17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
Архив материалов
 
Демократия и либерализм

"Цели людей, ответственных за создание какого-либо учреждения, зачастую резко отличаются от целей тех, кто им руководит или там служит. И, что не менее важно, полученные результаты часто также ощутимо отличаются от планировавшихся". [Милтон Фридмен]

Демократия неизбежный спутник современного развитого техногенного общества. Почему? Сегодня мы видим на примере нашей страны, как коррупция и клановые интересы стремительно уничтожают окружающую техносферу - тысячи людей в морозы остаются без отопления. И всего этого не остановить, если не задействовать общественные (всеобщие) механизмы контроля и механизмы ответственности властей (сегодня неприкасаемых). А это и есть демократия. Некоторые предлагают вариант - выкопать Сталина из могилы. . . , но это  опасная затея.

Какая демократия нам нужна?

Попытаемся представить.

1. Верховная власть у нас - власть народа, следовательно, никто не имеет право ее ограничивать, никакой чиновник. Препятствие выражению политической воли общества должно стать тягчайшим преступлением, равноценным силовому захвату власти в государстве. Все ограничители могут быть либо чисто техническими, либо вступают в силу в исключительных ситуациях - война, стихийное бедствие, эпидемия.

2. Референдум может инициировать любой и в любое время, хоть обычный человек, хоть общественная организация. Заявление на референдум пишется по стандартной форме и сдается в  соответствующую организацию, после этого имеешь полное право собирать подписи на проведение референдума. Техническое ограничение - заранее оговоренные правила выяснения воли народа и проверки подписей на возможность фальсификации. Фальсификация воли народа является тягчайшим преступлением. Не только чиновники, но и депутаты не имеют право вмешиваться в проведение референдума - запрещать его или редактировать вопросы. Если депутатов не устраивает формулировки вопросов, они имеют право в любой момент собрать 2/3 голосов от общего числа депутатов и провести свой референдум, параллельный. Если на референдум вынесен вопрос о принятии закона, то при условии голосования граждан страны "За", закон вступает в силу автоматически сразу после подсчета голосов.

3. Никто не имеет право устанавливать какие-либо процентные барьеры или иные ограничения на выборах в парламент. Если набрали голосов на одно депутатское место - получают одно депутатское место, дробность в одно место - чисто техническое ограничение, которое в случае развития компьютерных технологий можно отменить. Никто не имеет право ограничивать политиков выдвигать любые кандидатуры, выдвигают ли они партию или себя лично, сколько голосов граждан получили - столькими и распоряжаются. Подача заявки на участие в выборах - процедура исключительно регистрационная. Техническое ограничение для сегодняшнего дня - лимит на число кандидатов в напечатанных бюллетенях для выборов, если есть превышение, то остаются те, кто представил большее число подписей. Вначале в списке идут те, кто уже представлен в парламенте, в порядке количества имеющихся мест (им не нужно собирать никаких подписей), затем остальные в порядке количества собранных ими подписей.

4. Дебаты обязательны для любых выборов. Если претенденты договорились между собой о дебатах, они дебатирую между собой, не договорились - решает жребий. Никто не имеет право вмешиваться в дебаты, никто не имеет право ни на никакую цензуру. Техническое ограничение - должны быть общие правила проведения дебатов, но если кандидаты согласны на дополнительные правила, улучшающие восприятие дебатов, то только тогда позволяется участвовать в них телеведущим, в противном случае - функция телевизионщиков сводится исключительно к наведению на лица говорящих политиков телевизионных камер. Количество времени для дебатов и время их проведения устанавливают не чиновники, а парламентарии. Кроме теледебатов должны быть и письменные ответы на вопросы друг друга, ответ обязателен, результат доступен, может быть любым скопирован и напечатан. Техническое ограничение - количество вопросов, на которые обязателен ответ.

5. Никто не имеет право ограничивать депутатскую неприкосновенность, кроме избравших депутата и самих депутатов, исключая случаи, когда действия депутата ведут к непосредственной угрозе совершения особо тяжкого преступления (например, выхватил пистолет и начал стрелять). Только тогда силовые органы могут ограничить личные действия депутата. Но после этого они обязаны немедленно обратиться в парламент за разрешением на дальнейшие свои шаги, не смогли связаться с парламентом - обязаны тут же освободить депутата. Ни один чиновник не имеет право препятствовать не только личным действиям депутата, но и скрывать от депутата любую информацию, кроме особых случаев специально оговоренных в законе. Но любые запреты могут быть преодолены голосованием в парламенте, так как депутаты высшая законодательная власть. Депутаты и высшая контролирующая инстанция, а любое препятствие в выполнении ими этих функций является тягчайшим преступлением, что должно быть в прямом виде отражено в Уголовном Кодексе.

6. Никто не имеет право препятствовать информированию депутатами общества о важных для общества проблемах и препятствовать их свободному обсуждению обществом, в том числе и другие депутаты, не согласные с обсуждением. СМИ обязаны предоставлять свои площадки для этого. Должен быть принят специальный закон об "Общественном обсуждении", где и будет прописано, бесплатно или нет предоставляют СМИ свои возможности для широкого общественного обсуждения, и как конкретно они это делают, как это зависит от их формы собственности - частные это СМИ или государственные, или как зависит от числа депутатов, объявляющих начало широкого общественного обсуждения. При этом никакие выступления самих депутатов не имеют право подвергаться цензуре, на любые слова депутата распространяется принцип полной депутатской неприкосновенности.

Наша демократия должна быть куда более последовательная, чем западная, так как и проблемы у нас серьезнее - коррупция, пронизавшая всю экономику и блокирующая любое развитие страны, и чиновничество, захватившее власть над обществом, а точнее - никогда и не отпускавшая власть над обществом из своих рук.

Разделение-ограничение функций

Разделение функций краеугольный принцип организации любых современных сложных систем. Не только общественных, но даже технических. В современной сложной технической системе управляющий блок, исполнительный механизм и контролирующий датчик, разделены, специализированы и часто имеют совершенно разную физическую природу. Для общественных систем принцип разделения функций еще старше, в 1690 году его сформулировал Джон Локк как принцип "разделения властей" на законодательную и исполнительную. Посмотрим на принцип разделения - ограничения функций властей с позиции сегодняшнего опыта.

* Разделение властей (ограничение функций) - барьер на пути диктатуры. Если в государстве одни и те же придумывают законы, сами их исполняют и сами контролируют исполнение, то, что может им противостоять при таких "законах"? Ничего. Не выгоден им закон - заменили другим, не хотят его исполнять - не исполняют. Сменить таких правителей можно только через кладбище.

* Разделение-ограничение функций - барьер на пути коррупции. Если чиновники сами выдают заказ на строительство, сами определяют его стоимость и как подрядчики сами его выполняют, то коррупция обеспечена. Если же им доверить еще и контроль - что и где возведено, то вообще ничего построено не будет, просто деньги рассуют по карманам, что мы и имеем по всей стране.

* Разделение-ограничение функций - требование специализации. Если вы собрались забить гвоздь, то ничего выдумывать не надо, "просто берешь молоток и бьешь по шляпке гвоздя". Но если вы собрались создать самолет или атомную электростанцию, то понадобятся узкие специалисты, каждый из которых способен поддерживать квалификацию только в своей узкой области.

Прямое непосредственное директивное управление всем (директива - мечта чиновника об абсолютной власти) не годится для сложных систем, там правят бал множественность (=надежность) самостоятельных (=высокая скорость реакции) специализированных (=эффективных) подсистем. Попытка КПСС править всем породила дикие примеры бесхозяйственности (абсурдность неизбежная составная часть директивного централизованного управления - или все выполняют все приказы, включая абсурдные, или управление тут же разрушается из-за не согласованности), огромная экономика была не способна удовлетворить самые элементарные бытовые нужды населения (что любая распределенная рыночная система делает автоматически, только разреши).

Демократия и государство

Государство предназначено, чтобы построить всех в ряд. Первые государства возникли в местах, где потребовались большие ирригационные системы, в Египте и в Месопотамии. Не построившись, не начав работать совместно и слаженно, большие ирригационные системы не создать, а земледельческое население вынужденно часто голодать.

Англосаксы создали свое первое государство, построились, чтобы противостоять набегам датчан. А русские не смогли вовремя построиться, раздробленность русских на враждующие княжества привела к монгольско-татарскому игу на сотни лет, к разорению русских земель, к многовековой отсталости от остальной Европы, что нам аукается до сих пор.

Когда французские короли пытались построить своих феодалов, преодолеть раздробленность Франции, на стороне королей выступали города, а особенно торговцы. Один феодал-самодур установил налог даже на пыль из под колес повозок торговцев. Без введения единых правил и гарантий защиты торговцев, никакая торговля и развитие городов были не возможны. И на Востоке караваны первых торговцев состояли по большей части из охраны - цена отсутствия строго соблюдаемых всеми единых правил.

Людовик XIV изрек - "Государство - это я", лозунгом Людовика XV стало - "После меня хоть потоп", а Людовик XVI в день взятие восставшими Бастилии написал в своем дневнике, что ничего за день примечательного не произошло. Демократия обеспечивает более стабильные условия. Фрэнсис Фукуяма - "мало есть примеров, если они вообще есть, когда одна либеральная демократия шла бы войной на другую". Империи прошлого и феодальные государства непрерывно воевали друг с другом, и сегодняшние сатрапии время от времени  сцепляются с соседними сатрапиями, и социалистические страны между собой воевали, а современные демократии не воюют с другими демократиями.

В современном техногенном обществе стабильность может по настоящему предоставить только демократия - разделение властей, независимый парламент, независимый суд, независимые СМИ и т.д.  Только это гарантирует единые правила и законы. В передаче про Грозный корреспондент телевиденья говорит чеченцу из администрации, что на улицах появилось много нарядных людей, а тот объясняет, что не это главное, мол, смотрите, снова на улицах появились светофоры, и начали соблюдаться правила уличного движения. Многие чеченцы уже поняли, что жизнь наладится только тогда, когда все начнут строго соблюдать единые правила. Но российские правозащитники против этого, они за то, чтобы убийцам давали более широкие права. Некоторые чеченцы откровенно говорят в телекамеру, что лучше пусть назначат прокурора со стороны, не вовлеченного в интересы местных кланов, зато все станут защищенными едиными правилами и законами. И тогда можно свою активность сконцентрировать на чем-то полезном, а не поминутно со страхом оглядываться.

Почему целое больше частей? Если говорить языком "Тектологии" А. Богданова, то система организует свои активности, а стихия - нет. Выигрыш за организацией активностей (синхронизацией, концентрацией усилий). Государство это инструмент синхронизации усилий общества, в том числе и в виде концентрации усилий. И очень важно, кому этот  инструмент принадлежит. Иногда инструмент и сам превращается в проблему, как, например, попытка человека облегчить временную боль наркотическими средствами, способна затем кардинально изменить судьбу человека.

В 1920-м году в рассказе "Россия во мгле" Герберт Уэллс писал - "Это был распад общества". Большевики смогли избежать неминуемой катастрофы, только полностью сконцентрировав власть в своих руках. Но диктатура вовне неминуемо приводит к диктатуре внутри. На могиле Робеспьера выбили надпись, рекомендующую проходящим мимо не грустить, ибо если бы там не лежал Робеспьер, то вполне возможно, что в могиле лежали бы они сами. Когда умер Кромвель и в Лондон возвращался король, то под колеса королевской кареты бросали цветы. Поэтому европейцы диктаторам-спасителям предпочитают гарантию общих правил и прав, их горькая история научила многому, нас - нет. В России к 30-и годам сложилась прослойка партийных бонз, имевших прислугу, по нескольку загородных домов, конюшни с породистыми жеребцами, а в коммуналках давились их помощники. Когда в 1937-м году от обычной законности во внутрипартийной жизни на время вновь вернулись к "революционной законности" (точнее к рев целесообразности), парт-низы ринулись за добычей, а добычей были парт-верха ("войны всех против всех" в точности по Гоббсу). Из ста прежних московских глав районных партийных организаций в живых осталось менее десятка. Когда Мао в Китае решил избавиться от своих соратников, он повторил сталинский эксперимент - на время вернул "революционную законность" в ходе "культурной революции", парт-низы практически полностью выкосили пар-верха, да и самих их погибло не меряно, и остались не лучшие. Опасное это дело, отменять правила, даже плохие, в пользу целесообразности, пусть и самой разреволюционной.

Демократия и либерализм

Фридрих Хайек - "Либерализм интересуется функционированием правительства, и прежде всего ограничением его власти. Демократию интересует вопрос, кто направляет правительство. Либерализм требует ограничения всякой власти, в том числе и власти большинства".

Наши ценности и сегодняшние обстоятельства определяют наши цели. Например, считая высшей ценностью жизнь и живя в современном жестоком мире, нам необходимо ставить одной из главных целей - технический прогресс, иначе нас просто загрызут окружающие нас потребители ресурсов. Под выбранные цели мы уже должны конструировать свой мир, свое общество. А каждая конструкция есть набор компромиссов. Для технарей слово компромисс давно стало нормой при создании любой сложной системы. Но представители общественных наук упрямо придерживаются логики 19-го столетия, когда пытались сложный противоречивый мир вывести из одного источника, как из чаши Грааля. Наиболее поучительный пример, не годности данного представления о мире, дают нам представители либерализма.

Современный либерализм требует максимум независимости не только от государства, но и от любого иного давления. А существование любой долговременной группы возможно только при ограничении свобод членов группы. Если присутствие в группе будет лишь разумно-прагматическим, то крепкой она никак не будет. Либерализм разъедает и разрывает долговременные общественные соединения. Общество, превращенное в пыль из атомизированных одиночек, не только не способно противостоять любой возникшей сплоченной группе (например, антилиберальной - мусульманской), но не способно и заставить плодиться своих членов. Вот нижние четыре строчки мирового рейтинга плодовитости, количество рожденных детей на женщину (для сохранения популяции должно быть более двух):

Тайвань - 1,12 детей в среднем рождает одна женщина,
Сингапур  - 1,07 детей,
Макау - 1,03 детей,
Гонконг - 0,98 детей

Это знаменитые азиатские тигры (в Японии и Южной Корее дела не намного лучше), с самым высоким доходом на душу населения, Милтон Фридман называл их экономики самыми либеральными в мире. Только вот их самих уже со следующего поколения станет меньше наполовину. В такую цену им обошлись либеральные идеи. Любое либеральное общество само последовательно уничтожает себя. А когда оно достаточно ослабнет, придут варвары, которые сильны, так как сплочены, потому что отрицают либерализм.

Первичность личных свобод диктует моральный релятивизм, вы не имеете права требовать признания, что один поступок хуже другого. Вновь саморазрушение общества - общество не способно существовать без морали, на одном интересе общество долго не протянет, но декларируемые обществом принципы стремятся не дать морали действовать.

Релятивизм ценностей предполагает равноправное существование разных иерархий ценностей, где одни свободы и права считаются ценнее других. Тогда при конфликте разных свобод и прав не всегда возможно разрешить проблему рационально (посредством хорошо прописанных законов), остается только политическое решение, при помощи политической борьбы, где при полностью демократических процедурах либерализм обречен на поражение. Поэтому сегодняшние многие либеральные права (например, права садомистов учить детей и занимать церковные должности) западному обществу навязаны, элита их протащила с черного хода.

Джон Грей "Поминки по Просвещению" - "существует несводимое к единому знаменателю множество высших ценностей". Равноправное существование ценностей с разными весами разных прав приводит к тому, что имеют равное право существовать ценности, которые отрицают либерализм, где "вторичные" для  либерализма свободы и права главнее "первичных" либеральных прав и свобод. Например, право на жизнь в достатке выше права на ничем не ограниченные политические свободы. Из письма китайского посла в английскую газету - "люди сыты [в Тибете], одеты и имеют кров. И это главная цель Китая на протяжении столетий". Или как можно в некоторых странах сочетать право на самореализацию и право на не ограниченные политические свободы, если при полных политических свободах в данных странах нельзя из дома выйти, чтобы себя реализовать? Примеры - Косово, Ирак, вся Африка. Тогда при равенстве разных иерархий ценностей, а значит и разных систем прав, авторитарные режимы (если они обеспечивают право на жизнь в достатке и право на самореализацию) не менее легитимны, чем либеральные. Но если либеральные политические системы легитимны лишь в силу веры в них своего населения и не более того, что означает война за победу либеральных ценностей?

Либерализм (первичность личных свобод, свобод частей от целого) давно вошел в конфликт с демократической политической системой, правом общества самому решать, как ему жить. На Западе большинство граждан привержено традиционным ценностям (семейным, моральным), а элита навязывает обществу свою систему ценностей, она хорошо различима в деятельности правозащитников, которые всегда на стороне подонков, людей противопоставляющих себя обществу. Тогда кто такие "правозащитники"? Они защищают права людей или узкие интересы элитарного сообщества, которое видит в подонках, противопоставляющих себя остальному обществу, своих союзников? Подавляющая часть людей а нашей стране уверена в последнем.

Для технарей давно обсуждение свободы и не свободы не более чем выбор компромисса, много свободы - система не работоспособна, так как она не прочна и не синхронизирована работа ее частей, мало свободы - система не способна эффективно реагировать.

Есть еще один важный момент. Если вы договорились придерживаться неких правил, то, по словам отца кибернетики Винера, выиграет тот, кто первым обманет. Вам выгодно существование неких ограничивающих правил для всех остальных, а для себя выгодно их нарушить. Поэтому в личных отношениях стережет правила мораль, а в экономике мы подписываем договора, что ограничивает нашу свободу впоследствии изменить свое решение. В любом крупном предприятии необходимо избрать руководителя, которому передается часть наших прав, иначе слаженная работа большого коллектива станет не возможной, а главная цель - не достижимой. Любая значимая цель, требующая совместной работы множества людей - требует ограничения их свобод. Это верно даже для отдельного человека, хотите получить что-то большое - ограничьте свои сиюминутные желания. Большая цель требует синхронизации и концентрации усилий, требует от нас построиться, получить право на нее можно, только ограничив свою свободу.

Проиллюстрируем принцип "ограничения прав" на примере сегодняшнего Китая. В Китае намечается ситуация аналогичная СССР, это типичная проблема любой тоталитарной системы, обязательно прошедшей через период массовых репрессий. Репрессии 30-х в СССР сильно ограничивали реформаторство сподвижников Брежнева. Судя по их довоенным должностям, они не могли не участвовать в репрессиях, они все были "подписанты". Но как только пришло новое поколение руководителей, "не подписантов", СССР был разрушен (история дама язвительная, "поколение лицемеров", уничтожившее СССР, воспитал именно Сталин, а знаменитые сталинские темпы развития сотворены талантом "детей революции", их мировоззрение было сформировано под влиянием Ленина и "ленинской гвардии", которую Сталин и перестрелял). В Китае сегодня из руководства уходят люди времен "культурной революции", как только их заменят "не подписанты", судьба социализма в Китае предрешена (Северная Корея, Куба и даже Иран, все их порядки держатся за счет "подписантов", которые боятся возмездия в случае утери власти). Сложно представить, что китайская партийная и гос элита и далее предпочтет довольствоваться скромными зарплатами, а не ринется делить "китайский пирог". Что ждет тогда Китай? Ничего хорошего. Что предпринять? Сегодняшняя китайская элита независима (свободна) от общества, но если ее права ограничить, передать часть прав от узкого слоя элиты всему обществу, что и есть демократия, Китай получит защитный механизм, так как интересы большинства слоев китайского общества в не превращении Китая в подобие разлагающихся осколков бывшего СССР. Но если слишком большие права (свободы) получат автономные районы, наподобие Уйгурского, то на окраинах начнется гражданская война, уж Запад этому поможет - "разделяй и властвуй". Целостность и дальнейшее развитие Китая возможно только при "ограничении прав" (свобод) элиты в рамках демократии, и при "ограничении прав" (свобод) автономных округов - сохранением централизации исполнительной власти, пусть и управляемой полностью демократически. Нужен компромисс между демократией, властью большинства, и свободами отдельных частей общества, будь то отдельный человек или группа людей.
 
Демократия и рынок

Ну а как же рынок, который все расставит по своим местам?

Рынок не всегда демократия, тысячи лет существовал рынок рабов, и общество он не делал более свободным, скорее наоборот, порождал стремление захватить как можно больше рабов на войне с другими племенами, или опутать долгами и превратить в рабов часть своих сородичей. Если и возникала демократия, то в узком слое рабовладельцев, остальные, большинство, не имели никаких прав.

Придерживаться общих правил игры на рынке легче, чем зависеть от прихоти феодала или от самодурства чиновника, но только если вам не выпала черная метка - рынок хорош при всеобщем благоденствии, а острая нужда быстро превращает в раба на любом рынке. Много свободы было у согнанных в Англии с земли крестьян, превращенных в попрошаек? Причина была вполне рыночной - на континентальном рынке потребовалось много овечьей шерсти.

Союз демократии и рынка, демократии и либерализма, не более чем легенда. Но возникла легенда не случайно. Рыночные отношения это принцип неприкосновенности собственности (принцип исключительно свободного обмена), а либеральные свободы - равенство прав собственников (не зависимо от сословного происхождения, или по Хайеку - "свободу талантам"). И рыночная экономика, и либеральная политика, это результат победы буржуа, "людей дела", над своими соперниками - над сословной иерархической Европой. Западная демократия есть не более чем власть буржуа, и никогда "властью всего общества" она не была (раньше повсеместно существовал "имущественный ценз"), но лучшей маскировки чем "власть всего общества" не придумаешь - никто не должен выступать против своей же собственной власти.

Сегодня западная демократия - власть корпораций. А как же электорат? Голос народного собрания имеет вес лишь в вопросах, где корпорации расходятся. Но если они едины, если интерес для них всех общий, корпорации сумеют направить голоса народного собрания в нужное русло. Одно время благостную картину портил СССР, и приходилось идти на немалые уступки плебсу, но сегодня СССР нет, и социальные гарантии настойчиво изымаются у плебса. Самое смешное, что этим вынуждены были заниматься в 90-х левые западные политики, что лишний раз подтверждает подчиненность взглядов политика требованиям заказчика, в данном случае личными взглядами политика "можно пренебречь". Все популярные СМИ или в прямой собственности крупных корпораций, или в руках их доверенных лиц. Избирательные компании требуют немалых сумм денег, случайные люди не попадают в сегодняшнюю большую политику, а кто платит, тот и заказывает музыку, раз он заказчик. Тогда зачем олигархам и корпорациям весь этот геморрой с "управляемой демократией"? Главный враг олигарха - другой олигарх, который, получив всю полноту власти, тут же расправится со своим соперником. "Управляемая демократия" лучший метод сдерживания соперничества в борьбе за абсолютную власть (если кто-то один слишком усилится, то все остальные тут же, объединившись, нападают на него), предотвращается переход соперничества в настоящую войну без правил (как было в России в 90-х, когда банкиров и уголовных авторитетов хоронили очень часто). Учитывать при этом потребности плебса явно вторичная задача. Как высказался американский железнодорожный магнат: "На народ наплевать".

Гипертрофированное увлечение российских идеологов рынком и либерализмом вызвано вполне конкретными интересами. Крайнее увлечение плановой директивной экономикой в СССР выражало желание номенклатуры обладать полной властью над обществом, а сегодняшняя идеологическая рыночная истерия отражает интересы крупного капитала, возможность грабить не стесняясь, применяя право сильного. И плановая идея, и рыночная, рождает достаточное число прихлебателей из среды российских идеологических проституток. Иногда это и вовсе одни и те же люди, ведь для проститутки цвет мундира клиента не важен, у российских идеологов нет принципов - для них важна только сумма чаевых.

Евгений Карамышев


0.215824842453