21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Оборонный заказ: камень на шее?

Самые крупные прибыли, которые ушедшее в отставку правительство Михаила Фрадкова посулило в прошлом оборонно-промышленному комплексу страны, могут обернуться для него самыми крупными убытками, если, конечно, правительство не изменит своего отношения к предприятиям ОПК, выполняющим государственные заказы. Не надо к гадалке ходить, чтобы узнать, чем «дело кончится» с крупнейшими из этих ГОЗов – ремонтом и модернизацией авианосца Vikramaditya (в российском ВМФ он известен как «Адмирал Горшков») для ВМС Индии, строительством уже для нашего Военно-морского флота головного в серии ракетного подводного крейсера стратегического назначения (РПК СН) проекта «Борей», многоцелевой атомной подводной лодки (АПЛ) проекта «Ясень», а также серийных ракетоносцев.

Почему данные проекты приносят убытки? Попытаемся ответить на этот актуальный вопрос. Ведь проблема затрагивает всю оборонку.

ЦЕНЫ ВЧЕРАШНЕГО ДНЯ

Современным российским экономистам, пожалуй, не лишним будет изучить принцип обработки туш на бойнях «Свифт и компания». Именно его без малого сто лет назад Генри Форд использовал при изготовлении своего автомобиля марки «Т». К 1924 году половина всех легковых машин в мире относилась к этой поистине «народной» марке. Ее успех обеспечила низкая стоимость: цена на фордовские авто снизилась с 850 до 290 долларов, что было достигнуто благодаря массовости производства.

В Германии с начала Второй мировой войны на конвейер поставили подводные лодки. К концу 1940 года число выпускаемых каждый месяц субмарин возросло с двух до шести. А к 1942 году со стапелей сходило уже 20 ПЛ ежемесячно!

После войны немецкую технологию конвейерного строительства подводных лодок освоили в Советском Союзе. В годы наивысшего экономического подъема в СССР в конце 70-х – начале 80-х годов прошлого века промышленность сдавала ежегодно до шести подводных стратегических ракетоносцев, столько же атомных многоцелевых субмарин и еще десятки дизель-электрических ПЛ.

Сегодня на стапелях страны уже 11-й год строят головные РПК СН «Юрий Долгорукий» и 14-й год – АПЛ «Северодвинск». В отличие от серийной продукции головные атомоходы потребовали огромных затрат на подготовку и техническое перевооружение не только генерального подрядчика ФГУП «Производственное объединение «Северное машиностроительное предприятие» («Севмаш»), но и заводов-субподрядчиков судостроительной кооперации. За прошедшие годы цены на материалы и комплектующие для этих кораблей неоднократно поднимались. Особенно «злоупотребляют моментом» акционерные предприятия. Цены на их продукцию не регулируются государством и даже не регистрируются госзаказчиком и Федеральной службой по тарифам (ФСТ) России. Вдобавок многие поставщики пользуются своим монопольным положением...

Стоимость любого корабля к концу строительства или ремонта, увы, всегда оказывается выше первоначальной. Ее рост провоцируют индексация, неучтенные работы, затраты на приобретение дополнительного оборудования и несение дежурно-вахтенной службы на корабле в связи с увеличением срока работ, обучение сдаточной команды, материально-техническое обеспечение швартовых, заводских, ходовых, государственных и приемо-сдаточных испытаний, гарантийное обслуживание, продление гарантийных обязательств оборудования и выплаты по лицензионным договорам. Однако в Минобороны не хотят замечать экономических условий и причин удорожания конечной продукции. Более того, военное ведомство отказывается соблюдать тот порядок формирования, согласования и регистрации цен, который определен инструкцией и приказом Минэкономики и Минпромэнерго. У МО один аргумент: затраты на строительство кораблей не должны превышать сумм, предусмотренных в Государственной программе вооружения на период до 2015 года (ГПВ-2015).

Но текущие цены ГПВ-2015 – это цены вчерашнего дня. Ведь они определены методом индексации ранее зарегистрированных. Это дает ошибку в 1–1,5 года. К этому надо добавить «погрешность» еще в 1 год, потому что программа вооружений не учитывает временной интервал между началом формирования цен на новый заказ Минобороны и моментом их регистрации в ФСТ России. Летом 2005 года Счетная палата РФ поставила под сомнение: хватит ли запланированных ГПВ-2015 средств на обновление морских стратегических ядерных сил (МСЯС)? Но к мнению аудиторов никто не прислушался. В результате разрыв между запланированной и реальной стоимостью морской составляющей по некоторым просочившимся в СМИ сведениям, уже превышает 10 млрд. рублей и продолжает расти.

ДЕШЕВЛЕ – ТОЛЬКО ДАРОМ

Минобороны не может не признавать факта ежегодной инфляции. Однако военные согласны индексировать неоплаченную часть гособоронзаказа только по тем дефляторам, которые сами же и устанавливают, игнорируя рекомендации Минфина и Минэкономразвития, то есть по заниженным дефляторам. Дело осложняется еще и тем, что военное ведомство оплачивает оборонный заказ, что называется, по факту и вместе с тем отказывается включать в себестоимость готовой продукции расходы на банковские проценты по кредитам, которые приходится брать на опережающее целевое финансирование.

Получается каша из топора: вы нам постройте и отремонтируйте корабли без денег, а потом мы вам заплатим по ценам 5–10-летней давности. Дешевле может быть только даром. Может быть, именно поэтому у нас корабли строят десятилетиями, а попавшие в ремонт в конце концов пускают «на иголки»? Такая бесславная участь, вероятнее всего, ожидает тяжелый атомный ракетный крейсер «Адмирал Нахимов». По оценке технического управления Северного флота, на его ремонт требовалось три-четыре года. Но из-за отсутствия средств корабль уже шесть лет стоит у причала «Севмаша» в Северодвинске.

Из четырех тяжелых атомных ракетных крейсеров этого проекта и вообще такого класса у России остался только один «Петр Великий». Два других ждут утилизации. Видимо, мы очень богаты, коль не дорожим тем, что создано не нами.

Сергей Иванов, еще будучи министром обороны, на брифинге в Архангельске в июле 2006 года заявил журналистам, что ремонт «Адмирала Нахимова» будет профинансирован. Гарантией того, что крейсер не постигнет судьба других аналогичных кораблей, является его включение в ГПВ-2015. Однако воз и ныне там… «Нахимов» стоит у причала. Его содержание, за исключением видов довольствия личного состава, полностью лежит на плечах завода. А это нужно предприятию? И уж тем более не нужно рабочим, которые за выполнение гособоронзаказа получают копейки. Ведь приказом главкома ВМФ от 28 апреля 2003 года предельный размер средств на зарплату на судостроительных и судоремонтных заводах устанавливается, исходя из сложившейся средней зарплаты в регионе на аналогичных предприятиях. В Архангельской области ее размер в судостроительной отрасли весной 2007 года составил чуть более 15 тыс. рублей – со всеми полагающимися северными надбавками – полуторный оклад плюс 80% «полярки». А, например, в Санкт-Петербурге на «Адмиралтейских верфях» в это же время рабочие получали в среднем более 21 тыс. рублей – без полуторного оклада и «полярок». Сравните, где выгоднее жить и трудиться, не вспоминая уже о зарплате московских водителей общественного транспорта, которая перевалила за 30 тыс. рублей.

Государство в лице военного ведомства экономит не только на зарплате работников оборонного комплекса, создающих средства ядерного сдерживания. Оно экономит и на самой безопасности страны. По приблизительным оценкам аналитиков, в судостроительной отрасли за последние два года дефицит общего финансирования по крупнейшим оборонным заказам составил примерно 25%, а по отдельным заказам – вырос до 40%.

Первый «звонок», свидетельствующий о неблагополучной ситуации в судостроительной отрасли, прозвенел, когда разразился скандал, связанный со срывом контракта на ремонт и модернизацию авианосца Vikramaditya (см. «НВО» № 26, 2007 «Кое-какая сила есть... Но для авианосца еще недостаточно»). За несоблюдение сроков контракта своей должностью поплатился генеральный директор «Севмаша» Владимир Пастухов. Но как соблюсти эти сроки и вообще модернизировать авианосец без денег? Для сравнения: Newport News Shipbuilding and Drydock Company (США) выполнила аналогичные работы на авианосце «Энтерпрайз» за 3,1 млрд. долларов, а «Севмашу» поставили задачу модернизировать «Горшков» за 0,6 млрд. долларов. Как платят, так и работаем…

Игнорирование законов ценообразования на продукцию военного назначения в условиях рыночной экономики имеет ряд негативных последствий для оборонных предприятий и для судостроительной отрасли в целом. Политика госзаказчика приводит к тому, что заводы, работающие на государство, остаются без оборотных средств и средств на развитие производства. Более того, расходы на комплектующие могут в конце концов превысить себестоимость строительства нового корабля или ремонта старого, как это происходит с выполнением контракта по ремонту и модернизации авианосца Vikramaditya. Положение с этим инозаказом усугубило еще и снижение курса американского доллара. С 2003 года, когда был подписан контракт на ремонт и модернизацию, доллар «подешевел» на 18%. Простые расчеты показывают, что увеличение сроков работ более чем на три года приводит к росту стоимости ремонта примерно на 380 млн. долларов.

Логика подсказывает, что без государственной поддержки оборонным предприятиям в Северодвинске не хватит средств на выполнение этого важного для России инозаказа, а также заказов российского военного ведомства. Это было известно давно. Не случайно еще десять лет назад ее формы были определены указом президента РФ. Однако от деклараций до реальных дел – «дистанция огромного размера».

КАК «ПОДДЕРЖИВАЮТ» ОПК

Оборонные предприятия не просят денег у правительства. Они могут и сами их заработать. Только дайте им эту самую работу. Указом президента РФ в 1996 году Государственный российский центр атомного судостроения в Северодвинске был определен в качестве генерального подрядчика по строительству морских нефте- и газодобывающих платформ для освоения месторождений углеводородов на континентальном шельфе Арктики. Тем же указом правительству РФ поручалось совместно с Центральным банком РФ «обеспечить принятие мер по своевременному финансированию организаций г. Северодвинска». Сегодня же, как оказалось, этот документ для многих – «не указ». Иначе как объяснить, что в тендере по выбору генподрядчика на возведение двух платформ для освоения Штокмановского месторождения, объявленный «Газпромом», победило ОАО «Выборгский судостроительный завод».

Конкурсная комиссия проголосовала за кандидатуру Выборгского завода почти единогласно. Но, по оценкам специалистов, такое единодушие едва ли вызвано надежностью потенциального генподрядчика. Крупных заказов он не получал уже десять лет. В комментариях многие обозреватели поспешили заявить, что Выборгский судостроительный завод гораздо ближе находится к Штокмановскому месторождению, чем корейское предприятие, предложенное партнером «Газпрома» французской компанией Total.

Думается, излишне ниткой мерить глобус и доказывать, что Выборг или Корея находятся куда дальше от «Штокмана», чем Северодвинск и расположенная здесь крупнейшая в нашей стране судоверфь «Севмаш», которая уже имеет опыт строительства нефтедобывающих платформ. Речь идет о морской ледостойкой стационарной платформе «Приразломная» и морской полупогружной буровой платформе Moss CS-50. Последняя в сентябре передана заказчику – норвежской компании Moss Maritime AS. Ее президент Пер Герберт Кристенсен в беседе с корреспондентом «НВО» дал высокую оценку работе корабелов «Севмаша» и выразил желание заказать им строительство аналогичных платформ. Кстати, вторая уже собирается на стапеле «Севмаша».

Еще один способ реальной поддержки отечественного производителя – это поручить ему выполнение инозаказа. В Минобороны поступило письмо Виктора Христенко, в котором руководитель Минпромэнерго просит поддержать предложение своего ведомства о строительстве на «Севмаше» двух дизель-электрических подводных лодок для одной из заокеанских стран.

Вопрос находится в стадии решения. Передача заказа северодвинским корабелам была бы выгодна и МО, ведь часть прибыли, как это бывало уже не раз в новейшей истории Российского центра атомного судостроения, пойдет на покрытие дельты в финансировании гособоронзаказа, которая образовалась между реальной и искусственной, установленной самим же военным ведомством, стоимостью обновления МСЯС. Увы, таковы реалии сегодняшнего времени. Каждый доллар, вложенный Индией, Китаем или любой иной страной в укрепление своего военного потенциала, «работает» на Россию и ее Вооруженные силы. И ничего плохого в этом нет. Одним словом – рынок. Но по рыночным законам должно жить и военное ведомство, если оно действительно заинтересовано в сохранении обороноспособности страны.

ПОСЛЕДСТВИЯ ГОЛОДНОГО ПАЙКА

Чем оборачивается недофинансирование оборонно-промышленного комплекса страны, хорошо известно. Пагубные последствия подобной внутренней политики отражаются прежде всего на трудовых отношениях. Не секрет, что рабочие кадры перебираются из районов с неблагоприятным климатом в среднюю полосу России. По данным отчета администрации Северодвинска, в прошлом году город покинули более 2,2 тыс. человек, а приехали трудиться – 780. Миграционная убыль населения по сравнению с 2005 годом выросла. Только за первое полугодие текущего года лишь с одного «Севмаша» уволилось более 400 работников. Для выполнения производственного плана 2008–2009 годов, как сказал генеральный директор производственного объединения Николай Калистратов на церемонии подписания акта приема-передачи заказчику морской платформы MOSS CS-50, предприятие планирует набрать дополнительно 600 судовых трубопроводчиков, 1500 сборщиков корпусов и еще более 2 тыс. основных производственных рабочих. То есть квалифицированные кадры на заводе в большом дефиците. Но даже предоставляемое «Севмашем» служебное жилье сейчас уже не привлекает... Причина уже упоминалась – низкая заработная плата. Такая же картина – на всех оборонных предприятиях русского Севера.

Государство в целом выступает за поддержку оборонки. Но каждое в отдельности представляющее его ведомство не выполняет требования ни правительства РФ, ни президента России по дотированию предприятий ОПК и улучшению социально-экономических, технологических и финансовых условий их деятельности, по моральному и материальному стимулированию работников. А ведь соответствующих руководящих документов для решения этих вопросов было принято немало. Например, в 1998 году вышло постановление правительства о мерах по поддержанию и развитию сил и средств ядерного сдерживания, где одним из пунктов значится материальное стимулирование работников ОПК. Одним из видов государственной поддержки является выплата за счет средств федерального бюджета северной надбавки к основному окладу работников в размере 40% и «полярки» в размере 80%. Но эти средства из бюджета так и не поступили, хотя в постановлении правительства от 1992 года прямо указано: Минпрому России дотировать предприятиям ОПК, расположенным в Северодвинске, затраты, связанные с предоставлением льгот и включаемые в себестоимость гражданской продукции «в целях обеспечения ее конкурентоспособности в условиях рыночной экономики». Это решение осталось на бумаге, а все надбавки предприятия «отстегивают» из собственной прибыли...

Сегодня уже для всех очевидным становится положение нашего ОПК. Без государственной поддержки предприятий нельзя рассчитывать на выполнение государственной программы вооружения по развертыванию строительства серийных кораблей и подводных лодок, о чем так любят говорить адмиралы и чиновники самого высокого ранга. Сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет. Сколько ни планируй, но построить дивизию ракетоносцев и две дивизии атомных многоцелевых подводных лодок, не говоря уже о дивизии авианесущих кораблей, не удастся до 2020 года, если сегодня не вкладывать средства – и немалые – в укрепление и развитие производственной базы.

А может, нам и не нужны силы ядерного сдерживания? Тогда будет понятно, почему оборонку мы держим на голодном пайке, как образование, культуру, здравоохранение. Кто хочет, и без денег может быть культурным человеком. Здоровье в аптеке все равно не купишь. Ну а диплом – ведь это только «корочки». А знания-то – в голове. Так надо ли нам на все это тратиться?

nvo.ng.ru 


0.22158217430115