17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
Архив материалов
 
Тайны 90-х становятся явью только сейчас

Ельцин дал понять, что с позицией Верховного Совета насчет ограничений собственной власти он в корне не согласен. И не пойдет ни на малейшие уступки ни на каком основании. Он с таким трудом выцарапал эту власть у Горбачева, отвоевал ее у него, ценой развала Союза, и вот теперь он считал что по праву может и должен быть единоличным царем. Монархом. А тех, кто с ним не согласнее, он найдет способ раздавить и уничтожить. И Верховый Совет почувствовал всю степень угрозы, исходившей от Президента. И объявил Ельцину импичмент. Это был первый импичмент в истории России, и основания для него были:  незаконный захват власти, ликвидация Союза, два года «реформ» приведших страну к экономическому кризису.

Помните, в Москве вводили на продукты карточки? По карточкам выдавалось мыло, стиральные порошки, соль и спички…  Подобное было в истории нашей страны только во время Отечественной войны и в первые годы «реформ» 1991- 1993 годов, в момент правления Бориса Ельцина. А помните очереди пенсионеров, которые  в шесть утра занимали очередь в булочную чтобы купить хлеба? А девальвацию рубля и гиперинфляцию, которые на глазах превратили все жизненные накопления пенсионеров на сберкнижках в пух и прах?

Из книги А.Коржакова «Ельцин. История болезни».

«В конце 1991 года Александр Руцкой отправился с рабочей  поездкой в Сибирь. То что он увидел там , потрясло вице-президента до глубины души. Люди перестали получать зарплаты и пенсии, во многих городах не было тепла и света.
Резкий на слова Руцкой не сдерживаясь, бросил тогда во всеуслышание сразу же ставшими крылатые слова о «мальчиках в розовых штанишках»- младореформаторах.»
Все это было тогда, в начале Ельцинского правления – так что основания для первого импичмента были. Ну а когда мы с вами будем говорить о втором импичменте, который объявят Борису Николаевичу в 1988 году, то там не уже не только для импичмента появятся основания - а для уголовного дела.
Итак, 24 марта 1993 года заседание Верховного Совета началось с чтения секретарем Конституционного суда В.Зорькиным заключения по поводу обращения Ельцина к гражданам России. Решение Конституционного Совета дает основания для объявления импичмента президенту…

Руслан Хасбулатов спешно созывает внеочередной, девятый съезд. Он ставит на голосование вопрос об отрешении президента от власти. Если импичмент состоится то вся полнота власти перейдет к его заместителю, вице-президенту и боевому генералу-афганцу, Александру Руцкому. Ельцин чудом остался у власти. Не хватило каких-то трех десятков голосов, чтобы скинуть Царя Бориса с его Трона.

В стан оппозиции вслед за Руцким и Хасбулатовым перешли председатель конституционного суда Валерий Зорькин, министр безопасности Виктор Баранников, генеральный прокурор Валентин Степанков.
Все зависело теперь от того, как сработает «наш ответ Чемберлену»- в ответ на импичмент Ельцин организовал всенародный референдум. Он вошел в историю, как «да-да, нет- да», именно,  такие ответы ожидали от народа, и вопросы были сформулированы таким образом, чтобы люди именно так и отвечали. Если бы манипуляция коллективным сознанием (вернее, коллективным бессознательным) прошла успешно, то Ельцин бы остался у власти. И вот, вся страна как под волшебному мановению дирижерской палочки проголосовала именно так, как от нее ожидали.
Почему? Ведь тот экономический развал, в который вогнали Россию «младореформаторы» с молчаливого согласия Президента, был очевиден всем и каждому. Конечно, были подтасовки. Но не настолько же! Может, народ, как, простите, послушное стадо баранов, пришли к избирательным участка и ставили «галочки» не читая вопросов? Что за магический гипноз окутал всю многомиллионную страну в момент голосования по референдуму, заставивший народ сказать «да»  на вопросы «доверяете ли вы президенту», «доверяете ли вы экономической политике Ельцина» и «нужны ли досрочные выборы Парламента»?
Загадка.

Все эти резкие ходы ключевых фигур на развернувшемся Политическом Ватерлоо, напоминали странную карточную комбинации.. Мол, мы бьем тузом вашего короля… И Кремль и Правительство на тот момент уже поняли, что история в России не делается в открытой борьбе. «Путчисты» боялись нарушить закон, боялись крови- и проиграли. Увы, но в России политическая власть всегда была предметом жестокой подковерной борьбы, кровавых незаконных битв и хитроумных интриг.

Белый дом - Парламент, Верховный Совет, был гарантом законодательной власти. И Ельцин прекрасно понимал, что до тех пор, пока в России останется махина Белого дома, ему всегда можно будет предъявить обвинение для нового импичмента.
Белый дом напоминал пороховую бочку, готовую взорваться в любой момент. 
Вопрос был лишь в том - кто бросит туда спичку?

Из книги Б.Ельцина «Записки президента».

«Наступило 5 июня 1993 года. В 9.45 я позвонил Коржакову и попросил принять усиленные меры для поддержания порядка в зале, где будет проходить открытие Конституционного совещания.
За 10 минут до начала заседания появился председатель Конституционного суда Зорькин. Я знал, что ему отвели место в первом ряду, крайнее слева. Хасбулатову, Председателю Верховного Совета, — крайнее справа. (…) Сразу после того как я сел на свое место, Хасбулатов вскочил и рванулся к трибуне. И тут началось...Когда в перерыве журналисты задали мне вопрос: «Что вы думаете о первом дне?» — я сказал: «Совещание продолжает работать, несмотря на провокационную акцию спикера». И все-таки Хасбулатов не тот: худой, тон какой-то просящий, глаза не сверкают, как обычно... Депутат Слободкин начал кричать, бросаться к трибуне. Его вынуждены были буквально вынести из зала.
Я вдруг отчетливо понял: сегодня у меня появилось непреодолимое желание разогнать всю эту компанию».

Тайное «яблоко раздора» Кремля и Парламента.

Мы до сих пор не сказали нашему дорогому читателю, ради чего шла эта битва, не за жизнь, а на смерть. Почему в мертвый клубок сцепились Верховый Совет и Правительство - Белый Дом и Кремль? Отчего депутаты и госчиновники словно в кулачном бою шли «стенка на стенку»? За что они, собственно говоря, боролись?
Мы должны пояснить, что означало слово «власть» в 1993 году, и что было основным предметом борьбы, не столкновения «идеологий», а реальным. Не мифологизированным предметом идеологических политических споров, в которых светские львы дрались до крови и готовы были перегрызть друг другу глотку. А - сути происходящего.


Пришло время назвать это слово, этот ключ к происходящему.
Вот он: ПРИВАТИЗАЦИЯ.
Проще говоря, битва за деньги.
Началась битва за передел собственности. Был открыт «зеленый коридор» для перехода государственного имущества в частные руки. Началась борьба нового класса олигархов - с прежней номенклатурной властью, которая мешала им спокойно поделить госсобственность между собой. Это и был благоволивший к олигархам Кремль и стоящий на стороне старой номенклатуры Парламент.
Вот и вся суть «сложного законодательного конфликта», заключавшегося в противоречии функций двух ветвей власти». 
***

Итак, из слов «главного приватизатора страны» картина становится более чем ясна. Октябрь 1993 года стал для России месяцем рубежным. Точкой не возврата. Ибо свершилось сразу два крупнейших политических события. Революция - ибо смена формы собственности это ключ и основа любой революции. И – «дворцовый переворот». И во всем этом ключевую роль сыграла демоническая фигура Анатолия Борисовича Чубайса.
Разрешить конфликт - значило бы в то время, суметь каким-то образом найти решение, устаивающее и Кремль, и Парламент именно с точки зрения, программы приватизации. Найти компромисс, в котором бы и волки были сыты - и овцы целы.
Решения такого, устраивающего всех-  не было.

Каждый стремился урвать от проекта «приватицазия» для себя максимально большой кусок. У Парламента были свои интересы, а у Кремля- свои, и в этой битве Верховный Совет чувствовал себя обделенным. Поэтому он и выступил противником программе и попытался ограничить полномочия Бориса Ельцина, доверявшего и содействовавшего А.Чубайсу. 

Шел большой передел собственности, и в дележке этого пирога хотели поучаствовать все. Но не всем это удавалось. В отличие от «Кремлевской команды» с приближенными к Борису Ельцину «реформаторами» Гайдаром и Чубайсом, Парламент страны оказался от этой процедуры отодвинут.
Позднее, мы увидим научно обоснованные объяснения – со стороны того же доктора экономических наук Руслана Хасбулатова. Нельзя было проводить «приватизацию по Чубайсу». В этом-то вся загадка.

Мы вероятно уже никогда не узнаем всей правды о том, на какие «шкурные интересы» наступили младореформаторы, «Гайдар и его команда» и в первую очередь, конечно «главный приватизатор» страны Анатолий Чубайс. Можно только предполагать, над какого рода собственностью лишились контроля люди из Белого Дома. Впрочем, и самого этого тезиса  для понимания сути - достаточно.
Мы высказываем гипотезу, что ВСЕ СОБЫТИЯ 1993 ГОДА (от скандала на Восьмом съезде депутатов, Президентского импичмента и референдума - до расстрела Парламента) - это драка за передел собственности.


Общественность бунтовала, но у нее не было сил реально идти против действующей власти. Представители военно-промышленного комплекса, и другие люди чье выживание напрямую зависело от государства, сопротивлялись тому, чтобы сторонники Чубайса и Гайдара быстренько распилили всю эту собственность между собой. Государство было для них гарантией выживания - и они пытались притормозить процесс, проводимый Чубайсом. Но стоящие за Борисом Ельциным, были сильнее мотивированы, и определенные куски собственности лежали сверху, - эти куски они уже схватили. И вот это стало основой для драки Парламента с Ельциным.
Вообще, провозглашенная с трибуны Анатолием Чубайсом задача звучала идеалистически. Надо раздать госсобственность любыми путями и с любыми потерями, но создать класс крупных частных собственников. И это, по его словам, был курс на демократизацию. Трудно придумать еще более заведомо порочный путь - не контролируемая раздача собственности воспитывает не капиталистов, а жуликов.
Верховный Совет постоянно пытался ограничить полномочия Ельцина. Законодательный орган, меняя конституцию, фактически выдавливал Ельцина с его поста. И Ельцин, чувствуя это, возненавидел парламент всеми фибрами своей души. Он начал депутатов Верховного Совета называть «красно-коричневыми», то есть, нео-фашистами. Получался парадокс. Демократия – это парламентаризм, и демократы же пренебрегают парламентом, И именно тогда в генах новейшей истории было заложено неуважение к парламенту и парламентаризму.
А параллельно в общество был вброшен нелепый термин о том, что стране угрожает гражданская война, якобы если у предпринимателей начнут отнимать их собственность. Спрашивается, что же это за война такая гражданская? Война кого и с кем? Кто из народа будет воевать за Березовского, за Авена и Гусинского? Разве что их охрана?… Армия за них воевать не пойдет, так как она - давала присягу Конституции, а не олигархам, и, кроме того, армия в тот момент получала нищенские копейки зарплаты и люто ненавидела всех олигархов. Но тезис о гражданской войне 1993 года активно разыгрывался, и население в него верило.
Но самое интересное в проблеме приватизации, так это то, что официально проводимая программы приватизации стала лишь надводной частью айсберга. Подводная часть этого конфликта, основанного на дележе собственности, гораздо глубже и любопытнее.


Об этом «подводном айсберге» лишь много лет спустя рискнет сказать прессе главный оппонент Ельцина из Верховного Совета, Руслан Хасбулатов. В интервью «Парламентской газете» (26.12.2000 г.) Руслан Хасбулатов, признал неразрывную связь своей политической непримиримости именно с процессом приватизации. Вот его слова:


«Большая часть наших разногласий с президентом касалась вопросов приватизации. Это началось осенью 1991 года, когда Ельцин поручил Гайдару осуществлять экономическую реформу, а в Верховный Совет стали поступать документы из правительства, предусматривавшие денационализацию экономики.

Я был сторонником сохранения в государственном секторе экономики нефти, газа, металлургической промышленности, военно-промышленного комплекса, трубопроводов, авиапредприятий и ряда других отраслей. И, конечно же, никогда не позволил бы примитивной кувалдой рыночной стихии разрушать сложнейший народнохозяйственный механизм.
Верховный Совет не соглашался, чтобы страну ломали через колено. Общество в своем большинстве стояло на нашей стороне. Это мешало проводить приватизацию так, как им хотелось. Справиться с депутатами легальным путем было невозможно. Тогда и появился указ президента под № 1400. Здесь было заключено чистосердечное признание того, что в основе всех политических телодвижений в эти годы лежала борьба за экономику, за деньги, за собственность».

Самое наверно глубокая и самая потрясающая вещь в той истории наверно - в том, что при всей своей значимости, не сам А.Чубайс был главной – по сути своей,- политической фигурой Октябрьской революции 1993 года. За ним стояли другие люди.

Ведь революция эта происходила по зарубежному сценарию.
Продолжим цитату Р.Хасбулатова:

«Чувствовалось, что тут участвуют иностранные консультанты. (!) Некоторые абзацы программы приватизации были столь плохого перевода, что я даже попросил принести мне английский оригинал. Ничего зазорного в заимствовании зарубежного опыта нет. Но тогда заимствовали не опыт, а какие-то куцые обрывки из журнальных и газетных статей экономически облегченного типа... Свою программу младореформаторы всячески скрывали от общественности. Мне, Председателю Верховного Совета, прислали ее только после личного вмешательства Ельцина. Из беседы с Дж. Саксом я понял, что это программа МВФ, (!) с которой я был знаком ранее. Она была передана в правительство, там ее засекретили и стали под нее выдавать соответствующие законопроекты... Одновременно, у Верховного Совета была разработана своя, реальная программа приватизации, включавшая в себя десятки законопроектов и иных нормативных актов... Но наша программа никого в Кремле не интересовала».

Когда Анатолий Чубайс возглавил Госкоммущество, фактически аппарат по приватизации страны, вокруг него уже тогда сидело порядка 70 зарубежных «консультантов», которые помогли ему переводить американские экономические учебники на русский язык. Все эти «эксперты» сидели на Старой площади, имели Кремлевскую связь и доступ к базам данных. По спискам ФСБ они проходили как «штатные сотрудники госаппарата».
И вот что любопытно. Когда в 1994 году в Гос- Коммимущество пришел на место Чубайса В.Поливанов, бывший губернатор Амурской области, то первое, что он сделал, так это отобрал пропуска у всех «американских консультантов». А через неделю всех их вернули обратно - просто потому что Анатоль Борисыч сам лично бегал к Ельцину, с просьбой вернуть консультантов на место. А еще через два месяца В.Поливанова убрали из Гос- Комимущества.
Актриса Елена Драпенко, игравшая в частности в фильме «А зори здесь тихие» приводит на своем сайте письмо В.Поливанова - Черномырдину.
«В 1991 г. национальное богатство РФ было определено в 1,5 трлн. руб., но тогда земля не выставлялась на продажу. По расчетам экономистов, в связи со скачком цен и введением частной собственности с правом продажи на землю рыночная стоимость национального богатства России составила примерно 4500 трлн. руб., поэтому ваучер должен был стоить примерно 30 млн. руб., тогда как реально он продавался за 22—24 тыс. руб., то есть по цене двух бутылок водки.

К 1995 г. уже 500 крупнейших предприятий России с реальной стоимостью 200 млрд. долл. проданы за бесценок — 7,2 млрд. долл. — и оказались в руках иностранных компаний и их подставных структур. А М.Тэтчер приватизировала в свое время 80 предприятий и получила 80 млрд. долл. Самое масштабное преступление совершило государство против своих граждан. Весь ваучерный фонд составил 150 млн. приватизационных чеков по номинальной стоимости 10 тыс. руб.

Было бы благом, если бы в результате приватизации промышленность обрела второе дыхание. На деле же большая часть оборудования, материальных ценностей  акционированных предприятий оказались перепроданы, разграблены, а заводы и фабрики остановились».

Американские спецслужбы стали надежной «крышей» А.Чубайса. Иначе как объяснить, что Чубайс не фигурирует ни в одном из списков «Forbs», хотя денег у него немало, и не только российских. Порядка 350 млн. долларов американцы перекачали из госбюджета на «программу поддержки демократии» - то есть, приватизацию в России. Это шло через Гарвардский Университет, и несмотря на то, что «главный приватизатор страны» не отсчитался по тому, как расходовались эти деньги, ему все сошло с рук. Повздыхав и поохав над невесть где растворившихся в России миллионах, американские спецы решили искать «крайних» на своей территорию. В итоге, были посажены в тюрьму… «за нецелевое расходование средств» люди из Гарвардского Университета. А Чубайса оставили в покое – вот такая это была священная корова демократии, с геополитичекой миссией- «добивания сверхдержавы». 

Итак, все то что в учебниках новейшей истории получило условное название «Конституционного кризиса» на самом деле стало кровавой, бескомпромиссной- но всего лишь – битвой шкурных интересов. За растаскивание госсобственности. Подробнее читайте в книге Анны Гранатовой «Клан Ельциных». Книга  поступила в продажу в центральные книжные магазины, а также в интернет-магазин «Политкнига.RU» -http://www.politkniga.ru/index.php?productID=997

 


0.24183201789856