14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
Архив материалов
 
Табуированная элитарность

Хотя ключевой функцией образования является вычленение элит, само это слово в современном обществе едва ли не табуировано и не только наши деятели, воспитанные на идеалах советского эгалитаризма, но и французы и даже англичане не могут говорить об элитарном образовании без оговорок и умолчаний. Указывается и на «большую опасность эгалитаристского нивелирования образовательной системы» («нынешние гипертрофированные требования равенства угрожают самой этой системе»).

Это все так. Но это проблемы тех, у кого это самое «элитарное образование» есть. Собственно, это все, что у них есть, потому что обычное высшее образование как таковое они за последние полвека благополучно угробили, и если теперь в угаре «политкорректности» низведут до его уровня «элитарное», я особо не расстроюсь. Это всего лишь одна из многих глупостей, которые они будут творить, пока мусульмане не вправят им мозги (если к тому времени они еще сохранят сами головы).

Дело, однако, в том, что едва ли там это в окончательной форме и возможно, пока сохраняются естественные и здоровые основы самого общества. Даже если отменить вступительные экзамены, то останутся вузы частные, которым экзамены запретить сложнее, но если запретить и там, то уж барьер в виде достаточно высокой платы отменить все равно не удастся. Качество продукта будет заметно хуже (родительское благосостояние не самый лучший критерий отбора), но само элитарное образование (концентрация высококачественной профессуры, постановка обучения, уровень требований и т.д.) сохранится.

У нас же, при очевидной готовности вслух говорить о необходимости такого образования, институирование его проблематично.  Собственно, само существование «элитарного образования» – признак неблагополучия. Потому что НАСТОЯЩЕЕ высшее образование по сути своей уже элитарно, и до тех пор, пока таковым (настоящим) остается, никаких «особостей» не требует. Суть его в том, чтобы учить именно и только тех, кто хочет и, главное, может учиться, давать сумму знаний качественно высшего для данной эпохи порядка тем, кто реально способен их усвоить (а таких в любом обществе лишь несколько процентов).

Когда же высшее образование пытаются распространить на большее число лиц, чем то, которое отвечает этим критериям - ради ли «достижения социальной однородности», как в СССР, удовлетворения ли эгалитаристских инстинктов аутсайдеров, как в США - само понятие «высшего образование» профанируется и девальвируется, поскольку критерии качества неизбежно подстраиваются под реальные знания выпускников (в ином случае 90% пришлось бы отчислить, а тогда зачем бы и принимать?). Когда необходимость расширения сети высшего образования откровенно мотивируется интересами общественного спокойствия – «лучше пусть в аудитории сидят, чем хулиганят на улицах» или высшее образование  выступает в качестве платы за несколько лет службы в армии по контракту, то понятно, какой может быть цена диплома, полученного лицами такого уровня. Естественно, возникает необходимость сохранить или создать хотя бы островки настоящего высшего образования, оно и именуется теперь «элитарным».

Чем по-моему, отличалось высшее образования в Российской Империи от позднесоветского? Так вот этим и отличалось:

 

-охватывая ту же долю населения, что в других европейских странах, в Империи высшее образования соответствовало числу лиц с приемлемой для его получения подготовкой, тогда как в СССР его сфера была гипертрофированно раздута и этому критерию не соответствовала

-в Империи высшее образование давало выпуснику больший процент от современной ему суммы знаний по данной специальности, чем в СССР (где сопоставимый процент – это уровень аспиранта);

 - в Империи высшее образование было частью европейского, а в СССР существовало в изоляции от мировой к-ры;


-контроль за знаниями и отношение к «отсеву» совершенно иные;

-получатель высшего образования в Имприи независимо от происхождения и чувствовал себя, и на деле был представителем слоя, чей кругозор и уровень общей культуры зримо отличался от общего, в СССР выпускник вуза по этим показателям практически не отличался от массы населения;


-в Империи высшее образование соответствовало своему предназначению, тогда как в СССР огромное число выпускников работало на местах, даже формально не требующих высшего образования, а многие и не собирались занимать таковые, как хуже оплачиваемые;

-престиж «продукта» высшего образования в современном ему обществе несопоставим.

К настоящему времени соединение советского подхода к развитию высшего образования с худшими западными тенденциями дало впечатляющий результат: РФ оказалась на первом (!) месте в мире по числу студентов на душу населения, опередив США и более чем вдвое превзойдя европейские страны. Показатель очень красноречивый и на самом деле наилучшим образом свидетельствующий о качестве образования: Северная Корея в свое время в 3 раза превосходила по нему Англию и Францию – этот рубеж еще не достигнут (нам до этих орлов вообще далеко).

Разговор об улучшении ситуации в высшем образовании обычно вертится вокруг схем и размеров финансирования. Оно, конечно, не повредит (особенно когда при вдвое - втрое большем числе студентов «на душу» расходы на каждого из них во столько же раз меньше), но само по себе ничего не решает, тем более, что когда деньги не свои, нет ничего проще, чем потратить их впустую. Как выдающееся достижение подаются, например, разовые инвестиции 57 ведущим вузам. Не впечатляет. Вот если бы закрыть 500 шарлатанских и за этот счет обеспечить лучшим регулярное питание, может, что-то заметно и было бы.

Основа «элитарного» (т.е. попросту настоящего) высшего образования все-таки не «сверхденьги», а постановка дела: жесткий контроль «на входе», качественное преподавание, стимуляция творческой работы и жесткий контроль «на выходе», т.е. кого принимать, как учить и что с него (студента) требовать. Можно сделать «евроремонт», купить дорогую технику, даже пригласить классных ученых, но если контингент – полуграмотные недоумки (зачисленные по льготе, взятке или просто потому, что некого было брать), знания которых («чтобы не задеть их человеческое достоинство») адекватно оценивать нельзя, а выгнать тем паче – результат будет тот же.

Так вот именно в этом аспекте особенных перспектив не просматривается, потому что «доступ к высшему образованию» остается «священной коровой» как совкового, так и «политкорректного» подхода, а других не имеется. В прожектах развития высшего образования его руководители осмелились, правда, упомянуть о выпускниках, которые «не могут обучаться в вузах в связи с функциональной неграмотностью» (таких по результатам ЕГЭ 20-30%), и предложено делить выпускников в на 3 части, отграниченные «точкой доступа к высшему образованию» и «точкой доступа к бюджетным средствам». Но посмотрел бы я, как это они будут «не допускать», когда человек готов платить, а в ближайшее время выпускников школ будет меньше, чем создано мест в вузах. Не говоря уже о том, что на самом деле «неграмотных» не 20-30, а 60-70%.

Вполне разумная и теоретически эффективная система отбора по результатам безличного единого экзамена на сложившейся у нас нездоровой почве будет либо отторгнута, либо извращена. Она даже и в принципе не принимается большинством «педагогической общественности». Ну, возможно, ли себе представить, чтобы в престижные вузы люди попадали мимо тех, кто на этом «сидит»? Чтобы, напр., на гуманитарных факультетах МГУ не было 80% «блатных»? Чтобы дети разного рода «авторитетов» оказались в числе «не могущих обучаться»? Я, во всяком случае, не могу. Действительная реализация этой системы означала бы не только исчезновение гигантского коррупционного рынка с лишением основной части доходов сотен и тысяч ректоров и профессуры ведущих вузов (что уже трудно представимо), но и настоящую социальную революцию (что уж вовсе фантастично).

Сколько бы недостатков не имели ЕГЭшные тесты (мне лично не нравится ни то, что они все-таки с проверки фактических знаний ухитряются сбиваться на «правильное толкование», ни система выбора правильного из неправильных – лучше без подсказок, да и вообще их следовало бы ужесточить и увеличить к-во вопросов, возможно – баллов сделать не 100, а 1000), но по сравнению с привычным ответом «по билету» это все равно «небо и земля». Ведь практика обычного устного экзамена или идиотского «сочинения» (не говоря о том, что как проверка знаний он абсолютно неэффективен – элемент случайности огромен, а б-во материала вообще остается за пределами «билетов») есть откровеннейший, наглый и неприкрытый произвол (в каких-то случаях еще и идеологический контроль).

Абитуриент может знать вопрос гораздо лучше экзаменатора (что сплошь и рядом и случается: он как-никак только что об этом читал, когда готовился, а профессор в б-ве случаев хорошо знает только свою узкую тему), но ему запросто ставят 4, а то и 3 – а «не раскрыл тему», а «недостаточно глубоко понимает», а «неправильно мыслит». Но относительно «раскрытия» и «понимания» критериев, понятно, нет (каждый профессор волен понимать их по-своему), и оспорить это невозможно. Так что этот инструмент безотказен. И от него, от безотказного, отказаться? Физикам и математикам, конечно, лучше: задача либо решена – либо нет (хотя не знаю, может быть, и тут можно решить «более правильно» или «не так, как надо»), но поэтому естественные ф-ты приличных вузов, возможно, и являются у нас единственным оазисом «элитарного образования».

 

С.В. Волков

http://salery.livejournal.com/12188.html#cutid1


0.12677597999573