21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Михаил Леонтьев и идеология власти

Слышал, что Михаилу Леонтьеву дали делать большую программу по главному каналу, а видел и ее рекламу. Похоже, проговаривает то, что путинской власти выговаривать не с руки. Не позавидуешь ему... Впрочем, он в последнее время скурвился, и, как в таких случаях часто бывает (человеку требуется убедить самого себя, что это и на самом деле правильно), возможно, несколько и внутренне перековался и морального дискомфорта не испытывает (а может, и испытывает - что-то слишком нервный стал, на грани истерики).

В свое-то время из тех, кого пускали в большую прессу, я, кроме Максима Соколова, только его и выделял и тихо радовался, что человеку со столь симпатичными взглядами каким-то образом это удавалось. Первое время путинского правления жалко было на него смотреть: державническое бодрячество «Однако» постоянно дезавуировалось Путиным, сдававшим тогда во внешней п-ке все, что только можно. Теперь-то в этом отношении полная гармония. Но зато тогда М.Л. позволял себе антисоветские мотивы (пройтись по «23 фев.» и т.п.), а теперь пришлось принять идеологию тех, с кем связался, и полностью лечь под совок. Правда, тут меру соблюсти действительно трудно. Все-таки пока ему сочувствую. Но с темой, на которую он вещает, ситуация-то очень забавная.

Это как раз тот самый случай, когда хочется сразу нескольких вещей, которые, однако, одновременно получить никак нельзя (как у Мэн-цзы: «Я хочу рыбу, я также хочу медвежьи лапы. Но если то и другое нельзя получить одновременно, я отказываюсь от рыбы и выбираю медвежью лапу»). Субъекты, вынужденные руководствоваться внутренне противоречивой идеологией, сталкиваются с этой проблемой чаще других.

Помню забавный случай, когда на этой почве высекла сама себя политкорректность. Несколько лет назад общественность США озаботилась случаем принуждения сержантом к сожительству женщины-новобранки. Феминистские организации принялись собирать сведения об аналогичных случаях (и собрали довольно много), готовились вынести на какие-то слушания и уже предвкушалась громкая победа над «сексизмом» в общенациональном масштабе. Но тут выяснилось, что практически все принуждаемые женщины были белыми, а сержанты – неграми. Ну, а поскольку хоть женщина и выше мужчины, но негр «главнее» женщины (и расизм страшней сексизма), то пришлось быстренько заткнуться, и раздутый было пузырь лопнул.

Так и тут. Хочется воссоединить «постсоветское пространство» и снова стать «полюсом», но хочется и сохранить свою советскую сущность. А это вещи несовместные, потому что если претензии на это пространство вытекают из ностальгии по СССР, то исходя из принципов самого СССР они безнадежны: «создавшие союз» невесть откуда взявшиеся «республики» имели полное право из него выйти, что и сделали. Коль скоро коммунистическая идеология – единственное, что (согласно ей же!) оправдывало существование СССР, гикнулась, пытаться воссоединять какие-то территории, апеллируя к их бывшему пребыванию в СССР –смехотворно (если только не надеяться, что все суверении вновь обратяться к обанкротившейся «вере», что не менее смехотворно).

Признав правомерность большевистского переворота и расчленение исторической России, и ведя правопреемство не от нее, а от советского режима, власть РФ даже теоретически лишила себя возможности маневра. Когда какой-нибудь Саакашвили обвиняет ее в «двойном подходе» (почему вы удерживаете Чечню, а мы не можем Абхазию), ей действительно нечего ответить. Она не может даже сказать: нет, это у вас «двойной подход» - если Грузия может отделиться от России, то почему не может Абхазия от Грузии? Потому что по советским понятиям (от которых Путин, признавая законность существования СССР вместо России, не может отойти) Абхазия – это Грузия, но Грузия – не Россия. И сколь бы не претило здравому смыслу и исторической правде то, что Чечня и Дагестан - это «Россия», а Украина и Белоруссия - нет, тот, кто признает юридическую состоятельность советской власти, должен признать этот маразм за непреложную истину.

Поскольку же совок нынешней власти и идеологически дороже, и в плане привычных навыков управления удобнее, выбор ею всегда будет делаться в пользу советского преемства. Потому в контексте разговоров об «интеграционных процессах на постсоветском пространстве» о существовании некогда Российской империи (прав коей на эти территории при ее существовании никто не оспаривал) путинская официя никогда не заикается. А неудовлетвореные и стыдливые территориальные амбиции приходится компенсировать Леонтьевым.

 

С.В. Волков


0.1800229549408