21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
15/01
10/01
Архив материалов
 
Картина российской преступности

Преступность оценивают по тем сведениям, которые зафиксированы уголовной статистикой. Но и она сама не до конца объективно отражает истинное положение вещей. Взять хотя бы абсолютное число преступлений. В 2006 году их зафиксировано 3 миллиона 865 тысяч, а в прошлом, 2007-м, — 3 миллиона 583 тысячи. Выходит за год официально преступность снизилась на 7,1 процента. Но если сравнить цифры преступности 2007 года с 2001 годом — первым годом XXI века, — то будет зафиксирован рост на 20,7 процента. Одновременно все, кто профессионально занимается анализом преступности, прекрасно понимают, что помимо зарегистрированной преступности существует так называемая латентная, скрытая, не попавшая в официальные сводки и уголовные дела. По данным исследования, проведенного с начала XXI века НИИ при Генеральной прокуратуре РФ, скрытая часть преступности ежегодно в этот период превышала 20 миллионов преступлений. В 6 раз больше официально зарегистрированных. Так преступность снижается или растет?

Изучая последнюю статистику, с некоторыми оговорками можно все же констатировать, что наметилась тенденция оздоровления криминальной обстановки. Особенно это видно на региональном уровне.

Например, заметно улучшилась ситуация с преступностью в Республике Татарстан, где фактически реанимируется уничтоженная в начале 1990-х годов система профилактики преступлений. Здесь в прошлом году завершены крупные судебные процессы в отношении лидеров и активных членов нескольких крупных преступных организаций. Кроме того, материалы уголовных дел на несколько банд находятся на рассмотрении в судах. Таких судебных процессов, которые проходили в Татарстане, по своей сложности, числу обвиняемых, мерам защиты свидетелей и потерпевших не было даже в Италии в период разгрома сицилийских мафиозных структур.

Надо сказать, что масштабные меры по защите свидетелей в нашей стране впервые были применены в 2001 — 2002 годах именно в Татарстане во время судебного процесса над одной из самых кровавых казанских банд «Хади Такташ», которой доказаны совершение 15 убийств и десятки других особо тяжких преступлений. Тогда свидетелей и потерпевших привозили в суд под охраной спецназа, в балахонах с капюшонами, скрывающими лица. Они давали показания под вымышленными именами через микрофон, который с помощью специальной аппаратуры изменял голос. В прошлом году в Татарстане был вынесен приговор членам Тагирьяновского преступного сообщества, которые обвинялись в убийстве 20 человек, похищениях людей и совершении других опасных преступлений. Успех процесса зависел от сохранения жизни единственного оставшегося в живых заложника и двух членов банды, которые давали признательные показания. К этим людям были применены все возможные средства, согласно российскому закону о защите свидетелей и потерпевших. Такие же меры защиты в 2007 году применялись в отношении 46 свидетелей в ходе судебного процесса над казанской бандой «Квартал», члены которой обвинялись в совершении 11 убийств, десятках вымогательств, разбоев, грабежей. От усилий правоохранительных органов зависит и статистика экономических преступлений. Здесь по некоторым направлениям также достигнуто новое качество влияния на ситуацию. За прошедший год на 24 процента больше выявлено преступлений, связанных с легализацией (отмыванием) преступных доходов, увеличены показатели по всем видам налоговых преступлений. Но именно в этой сфере велик уровень латентности. Упомянутые исследования НИИ Генпрокуратуры показывают, что реальное число налоговых преступлений в 20 раз превышает количество зарегистрированных. Если в 2007 году выявлено 14,4 тысячи налоговых преступлений, то реальное их количество, по расчетам ученых, должно составить не менее 280 тысяч.

Традиционно наименее латентным видом преступлений в России считаются убийства. Именно по зафиксированному количеству убийств многие криминологи и предлагают рассматривать реальное состояние преступности в стране. В прошлом году количество убийств и покушений на убийство в сравнении с 2006 годом сократилось на 19,1 процента. Это позитивный показатель. Еще более значимо сравнение количества убийств, совершенных в 2007 году, с показателем 2001 года — начала нового века. Число убийств за этот период сократилось на 33 процента (22,2 тысячи в 2007 году против 33,6 тысячи в 2001 году). Казалось бы, прогресс в борьбе с преступностью налицо. Но именно такое резкое сокращение самого опасного вида преступлений и вызывает вопросы. Даже поверхностное сопоставление некоторых статистических показателей свидетельствует о некоторой алогичности в развитии криминальной ситуации. Мы уже сказали, что за семь лет XXI века число убийств сократилось более чем на 30 процентов. Но в этот же период количество неопознанных трупов после проведения всех необходимых идентификационных действий выросло в 2,5 раза — с 13 тысяч в 2001 году до 33 тысяч в 2006-м. На 31,6 процента увеличилось количество лиц, которые пропали без вести и так и не были обнаружены — с 34,2 тысячи в 2001-м до почти 50 тысяч в 2006-м (за 2007 год данные еще не подсчитаны). Говоря о без вести пропавших, следует иметь в виду только те случаи, когда об исчезновении было заявлено родственниками, знакомыми, соседями этих людей. Но даже когда такие заявления делаются, они не всегда фиксируются милицией. Об этом свидетельствует дикая история, произошедшая в Нижнем Тагиле («Огонек» писал о ней в 2007 году), где банда сутенеров в течение нескольких лет убивала молодых девушек и девочек, закапывала трупы в лесном могильнике. Выяснилось, что по ряду найденных трупов в милиции не было даже розыскных дел.

Смущают и данные медицинской статистики. По сведениям медиков, с начала 1990-х годов растет смертность по категории «неточно обозначенные причины смерти», куда входит, например, обнаружение трупа при обстоятельствах, не позволяющих установить причину смерти; а также «неизвестные причины смерти», то есть те, которые в российских криминальных реалиях заставляют думать в первую очередь о насильственной смерти.

Анализ, проведенный на одной из российских территорий медицинскими статистиками, показал, что основная масса лиц, умерших от «неточно обозначенных состояний», — это люди, утратившие социальные контакты и связи, вследствие чего их исчезновение никого не обеспокоило.

Как здесь не вспомнить значительную долю жертв «битцевского маньяка» Пичужкина, который нападал в основном именно на такую категорию людей и скидывал трупы в колодцы теплотрассы. Не удивительно, что по многим таким убийствам не было ни заявлений о пропаже людей, ни возбужденных уголовных дел после обнаружения трупов.

Медики со значительной долей уверенности делают выводы, что под случаями «неточно обозначенных состояний» скрывается смертность маргинальных групп населения от насилия. Все это неучтенные убийства бомжей, алкоголиков, наркоманов… Кривая роста таких смертей за все прошедшие годы обгоняла кривую роста зарегистрированных убийств, пропавших без вести лиц и неопознанных трупов.

Самым негативным показателем официальной уголовной статистики за прошлый год является ухудшение показателей раскрываемости преступлений. В прошлом году осталось нераскрыто 1 миллион 807 тысяч преступлений. Если мы сравним показатели 2007 года с аналогичными данными за 2001 год, то картина станет удручающей: общее число нераскрытых преступлений выросло в два раза. Всего с начала XXI века в стране остаются нераскрытыми около 9 миллионов 400 тысяч преступлений (данный показатель рассчитан с учетом раскрываемых ежегодно преступлений прошлых лет), в том числе 3 миллиона 800 тысяч тяжких и особо тяжких преступлений.

Иными словами, миллионы преступников с начала века остаются безнаказанными. Это выводы только из зарегистрированной преступности, а ведь есть еще латентная часть. Последние семь лет отмечены беспрецедентным в сравнении с предыдущими годами наступлением на коррупционеров из числа руководителей высшей региональной иерархии. Имеются в виду нечистоплотные губернаторы, главы республик, председатели региональных правительств, их заместители, мэры краевых, областных, республиканских центров и их заместители, спикеры региональных законодательных собраний. За семь последних лет более 60 руководителей указанной категории из 35 субъектов Федерации были замешаны в различных махинациях с бюджетными средствами, в фактах коррупции, экономических преступлениях. Они выступали подозреваемыми, обвиняемыми и подсудимыми по конкретным уголовным делам. Кроме того, к уголовной ответственности привлечены десятки мэров и их заместителей из городов краевого, областного, республиканского подчинения, а также руководители муниципальных образований, депутаты всех уровней, руководители и сотрудники аппаратов региональных и местных администраций.

Нет никакого сомнения в том, что после выборов президента России в марте 2008 года наступление на коррупцию и организованную преступность еще более усилится. Потому что новый руководитель страны и его команда вынуждены будут вести борьбу с мздоимцами и бандитами опережающими темпами. Иначе ни один национальный проект, ни одна программа развития не дадут ожидаемой отдачи. 

 

Владимир ОВЧИНСКИЙ, доктор юридических наук, генерал-майор милиции в отставке

0.47378897666931