14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
Архив материалов
 
Социальные сети и оппозиция

На текущий момент в русском национальном движении (и, шире, в оппозиции) складывается весьма противоречивая ситуация. С одной стороны, после Русских Маршей 2005-2006 и (особенно) Маршей Несогласных 2006-2007 самые разные люди буквально воспряли духом: "народ просыпается". С другой стороны, налицо явный кризис. Несмотря на заметный рост активности различных политических и общественных движений, несмотря на чрезвычайно нервную реакцию администрации на эту активность (фактически, можно смело говорить о начале массовых репрессий), оппозиция явно находится в тупике.

 

Тупик этот выражается в непонимании того, каким образом оппозиция может добиться своих целей.

 

Давайте быстренько "пробежимся" по всем подходам к этой задаче, которые были опробованы оппозицией за последние годы (не в историческом порядке, а по степени возрастания радикальности).

 

Путь "просвещения и воспитания администрации". Этим путём долгое время шли люди, которых можно охарактеризовать как "консерваторов", "патриотов", "государственников", "имперцев" и "православных". В своё время, до известной фразы про "дураков или провокаторов", то же самое пытались делать и многие националисты. На данный момент часть активистов, разделяющих данный подход, переметнулась в ряды "охранителей" и даже называет себя "партией третьего срока". Остальные, убедившись в том, что администрация "просвещаться" не желает, перешли в жёсткую оппозицию.

 

Путь "парламентской борьбы". С самого начала 90-х годов Верховный Совет, а потом и Дума были "последним оплотом" оппозиции. После "чёрного октября" 1993 года противостояние законодательной и исполнительной ветвей власти перешло в стадию "холодной войны", с постепенным отступлением оппозиции (прежде всего, КПРФ) по всему фронту. В настоящий момент Дума является "юридическим департаментом Администрации Президента", неугодные политические партии попросту лишают регистрации, а кандидатов – снимают с выборов по суду.

 

Путь "оранжевой революции". В настоящий момент большинство политиков обратили свои взоры к "улице". И оппозиция, и "охранители", рассуждают о "русском Майдане". Администрация своими неуклюжими действиями, своим явным страхом перед "улицей" сама провоцирует рост уличной активности. Оппозиция рассуждает так: раз власть чего-то боится, чему-то пытается воспрепятствовать, значит, именно здесь её слабое место, её ахиллесова пята. Однако возникают обоснованные сомнения в том, что попытка повторить украинский сценарий может привести к успеху в России.

 

И дело даже не в том, что под лозунгами "оранжизма" к власти могут прийти "несимпатичные" люди: либералы и либерал-националисты. Все рассуждения на тему "мы вместе свалим режим, а потом перехватим власть" базируются на посылке о том, что режим удастся свалить. А это предполагает, в свою очередь, что "оранжевой" оппозиции удастся договориться с Западом, и Запад воспрепятствует банальному силовому подавлению "русского Майдана".

 

Я совершенно уверен в том, что режим сумеет сам договориться с Западом. Что путинская "команда" пообещает Западу всё, что тот попросит. Опять же, старый конь борозды не портит: режим и так уже сдал почти всё, что можно (намного больше, чем Ельцин, отсюда и лозунг "Верните дедушку!"). А если Запад промолчит, режим безо всяких колебаний зальёт кровью всю Москву, да и любое количество других городов (насколько хватит сил). Неужели кто-то ещё в этом может сомневаться?!

 

Да, вполне возможно, что "русский Майдан" станет аналогом Революции 1905 года. И ещё через 10 лет прогремят пушки новой "Авроры". Но это всё-таки не совсем то, чего мы все хотим, верно?

 

Путь последний и единственно правильный: "Революция социальных сетей".

 

Давайте попробуем обобщить и проанализировать все пути, описанные выше. В чём их общий недостаток? Они все исходят из принципиальной слабости оппозиции. В самом банальном смысле: оппозиция не имеет сил для того, что просто взять власть. В первом случае ("просвещение") мы исходим из благонамеренности, но "глупости" власти (этакая властная некомпетентность, которую мы дополним компетентной безвластностью).

 

Во втором мы пытаемся использовать механизм демократических выборов, аппелируя к нуждам и чаяниям народа. Однако терпим поражение в административном поединке: может быть, электорат и проголосовал бы за нас, да важно не как голосуют, а как считают (и кого регистрируют). Обращу внимание, что народ в данном случае ничего не делает, только опускает в урну бюллетень. Фактически, население просто подаёт сигнал о своих предпочтениях, но если администрации на эти сигналы плевать, то именно так она и поступит (плюнет).

 

В третьем случае мы опять же используем народ (только уже не в электоральном, а в "уличном" аспекте) как знак, как символ нашей поддержки. Но и здесь, столкнувшись с банальным силовым ресурсом, мы терпим неминуемое поражение, если нас не "прикроет" более сильный "игрок" - Запад.

 

Таким образом, мы приходим к простому, но печальному выводу. Оппозиция слаба. Её ресурсы (финансовые, человеческие, информационные, силовые) на несколько порядков уступают ресурсам администрации. Единственное преимущество оппозиции, которое бросается в глаза – это явное интеллектуальное превосходство над "охранителями". Но этот дефект "фанатов" режима неустраним: по-настоящему умные люди редко бывают подлецами.

 

Если бы оппозиция обладала ресурсами, хотя бы просто сопоставимыми с ресурсами режима, она не была бы оппозицией, а просто взяла бы власть.

 

Откуда у режима такие ресурсы? Да это ресурсы нашего государства. Из государственного бюджета финансируются хакерские атаки на оппозиционные сайты и оплачиваются разговоры о черепашках "ветеринаров в штатском". Режим, как персонаж фильма ужасов, какой-нибудь космический паразит, присосался к жизненно важным органам государственного организма и питается его соками.

 

Но откуда ресурсы у государства? Откуда в бюджете берутся налоги? Эти налоги платит общество, народ, население, то есть – обычные люди. Причём, в большинстве своём – люди, настроенные оппозиционно! Режим неплохо устроился: он заставляет финансировать себя своих врагов (или, по крайней мере, молчаливых недоброжелателей).

 

На эти (народные!) деньги режим скупает средства массовой информации, сгоняет студентов на митинги "нашистов" и "молодогвардейцев", оплачивает переброску ОМОНа из соседних регионов в разные "кондопоги". Что может противопоставить этому активная, интеллектуальная, но малочисленная (в смысле количества реальных активистов и организаторов) и, фактически, нищая оппозиция?

 

Отдельные акции, прежде всего, информационного свойства. То, что принято называть "прорывами информационной блокады". Для этого используется, прежде всего, интернет, в котором пока что режим грамотно работать не научился (есть подозрение, что и не научится). Однако одними флешмобами в интернете и уличными маршами власть не берётся (напомню, что мы говорим именно об этом).

 

Итак, подведём баланс. Режим обладает значительными финансами, которые он черпает из государственного бюджета (а также из бюджета компаний, которые де-факто являются квази-государственными, вроде "Газпрома"). Именно за счёт этих финансов режим располагает более-менее крупными и лояльными информационными, человеческими и силовыми ресурсами.

 

Оппозиция владеет сравнительно немногочисленными, но интеллектуальными и активными человеческими ресурсами, кроме того, умеет "переигрывать" официальные СМИ на интернет-поле (доступном, правда, далеко не всему населению страны). При этом оппозиция имеет большие проблемы с организованностью своего человеческого ресурса (постоянные расколы стали уже притчей во языцах), но зато обладает значительной информационной связанностью: любые акции и вообще любые действия, в том числе в других регионах, становятся очень быстро известны всем союзникам и конкурентам.

 

Каким образом оппозиция может использовать свои ресурсы (интеллект, активность и умение работать с информацией) для того, чтобы сравняться по мощи с паразитом, "оседлавшим" государственный организм?

 

Конкурировать с режимом в области контроля над государственными ресурсами не получится. Ярчайшим примером тому является история КПРФ. В 90-х годах целые регионы возглавлялись губернаторами-коммунистами. В результате сама КПРФ во многом переродилась, заразилась паразитизмом режима, стала его частью (по крайней мере, её верхушка). Да и прошли те времена, когда режим был недостаточно силён и позволял такую конкуренцию.

 

Следовательно, нам остаются люди. Не "местное самоуправление" и не "малый бизнес", не "рабочий класс" или "офисный планктон". Все эти понятия обозночают просто некие множества объектов, объединённых общими признаками. Все субъекты в современной России враждебны стране и народу: это диаспоры и этнические преступные группировки, бизнес-кланы коррумпированой бюрократии и прочие опорные столпы режима.

 

Оппозиция является зародышем социального субъекта и она должна этот субъект создать. Создать из людей, "социальных атомов", спаяв их для начала в некую социальную сеть. Если это удастся сделать, вопрос ресурсов будет решён: изначально все ресурсы принадлежат тем, кто их создаёт, то есть людям, государство только забирает "излишки".

 

Давайте представим себе простую вещь: социальную сеть из всего-навсего 10 000 активных людей в каждом областном центре (для Москвы и Питера – тысяч по 50), за каждым из которых по 7-10 человек друзей, знакомых, родственников, коллег. Такая сеть, если она действительно организована, кладёт на лопатки любого противника: от криминальной диаспоры до местной власти. Даже общая идеология для такой сети не очень-то нужна: мы можем спорить до хрипоты о Сталине или Гитлере, но вместе ненавидим чиновников, ворующих деньги из бюджета или ментов, которые "крышуют" наркоторговцев.

 

Десять тысяч социально активных людей могут профинансировать всё, что захотят. Пожалуйста: скидываемся по полтиннику в месяц (немного, правда?) и получаем годовой бюджет в 6 миллионов рублей. А если по стольнику? И это только в одном регионе. А если внутри этой сети за счёт объединения ресурсов и кооперации возникнут новые бизнесы, которые будут зарабатывать деньги во "внешнем мире"? Упростится и трудоустройство: внутри сети информация о вакансиях и специалистах, ищущих работу, будет распространяться быстрее, опять же, знакомым знакомых больше доверяют. В результате суммарные ресурсы сети будут возрастать за счёт внешней "подпитки".

 

Что нужно для того, чтобы создать такие сети? Прежде всего, интеллектуальные и социально активные люди, которые могли бы послужить "агентами", "точками кристаллизации". Кроме того, нужно уметь работать с информацией, чтобы "вербовать" в социальную сеть новых участников (да хотя бы в том же Живом Журнале) и распространять свой опыт по другим регионам. То есть именно те ресурсы, которыми оппозиция располагает на данный момент.

 

Аа-а-а, скажут мои оппоненты, знаем-знаем, слышали-слышали. Теория малых дел. "Вместо того, чтобы призывать народ митинговать, организуйте уборку подъездов". Не вместо. Вместе. Простой сосед по подъезду, которого я вижу раз в неделю, не пойдёт вместе со мной убирать подъезд. А вот своему соратнику по борьбе я постараюсь помочь найти новую работу, причём совершенно бесплатно (если я, к примеру, работаю в кадровом агентстве). И наоборот: если я по работе сталкиваюсь с человеком, который разделяет мои политические убеждения, я должен "включить его в сеть", познакомить с другими соратниками и т.д. и т.п.

 

Вот именно о том, как построить такую социальную сеть, я и собираюсь дальше писать. Писать – и строить.

Денис Чуков

http://www.nazlobu.ru/publications/article1672.htm


0.19510507583618