партийной и комсомольской номенклатуры», однако не стал дальше развивать тему социального происхождения нынешних хозяев жизни, и зря - ведь она ключевая для понимания процессов, идущих в России.

Далее Вахитов предупреждает, что «судя про темпам этой деградации не приходится сомневаться в том, что через сто лет господства буржуазии в России наша страна не только не вырвется в число наиболее промышленно развитых стран, но и окончательно превратится в вымирающую периферию глобального капитализма.»

Следование ошибочной парадигме снова подводит Вахитова, и в результате он делает совершенно необоснованный вывод о том, что у России есть сто лет.  Это крайняя степень оптимизма. У нашей страны нет столько времени. Мы имеем дело не с группкой наивных западников и по совместительству вульгарных марксистов, а с организованной стаей хищников-паразитов, которые выжмут из страны всё, что смогут, за куда более короткий срок, и Россия гораздо раньше «окончательно превратится в вымирающую периферию глобального капитализма».
Далее, Вахитов ставит вопрос о причинах провала капиталистического эксперимента. В рамках моего подхода ответ тривиален – потому что никто и не ставил целью превратить Россию в государство, с развитой рыночной экономикой, а у власти находятся мародеры. Вахитову же приходится городить огород из совершенно лишних, противоречивых и ошибочных рассуждений. Так, он утверждает, что приватизация не могла привести к промышленному подъему, поскольку  для капитализма необходим рынок труда, а он мог возникнуть только за счет банкротства и закрытия гос.предприятий:

«Чтобы заработал один завод, находящийся в частной собственности, нужно, чтобы обанкротились несколько государственных заводов.  Причем, в числе  предприятий, приносимых в жертву Молоху российской приватизации, оказываются самые передовые, наукоемкие производства, флагманы индустрии, от которых зависит обороноспособность страны.»

Вот здесь Вахитов, сам того не замечая, опровергает сам себя и подтверждает верность моего подхода. Допустим, для успешной работы одного частного завода, необходимо обанкротить несколько гос. заводов (хотя этот тезис надо очень серьезно доказывать), но откуда следует, что это должны быть именно флагманы отечественного производства? Почему самый страшный удар пришелся по наиболее наукоемким и потенциально наиболее прибыльным отраслям бывшего советского хозяйства? Ну допустим, решили «младореформаторы» создать успешного частного собственника путём банкротства ряда гос.предприятий, ну и обанкротили бы завод «красный лапоть» и тому подобные советские заводы, чью продукцию потребитель не желал покупать еще задолго до распада СССР. Вместо нескольких заводов, производивших магнитофоны, стабильно «жующие» пленку (помните такое?), никуда не годные телевизоры и проч., появился бы один, но на уровне лучших мировых стандартов. Вместо нескольких автомобильных заводов открылся бы один, но такой, что его машины  отличались высоким качеством и удобством. Заметьте, я разбираю здесь логику Вахитова, сам же я вовсе не считаю, что так надо было делать. Вопрос с приватизацией недр в рамках парадигмы Вахитова вообще неразрешим. Экспорт сырья давал стабильный и значительный доход бюджету, эти деньги понадобились бы «либералам» для проведения реформ, например, для льготного кредитования малого бизнеса, проведения переподготовки кадров с целью ускоренного перевода страны на рыночные рельсы, оплаты услуг западных консультантов, наконец – ведь в преклонении перед западом их так часто обвиняет оппозиция. Кроме того, реформаторы знали, что «шоковая терапия» породит миллионы обездоленных людей, а значит, могут потребоваться крупные суммы денег, чтобы сбить волну протестов. Наконец, любой правитель, не являющийся  мародером, прекрасно понимает необходимость финансирования армии, полиции, науки и образования. На всё это у «либералов» было бы достаточно средств, сохрани они государственный контроль хотя бы над экспортом сырья. Но вместо этого сверхприбыльные месторождения полезных ископаемых оказались в частных руках и начались перманентные бюджетные проблемы, бесконечные забастовки, митинги «новых нищих» и т.д. Всё это в очередной раз говорит о том, что вместо реформ был «Большой Хапок», а потом последует «Большой Кидок». И дело вовсе не в том, что реформаторы слепо копировали западный опыт и управляли страной по западным книжкам. Ничего подобного. Ни один серьезный американский или европейский экономист не говорил, что прибыльные предприятия и месторождения полезных ископаемых нужно раздать за бесценок бандитам и подставным лицам. Ни один серьезный американский или европейский экономист не говорил, что для торжества реформ нужно оставить без денег науку и образование, вышвырнув зарубеж докторов наук или превратив их в торговцем турецким тряпьём.  Мало того, реформы, аналогичные российским, были отнюдь не первыми в истории. Когда началась отечественная «шоковая терапия», уже было известно, к чему подобные меры привели в Польше, а до этого в Аргентине и ряде других стран. Так что даже невежеством никак нельзя объяснить провалы реформаторов. Значит, это не провалы вовсе, а так и было задумано. И Вахитов всё-таки чувствует это, хотя и гонит от себя эту мысль.  Он допускает, что «возможно, среди реформаторов были люди, намерено ведущие дело к разрушению России-СССР». Намеренность действий явно прослеживается, в действиях «демократов», но не отдельных, а всех, имеющих реальную власть.

Свою статью Вахитов заканчивает следующим ошибочным выводом:


«Сама история – с Петра Великого до Сталина – показала, что в России модернизацию возможно производить лишь  под руководством государства: российская модернизация в силу специфики  наших условий -  не капиталистическая, как на Западе, а этатистская.  Пожалуй, это главный урок, который мы должны вынести из осознания неудачи либерального эксперимента в России рубежа XX и XXI веков.»

А я закончу своим: история нашей страны показала, чем заканчиваются эксперименты по созданию общества, в котором запрещена частная собственность. Руководители такого общества, в конце концов, приходят к выводу, что быть управленцем государственной собственности, конечно, хорошо, но быть полновластным собственником – гораздо лучше. Властвующая элита такого общества постарается разрушить строй и провести приватизацию государственных богатств в свою пользу. Для прикрытия свой политики властвующая элита пойдет на что угодно, вплоть до физической расправы над политическими оппонентами. Плачевно закончился социалистический эксперимент, а капиталистического так и не было.


0.30557298660278