17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
Архив материалов
 
Поговорим о дегенерации

  Каждый школьник знает, что такое эволюция, но далеко не каждый ответит на вопрос о том, что такое инволюция. Слово «эволюция» восходит к латинскому evolutio «развертываю», а антонимом к нему является involutio “свертываю”. Эволюция – это движение вперед, от простого – к сложному, от беспорядка – к порядку, от хаоса – к гармонии, а инволюция – это обратное движение.

Эволюция есть развитие, а инволюция – его противоположность. Движение от каменного топора, например, к компьютеру – эволюционный процесс, а обратное движение – инволюционный.

         У нас накопилось множество вопросов к инволюции. Почему, например, наряду со здоровыми особями рождаются уроды? Почему сходят с ума? Почему в культурогенез сплошь и рядом врывается антикультура? Почему рядом с Богом, например, уживается Сатана? А может быть, есть религии без дьявольских сил? Почему науку подпирает лженаука? Почему на полках магазинов могут рядом оказаться Федор Достоевский и Владимир Сорокин? Почему же в этом мире рядом с добром уживается зло? Почему эволюции не бывает без инволюции? А нет ли ситуаций,  в которых последняя стимулирует первую, когда инволюция диалектически переходит в эволюцию? Располагаем ли мы точными критериями, с помощью которых мы можем увидеть в том или ином явлении, с одной стороны, эволюцию, а с другой, инволюцию? Иначе говоря, легко ли эволюцию отличить от инволюции? Как, например, нам оценивать с данной точки зрения современную глобализацию? Чего в ней больше – эволюции или инволюции? Если мы признаем в ней закономерный этап в развитии человеческого общества, то стоит ли ей препятствовать? Ведь это будет значить, что мы препятствуем эволюции? А если мы поставим на место глобализации, например, клонирование, то и к нему подходят те же вопросы. Чего в нем больше – добра или зла, прогресса или регресса, эволюции или инволюции? Я думаю, что уже и этих вопросов достаточно, чтобы убедиться в сложности проблем, стоящих перед человеком, пытающимся понять, что же такое инволюция и какова ее роль в отношении к эволюции.

          Эволюции культуры (культурогенезу, антропогенезу, гоминизации, очеловечению), как известно, предшествуют, три других эволюции – физиосферы, биосферы и психики. Первая из них называется физиогенезом, вторая – биогенезом и третья – психогенезом (см. об этом подр. во введении к указанной книге 1). Рассмотрим сначала некоторые примеры инволюции в биогенезе и психогенезе. Что представляет собою инволюция (дегенерация, деградация, вырождение) в живой природе?

         Откроем биологический словарь Николая Федоровича Реймерса и читаем: “ДЕГЕНЕРАЦИЯ (лат. degenerare – вырождаться): 1) вырождение, ухудшение из поколения в поколение биологических свойств организма в результате неблагоприятных условий существования; 2) перерождение, глубокие структурные изменения в тканях тела, сопровождающиеся появлением в них веществ, обычно чуждых данной ткани (жира, гиалина и т.п.); 3) то же, что и биологическая редукция, т.е. упрощение, ослабление или почти полное исчезновение органов, не имеющих эволюционного значения, напр., жабер у наземноживущих животных; обычно ведет к процветанию вида – биологическому прогрессу» (2;91-92).

          Вот уж поистине противоположности сходятся! Если инволюционная интерпретация дегенерации у Н.Ф.Реймерса в первом случае не вызывает никаких сомнений, то ее инволюционное истолкование в третьем случае ставит в тупик. Что это за инволюция такая, если дегенерация, о которой в этом случае идет речь, приводит к «биологическому прогрессу»? А между тем мы имеем здесь дело с совпадением инволюции с эволюцией!

В самом деле, в третьем значении термина «дегенерация» у Н.Ф.Реймерса, с одной стороны, идет речь об утрате тем или иным видом растений или животных тех признаков, которые в прошлом были полезными для его эволюции (стало быть, здесь присутствует инволюция). С другой стороны, утрата подобных признаков оказывается на данном этапе развития этого вида полезной для его дальнейшей эволюции (стало быть, здесь присутствует эволюция).  Что же выходит? Выходит, что противоположности сходятся! Выходит, что в подобных ситуациях разница между инволюцией и эволюцией нейтрализуется. Инволюция может совпадать с эволюцией! Инволюция может переходить в эволюцию! Инволюция может становиться эволюцией! Эволюционирующий объект в этом случае отступает назад не ради отступления как такового, а ради будущего наступления, ради возвращения на прежний эволюционный путь.

Инволюция, переходящая в эволюцию, не является инволюцией в собственном (абсолютном) смысле этого слова. Мы здесь имеем дело с релятивным или прогрессивным видом инволюции. Ярким примером индивидуальной инволюции этого типа является послеродовая инволюция, при которой женский организм возвращается в прежнее, дородовое состояние, исключая молочные органы.

Другим, более сложным - видовым или популяционным - примером прогрессивной инволюции в живой природе является генетически закодированное самоубийство у некоторых организмов. Обеспечив потомство, представители таких организмов умирают практически здоровыми. Какой смысл заложила эволюция в подобное самоубийство? Вот как на этот вопрос ответил Владимир Петрович Скулачев: «У многих видов все существование направлено на то, чтобы размножиться, дать жизнь новому поколению, а самому умереть. К таким относятся поденки – насекомые, которым хватает одного дня, чтобы налетаться и отложить яйца, им даже есть не нужно. Или самцы одного из видов кальмаров, которые тонут сразу после того, как подложат под кожу самке сперматофор – мешочек со сперматозоидами. Или лосось, умирающий после того, как он достигнет конца своего трудного пути вверх по реке и отложит икру. Наконец, даже с растениями такое случается. Например, бамбук живет 15–20 лет и размножается вегетативно, но, как только зацветает и дает семена, сразу гибнет » (3). Отсюда следует вывод: «Запрограммированное самоубийство целого организма можно определить как феноптоз. Биологический смысл его в том, что смерть одного индивидуума порой приносит пользу другим организмам, популяции и виду в целом» (там же). На нашем языке биологический смысл генетически запрограммированного самоубийства выглядит так: предельная инволюция индивида ради дальнейшей эволюции вида. Способны ли люди жертвовать собой ради других? Да, но, во-первых, на самопожертвование способны лишь очень редкие, героические личности в исключительных ситуациях, а во-вторых, они идут на него сознательно, а не в силу генетической запрограммированности.

Другим типом инволюции – инволюции в собственном смысле этого слова – является абсолютная или регрессивная инволюция. Инволюция в этом случае выступает в чистом виде. Такая инволюция разрушает не ради будущего созидания, а ради самого разрушения.

         Психическая инволюция называется дегенерацией (вырождением, деградацией личности). В психологическом словаре К.К.Платонова читаем следующее  определение психической формы инволюции: «ДЕГРАДАЦИЯ ЛИЧНОСТИ (лат. Gradus – ступень, фр. degradation – упадок) – распад как ослабление субординации иерархически высшими уровнями низших уровней динамической функциональной структуры личности. Д.л. может быть социально обусловлена и связана с аморальным и противоправным поведением личности. Она вызывается также психическим заболеванием, наркоманией, алкоголизмом и склерозом мозга (особенно в старческом возрасте). Наиболее болезненная форма Д.л. – психический маразм» (3;30).

У К.К.Платонова мы нашли по существу не филогенетическое (родовое), а онтогенетическое определение психической инволюции, поскольку в его словаре речь идет о деградации лишь отдельной личности. Филогенетический же размах психической инволюции мы найдем у  Макса Нордау в его книге «Вырождение», которую следовало бы назвать «Психическое вырождение». Ее автор делал упор в ней на наследственной стороне психической инволюции, крайней формой которой является сумасшествие. Практическим же следствием из него может стать самоубийство – добровольный возврат к физической природе. Но сумасшествие и самоубийство – это конечный, предельный результат психической инволюции, ему предшествует долгий путь борьбы со страхом перед враждебным миром, за которым следует ненависть к нему и депрессия. Путь психического вырождения, намеченный М.Нордау в его книге, в целом может быть обозначен следующей цепочкой: страх – ненависть – депрессия – невроз – психопатия - сумасшествие. Это и есть путь психического вырождения. Характерные черты людей, вступивших на этот путь, М.Нордау обозначил следующим образом: “Психологические источники нравственного помешательства во всех степенях его развития заключаются в сильно развитом эгоизме и непреодолимых влечениях, т.е. неспособности противиться внутреннему влечению, побуждающему совершить какое-нибудь действие. Это два главных признака вырождения… Наряду с нравственным помешательством и легкой возбуждаемостью вырождение характеризуется также состоянием душевного бессилия и унынием… Психопат… убеждает самого себя, что он презирает труд, а чтобы оправдать себя в собственных глазах, он создает философию отречения, удаления от мира, человеконенавистничества… В связи с неспособностью к деятельности находится склонность к бесплодной мечтательности… Психопат не способен приспособляться к данным условиям… Он вечно старается пересоздать мир и сочиняет планы спасения человечества… Наконец, еще одним из главных признаков вырождения является мистицизм” (4;34-36).

Что же мы видим в результате? Как в случае с биологической формой инволюции, так и с ее психической формой мы имеем дело в конечном счете с “ухудшением из поколения в поколение” биологических или психических свойств организма. Только в первом случае речь идет о физических его свойствах, а во втором – психических. Как в первом, так и во втором случае мы имеем дело с утратой тех свойств живого организма, которые могут расцениваться в качестве величайших достижений эволюции вообще и человеческой эволюции в частности. Но подобным образом дело обстоит и с культурной формой инволюции. Как  в биогенезе и психогенезе, так и в культурогенезе инволюция заявляет о себе как ухудшение соответственных областей культуры – в частности, духовной культуры, которая включает в себя религию, науку, искусство, нравственность, политику и язык.

Предельную формулу инволюции составляет переход «ПОРЯДОК → БЕСПОРЯДОК». Эта формула реализуется на уровне культуры посредством перехода «созидание → разрушение». На уровне же отдельных областей духовной культуры последний приобретает свои формы: в религии: Бог → дьявол, в науке: истина → ложь, в искусстве: прекрасное → безобразное, в нравственности: добро → зло, в политике: справедливость → несправедливость, в языке: единение → разобщение.

         Инволюция в религии: Бог → дьявол. Очевидной подменой бога дьяволом характеризуется сатанизм. Менее очевидна инволюция в других сектах – у Свидетелей Иеговы, Церкви саентологии, Рэйки.

         Инволюция в науке: истина →ложь. В области науки мы наблюдаем в последние годы настоящий инволюционный бум. Пышным цветом у нас расцвела лженаука. Она существует в двух формах – паранаучной (эзотерической) и квазинаучной. Паранауки (околонауки) сохраняют в той или иной степени связь с религиозным сознанием, тогда как квазинауки (будтонауки) свободны от него. По основным функциям паранауки подразделяются на футурологические, когнитивные, коммуникативные и прагматические.  К футурологической эзотерике относятся астрология, нумерология и мантика, к когнитивной – физиогномика, метопоскопия и графология, к коммуникативной – теософия, спиритизм, телепатия и оккультная конспиралогия, к прагматической – алхимия, магия, экстрасенсорика и «Живая этика». По предметам изучения квазинауки подразделяются на квазифизические, квазибиологические, квазипсихологические и квазикультурологические. В качестве квазифической может рассматриваться теория физического вакуума или торсионных полей, в качестве квазибиологических – евгеника и йетика, в качестве квазипсихологических – трансперсональная психология С.Грофа, соционика и нейролингвистическое программирование, в качестве квазикультурологических – гиперборейская теория Г.Вирта, теория антропогенеза Поршнева-Диденко, квазихронология А.Т.Фоменко и уфология.

         Инволюция в искусстве: прекрасное → безобразное. Движение искусства к лжеискусству можно легко увидеть на материале постмодернизма. В русской прозе конца ХХ века он представлен, например, творчеством Виктора Ерофеева и Виктора Пелевина. «Русская красавица» первого и «Чапаев и Пустота» второго вносят в сознание их читателей хаос и пустоту.

         Инволюция в нравственности: добро → зло. На разрушение нравственности оказал влияние анимализм. В конечном счёте он возвращает человека к его истокам – к животному. Он представлен прежде всего в социал-дарвинизме (Томас Мальтус, Артюр Габино, Людвиг Вольтман и др.) и прагматизме (Уильям Джемс, Джон Дьюи). Социал-дарвинизм переносит закономерности, действующие в живой природе среди животных, на объяснение жизни человеческого общества. Прагматизм  обожествляет  эгоистическую выгоду, ради достижения которой все средства хороши.

         Инволюция в политике: справедливость → несправедливость. На разрущение политического сознания в наше время оказывают два направления мысли – бодрийяризм и фукуямизм. Выразителем первого стал Жан Бодрийяр, выразителем второго – Фрэнсис Фукуяма. Оба они провозгласили «конец истории», однако понимают его по-разному. Жан Бодрийяр видит за ним будущий конец культуры в целом, тогда как Ф.Фукуяма – лишь конец коммунизма. Вдохновлённый реставрацией капитализма в некоторых странах социализма, Ф.Фукуяма возмечтал о завершении общественной эволюции, прервав её на глобализационном капитализме. На место «коммунистической утопии» он поставил утопию либерально-капиталистическую.

         Инволюция в языке: единение → разобщение. Интенсивным инволюционным нападкам у нас подвергается сейчас и русский язык. Свидетельством таких нападок служат его варваризация и вульгаризация.  Первый из указанных процессов состоит в непомерном вторжении в наш язык американских варваризмов, тогда как второй – в росте культурно-речевой безграмотности, в распространении за свои пределы молодёжного и уголовно-блатного жаргонов и в разрастающемся сквернословии.

Велика инволюционная яма, в которой оказалось современное человечество. Эта яма будет углубляться до тех пор, пока люди, оказавшиеся в ней, активно и деятельно не потянутся к свету эволюционизма. Он позволит им выбраться из этой ямы. Выбравшись же из неё, они увидят на её дне останки всех инволюционистских вождей. Призраки этих вождей будут возрождаться вновь и вновь, поскольку инволюция – это тень эволюции. Великие эволюционные идеалы Истины, Красоты, Добра, Справедливости, Единения и т.п. инволюция превращает в их карикатуру.

 

В.П.Даниленко

 

ЛИТЕРАТУРА

1.             Даниленко В.П., Даниленко Л.В. Основы духовной культуры в картинах мира. – Иркутск, 1999.

2.             Реймерс Н.Ф. Основные биологические понятия и термины. – М., 1988.

3.             Скулачев В.П. Самоубийство – код жизни//Литературная газета,2002,№43.

4.             Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. – М., 1984.

5.             Нордау М. Вырождение. – М., 1995.


0.27024388313293