06/09
27/08
19/08
09/08
01/08
30/07
17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
Архив материалов
 
Маленькая победоносная война

1. Немного истории

Девять лет назад у нас в стране объявился очередной премьер. В ту пору это событие было в сущности рутинным. В последние годы ельцинского президентства после отставки Черномырдина премеры приходили и уходили столь часто, что их чехарда уже стала привычной, и мало кто из обывателей придавал значение очередной смене правительства. Кто будет обращать внимание на очередного чиновника в ряду всяческих кириенок и степашиных, имена которых теперь помнят разве что политологи?.. Тем более, что очередной назначенец никак не проявлял себя прежде в публичной политике, не был наделён ни представительной внешностью, ни ораторским мастерством, ни каким-либо иным заметным талантом или достоинством или, на худой конец, заметным недостатком. Он был безлик серой безликостью банального чиновника. Ни в облике его, ни в речи, ни в манерах, ни в образе мысли не было ничего примечательного, ничего индивидуального, ничего, что останавливало бы на себе глаз.

Но, как выяснилось потом, этот маленький, серый неприметный чиновник в планах прявящей сырьевой олигархии предназначался на роль «лидера нации». И с неизбежностью расписанного по нотам сценария в стране началась война. Она началась с вторжения басаевских боевиков в Дагестан (7 августа 1999 года) и взрывов жилых домов в Буйнакске (4 сентября), Москве (13 сентября) и Волгодонске (16 сентября). Стоит напомнить, что В.В. Путин был назначен временно исполняющим обязанности председателя правительства Российской Федерации 9 августа 1999 года, и в тот же день в телеобращении Борис Ельцин назвал его своим преемником.

В нашем распоряжении нет прямых доказательств того, что волна террористических актов 1999 года осуществлена российскими спецслужбами. В нашем распоряжении есть только факт того, что эта волна началась не раньше и не позже, а с точностью до месяца в момент назначения «преемника». И именно она, единственно только она одна превратила безликого, никому не известного серого и безликого чиновника в «национального лидера», с которым едва ли ни большинство населения страны столь крепко связало свои надежды на возрождение национальной государственности, что не рассталось с ними за все восемь лет путинского президенства. Не только не видя, но категорически и подчас агрессивно не желая видеть все очевидные факты, каждого из которых было бы достаточно для того, чтобы понять всё несостоятельность подобных надежд.

Перечислим вкратце итоги путинской восьмилетки. В сфере экономики и социальной политики: плоская шкала налогообложения, уравнявшая в налогах олигарха-миллиардера и нищего бюджетника; новый КЗоТ, ликвидирующий права наёмных работников и максимизирующий возможности эксплуатации; «монетизация» льгот, приведшая в январе 2005 года к массовым народным протестам; Лесной, Земельный и Водный кодексы, отдающие ресурсы страны на разграбление внутренним и внешним хищникам; вывоз золотовалютных резервов, полученных в результате продажи невосполнимых природных ресурсов, в США в форме «стабилизационного фонда» и их фактическое вложение в американскую экономику. В области внешней политики: допущенные в Среднюю Азию американские военные базы; территориальные уступки Китаю; геополитическое поражение на Украине и в Закавказье (победа «цветных революций»); ухудшение отношений с Белоруссией и фактический провал проекта государственного объединения. В сфере обороноспособности страны: уничтожение космической станции «Мир», ликвидация ракет типа «Сатана», оставленное безо всякой реакции со стороны правительства России потопление подводной лодки «Курск»; «реформа», а по существу разгром Генштаба с назначением его главой мебельщика Сердюкова; ратификация капитулянтского соглашения с НАТО, допускающего «законное» введение войск противника на территорию России. В сфере науки и образования: разрушительная реформа системы среднего образования, связанная с введением ЕГЭ; замена академического системного высшего образования на фрагментарное, внедрение в России деструктивной болонской системы; фактическое разрушение Академии Наук и ликвидация многих научно-исследовательских институтов. Наконец, многократное усиление иноэтнической миграции на территорию Российской Федерации; рост частоты и масштабов столкновений на национальной почве между коренным населением и мигрантами; разрастание войны на Северном Кавказе; появление новых очагов национального сепаратизма.

Одним словом, восьмилетка Путина – это, по меткому определению Г.А. Зюганова, время упущенных возможностей. По существу все тенденции ельцинской эпохи сохранились и закрепились: социальная деградация населения и его убыль в результате превышения смертности над рождаемостью, замещение коренного населения иноэтническими мигрантами, деградация реального промышленного производства и сельского хозяйства, науки и системы образования, износ основных производственных фондов и коммунальной инфраструктуры, деградация армии и утрата реальной обороноспособности страны, превращение её в сырьевой придаток развитых государств мира.

Однако всё это так и осталось вне поля зрения значительной части населения, деморализованной в результате шоковых «реформ» и деклассирования общества, зомбированной СМИ и развращённой подачками из «халявных» нефтяных денег. В сознании этой части населения всё это перевесило одно путинское обещание «мочить в сортире» и «успехи» второй чеченской войны.

Вторая чеченская имела на редкость постановочный характер. Её режиссёры даже не сочли должным позаботиться о мало-мальской правдоподобности. Её начало было откровенно приурочено к назначению «преемника» главой правительства. Вторая волна терактов «случайно» (?) пришлась на 2004 год – то есть год избрания Путина на второй президентский срок. Эта вторая волна – взрывы в московском метро 6 февраля 2004 года и на стадионе «Динамо» в Грозном 9 мая; атака чеченских боевиков на Ингушетию (21 июня – 22 июня); взрывы двух самолётов Ту-154 и Ту-134 24 августа; взрыв у станции метро „Рижская“ в Москве 31 августа и, наконец, захват школы в Беслане 1 - 3 сентября. При этом 4 сентября сразу же после теракта Путин заявил о войне мирового терроризма против России, а уже 13 сентября выступил с программой политических реформ, ликвидировавших в стране остатки демократических свобод и завершивших построение аппарата полицейской диктатуры. В частности, программа предполала замену выборности глав субъектов РФ на их назначаемость, запрет всех «экстремистских» организаций, являющихся якобы «рассадником терроризма», преследование их активистов и т.д. Поскольку продумать, подготовить и согласовать программу столь масштабных преобразований за 10 дней явно невозможно, остаётся только задаваться вопросом: была ли эта программа заранее подготовлена и приурочена к Беслану или, напротив, Беслан был приурочен к началу её реализации. Не менее театрально и завершение войны: «президента Ичкерии» уничтожили 8 мая 2005 года точнёхонько к Дню Победы. Так, как в былые и лучшие времена заканчивали по плану большие стройки. 

2. Маленькая победоносная война 

Очередной четырёхлетний цикл завершился. Правящий олигархат назначил Путину преемника. И вновь безликий, серый, неузнаваемый чиновник, не примечательный ничем, кроме разве что откровенно еврейской внешности. Население, приученное телегипнотизёрами в путинской нерешительности угадывать мудрость и осторожность, в его косноязычных заминках речи – признак ума, а в солдафонских шутках – решительность, к новому президенту отнеслось сперва как-то непочтительно и с неподобающим юмором, представляя его всё больше в образе плюшевого мишки, персонажа интернетовских комиксов и путинской марионетки.

Как же сделать так, чтоб народ увидел, что на самом-то деле свежеизбранная олигархией представительская фигура это не еврейчик на побегушках, а вправду Президент – высокий, красивый, велеречивый, широкоплечий, решительный и вообще ((с) Белковский)?

Да очень просто – всё тем же проверенным способом. Нужна очередная «победоносная война». В качестве свидетельства «возрождения России как мировой державы». То, что при этом промышленность, сельское хозяйство, армия, наука, образование, медицина и т.д. продолжают и продолжат впредь деградировать – останется за кадром. В кадре будет «возрождение державности» a la Путин. И даже круче, чем просто a la Путин. Больше и выше во всех смыслах, ибо просто «державность a la Путин» уже несколько примелькалась и поистрепалась при самом Путине.

Но новому управляющему делами российской сырьевой олигархии нужно легитимизировать своё положение не только (да и не столько) в глазах населения (пипл, пардон, и так схавает), сколько в глазах тех, от кого его положение реально зависит – в глазах чиновничьей корпорации. И, действительно, как сообщает «Российская газета» (№ 4731 от 19 августа 2008 г.) и ряд других СМИ «на полномасштабное восстановление инфраструктуры Южной Осетии правительство готово потратить порядка 10 миллиардов рублей».

Нужно быть беспредельно наивным человеком, чтобы полагать, что этот царский подарок делается осетинам. Особенно в свете ставшей привычной игры в бомбёжки Чечни с последующим выделением средств на её восстановление. Нет, дорогие товарищи, имеется смутное подозрение, что 10 миллиардов, выделяемые «на восстановление Южной Осетии», к Южной Осетии имеют примерно такое же отношение, какое имели деньги, собранные основателем «Союза меча и орала» сыном турецкоподданного Остапом Бендером, к детям-сиротам. 

Но посмотрим на дело с другой стороны. С другой стороны имеет место быть господин Саакашвили Михаил Николозович, которому тоже нужно своё положение отрабатывать перед теми, кто его избрал. То есть перед 1) своими заокеанскими хозяевами и 2) радикальными грузинскими националистами. Для этого было бы очень желательно захватить Южную Осетию и Абхазию, изгнать оттуда российские миротворческие контингенты, по мере возможности обеспечить условия для массового оттока осетинских беженцев на территорию России и для заселения Южной Осетии этническими грузинами. Но важно при этом то, что, хотя победа в этой борьбе Михаилу Николозовичу сулит очень большие преимущества, но даже и неудачная попытка на крайний случай тоже сойдёт. Ведь Россия большая, а Грузия маленькая, проиграть в столкновении с Россией для Саакашвили не позорно. Уже самой попыткой он, во-первых, заявляет о своей верности интересам Грузии в националистическом понимании этих интересов: даже если не смог, то, по-крайней мере, приложил все силы. Уже национальный герой. К тому же это прекрасный повод сплотить вокруг себя нацию против внешней угрозы в лице России. И, наконец, главное. Американским хозяевам нужна не столько Южная Осетия, сколько само по себе развязывание конфликта. Так что независимо от успеха агрессии отработка их интересов Михаилу Николозовичу будет, по-видимому, зачтена. Проиграть по-настоящему он может только в том случае, если агрессия не была согласована с Белым домом и сорвала американцам их сценарий. Но если Саакашвили согласовал свои действия с начальством и ничего не напутал, то лотерея для него практически беспроигрышная: он выигрывает даже в случае формального поражения, а уж в случае успеха выигрывает очень и очень много.

Таким образом, интересы российского и грузинского правительства в главном совпадают. Обоим эта война нужна. Весь вопрос только в том, был ли заранее согласован сценарий или Саакашвили всё-таки реально хотел отхватить по максимуму, расчитывая на колониальную зависимость московской администрации от того же вашингтонского обкома.

И, наконец, третья сторона – сам вашингтонский обком. Там тоже люди, им тоже надо кушать. А, поскольку люди, имеющие доступ к принятию политических решений, зарабатывают на хлеб насущный, к примеру, производством и продажей оружия, то перед ними стоят две серьёзные проблемы. Первая – это обоснование увеличения государственного финансирования. Вторая – вопрос сбыта и испытания готовой продукции.

Для решения первой проблемы желательно иметь «внешнюю угрозу», например, в лице «возрождающейся» России. Разумеется при условии полной подконтрольности и виртуальности этого «возрождения». Для решения второй проблемы нужны «горячие точки» – зоны перманентного конфликта, регулярно переходящего в состояние открытых боевых столкновений.

Сценарий в Южной Осетии разом решает обе проблемы. Так что вашингтонским промышленникам открывается прекрасный бизнес-проект, тем паче, что, как мы уже убедились, обе колониальные администрации (российская и грузинская) и сами заинтересованы в нём, и потому рекомендации «старших товарищей» не станут саботировать ни явно, ни тайно.

К тому же в США идут выборы, а под выборы всегда приятно иметь какую-нибудь «русскую угрозу», чтоб свой электорат не слишком расслаблялся и пребывал в приподнятом патриотическом духе.

Одним словом, просто лепота. Сценарий выгоден всем участникам игры. Кроме, конечно, осетин и абхазов, но кто их спрашивал? Тем более, что как раз они участниками игры вообще не являются – им не до игр, для них цена вопроса – жизнь.

Есть, правда, во всей этой идилии один неприятный момент, который всё портит. В отличие от российской и грузинской местных администраций, в вашингтонском обкоме не все мыслят масштабами оружейного бизнеса и электоральных игрищ. Там есть люди, мыслящие масштабами стратегических геополитических интересов. Но о них чуть позже и отдельно.

3. В плену виртуальных грёз

В оценке происходящего мнения отечественных аналитиков и политических публицистов разделились. Одни удовлетворены происходящим. Их настроения примерно таковы: «Наконец-то у правительства появилось понимание интересов России, наконец-то Россия начала подниматься с колен и отстаивать свои интересы». Всё это уже очень хорошо знакомо по сладким иллюзиям 1999-2001 годов.

Другие настроены более критично и отмечают, что грузинская агрессия стала возможной только в результате нерешительности российского руководства, которое могло, но не пожелало признать независимость Южной Осетии и Абхазии сразу же после косовского прецедента и заключить с ними полноценные договора о военной помощи, разместить на их территории не миротворческие силы, а полноценные военные базы. Говорится о том, что правящий режим слишком зависим от Вашингтона и Брюсселя и готов предать достигнутую Русской Армией победу, что ошибкой было заключение договорённостей с Саркози, которые ограничили обязательствами Москву, но ни к чему не обязали Тбилиси, т.к. Грузия в них не участвовала. Говорится о том, что не нужно было останавливаться на грузино-осетинской границе, а надо было гнать уже разгромленную и деморализованную грузинскую армию до самого Тбилиси и свергать Саакашвили, а то и вовсе возвращать Грузию в состав России. И так далее.

Есть ещё, правда, и особая категория граждан, которая пытается пошуметь насчёт «агрессии русского империализма против демократической европейской Грузии». Причём такая, с позволения сказать, версия озвучивается как отмороженными либералами a la Новодворская, так и некоторыми крайними леваками. Но эта позиция полностью маргинальна, и мы её здесь рассматривать не будем хотя бы потому, что она представляет интерес скорее для психиатрии, чем для политической аналитики.

Вернёмся к двум первым позициям и многочисленным вариациям в промежутке между ними и отметим, что, хотя эти две позиции различаются, но исходят они из одних и тех же базовых представлений. Различия между ними касаются частностей и оценок. В чём же состоит общая их база? В попытке оценивать действия правящего режима с точки зрения внешнеполитических и даже геополитических интересов России. В рамках этой базовой установки даже самый «радикальный» и критичный взгляд состоит в том, что «правительство плохо справляется с обеспечением политических интересов России».

Между тем, именно в этой базовой установке заключена фатальная ошибка, сразу же уводящая тех, кто её совершает, из пространства объективной реальности в пространство виртуальных миражей. Оценивать действия правящего режима с точки зрения политических интересов России – это всё равно, что оценивать корову с точки зрения её аэродинамических качеств. Критиковать правительство за то, что оно плохо справляется с обеспечением интересов России – всё равно, что подвергать ту же корову критике за то, что она летает слишком низко, медленно и недалеко. Это нонсенс. И дело даже не в том, что корова не плохо летает, а не летает вообще. Дело в том, что ей и не положено летать по самой её коровьей природе. И точно так же правящий режим не просто не обеспечивает политических интересов России ни хорошо, ни плохо, а вообще никак, но и по природе своей вообще не имеет к ним отношения.

И самое главное, описанная установка исходит из того, что Россия существует как государство и у неё в принципе сегодня есть некие политические интересы. Это иллюзия.

Политического субъекта под названием «Россия» на сегодня в реальности не существует. А что существует? Существует территория исторической России. Существует русское население, однако оно настолько разобщено и деморализовано, что является нацией скорее потенциально, нежели фактически. Для того, чтобы вновь собрать его в нацию, необходимо приложить значительные усилия. К тому же оно стремительно сокращается и вытесняется со своей исторической территории, замещается иноэтническими мигрантами. И, наконец, существует преступное сообщество, которое захватило в 1991-93 годах власть в стане, разрушило и уничтожило Россию как национальное государство, присвоило общенародную собственность на природные ресурсы, на созданные трудом нескольких поколений средства производства и иные материальные ценности.

Это сообщество ничего общего не имеет с национальным государством, то есть формой этнической и гражданской самоорганизации. В идеальном случае оно может функционировать как коммерческая фирма, целью которой является извлечение прибыли. В реальности же оно функционирует даже не как фирма, а как то, что оно и есть по своему происхождению: как банда уголовных преступников – грабителей и убийц.

Приведём один только пример. Некий представитель «государства», то есть чиновничьей корпорации, на радио жалуется на зиму. Плохая зима, слишком тёплая. Население не потребляет для обогрева электроэнергии и, соответственно, за неё не платит. В результате доходы государства получились меньше, чем было запланировано, исходя из средней для зимы температуры. Вот характер мышления. Государство не связано с интересами народа. Это особая преступная корпорация, целью которой является извлечение из населения прибыли.

Но, поскольку на собственный народ эта корпорация опираться не может по определению, она ищет внешнего гаранта своего положения и своей собственности. И находит его в лице структур глобального мирового управления, то есть мировой финансовой капиталократии. Сама, тем самым, выступая в роли колониальной администрации, в роли местного представительства транснациональной мировой олигархии.

Вот из этой реальности и нужно исходить. Нет интересов «России» в нынешнем её состоянии. Есть отдельно интересы Русского народа. И есть отдельно интересы буржуазно-чиновничьей корпорации, выступающей под псевдонимом «Российская Федерация». Эти интересы не только различаются, но и в корне противоположны. До тех пор, пока Россия как национальное государство Русского народа не восстановлено, и пока она не является политическим субъектом, никаких политических интересов ни на Кавказе, ни даже в Воронеже у неё нет и быть не может по определению.

Народно-патриотическая оппозиция должна исходить не из интересов антирусского государства, которые буржуазно-чиновничья корпорация позиционирует сегодня как «интересы России», а из реальных интересов Русских как нации, как народа, как этнической группы, планомерно и целенаправленно уничтожаемой правящим режимом. Первейший интерес Русских как нации есть разрушение того государственного аппарата, который осуществляет их геноцид. Именно под этим углом необходимо оценивать любую политическую ситуацию: под углом возможностей и перспектив разрушения преступной государственной машины.

Нельзя быть одновременно патриотом России и колониальной администрации, захватившей большую часть её территории. Патриот России – в обязательном порядке враг нынешнего государства, патриот нынешнего государства – в обязательном порядке враг России.

 

4. Осетины и абхазы между молотом и наковальней

Осетины и, в особенности, абхазы не участвуют в большой игре, им не до того. Они пытаются выжить в той ситуации, в которой оказались разменной монетой. Исторически осетины – один из наиболее дружественных России и Русским народов. Они нуждаются в России как единственно возможном гаранте своего выживания. Они совершенно честно готовы участвовать в восстановлении и укреплении России. Они – безусловно наши потенциальные союзники.

Осетины хотят в состав России. Однако реальность состоит в том, что России как политического субъекта, как национального государства Русских сегодня не существует. Она уничтожена. На большей части её территории располагается другое государство, присвоившее её название – т.н. «Российская Федерация». Но это государство – не только не Россия, но и первейший враг России, если понимать под Россией государство Русского народа, существующее сегодня только потенциально, только как историческая возможность.

Понимают ли осетины, что войдя в состав нынешней «Российской федерации», они войдут в состав не России, а оккупационной зоны на её территории? Скорее всего, им сейчас просто не до этого. Они решают задачу своего выживания. Физического выживания как этноса. В составе РФ у них есть шанс выжить, в составе Грузии – нет. Поэтому они стремятся в состав РФ даже такой, какая она есть. И с точки зрения своих интересов они, безусловно, правы. С точки зрения наших национальных интересов их вхождение в состав РФ в принципе тоже можно оценить позитивно потому, что это действительно исторически дружественные нам этносы, заинтересованные в восстановлении русской национальной государственности.

Однако не стоит заблуждаться, полагая, будто действия правящего режима РФ имели целью прекращение геноцида осетин грузинской стороной. Этот режим регулярно и планомерно осуществляет геноцид собственного Русского народа. Этот режим потакал и потворствовал геноциду Русских в дудаевской Чечне, бросил на произвол судьбы этнически русские области в Казахстане, равнодушно смотрел и смотрит на лишение Русских гражданских прав в нацистских государствах Прибалтики. Вершиной наивности было бы полагать, что его взволновала судьба осетин. Ему просто так же как и марионеточному режиму Саакашвили нужна была война. И он её себе сделал.

 

5. Стратегические последствия 

Однако вернёмся к тем ребятам в Вашингтоне, которые способны, в отличие от кремлёвских господ, мыслить не только сиюминутными интересами, но и в стратегическом масштабе. Они понимают, что раздел исторической России на 15 частей с точки зрения их интересов недостаточен. РФ остаётся слишком большим куском. В случае победы национально-освободительной революции, ликвидации оккупационного режима и восстановления русской государственности, Россия даже в уродливых и куцых границах нынешней «Российской федерации» становится сильной и способной к независимости страной. А далее – неизбежно запускается механизм возвращения Россией отторгнутых у неё территорий.

Для того, чтобы исключить возможность такого развития событий, мировой капиталократии требуется расчленить теперь уже саму РФ на более мелкие и ещё более зависимые протектораты. Механика такого расчленения прошла испытания на югославском полигоне. Сценарий отработан. Косовский прецедент создан.

И что же делают наши доблестные кремлёвские «великодержавники»? Они прямым текстом в ситуации с Южной Осетией апеллируют к косовскому прецеденту! То есть если не de jure, то de facto его признают и ставят принцип самоопределения выше принципа территориальной целостности. Это с одной стороны. А с другой стороны создают повод для натовского вмешательства. Браво! Ловушка захлопнулась.

А было бы лучше, если бы РФ не вмешалась в конфликт? Нет, не было бы, потому, что тогда она окончательно бы потеряла статус модератора на постсоветском пространстве, продемонстрировала бессилие и опять-таки ускорила бы своё расчленение.

Всё правильно. Серьёзный шахматист не надеется на невнимательность противника, он играет наверняка. Это была классическая «вилка» или, как говорят шахматисты, цуг-цванг – ситуация неизбежной потери при выборе любого возможного хода. И это неминуемо. Потому, что нельзя всерьёз играть против того, кого ты сам сделал гарантом своего положения, с ним можно играть только в поддавки.

Есть два международных принципа, явно и прямо друг другу противоречащих: принцип самоопределения народов и принцип территориальной целостности. Это противоречие неслучайно. Оно обеспечивает свободу действий тому, кто сильнее. На самом деле любая юридическая категория – это лишь прикрытие реального соотношения сил. И не более того. Только прикрытие. Всё решает сила, закон создаётся ею лишь для придания видимости благопристойности насилию. Но никакой закон, никакой договор, никакой правовой принцип не может существовать в случае, если изменилось реальное соотношение сил, его породившее. Сильный просто перечёркивает этот закон по праву сильного и диктует иной закон, который отныне становится обязательным.

Кремлёвский режим, почти два десятилетия целенаправленно и весьма эффективно уничтожавший промышленность и армию собственной страны, не может вести самостоятельную внешнюю политику, даже если бы вдруг этого захотел. Если нет сильной армии, то любой принцип международного права будет сначала истолкован в пользу противника, а потом эта трактовка будет утверждена силой.

 

Обозначим итоговые выводы.

В краткосрочном тактическом масштабе столкновение в Южной Осетии со стороны Москвы имеет двоякую цель: 1) распил бюджетных средств и прикрытие их «освоения» чиновничьей корпорацией и 2) самопозиционирование перед внутренней аудиторией в качестве «сильных патриотов-государственников». Со стороны Тбилиси целью было аналогичное самопозиционирование плюс, скорее всего, отработка задания американских хозяев. Очень вероятно, что ставилась задача в случае успеха провести молниеносную этническую чистку и таким путём ликвидировать не только осетинскую автономию, но и её этническую базу.  Со стороны Вашингтона целью было, вероятно, создание очага нестабильности для увеличения своего военного присутствия в Грузии, создания дополнительного рынка и полигона для своих военных поставок и раздувание «русской угрозы» как хорошей приправы к предстоящим выборам. Эти цели успешно достигнуты всеми участниками игры. В краткосрочном масштабе выиграли все, кроме осетинских мирных жителей, а также погибших русских и грузинских солдат.

В среднесрочном масштабе мировой капиталократией создан предлог для ускоренного принятия Грузии и Украины в НАТО, подготовлены идеальные политические условия для превращения Грузии в одну сплошную военную базу США, нацеленную одновременно на Россию и на Иран. На Кавказе Грузия превращена в анклав, аналогичный Израилю на Ближнем Востоке. Южная Осетия превращена в зону перманентной нестабильности: вне зависимости от её признания Кремлём, Грузией она признана не будет. Это значит, что США получили возможность инициировать войну на Кавказе в любой удобный для себя момент.

В стратегической и долгосрочной перспективе закреплено фактическое признание Кремлём Косовского прецедента. Это очередной плановый шаг к «югославизации» РФ и к перспективе «Международного трибунала по бывшей России», перед которым предстанут в том числе и нынешние обитатели Кремля. Америка, как и когда-то Рим, предателям не платит. Но нас эта своеобразная справедливость вряд ли тогда порадует, потому что югославский сценарий предполагает не только раздробление страны, но и кровавую этническую резню на много лет. Для подготовки которой, кстати, нынешняя кремлёвская комарилья тоже на славу постаралась.

Такова, увы, реальность.

Разумеется, раздробление РФ и прямая интервенция НАТО начнутся не на следующий день после признания Кремлём права этносов на самоопределение. На создание баз в Грузии и на Украине какое-то время у американцев уйдёт, на подготовку и активизацию внутри РФ сепратистских движений – тоже. Но всё идёт по плану, и реализацию очередного его этапа мы имели возможность наблюдать этим августом. Воспользовались этой не слишком счастливой возможностью, правда, немногие, потому что подавляющее большинство соотечественников было увлечено шоу под названием «Президент и премьер – патриоты великой державы», «Россия встала с колен», «защитим братский народ от геноцида» и, наконец, «грузины бегут, как зайцы, и мрут, как мухи».

Ну что ж, шоу и впрямь красочное, и поставлено затейно, и даже времени на то, чтоб поглазеть, у нас ещё сколько-то осталось. Я бы, правда, предпочёл переключить на что-нибудь про эльфов и гоблинов. Отношение к реальности имеет примерно такое же, но там хотя бы для антуража не попользованы настоящие людские трупы.


0.60009384155273