14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
Архив материалов
 
Грабеж под видом дружбы
Случайно или нет, но как раз к 64-й годовщине снятия немецко-фашистской блокады Ленинграда (27 января 1944 г.) «Единая Россия» преподнесла щедрый подарок Германии. Шесть великолепных витражей, имеющих, по определению российского минкультуры, уникальный характер, особо важное историческое, художественное, научное и культурное значение, изымаются из запасников Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина и отправляются во Франкфурт-на-Одере в немецкую кирхе Святой Марии. Благотворительное по отношению к бывшим захватчикам решение приняли триста с лишним думцев партии Путина—Медведева, проголосовавших за правительственный законопроект «О передаче Федеративной Республике Германия витражей из церкви Святой Марии (Мариенкирхе) в городе Франкфурте-на-Одере, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и хранящихся в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С.Пушкина». Ранее, в 2002 году, той же кирхе были возвращены 111 витражей, находившихся в Государственным Эрмитаже. Теперь отправляются остававшиеся шесть. ...То ли в качестве извинения за то, что тогда советские ленинградцы не сдались немецко-фашистским оккупантам, то ли в знак рыночной российско-немецкой дружбы, базирующейся на газовой трубе. Каждый волен думать, как хочет.

Для депутатов-коммунистов ясно главное: национальное достояние разбазаривается по воле чиновников из исполнительной власти РФ и подконтрольной им «Единой России». Фракция КПРФ высказалась против законопроекта, убедительно обосновав свою точку зрения во время непростого для «единороссов» и зам. министра культуры и массовых коммуникаций Павла Пожигайло обсуждения. Зам. министра  рассчитывал отделаться формальным докладом и автоматическим голосованием депутатов с заранее обговоренным результатом. Но коммунисты «испортили» всю витражную обедню не только Пожигайло, но и «единороссу»-юристу Г.Ивлиеву, дебютировавшему в роли председателя думского Комитета по культуре. Оба имели бледный вид после вопросов и комментариев депутатов фракции КПРФ Сергея Решульского, Сергея Обухова, Николая Коломейцева, Нины Останиной. 


Гладкие, как огородная тыква, доклады Пожигайло—Ивлиева о правовой «безукоризненности» законопроекта не содержали в себе ни малейшего оправдания передачи уникальных витражей германской стороне, не вернувшей нам и десятой доли того, что разграбила и уничтожила немецкая армия в 1941—1945 гг. На этот и другие аспекты поднятой темы указывали депутаты-коммунисты.
Почему возобновляется спор о возврате культурных ценностей, когда еще в апреле 1998 года законом, подготовленным депутатом от КПРФ Госдумы второго созыва Николаем Губенко, «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории РФ» все сказано и расставлены все точки? Закон установил, что ценности, оказавшиеся в стране-победительнице, являются компенсацией за невосполнимый урон, нанесенный гитлеровцами нашей стране  в области культурного наследия. И вдруг — новые претензии со стороны ФРГ и странно благосклонная реакция российского правительства.  Почему  нарушается  федеральное законодательство? — спрашивали коммунисты.


Ивлиев: «... ряд положений закона ...уточнены. Это позволило возобновить переговоры... о культурных ценностях. Российская сторона высказала готовность к конструктивному сотрудничеству. Проблема перемещения культурных ценностей перестала быть ажиотажной, эмоциональной, перешла в спокойную правовую фазу». 
Слова этого законотворца по культуре прозвучали предельно откровенно: прошли, мол, времена, когда под натиском Губенко и всей КПРФ, поднявших общественное мнение в защиту перемещенных в РФ ценностей, минкультуры вынуждено было примолкнуть; теперь нет в Госдуме ершистого Губенко, мало коммунистов и много «единороссов». Самое время вернуться к новому витку «переговорного» процесса по культурным ценностям. Выгодного немецкой стороне и ущербного — российской... 
Хотя, заметил Коломейцев, не только по российскому внутреннему законодательству, но и «по международно-правовым послевоенным договорам вывезенное в качестве контрибуции возврату не подлежит...» На этом слове первый вице-спикер Морозов, правивший заседанием, мигом отключил микрофон коммунисту. И все же вопрос прозвучал. В ответ Ивлиеву пришлось признать, что «проблема существует». Однако «если мы (кто — мы?) посчитаем нужным, — то передаем имущество (так юрист Ивлиев именует культурные ценности), если оно (имущество) не участвовало в пропаганде нацизма, милитаризма».


...«и если оно (имущество), — добавил Пожигайло, — является собственностью религиозной организации», «использовалось исключительно в религиозных целях», то и вовсе «Межведомственный совет РФ по вопросам культурных ценностей, перемещенных в результате Второй мировой войны, рекомендовал минкультуры признать претензии германской стороны подлежащими удовлетворению».
Но не поторопились ли минкультовцы с «удовлетворением»? Почему вопросы, касающиеся всего народа, решаются узким составом чиновников? Почему великодушие к немецкой стороне проявляется за счет достояния, принадлежащего всей стране? Согласны ли с таким решением те, кто сражался за Родину, за Победу с немецкими агрессорами? Почему не спросили у ветеранов, удовлетворяет ли их, видевших, что творили фашисты на нашей земле, позиция минкультуры? Да и могут ли Ивлиев с Пожигайло поручиться за то, что, например, в той же Мариенкирхе не благословлялись на захватнические «подвиги» гитлеровцы, каратели и крушители человеческих и материальных ценностей? Церковь и власть были заодно... Так что принадлежность витражей кирхе невозможно признать основанием для их вывоза из России, подчеркивали коммунисты. 
Они потребовали, чтобы Пожигайло с Ивлиевым проинформировали депутатов, что получит российская сторона взамен «благородно-просветительскому» жесту. Напомнили, как с думской трибуны Швыдкой обещал, что Германия будет за свой счет восстанавливать наши исторические памятники, разрушенные ее соотечественниками во время войны, что за витражи немецкая сторона собиралась отреставрировать три наши церкви исторической значимости. Как реализуются обязательства?


...Пожигайло замешкался, а потом, запинаясь, сказал: «Я готов предоставить информацию в частном порядке...» Почему в частном? — удивились депутаты. Разве передача витражей — частное дело? Разве Госдума обсуждает частный закон? Или обязательства германской стороны адресовались не стране, являющейся владельцем ценностей, а частному лицу, взявшему на себя право отдавать то, что ему не принадлежит?
Чтобы уйти от прямых ответов, Пожигайло и Ивлиев стали перечислять все, что им известно о возврате в Россию по разным каналам и из разных стран картин, отдельных предметов культа и еще кое-чего по мелочам. Пожигайло ухватился было за историю с комодом «русской работы, который пропал во время войны из Янтарной комнаты Екатерининского дворца...» Но недосказал... Был прерван вице-спикером Морозовым, торопившимся завершить тупиковую дискуссию: «Информация (о списке немецких обязательств и их исполнении. — Ред.) — не секретная?» — спросил он зам. министра. «Нет», — не очень уверенно произнес Пожигайло. «Тогда разместим эту информацию на электронных носителях», — выкрутился Морозов.


Однако по состоянию на текущий момент данных материалов в электронной базе Госдумы нет. И появятся ли — никто не знает. Из обрывочных фраз Пожигайло—Ивлиева депутаты услышали, что в последнее время Русской православной церкви ничего от немецкой стороны не передавалось, да и сведения по части реставрационных работ достаточно противоречивые. А вот возврат витражей, по словам Ивлиева, позволит Германии «восстановить подлинный исторический облик важнейшего памятника мировой культуры», и Россия, хоть и является государством-победителем, но обязана видеть, «какие памятники должны принадлежать немецкому народу, которые естественным образом входят в тот или иной комплекс».
Порадуемся за Германию, которой без усилий удается «договариваться» с российским чиновничеством. Порадуемся за немецкий народ, интересами которого переполнен правовед Ивлиев и ему подобные. У русского народа заступников и воителей за его национальное достояние во власти сегодня нет. Россиянам остается только скорбно склонить голову над 26 томами с описанием разрушенных и разграбленных отечественных музеев, архивов, над длинным перечнем сотен тысяч похищенных у России произведений искусства. И чем же занята власть РФ? Раздачей того, что осталось в российских заказниках... согласно принимаемым в правительстве решениям.
«Разделяет ли эту позицию кандидат в президенты Медведев?» — спросили представителя правительства. «Это решение правительства расшифровывать поименно нет смысла, процедура была многоуровневая», — пояснил Пожигайло, не уточнив, к сожалению, найден ли впечатливший его комод. Да и о Янтарной комнате гуляет по стране полуправда. «Грустная история, которую нынешнее время обволокло покровом мелкой политической лжи», — заметил как-то в своей публикации писатель и главный редактор журнала «Наш современник» Станислав Куняев. В своем издании (№2, 2004 г.) он  рассказал, что за Янтарную комнату, преподнесенную российскому монарху в ХVIII веке, прусский король Фридрих выменял роту русских двухметровых гренадеров. Для улучшения немецкой породы. «Что было делать крепостным подневольным солдатам? Поселились в Потсдаме, построили бревенчатые рубленые избы, женились на немках, в тоске по родине назвали свое поселение Русской деревней... состарились и полегли в чужую землю», — пишет Куняев.


Так что, как показывает история, России никто ничего и никогда просто так не дарил. А от России постоянно требуют некой благотворительности. За счет простодушного народа. И сейчас зарубежные гонцы, законтачив с продажным российским чиновничеством, отбирают у России ценности стоимостью в 27 млн человеческих жизней.


И как же уклончиво, свысока по отношению к людям, избиравшим парламент, к людям, которых будут принуждать голосовать за преемника Медведева, ведут себя юристы — карьеристы из правительства! Они никогда не будут биться за отечественные ценности. Их кредо — угождать, скрывать истину и конструировать туманные законы...
С вопросом, что думает по поводу принятого «единороссами» законопроекта, редакция обратилась к народному артисту РСФСР, бывшему министру культуры СССР, руководителю театра «Содружество актеров Таганки», депутату Мосгордумы фракции КПРФ Николаю Николаевичу ГУБЕНКО. Он сказал:
— Этому закону должны непременно сопутствовать документы, гарантирующие с германской стороны начало или продолжение реставрационных работ по разрушенным ими или их предшественниками объектам. Но таких  документов,  насколько  мне  известно, нет.
Мое мнение таково: надо подвести черту под так называемой передачей культурных ценностей и жестами доброй воли. Мы уже сделали столько безвозмездных жестов. А Германия нисколько не компенсировала наших утрат, которые мы понесли как жертвы агрессии гитлеровцев. В этой ситуации Путин мог бы сделать прекрасный жест доброй воли в конце своего президентского правления, сказав Германии: ребята, давайте закончим преступные притязания к России, мы вам ничего не должны, а если хотите получить обратно то, что вы считаете необходимым, вы должны восстановить то, что вы разрушили, и то, что вы разграбили.       
У нас есть закон о перемещенных ценностях, который дает исчерпывающий ответ на все возможные претензии к России. Но выше закона стало решение Межведомственного совета. В нем, к сожалению, преобладает коалиция «выдавальщиков», т.е. тех, кто говорит, что надо все отдать и прочее. Разумеется, те люди, которые лоббируют передачу культурных ценностей Германии, делают это не безвозмездно. Немецкая сторона в достаточной степени компенсирует им их деятельность.

Те, кто против этого выступает, — Савва Ямщиков, Ирина Александровна Антонова, которая является безукоризненным, бесспорным авторитетом в этом мире, — находятся в меньшинстве. Изменил прежнюю позицию директор Эрмитажа Пиотровский. Он теперь в связке со Швыдким.


Уверен, мог бы подвести черту этому разбазариванию президент Путин, твердо сказав: все, с сегодняшнего дня мы ничего никому не дадим безвозмездно.
Только президентской заботы о культурном достоянии нации не ощущается. Газовая труба затмила все. На поле боя за страну остаются только коммунисты. И народ, который  может  настоять  на  своем,  если  будет един в своих требованиях и в своем протесте.


Галина ПЛАТОВА

 

http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=2433


0.27308297157288