21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Ленин забыл, что он немецкий шпион

Как известно, радостное известие о Февральской революции застала Владимира Ильича Ленина в далекой Швейцарии. Гениальный политик и будущий вождь мирового пролетариата узнал о ней из свежих газет. Потому, что ни он, ни его товарищи в организации этой революции не приняли никакого участия. Забавно, что Ленин не только не предвидел такого развития событий, но наоборот искренне считал, что никакой революции в ближайшие лет 20 уж точно не будет. За полтора месяца до Февраля, 9-го января 1917 года  делая  «Доклад о революции 1905 года» он сказал: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции. Но я могу, думается мне, высказать с большой уверенностью надежду, что молодежь, которая работает так прекрасно в социалистическом движении Швейцарии и всего мира, что она будет иметь счастье не только бороться, но и победить в грядущей пролетарской революции».


Но сориентировался Ильич моментально: уже 3(16) марта, (т.е. в день отречения Великого князя Михаила от престола), он пишет Александре Коллонтай: «Дорогая А. М.! Сейчас получили вторые правительственные телеграммы о революции 1(14).III в Питере. Неделя кровавых битв рабочих и Милюков +Гучков+Керенский у власти! ... Премило! Посмотрим, как-то партия народной свободы... даст народу свободу, хлеб, мир...».


Получив ошеломляющие новости, гениальная ленинская голова стала искать варианты решения одной проблемы – как попасть в Россию из далекой Женевы. Задача эта не так проста, как кажется на первый взгляд. Кругом ведь полыхают фронты мировой войны. Маленькую Швейцарию со всех сторон окружают Франция, Италия, Германия и Австро-Венгрия, сцепившиеся в смертельной схватке. Отсюда и вариантов пути несколько.  Точнее  всего два: можно ехать через страну участницу Антанты или через территорию их противников. Ленин, однако, рассматривает только один вариант – только через Антанту. Поездку через Германию,  он почему- то даже не рассматривает!


Это легко заметить, читая ленинскую переписку тех дней. 5(18) марта Инесса Арманд получает следующую телеграмму: «Дорогой друг!.. Вчера... прочел об амнистии. Мечтаем все о поездке. Если едете домой, заезжайте сначала к нам. Поговорим. Я бы очень хотел дать Вам поручение в Англии узнать тихонечко и верно, мог ли бы я проехать.  Жму руку. Ваш В. У.».


Со свойственной ему кипучей энергией, Ленин перебирает все возможные варианты. Даже самые экзотические и невероятные. Но только в направлении «через Антанту»! Ленин пишет своему соратнику Ганецкому (Фюрстенбергу) в Стокгольм: «Ждать больше нельзя, тщетны все надежды на легальный приезд. Необходимо во что бы то ни стало немедленно выбраться в Россию, и единственный план — следующий: найдите шведа, похожего на меня. Но я не знаю шведского языка, поэтому швед должен быть глухонемым. Посылаю вам на всякий случай мою фотографию».


Но Ленин не был бы Лениным, если бы  зондировал только одну возможность. 6-го марта он пишет В.А. Карпинскому: «Дорогой Вяч. Ал!  Я всячески обдумываю способ поездки. Абсолютный секрет - следующее… Возьмите на свое имя бумаги на проезд во Францию и Англию, а я проеду по ним через Англию (и Голландию) в Россию. Я могу одеть парик.  Фотография будет снята с меня уже в парике, и в Берн в консульство я явлюсь с Вашими бумагами уже в парике. Вы тогда должны скрыться из Женевы минимум на несколько недель… на это время Вы должны запрятаться архисурьезно в горах, где за пансион мы за Вас заплатим, разумеется.  Если согласны, начните немедленно подготовку самым энергичным (и самым тайным) образом, а мне черкните тотчас во всяком случае…».


Проезд Ленина в революционный Петроград всегда был окутан тайной. Советская историография писала просто – «приехал». Современные авторы, обвиняющие Владимира Ильича в шпионаже в пользу Германии, наоборот, в подробностях расписывают его появление. История в их изложении получается простая и незатейливая: взял Ленин немецкие деньги, вот через Германию и поехал. И никто не объясняет, почему  Владимир Ильич сразу не поступил самым простым и логичным путем - не связался со своими германскими кураторами и не озадачил их проблемой собственной доставки в Россию. Зачем он пытается поехать через страны Антанты? Что за странная просьба к Инессе Арманд почву «прощупать» не в Берлине, а в Лондоне? Неужели забыл Владимир Ильич, что он является германским шпионом? Или он этого … просто не знает?


Чего казалось бы проще – выйди на связь со своими немецкими друзьями, да на Родину попросись. В немецких же интересах всю теплую ленинскую кампанию туда как можно скорее доставить. Но что-то тихо в ленинской квартире, не приходит никаких известий с германской стороны. Похоже, что и они забыли о существовании  в списках их агентуры человека по фамилии Ульянов. Или германская разведка… такого агента просто не знает?


А Ленин продолжает думать и искать, словно только ему одному важно казаться в России. Впервые упоминание Германии, как варианта транспортировки появляется  в телеграмме Ильича уже упомянутому  В.А. Карпинскому, 7(20) марта (т.е. на четвертый день поиска вариантов). Интересную мысль выдвигает глава меньшевиков Мартов: нейтральные деятели попросят германцев пропустить русских революционеров на Родину. Итак, Ленин пишет Карпинскому:  «План Мартова хорош: за него надо хлопотать, только мы (и Вы) не можем делать этого прямо. Нас заподозрят. Надо, чтобы кроме Мартова, беспартийные русские и патриоты-русские обратились к швейцарским министрам (и влиятельным людям, адвокатам и т. п., что и в Женеве можно сделать) с просьбой поговорить об этом с послом германского правительства в Берне. Мы ни прямо, ни косвенно участвовать не можем; наше участие испортит все. Но план, сам по себе, очень хорош и очень верен».

Через неделю после первого послания, Ильич посылает своему сердечному другу Инессе Арманд очередную весточку. Сначала он оценивает ситуацию в России, но нас больше интересует вторая часть послания: «… В Россию, должно быть, не попадем! Англия не пустит. Через Германию не выходит».
Опять наблюдаем мы непонятную картину. Основным Ильич рассматривает именно «английский» путь, поэтому указывает его первым. «Германский» вариант второстепенный и запасной. Тут впору и раздаться возгласу удивления. Вот представьте себе ситуацию – Владимир Ильич уже давно заключил сделку с дьяволом, т.е. с германским Генштабом, взял деньги на революцию. Пообещал развалить Россию, вывести ее из войны. И вот когда момент для этих действий настал, он не знает, как ему добраться до места событий! Сидит горемыка, голову ломает. Придумывает варианты, словно в плохом детективе: то «по тихому» через Англию, то в парике с чужими документами через Францию. Готов даже глухонемым шведом прикинуться, лишь бы проехать в Петроград. И только перебрав всю эту шпионскую атрибутику, Ленин решает попробовать проехать через Германию. Щупает почву и с горечью констатирует Инессе Арманд – «не выходит»!


Вдумайтесь в это: Владимир Ильич не может договориться со своими «сообщниками» немцами, о проезде через их территорию!
Смешно? Но именно так и получается, если принять версию о давнишней договоренности немцев с большевиками! Субсидировали германцы революционные партии, призывавшие к поражению своей страны? Конечно! Ничего в том удивительного нет. Удивляться надо не тому, что немцы забросили Ленина и его товарищей в Россию, а тому, что они никак не хотели этого делать! Или даже об этом не думали. Именно это и приводило в отчаяние Ильича. Через Антанту нельзя, через Германию «не выходит». Круг замкнулся.


Ленин  нервничает. «Ваш план неприемлем. Англия никогда меня не пропустит, скорее интернирует. Милюков надует. Единственная надежда - пошлите кого-нибудь в Петроград, добейтесь через Совет рабочих депутатов обмена на  интернированных немцев» - гласит телеграмма Я.С. Ганецкому от 17(30) марта.
Так ли все просто в связях Владимира Ильича с германской разведкой? Ведь Ганецкий, по словам современных историков, это как раз и есть посредник между большевистской верхушкой и немецким правительством. Через него идут переговоры, через него отрабатываются каналы и направления денежных потоков от германцев Ильичу. И вот этот посредник, судя по ленинскому ответу, предлагает ему  ехать через Англию, а не Германию! Неужели в немецкой разведке все дружно и разом сошли с ума?
А нам все пытаются рассказать о коварных германских разведчиках блестяще спланировавших и осуществивших разрушение России! Хороши разведчики: по всем имеющимся документам становится понятно, что инициатором проезда через территорию Германии была именно ленинская сторона. Немцы просто дали свое согласие. Причем, не сразу, а предварительно подумав. И даже сначала Ленину отказав!


17(30) марта тон ленинской телеграммы к Ганецкому близок к панике. Ни о каком проезде через немецкую территорию речи нет вообще: «Англия никогда меня не пропустит, скорее интернирует… Единственная надежда - пошлите кого-нибудь в Петроград, добейтесь через Совет рабочих депутатов обмена на  интернированных немцев».


Значит, согласия германских властей на проезд у Ленина все еще нет, а отказ есть!

Это невероятно любопытно. Прошло уже четырнадцать дней с момента получения Лениным информации о революции в России, а путь на Родину еще не был найден.
Две недели немцам не приходит в голову направить их «шпиона» Ленина разваливать Российскую империю!
С 3(16)по 17(30) марта – это две недели сплошной импровизации Ильича. Позднее Крупская рассказывала, что от отчаяния у него даже родилась идея лететь в Россию на самолете…


А вот вопрос, почему же они полностью поменяли свою позицию через несколько дней, и является одной из главных загадок русской революции. Сначала считали ненужным и невыгодным для себя разрешить Ленину и его товарищам проехать через свою территорию, а потом вдруг дали согласие. Значит, произошло нечто такое, что повлияло на железную германскую логику. Однако историческая наука молчит, как рыба, и ничего нам не сообщает о причинах таких судьбоносных изменений.
17 марта Ленин знает, что через Германию ему не проехать, а  уже 18 марта его отчаяние сменяется на оптимизм:  «Наша партия решила безоговорочно принять предложение о проезде русских эмигрантов через Германию и тотчас же организовать эту поездку. Мы рассчитываем уже сейчас более, чем на десять участников поездки. Мы абсолютно не можем отвечать за дальнейшее промедление, решительно протестуем против него и едем одни. Убедительно просим немедленно договориться, и, если возможно, завтра же сообщить нам решение» - пишет Ильич швейцарскому социал-демократу Гриму 18 (31) марта.
А уже 19 марта (1 апреля) Ленин вновь пишет любимой Инессе Арманд. Но каков тон его письма! Ленина не узнать: «Вы скажете, может быть, что немцы не дадут вагона. Давайте пари держать, что дадут!».


Что же случилось либо 17(30) марта вечером, либо 18(31) марта утром и полностью перевернуло ситуацию? Почему Ленин стал абсолютно уверен в получении немецкого разрешения на проезд? Какая сила сумела изменить отсутствие интереса Германии к пропуску русских революционеров на Родину?
Можно с достоверностью утверждать, что именно эта «третья сторона» и является главным организатором русской катастрофы 1917 года. Именно эта сила и «объяснила» германскому Генштабу, что у него есть шпион по фамилии Ульянов…

 


Николай Стариков


Николай Стариков

 


Подробности проезда Владимира Ильича на Родину в пломбированном вагоне и имя этой таинственной силы можно узнать из книг автора «1917. Не революция, а спецоперация!» и «От декабристов до моджахедов».


0.22186803817749