10/11
30/10
24/10
19/10
08/10
03/10
24/09
06/09
27/08
19/08
09/08
01/08
30/07
17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
Архив материалов
 
Корейская война: Сталин против коммунизма

Сталин и не думал ни о каком воссоединении севера (коммунистического) и юга Кореи, его вполне устраивал статус кво, выражавший геополитическое равновесие между СССР и США на Дальном Востоке. Но лидер севернокорейских коммунистов Ким Ир Сен сам выступил с инициативой "освобождения" юга Кореи. Причем его в этом поддерживал Мао Цзедун, который, как и предполагал Сталин, превращался в огромную геополитическую проблему для СССР. По сути, Союз втравливали в опаснейшее противостояние с США, чего Сталин никогда не хотел. Объединение двух Корей под властью Кима привело бы к созданию еще одного мощного центра, и потенциально альтернативного - в "социалистическом лагере". Этот центр мог бы составить грандиозный геополитический тандем с КНР, что стало бы гигантской катастрофой для СССР.


Как и много раз до этого Сталин попал в сложное и двусмысленное положение. Не поддержать инициативу Кима и Мао означало настроить против себя массы "прекраснодушных" коммунистов, сбросить маску "пролетарского интернационалиста", за которой скрывался патриот-державник - человек, всячески сдерживающий революционный взрыв в Европе. Он никак не помог рабочим восстаниям 1934 года в Австрии и Испании. Он же сделал все для того, чтобы Испанская республика отказалась от революционно-социалистических преобразований. 21 декабря 1936 года Сталин, вместе с Молотовым и Ворошиловым, направил телеграмму испанскому премьер-министру Ларго Кабальеро. В телеграмме было высказано поже­лание воздержаться от конфискации имущества мелкой и средней буржуазии, заботиться об интересах крестьян, привлекать к сотрудничеству представи­телей не только левых организаций. А коммунистам строго предписывалось забыть о всякой революции.


В случае с Кореей Сталин решил сделать вид, что всячески поддерживает двух коммунистических лидеров, но при этом не оказывать им по-настоящему действенной помощи. Хрущев недоуменно вопрошал в своих "Воспоминаниях": "Мне оставалось совершенно непонятно, почему, когда Ким Ир Сен готовился к походу, Сталин отозвал наших советников, которые ранее были в дивизиях армии КНДР... Он отозвал вообще всех военных советников, которые консультировали Ким Ир Сена и помогали ему создавать армию".


Наступление Кима захлебнулось, а потом под угрозой военного разгрома оказалась и вся его республика - американские войска перешли 38-ю параллель, разделявшую север и юг. А что же Сталин? Переживал за неудачи своего "соратника по борьбе"? Отнюдь. Хрущев: "Когда нависла такая угроза, Сталин уже смирился с тем, чтобы Северная Корея будет разбита и что американцы выйдут на нашу сухопутную границу. Отлично помню, как... он сказал: "Ну, что же, теперь на Дальнем Востоке будут нашими соседями Соединенные Штаты Америки. Они туда придут, но мы воевать с ними не будем". Что ж, это было вполне в духе сталинской геополитики. Для него соседство предсказуемых американцев было намного более предпочтительнее соседства коммунистических авантюристов.


В дальнейшем на помощь Киму пришел Мао Цзедун, предложивший послать в Корею войска китайских добровольцев. Сталин снова не стал возражать напрямую, но от серьезной помощи добровольцам отказался. Тогда "Мао решился на блеф. Он ответил Сталину, что большинство членов Политбюро ЦК КПК выступают против высылки войск, а для детального объяснения ситуации в Москву срочно вылетает Чжоу Эньлай. (Министр иностранных дел КНР - А. Е.) Встреча Встреча Чжоу со Сталиным произошла в Сочи 10 октября. В соответствии с полученными от Мао инструкциями Чжоу фактически представил ультиматум. Китай, говорил он Сталину, с пониманием отнесся к желанию СССР, если Россия... обеспечит поставки оружия и окажет поддержку с воздуха. В противном случае Пекин будет вынужден отказаться от операции. К изумлению и ужасу Чжоу Эньлая, Сталин лишь согласно кивнул. Поскольку, заявил он, для Китая такая помощь оказывается непосильной, пусть корейцы решают свои проблемы сами. Ким Ир Сен может вести партизанскую войну". (Ф. Шорт. Мао Цзедун.)


В результате китайцы пошли воевать без существенной поддержки со стороны СССР. Им, конечно,удалось спасти коммунистический Пхеньян, но авантюра Кима потерпела поражение. При этом китайские добровольцы понесли огромные потери (во время боев погиб сын Мао). А Сталин сумел избежать грандиозной, макрорегиональной геополитической революции.

А. Елисеев

http://a-eliseev.livejournal.com/486346.html#cutid1


0.24518394470215