19/10
08/10
03/10
24/09
06/09
27/08
19/08
09/08
01/08
30/07
17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
Архив материалов
 
Выведение новой породы людей: за и против

Если современный человек так далёк от совершенства, то, может быть, селекционным путём можно попытаться вывести новую породу людей – более совершенных? Над этим вопросом и задумался английский биолог, психолог и антрополог, родственник великого Ч.Дарвина Фрэнсис Гальтон (1822-1911). Его считают одним из основателей науки, которую он назвал  евгеникой. В 1869 году вышла в свет его книга «Наследственность таланта, её законы и последствия», а спустя много лет, в 1904 г., он организовал общество евгенике. Вот какое определение он дал этой науке: "Изучение подлежащих общественному контролю влияний, могущих улучшить или ухудшить как физические, так и умственные качества грядущих поколений" (1). Весьма туманное определение! На самом деле, евгеника (в буквальном переводе с латинского – хорошая порода) – отрасль генетики, которая усматривает свою задачу в улучшении человеческой породы тем же путём, каким улучшают породы животных, – посредством селекции. Евгеника, таким образом, анимализирует человека.

Ещё за много столетий до появления евгеники, спартанцы пытались улучшить свой народ без особых мудрствований: они уничтожали своих детей, если они рождались слабыми. Платон (427347 до н.э.) теоретически высказывался в своём диалоге «Государство» о необходимости контроля со стороны государства за деторождением. С другой стороны, в наше время появилась генная инженерия, одна из областей которой направлена на клонирование. Известны ошеломляющие успехи в этой области. Выведенная из клона овечка Долли в конце ХХ века стала сенсационным подтверждением непредсказуемых перспектив генной инженерии. Одна из них может состоять в возрождении евгенических мечтаний: для выведения лучшей породы людей необходимо клонировать самых лучших представителей человечества – самых здоровых, самых красивых, самых умных, самых добрых и т.д. Во всяком случае, оправданным представляется термин, который я поставил в начало излагаемого раздела, – евгенизм. Под этим термином имеется в виду то течение мысли, которое связано с желанием некоторых людей улучшить свою породу. Способы могут быть разными. Евгеника предложила селекционный способ, предполагающий искусственный отбор родителей для получения от них детей, которые будут лучше своих предков. Этот способ уже с давних пор апробирован в растениеводстве и животноводстве.

Оживлённый интерес к евгенике возник в начале ХХ века. В нашей стране её благословил Климент Аркадьевич Тимирязев (18431920). Он призвал своих коллег к проведению евгенических экспериментов, но не был уверен в их моральных последствиях. Он писал: "Таковы задачи академической стадии (в развитии евгеники – В.Д.). Каковы же будут ее практические выводы, а, тем более, каковы будут нравственные принципы ...еще преждевременно гадать" (там же). Но подлинного расцвета в нашей стране евгеника достигла в 20е годы. Главным организатором её успехов стал Н.К.Кольцов.

Николай Константинович Кольцов (1872-1940) – выдающийся советский биолог и организатор науки. Его считают основоположником отечественной экспериментальной биологии. Он был академиком ВАСХНИЛ (с 1935 г.), а с 1917 г. по 1939 он возглавлял Институт экспериментальной биологии. В 1920 г. он организовал в Москве Русское евгеническое общество, в деятельности которого принимали участие выдающие ученые того времени – А.С.Серебровский, Ю.А.Филипченко, М.В.Волоцкий, Т.И.Юдин и мн. др. Филиалы этого общества были открыты также в Ленинграде, Киеве, Одессе и Саратове. Они печатали свои труды в «Русском евгеническом журнале».

Чтобы не ошибиться в людях, которые могли бы стать родителями «евгенических» детей, сам Н.К.Кольцов занялся изучением генеалогии таких выдающихся людей, как А.М.Горький, Ф.И.Шаляпин, С.А.Есенин и др. Общий вывод о русском генофонде он сделал весьма оптимистический: "Рассмотренные нами генеалогии выдвиженцев ярко характеризуют богатство русской народной массы ценными генами" (там же). Многообещающие результаты евгенических «браков» Н.К.Кольцов связывал с огромным разнообразием русских генотипов. Он писал: «Величайшей и наиболее ценной особенностью (любой) человеческой расы является именно огромное разнообразие ее генотипов, обеспечивающее прогрессивную эволюцию человека» (там же). При этом он вовсе не отрицал роль воспитания евгенических детей. Вовсе недостаточно, считал он, родиться от здоровых и одарённых родителей, «требуется, чтобы каждый ребенок был поставлен в такие условия воспитания и образования, при которых его специфические наследственные особенности нашли бы наиболее цельное и наиболее ценное выражение в его фенотипе» (там же). Но социокультурному фактору усовершенствования людей Н.К.Кольцов придавал меньшее значение, чем генетическому (наследственному). Этим и объясняется его страстное увлечение евгеникой в ХХ годы.

В 1923 г. Н.К.Кольцов в статье «Улучшение человеческой породы» писал: «Многие социологи наивно, с точки зрения биолога, полагают, что всякое улучшение благосостояния тех или иных групп населения, всякое повышение  культурного уровня их должно неизбежно отразиться соответственным улучшением в их потомстве и что именно это воздействие на среду и повышение культуры и является лучшим способом для облагораживания человеческого рода. Современная биология этот путь отвергает» (2;62). А в 1927 г. он пояснял: «В начале ХХ века возникает мысль о возможности научно влиять на размножение человека с целью предохранить человеческий род от возможности вырождения и путём отбора наиболее ценных производителей (вот так! – В.Д.) улучшить человеческую породу так же, как улучшаются путём искусственного отбора породы домашних животных и культурных растений» (2;64).

Несмотря на то, что в 1929 г. А.С.Серебровский уверял читателей «Медикобиологического журнала», что евгеника могла бы в относительно быстрые сроки дать поколение людей, которые смогли бы выполнять пятилетний план социалистического строительства за 2,5 года, к концу 20 гг. деятельность евгенического общества в нашей стране была закрыта. Она была признана несовместимой с нормами социалистической морали.

Наш выдающийся генетик Николай Петрович Дубинин (род. в 1900), который в 30е годы работал в Институте экспериментальной биологии под непосредственным руководством Н.К.Кольцова, а позднее (19661981) возглавлял Институт общей генетики, в книге «Вечное движение» так оценивал нравственную сторону евгенизма: «Практика по переделке генов для современного человечества была бы губительной… В случае же попыток такого рода без преувеличения можно сказать, что на человечество обрушились бы демонические силы невежественной науки. Потребовалось бы разрушение семьи, высоких чувств любви, поэтическая сущность бытия человека была бы уничтожена. Человечество превратилось бы в экспериментальное стадо. И что взамен оно могло бы получить? Практически ничего, кроме разрушения его бесценной существующей наследственности, на которой базируются ныне и будет развиваться в будущем гений человека. Если же перед человечеством встанут задачи, которые оно не сможет решать, используя свойственный ему генетический потенциал, то оно изменит свою биологическую природу способами ещё неведомой нам новой науки, методами, достойными человека» (2;6061).

Между тем евгенические мечтания живы до сих пор. Так, главный санитар России Виктор Онищенко писал в 2002 году: «Для наивного обывателя евгеника — некая "фашистская" наука о создании "сверхчеловека", который должен прийти на смену ныне живущему "хомо сапиесу". "Белокурые бестии с голубыми глазами", опыты доктора Менгеле (он проводил опыты над детьми в Освенциме – В.Д.), расовый отбор — вот, пожалуй, и всё, что знает обыватель о евгенике. Более дотошные читатели слышали, что евгеника — некая наука об улучшении "людской породы". И лишь немногие знают, что евгеника — достаточно строгая сумма знаний о современном человеке, о наследовании им как отрицательных, так и положительных качеств и физиологических особенностей. Отрицая евгенику как науку, тем не менее, ученые вынуждены тихо, украдкой использовать большинство ее базовых постулатов» (3).

Не так давно в журнале «Наука и жизнь» была опубликована статья доктора биологических наук М.Асланяна под характерным названием – «Соблазн остаётся». В этой статье речь идёт о том, что о евгеническом соблазне. М.Асланян пишет: «Все люди несовершенны. Уже в раннем возрасте можно заметить  одни дети одарены здоровьем, но природа "отдохнула" на интеллекте, другие не могут похвастаться физической красотой и крепостью, но опережают сверстников в умственном развитии, третьи  хорошо успевают и в школе и в спортивной секции, но вот характер – не сахар... И таким комбинациям несть числа. Эта закономерность нашла отражение даже в пословицах и поговорках ("Cила есть – ума не надо" и тому подобных). А сказок о глупых красавицах и умных дурнушках просто не счесть. Поэтому когда встречается человек, сочетающий в себе и красоту, и силу, и интеллект, и нравственность,  он кажется какимто чудом природы. У окружающих такие люди вызывают разные чувства – у кого восхищение, у кого и зависть. А вот ученые уже много лет назад стали задумываться о том, каким образом, в силу каких причин появляются на свет такие редкие, всесторонне одаренные люди. И нельзя ли сделать так, чтобы их в человеческом обществе становилось все больше и больше? Как изменилась бы жизнь вокруг...» (4). Но окончательный вывод в этой статье М.Асланян делает такой: «Cкорее всего человечество расстанется с соблазнами евгеники. Альтернативой могло бы стать широкое распространение знаний о наследственных болезнях и развитие сети медикогенетических консультаций, с помощью которых уже сейчас во многих случаях можно избежать рождения детей с тяжелыми генетическими болезнями» (там же). Но автор этой статьи в целом весьма миролюбиво настроен по отношению к евгенике, лишь вскользь упоминая о евгенических программах, которые реализовывались в Германии ещё до прихода А.Гитлера к власти, но получили широкое применение после 1933 г.

«Евгенические программы в Германии – читаем мы в статье С.М.Гершензона и Т.И.Бужиевской, – начались с появления в конце ХIХ и начале ХХ столетия статей и книг по "расовой гигиене", восхвалявших "истинно германскую высшую расу" и призывавших оградить ее от загрязнения "низшими" расами. Это расистское движение резко усилилось с приходом Гитлера к власти в 1933 году и превратилось во всемерно поддерживаемую и развиваемую государством программу. Началось с принудительной стерилизации психически больных, а также немногих метисов, рожденных немками от солдатнегров французской армии, оказавшихся в Германии в конце 1ой мировой войны. Вслед за этим приступили к тотальному уничтожению в лагерях смерти всех цыган и евреев, независимо от пола и возрастаю… Из тысяч военнопленных (захваченных, главным образом, в боях на территории СССР и Польши) сразу уничтожались раненые, больные, физически слабые, а прочие использовались как рабочая сила. Их содержали в тяжелых условиях до тех пор, пока они могли работать, а после этого тоже уничтожали» (5).

В статье профессора Института генетики Кельнского университета Б.Мюллер Хилла «Генетика и массовые убийства» мы находим дополнительные сведения о стерилизации больных в гитлеровской Германии: «Евгеники (Эрвин Бауэр, Эуген Фишер, Фриц Ленц и др. – В.Д.) предоставили нацистам то, в чем нацисты больше всего нуждались: доверие и уважение в глазах общества. Ученые и доктора медицины не могут ошибаться, говоря что действия антисемитов правильны и необходимы с научной точки зрения. Взамен евгеники получили от нацистов то, чего добивались, – принятия закона об обязательной стерилизации умственно отсталых, алкоголиков, шизофреников, подверженных маниакальнодепрессивному психозу, слепых и глухих от рождения, страдающих хореей Хантингтона. Закон вступил в силу 1 января 1934 г. Известно число прошедших стерилизацию: в период с 1934 по 1939 гг. оно составило от 350 до 400 тыс. человек. И это было сделано против их воли. Лились потоки слез и крови. Около 3,5 тыс. человек (1% таких "пациентов"), большинство из них женщины, умерли в результате операции, которой они не желали. Решения о необходимости операций принимались медиками, получившими подготовку в области генетики человека. Международный комитет евгеников отреагировал на этот закон положительно, что и привело к принятию в 1935 г. так называемых Нюрнбергских законов. Действовавшие в то время в некоторых южных штатах США законы, запрещавшие браки между белыми и черными, евгеники защищали» (5).

Здесь речь идёт главным образом об улучшении человеческой породы посредством «негативной» евгеники – стерилизации больных и прямого уничтожения немцами представителей «неполноценных» народов, а осуществлялись ли в фашистской Германии евгенические браки? Они осуществлялись по проекту, которым руководил Генрих Гиммлер с 1936 до 1945 г. Этот проект имел красивое название – «источник жизни» (Lebensborn). По замыслу его создателей, евгенические дети должны были составить золотой генофонд немецкой нации. На роль производителей отбирались немцы, отвечающие всем требованиям предъявляемым к представителям арийской расы. В роли отцов, как правило, выступали эсэсовцы. Предполагают, что евгенических детей к концу войны в Германии насчитывалось более 10 тысяч. О дальнейшей судьбе этих детей достоверные сведения отсутствуют. Фашистские руководители, таким образом, сделали попытались на практике реализовать “позитивную” евгенику. Эта практика показывает, до какой степени одичания может привести людей анимализационная мораль – мораль, низводящая людей до животных.

В основе анимализационной псевдоморали лежит извращённое представление о природе человека. Эта “мораль” исходит из приоритета биологического (животного) начала в человеке над культурным. Вот почему она возвращает людей к дикости. Напротив, подлинная мораль отдаёт предпочтение культурному началу в человеке перед биологическим. Она ведёт человека вперёд, к его культурной сущности. Вот почему первая служит человеческой инволюции, а последняя – человеческой эволюции, дальнейшему очеловечению людей, их дальнейшему культурогенезу. Вот почему первая зовёт к озверению, а вторая – к человечности.

ЛИТЕРАТУРА

1.        Гершензон С.М., Бужиевская Т.И.  Евгеника: 100 лет спустя // Человек, 1996,

     № 1: http://www.ibmh.msk.su/vivovoco/VIVOVOCO.HTM

2. Дубинин Н.П. Вечное движение. Воспоминания. – М., 1989.

    3. Онищенко В. …Да услышат! // Завтра, 2002, от 6 августа.

4.        Асланян М. Соблазн остаётся Наука и жизнь, 1997, № 1112: http://courier.com.ru/co_4/co_4/sv.htm#21

5.        Мюллер-Хилл Б. Евгеника и массовые убийства // Человек, 1997, № 4: http://www.ibmh.msk.su/vivovoco/VIVOVOCO.HTM

 

В.П.Даниленко


0.17509388923645