08/10
03/10
24/09
06/09
27/08
19/08
09/08
01/08
30/07
17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
Архив материалов
 
Таблетки от коррупции

В своем выступлении  перед журналистами в феврале этого года, названном «прощальным», Владимир Путин на вопрос, какая нерешенная проблема больше всего беспокоила восемь лет, отвечал: коррупция. «Нет такой таблетки от коррупции — раз, проглотил и все, государство выздоровело», — заявил Путин

В свою очередь, Дмитрий Медведев, выступая в те же дни на экономическом форуме в Красноярске, объявил, что Россия нуждается в национальном плане борьбы с коррупцией.

Можно со всей определенностью предполагать, что в основу антикоррупционного пакета и национального плана борьбы с коррупцией, о которых говорили Путин и Медведев, будет положен проект Федерального закона «О противодействии коррупции» и проекты дополнений и изменений в действующие законодательные акты, которые разработаны Межведомственной рабочей группой (МРГ).

В общем антикоррупционном пакете большое значение имеют законопроекты, направленные на преодоление коррупции в судебной системе. В антикоррупционный пакет вошел, безусловно, важный, но далеко не полный набор антикоррупционных «таблеток».

ВОЗВРАЩЕНИЕ АКТИВОВ

Основополагающим принципом Конвенции ООН против коррупции является возвращение активов (похищенных, полученных в виде взяток или незаконной прибыли и отмытых в других странах).

Однако в нашем антикоррупционном пакете   этому вопросу уделено неадекватно незначительное место — всего несколько строчек. Возвращение активов называется одной из задач предлагаемой системы мер.

Об отношении в нашей стране к возвращению похищенных активов свидетельствует тот факт, что об этой проблеме ни слова не говорили на прошедших недавно коллегиях МВД и Генпрокуратуры по итогам работы за 2007 год. Одновременно есть все основания считать возвращение активов одной из самых актуальных для России проблем в борьбе с преступностью и коррупцией. Например, заместитель постоянного представителя России при ООН Илья Рогачев, возглавлявший российскую делегацию в работе над Конвенцией ООН, сообщил, что количество выведенных из России средств, полученных преступным путем, по экспертным оценкам, составляет не менее 200 миллиардов долларов.

В то же время мировая антикоррупционная стратегия строится именно на развитии института возвращения активов. «Группа восьми» подготовила сводную информацию о принципах и вариантах отчуждения и перевода конфискованных доходов от коррупции в особо крупных размерах, а также об оптимальной практике распоряжения арестованными активами. В 2007 году было завершено исследование о возвращении активов, полученных должностными лицами, которые не могут быть подвергнуты уголовному преследованию.

В свою очередь, Управление ООН по наркотикам и преступности и Всемирный банк официально объявили 17 сентября 2007 года о начале осуществления Инициативы по возвращению похищенных активов. С начала 2007 года начал функционировать Международный центр по возвращению активов при Базельском институте управления, который тесно сотрудничает с Управлением ООН по наркотикам и преступности.

В декабре 2007 года Совет Европейского союза принял решение о том, что каждому государству — члену Европейского союза следует создать или назначить национальный орган по возвращению активов.

В этих условиях, чтобы не оказаться в хвосте событий, России необходимо подготовить дополнительный  антикоррупционный пакет, касающийся вопросов борьбы с отмыванием преступных доходов и международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства.

Дело в том, что в нашем Уголовном кодексе до сих пор не учтены важнейшие положения Конвенции ООН против коррупции. Безусловно, этот пробел должен быть восполнен, тем более что соответствующие предложения по этим вопросам уже подготовлены.

Для активного включения в международное сотрудничество по возвращению активов потребуется изменение правового понятия отмывания (легализации) денежных средств или иного имущества, приобретенного преступным путем, которое сформулировано и в Уголовном кодексе, и в российском законе о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. По совершенно «непонятным» причинам из числа преступлений, в отношении которых применяется институт борьбы с отмыванием, исключены все уголовно наказуемые виды уклонения от налогов и таможенных платежей, а также невозвращение из-за границы средств в иностранной  валюте.

Между тем международная практика идет совсем другим путем. Так, Нидерланды, Соединенные Штаты, Финляндия и Швеция применяют «всеобъемлющий подход», в соответствии с которым действие законодательства о борьбе с отмыванием денег распространяется  на любые полученные нечестным путем доходы. Во Франции основным преступлением считается любое преступление, наказуемое тюремным заключением или штрафом на сумму более 1,5 тысячи евро.

Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и финансировании терроризма (2005 года) включает все налоговые преступления в число тех, на которые распространяется действие механизмов борьбы с отмыванием.

Указанная Конвенция Совета Европы подписана, но пока еще не ратифицирована Россией. Но разве это мешает привести соответствующие статьи в Уголовном кодексе и законах в соответствие с международно-правовыми требованиями?

ПРОЗРАЧНОСТЬ ДОБЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Разработка «таблеток» от коррупции в мировом сообществе продолжается. В развитие Конвенции ООН против коррупции буквально на днях в качестве официального документа в штаб-квартире распространен проект резолюции Генеральной Ассамблеи «Повышение транспарентности в добывающей промышленности». Его авторами стали 17 государств.

Проект резолюции предлагает правительствам государств — участников ООН поддержать инициативу по обеспечению транспарентности в добывающей промышленности. Указанная инициатива была выдвинута еще пять лет назад. Она направлена на совершенствование государственного управления в богатых ресурсами странах на основе проверки и публикации всей информации о платежах компаний и государственных поступлениях, связанных с продажей нефти, газа и продукции горнодобывающей промышленности.

Для России эта инициатива имеет принципиальное значение в условиях жесткой критики со стороны наших зарубежных партнеров ряда крупных сделок в российской добывающей промышленности (выкуп «Сибнефти», деятельность швейцарского трейдера «Росукрэнерго» и швейцарского нефтяного трейдера  Gunvor, через которого экспортируется около трети вывозимой за границу российской нефти, и др.).

ГОСКОНТРОЛЬ ЗА ГОСКОРПОРАЦИЯМИ

Инициатива по обеспечению транспарентности должна быть реализована и в совершенствовании российского законодательства, регулирующего деятельность госкорпораций.

Контроль учредителя за корпорацией может быть практически сведен к нулю законом о создании конкретной государственной организации. Нормативное регулирование подменяется индивидуально-правовым.

Форма государственной корпорации, отмечено на специальном заседании в Совете Федерации, не подходит и для воплощения административной реформы, смысл которой в повышении самостоятельности бюджетных учреждений при усилении контроля над результатами, зато форма госкорпораций создает идеальные условия для  перевода госсобственности в негосударственный сектор при минимальных финансовых выгодах.

Достаточно сказать, что после создания госкорпораций («безвозмездной приватизации» государственного имущества) органы госуправления без согласия госкорпорации не имеют права:

— запрашивать у органов управления госкорпорации их распорядительные документы;

— запрашивать и получать информацию о финансово-хозяйственной деятельности корпорации у органов государственной статистики, налоговых органов, иных органов государственного надзора и контроля, а также у финансовых организаций;

— направлять представителей для участия в проводимых госкорпорацией мероприятиях (вплоть до пресс-конференций);

— проводить проверки соответствия деятельности корпорации, в том числе по расходованию денег и использованию иного имущества, целям ее деятельности;

— в случае выявления нарушения закона или совершения госкорпорацией действий, противоречащих ее целям, вынести ей письменное предупреждение с указанием допущенного нарушения и срока его устранения;

— устанавливать соответствие расходования денег и использования имущества госкорпорацией ее целям.

Вывод собственных средств госкорпорации из государственной собственности означает и вывод их из-под надзора Счетной палаты. Естественно, что такое отсутствие госконтроля за госкорпорациями может повлечь развитие коррупционной активности. Не пора ли залатать «правовую дыру» в законодательстве о госкорпорациях?

Владимир ОВЧИНСКИЙ, доктор юридических наук, советник Конституционного суда РФ

***

Без назначения указанных выше современных лекарств от коррупции «таблетки», предлагаемые в антикоррупционном пакете, разработанном МРГ, могут сыграть роль таблеток от кашля при лечении туберкулеза: имитация лечения приведет к разрастанию болезни. 

Фото МАРИИ СЕМЕНОВОЙ/WWW.EG.RU

Опубликовано в журнале "Огонек"


0.2663848400116