18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
15/01
10/01
28/12
20/12
18/12
28/11
21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
Архив материалов
 
Анализ Русской доктрины

Передо мной — солидный том, без малого в 900 страниц: «Русская доктрина», М., ЯУЗА-ПРЕСС, 2008 (далее: РД). Как говорится в аннотации, «это целостная мировоззренческая система, дающая для современной России программу общественно-политических преобразований с достаточно глубокой степенью конкретизации».

Над томом, как можно выяснить из выходных данных, трудилось множество людей: девять авторов и членов редколлегии (общая редакция В. В. Аверьянова и А. Б. Кобякова), а также 34 эксперта и 21 консультант.

Собственно, названные два характерные обстоятельства — огромный объем и огромный же авторский коллектив — бросаются в глаза в первую очередь, порождая любопытство: что же это за доктрина такая необычная, суперсоборная. Неужели ее архитеркторам удалось собрать цельный, внутренне непротиворечивый текст вот так, с миру по ниточке?

Доктрина ведь, как правило, есть короткий документ, ярко выражающий основную идею (например, «Доктрина фашизма» Муссолини — крохотная брошюрка, всего несколько страничек). А то и вовсе лишь набор тезисов («25 неизменных пунктов германского национал-социализма»). Пишется доктрина одним-двумя идеологами, наиболее ярко выражающими основную мысль («Доктрина Монро» или «Коммунистический манифест» Маркса и Энгельса), иногда затем утверждается верхушкой или съездом той политической партии, которая данную доктрину поднимает на щит. А то и государством (военная доктрина РФ, экологическая доктрина РФ).

Доктрину можно выразить на юридическом языке, написав, например, проект Конституции, основного закона, по которому предстоит жить новому государству, спланированному доктринерами, — но и это тоже в объеме брошюры. Доктрина может быть и вовсе неписаной (внешнеполитическая доктрина Сталина или доктрина Европейского Союза)… А чтобы вот так, шестьдесят с лишним человек собрались и всем миром создали 900-страничную «доктрину» — это, пожалуй, прецедент в истории жанра.

В таком прецеденте изначально заложены многие риски. Например, риск нестыковок и противоречий, не всегда заметных на первый взгляд на фоне огромного объема, но лезущих в глаза при внимательном анализе. Или риск увлечения деталью отделки при принципиально неверном конструктивном решении (на балках рюшечки и бантики, а сам мост-то вдоль реки!) и т.д. Об этом мы поговорим ниже[1].

Здесь же, по моей сложившейся методе, я хотел бы остановиться на составе авторского коллектива, которым, по большому счету, и определяется все содержание текста. Опыт ветерана русского движения позволяет разобраться с этим вопросом без затруднений.

Проблема мне видится в том, что соавторы и коллаборанты отчетливо делятся на несколько групп. В одну, например, объединены заслужено известные специалисты, профессионалы (В. В. Аверьянов, И. А. Гундаров, А. Б. Кобяков, И. Я. Медведева, Ю. М. Солозобов, Т. Л. Шишова и мн. др). Их участие заметно, разделы, написанные с их помощью, насыщены мыслью, фактами, побуждающими к раздумьям, читаются с интересом. В другую — бойкие публицисты, порой даже без высшего образования (Е. С. Холмогоров), прошумевшие в публике, — А. Ю. Бородай, В. Е. Хомяков и др. Эти тоже без труда прослеживаются в общем массиве, поскольку привыкли работать в хорошо узнаваемом со времен Белинского стиле «взгляд и нечто».

Отдельную, но весомую группу составили всем знакомые лица, давно и назойливо выступающие в жанре «русская идея глазами еврея» (М. В. Леонтьев, В. Л. Махнач, А. М. Малер, К. А. Фролов, М. Л. Хазин). Трудно, да здесь и неуместно исчислить весь вред, который принесли они своими многими писаниями за долгие годы доверчивым русским читателям. Целый ряд ложных установок РД, о которых речь впереди, обязан своим появлением этим авторам.

Наконец, есть еще небольшая группка всесветно известных мифотворцев, каковыми лично я считаю сносно образованного А. Н. Савельева и несносно невежественного С. П. Пыхтина, «высокопарные мечтанья» которых уже не раз заводили в идейный тупик по очереди КРО, «Родину», «Родину — КРО» и «Великую Россию». Их ушки заметно прорезываются из наиболее безответственных страниц РД.

Как видим, авторский коллектив оказался неоднороден до предела, блистает пестротой всевозможных лебедей, раков и щук, и, если так можно выразиться, изначально разнонаправлен. Что не могло не сделать текст мозаичным, лоскутным, эклектичным.

Отсюда же и вопиющий перепад квалификационных уровней отдельных разделов, глав и фрагментов, а также общее впечатление некоторой смысловой какофонии наших новоявленных смыслократов, как они сами себя величают. Расслоение авторов на интеллектуалов-профессионалов, с одной стороны, и руководящих проектом идеологов («смыслократов», собственно доктринеров) — с другой, и не могло бы привести к иному.

В основе проекта лежит инициатива некоего Центра динамического консерватизма, персональный состав которого мне не известен. Именно Центр и должен был обеспечить идейное единство РД:

«Идеология РД представляет собой новое слово на фоне доминирующих ныне в России идеологий. В предельно сжатом виде она может быть определена как “динамический консерватизм”. Ее суть — использование традиционных принципов и ценностей русской цивилизации для целей развития нашей страны» (аннотация).

Однако, как говорят китайцы, из тысячи кошек не сделаешь одного тигра… В результате, именно доктрины, ясной, краткой, емкой, мобилизующей, создать не удалось.

Как же назвать этот труд? К какому жару отнести?

Мне кажется, подойдет вот это: «Мечты о России». И все сразу встает на свои места.

Рассмотрим подробнее: о чем мечтают некоторые наши современники.

НЕСТЬ СПАСЕНИЯ ВО МНОГОГЛАГОЛАНИИ

Наибольший объем РД занимают добротные профессиональные (чтобы не сказать: технические) тексты, посвященные конкретным направлениям государственной жизни России: экономики, демографии, внешней и внутренней политики. Это как раз та часть книги, которая читается с наибольшим интересом и вызывает наименьший скепсис.

Скажу больше: некоторые аналитические главы, посвященные военной тематике, внешней политике, экономике, демографии не только профессиональны, но и имеют отчетливо новаторский, творческий, исследовательский характер. Это не просто «размышлизмы» на пустом месте, а научно глубоко фундаментированные рассуждения. Но… как только подмешиваются «идеологические» фрагменты, высосанные из пальцев публицистов-доктринеров, впечатление сразу же портится. Так обстоит дело, например, с разделом «Русский социум», посвященным народонаселению: пока идут разработки специалистов — все хорошо (узнается профессиональный почерк Башлачева, Гундарова, Медведевой и Шишовой), но как только начинаются не обеспеченные аргументами рассуждения (например, о миграционной политике), так перо все время тянется поставить на полях: «ерунда», «чушь», «неправда».

Удачным в целом мне показался раздел «Русское хозяйство», с его установкой на национал-технократию (термин мой). Особенно я бы выделил главу «Геоэкономический расклад сил» с блистательным и крайне актуальным анализом ситуации в Китае и в мире в связи с Китаем. Китайский фактор в писаниях наших патриотов до сих пор преступно недооценивался, и я очень рад, что наконец-то наступает прозрение.

Глава, посвященная русской науке, тоже показалась мне правильной и нужной, несмотря на некоторый налет прекраснодушия и на отсутствие внятного и убедительного ответа на самый жгучий вопрос: как развернуть вспять утечку мозгов из нашей Родины, комплектующей сегодня весь мир отборными кадрами интеллигенции с самоубийственным для себя ущербом.

Пропорция разумной информации и безрассудных утопических рассуждений показалась мне явно сдвинутой в худшую сторону в разделе «Русское государство» (тут сквозит каркас отличавшегося буесловным дилетантизмом конституционного проекта, некогда созданного Пыхтиным со товарищи; скажу хотя бы об идее сосредоточить в руках главы государства — диктатора — всю военную, законодательную, исполнительную и судебную власть). Но и здесь можно встретить весьма здравые наблюдения и соображения касательно международной политики и геополитического расклада (до этнополитики наши авторы так нигде и не поднялись), а также карты угроз для России и связанной с нею военно-политической аналитики.

Ну, а что касается разделов идеологических по преимуществу, как то «Духовно-политическая нация» и «Русский дух», то к ним претензий много, а отрадного они предъявляют мало, хотя и тут есть интересные разработки, например, касательно создания специфически русского «большого стиля» в архитектуре, изобразительном и прикладном искусстве (по аналогии с «историзмом» 1880-х или «русским модерном» конца XIX — начала ХХ вв).

Наконец, последний раздел «Пути преобразований», посвященный внедрению РД в жизнь, показался мне в общем и целом совершенно утопическим по трем основным причинам.

Во-первых, прекрасно отдавая себе отчет в том, что в русской России правит антирусская власть, что нынешняя «элита» (она же «кремлядь») отбросила идею служения народу и утвердила в России строй с клановой экономикой и корпоративной политикой (где каждая большая и малая корпорация сама за себя и против всех), авторы явно верноподданнейше адресуют свою РД именно Кремлю. Они против революционного изменения «прогнившей государственности». Это своего рода бунт на коленях. Наши теоретики едва ли не шантажируют Кремль угрозой партизанщины, народного восстания и т.д., но при этом надеются на чудесное и добровольное преображение кремляди в слуг народа и Отечества. Тщетные надежды премудрых пескарей, на мой взгляд.

Во-вторых, абсолютно несбыточна сама по себе мечта объединить интеллигенцию (любую, а русскую в особенности) вокруг идей и идеалов, а не вокруг прав и интересов.

Я пришел в политологию именно из присяжных социологов-интеллигентоведов и в данном случае готов отвечать головой за свои слова. Собственно, определенный идейный разнобой самой РД уже подтверждает мою мысль.

При попытке навязать РД широким русским интеллигентским массам в качестве действительно руководящей и направляющей доктрины, массовое же сопротивление этому гарантировано. О том, по каким разломам пойдет это сопротивление, я скажу ниже.

В-третьих, за какие-то сто лет в России произошли огромные необратимые перемены. Дореволюционное русское более-менее монолитное общество, крестьянское в своей основе (86% населения), разложилось и исчезло, не оставив политически значимого остатка.

От «новой исторической общности людей — социально однородного советского народа» остались, после раздела СССР и передела народной собственности, лишь социально дефективные клочки и ошметки. Каждый год они, во главе с Зюгановым, маршируют мимо Кремля без попытки зайти внутрь, что символично, и обречены так и маршировать, пока не вымрут. Ни о какой «российской нации», «россиянах» говорить тем более не приходится: такой нации как не было, так и нет, и не будет. А новое русское общество на сегодня пока не сложилось, будучи разделенным по многим граням и водоразделам.

Что же общего у разрозненных, разделенных и часто враждебных друг другу социальных групп русского мира, не связанных ни общественным положением, ни материальными интересами? Что же все еще позволяет нам говорить о существовании единого русского народа, русского племени в кругу иных племен мира? Только одно: кровь! Биологическая общность происхождения. И связанная с этим происхождением общая национальная, племенная история русских побед и поражений. Все прочие традиционные основы национального единства, такие как вера и культура, и так назваемые архетипы, разлагаются и исчезают на наших глазах, мало котируются у молодых русских людей. И даже язык деградирует и начинает разъединять поколения, теряющие взаимопонимание.

Можно сожалеть об этом, возмущаться, но нельзя не констатировать этот факт, закрывать на него глаза. Согласно опросам ВЦИОМ и других социологических служб, ценности, традиционно считавшиеся для русского народа базовыми, сегодня не воспринимаются уже большинством как ценность и не консолидируют нацию. Поэтому новый национальный общероссийский подъем может состояться сегодня только на новой базе — на базе русского национализма, причем сам национализм должен быть исключительно этническим, с опорой на общность русской крови, и никаким другим.

Но именно этот принцип с порога отвергается авторами РД самым решительным образом. Это, конечно, неудивительно, учитывая вышеупомянутый состав коллектива. Но нам от этого не легче, ибо единственная верная перспектива перекрывается при этом наглухо, а нам, под видом «русской», в действительности предлагается заведомо несбыточная и постылая «россиянская» доктрина…

По сим печальным обстоятельствам я сильно сомневаюсь, что добросовестные, трудоемкие и объемистые наработки высококвалифицированных специалистов, попав в столь дурное идеологическое обрамление, окажутся востребованными. Их попросту некому будет проводить в жизнь. Бесценная жемчужина, заключенная в дешевенькую пластмассовую оправу, не будет оценена по достоинству и не станет объектом вожделения могущественных общественных сил…

«Мечтать не вредно», — гласит пословица, но я думаю, что данный случай — исключение. Мечты уводят нас от действительности, подменяют ее нереальным желаемым, направляют наши усилия и помыслы в тупик, в никуда.

Помните, Маркс провозгласил, что прежнюю, якобы обветшалую задачу философии — познание действительности — надо перековать в новую, актуальную задачу преобразования действительности? И дал при этом «всему прогрессивному человечеству» новую мечту о коммунизме — земном царстве добра, ума и справедливости: вот-де вам лекало, перекраивайте по нему жизнь.

Но именно мы, русские, как никто другой наученные горьким опытом строительства коммунизма, мы отлично знаем, что получается, когда так и не познанную действительность пытаются преобразовать, перекроить в непознаваемом, непонятном направлении. Много крови и насилия, много потраченных впустую сил, гекатомбы жертв и надорванные жилы, а в результате — разбитое корыто в руках полумертвого народа.

Не дай боже повторить этот опыт!

Поэтому так настороженно, опасливо встречаем мы сегодня все новые мечты и прожекты, так недоверчиво выслушиваем очередных мечтателей, пытающихся своей мечтой зажечь массы. Ведь мечта по самой природе своей противостоит логике, опыту, диалектическому тезису о разумной действительности. Нет уж, нам бы побольше знаний и практических навыков, побольше логики и опыта, трезвого расчета, твердо выученных уроков истории — и поменьше не обеспеченных опытом мечтаний… Судьбу России никогда более нельзя делать заложницей сомнительных экспериментов, отдавать ее в руки безответственных мечтателей.

Поэтому так тщательно и придирчиво я постарался выискать, выбрать в огромном томе РД все, что, на мой взгляд, отдает привкусом беспочвенных мечтаний, все, что уводит нас от конкретных жизненно важных задач. И, прежде всего, от главной сверхзадачи — выживания русского народа в качестве хозяина русской земли.

Эти мечтания, пустые, как мне кажется, выписаны и откомментированы ниже (в скобках даны ссылки на страницы).

Пусть их не так уж много, но эта та самая капля дегтя, которая отравляет всю бочку меда. Именно из-за них может бесплодно пропасть вся та большая и добросовестная работа, которую проделали привлеченные к проекту профессионалы. Чего будет очень жаль.

ФИКЦИЯ «ЧЕЛОВЕЧЕСТВА» И НАШИ ЗАДАЧИ

На первое место среди идейных «косяков» РД я бы поставил внеположность ее главных целей русскому народу. Доктрина, названная русским именем, на самом деле, оказывается, обращена лицом ко всему человечеству, имеет конечной целью его благо.

Противоестественность подобной мотивации не может не вызвать резкого неприятия.

Ничего такой подход не напоминает вам, читатель? Правильно: большевистскую доктрину, согласно которой Россия и русские есть расходный материал для мировой революции и окончательного коммунистического счастья и спасения всего мира. Только в те годы лекало для спасительной перекройки всего мира было коммунистическое, а теперь — православное (в явном виде, а в неявном — православно-монархическое).

Это первое отличие. А второе — в том, что большевики действовали грубой силой, а смыслократы, благо в руках у них этой силы пока нет, — не менее грубой лестью.

Тема избранности России, ее великой вселенской миссии красной нитью идет через всю РД. Не беда, что вчера миссия была одна, а сегодня уже другая. Приведу примеры.

«Историческая миссия России-СССР — миссия удерживающего мировое равновесие» (8). Это называется: зелен виноград. Только что объявляли глобальную войну дворцам и собирались вести все человечество к светлому будущему, ну, раз уж не удалось увести за собой весь мир…

«Россия — это система стропил (?), поддерживающих свод над всеми (?) народами мира, дарующая мировому целому равновесие и стабильность. Когда в голосе нашего государства послышатся узнаваемые ноты тысячелетней России — Запад и Восток… вздохнут с облегчением» (6).

Это вряд ли. Подумаешь, невидаль: несостоявшийся мировой лидер, несмотря на все свои претензии, сошел со сцены, — такое мир наблюдал не один раз. И ничего. Одна система рушится — другая возникает, дело житейское. Некогда вот Карфаген пал — и что? Да только спокойней стало в мире на какое-то время.

И точно так же в наши дни Запад и Восток, став свидетелями некоторой реставрации России, если и вздохнут, то с разочарованием по поводу несбывшихся надежд на раздел гигантского наследия. А то и с беспокойством, памятуя о минувшем веке русской силы.

«Мы вступаем в век русского самосознания, век, когда Россия укажет всему миру на объективные корни мирового зла и подскажет, как сообща можно ему противостоять. Россия была призвана и до сих пор остается призванной к мировой гегемонии, мы верим, что она займет в будущем место мирового лидера, станет авторитетом для других цивилизаций» (19). Уж ежели Россия раньше не стала таким авторитетом, разве что для стран третьего мира, даже когда была на высшем подъеме, в 1950-1960-е гг., то теперь и тем более не станет. Чем выстраивать нравственный мир каких-нибудь условных папуасов и кампучийцев (а кто еще позволит нам себя учить?!), занялись бы лучше своим обустройством.

«Уникальный опыт русских позволяет им сменить Запад в качестве технологичного авангарда человечества. Для этого необходимо выдвинуть глобальный проект (по принципу «Спасая Россию, мы спасаем весь мир»), став лидером здоровых сил человечества, совместив в новом проекте наши православные устои и лучшие достижения советского строя» (12).

Да боже упаси!

Можно подумать, «здоровые силы» спят и видят, как мы их с ложечки кормим православными устоями и советскими достижениями. Да нас при первой попытке вмешательства в чужую жизнь поганым веником погонят сей же секунд! Кто в мире нам, творцам собственного краха, поверит?! Над такими учительными претензиями все только посмеются.

Вспоминается, как при выборе веры князь Владимир попросил вон проповедников иудаизма, узнав, что евреи не удержали собственное государство. Логично!

Парадокс, которого смыслократы в упор не видят, заключается в логике саморазвития народов. Русское самосознание, по мере вызревания, неизбежно будет обращаться от мировых проблем и задач (кои на самом деле не что иное, как фикции) к своим собственным, национальным.

Именно слабостью, неразвитостью национального самосознания объясняется наше вечное инфантильное стремление прилепиться к чему-то большему, чем мы сами, что свойственно детскому периоду развития психики.

Взрослея, обретая в полном смысле слова САМОсознание, мы все меньше будем думать о человечестве, все больше — о себе самих. ЗДОРОВЫЙ ЭТНОЭГОЦЕНТРИЗМ — вот естественный конечный результат развития национального самосознания.

«Провались в тартарары хоть весь мир, цвела бы моя Россия! Исчезни хоть все человечество, жил бы и размножался мой русский народ! Мы не хотим зла другим народам, пусть будут счастливы. Но — не за наш счет. Россия сама по себе — целый мир, самодостаточный и полный, и нам дела нет до того, что происходит с другими странами и народами», — вот каким примерно будет нормальный итог развития русского самосознания, не искалеченного грубым хирургическим вмешательством смыслократов.

В чем причина искажения перспективы авторов РД?

Она лежит глубоко в основе мировоззрения. Смыслократы уверены:

«Чтобы осмыслить человечество как целое, нужно взойти по генеалогической шестнице к самому истоку, к Адаму, к единичному человеку» (31).

Фундаментальнейшая ошибка! Именно восходя по генеалогической лестнице, мы никоим образом не попадаем в гости к одному-единственному Адаму, к одной-единственной Еве. Теория моногенизма (т. е. происхождения всего человечества из некоего единого центра, от единых предков) безнадежно устарела и сегодня не выдерживает конкуренции с теорией полигенизма (происхождения как минимум трех разных изначальных рас в разных точках Земли в разное время и от разных, не связанных генетически друг с другом, групп предков-производителей).

Максимальной количественно группой, объединяющей людей по наследственным биологическим признакам, обусловленным общностью происхождения, является не человечество, а раса.

Происхождение белой расы покрыто мраком, никто не знает сегодня, откуда и когда на Земле появился кроманьонец, человек современный. Наверняка известно лишь, что он не произошел от неандертальца, в котором не без оснований видят предка современных негроидов и с которым он бился насмерть, выбивая с территории современной Европы. Что же касается монголоидов, их происхождение от синантропа на другом краю Земли можно считать доказанным.

Таким образом, можно уверенно утверждать, что никакого «человечества» не было и нет, это лишь умственный, виртуальный конструкт, фикция, воображаемая сущность. Всякая солидарность в масштабах, превышающих расовую, — это ложная, неестественная солидарность. Исходить в своих мотивах поведения из наличия какого-то «человечества» — значит заведомо строить на песке.

Человечество не есть субъект истории, сознательно творящий ее. Субъекты — этносы, то есть биологические сообщества, связанные общим происхождением, обладающие общей генетикой. Если мы хотим жить и действовать, оставить след в истории, мы должны жить и действовать как этнос — автономная самодостаточная единица. И полностью отбросить вредные для нас, расслабляющие и демобилизующие идеи о человечестве. Ложным целям не место в арсенале народа, стоящего на грани жизни и смерти.

Примеряя на себя роль благодетелей человечества, авторы доктрины при всем том сами же совершенно правильно пишут:

«Можно ли угодить Западу? Мы из кожи вон лезем, чтобы нас согласились считать своими, поставили на один уровень с собой. А нам все говорят: вы недоразвиты, вы дики… Нас не хотели считать своими ни в средние века, ни во времена Петра Великого, ни тогда, когда мы спасали Европу от «призраков» всевозможных революций, ни тогда, когда мы избавляли ее от «коричневой чумы» и от диктаторов с претензиями на мировое господство. Какие бы подвиги мы ни совершали во имя того, чтобы нас признали европейцами, цивилизованным на западный манер народом, — нас отвергают, нас презирают, нас ненавидят, нас боятся, нас считают недостойными… Так было всегда. И так будет всегда. По-другому не будет никогда… Дело вовсе не в нас. Дело не в том, что мы плохие. Нас не примут за своих никогда просто потому, что мы в корне иные, у нас иная природа» (12-14).

Истинно так! Аминь!

Но тут же, противореча себе, они заклинают нас:

«Осознав свою духовную суверенность, на базе традиции и с учетом вызовов времени творчески переосмыслив свою цивилизационную программу, мы можем (и перед лицом Истории — обязаны) сформулировать свой Русский глобальный проект» (15)!

Какая чушь! Почему обязаны? С какой стати? Кто нас обязал? Тем более, что нас на дух не выносят ни Запад, ни Восток, и никто не потерпит нашего учительства, как не потерпели ни нашего водительства к коммунизму, ни нашей православной миссии.

Мир не принял Русь языческую, не принял православную, не принял коммунистическую, не примет и никакую другую. Потому что мы русские. Мы скроены на свой салтык. У нас другая мерка. Не надо лезть с ней к другим народам, ничего, кроме крови и срама, это не даст. Это сегодня понятно уже всем, кроме премудрых смыслократов.

Доктринеры-смыслократы, неспособные смотреть на себя чужими глазами, приписывают исторической России «миссию Хранителя гармонии, Спасителя мирового лада» (54).

Уж постеснялись бы такое писать!.. Да, нечего сказать, показали мы всему миру «гармонию» коммунистического строя, от коей наши сателлиты, вплоть до мельчайших лимитрофов, сразу прыснули в разные стороны, как только железная хватка КПСС чуть-чуть ослабла. И от нашего «мирового лада» бежали, как черт от ладана, все кто мог.

А между тем авторы далее перечисляют примеры российского вмешательства в мировую политику, начиная с Северной войны, мешая в одну кучу наши величайшие национальные победы (война с Карлом XII, с Наполеоном) с нашими величайшими внешнеполитическими промахами и ошибками (поддержка Севера в борьбе с Югом в США, защита США от британской блокады, балканские войны)… «Россия действительно была “жандармом Европы”, обуздывавшим международных агрессоров и европейских революционеров», — резюмируют они величаво-горделиво.

А стоит ли величаться и гордиться? Что получила от этой роли сама Россия, а главное — русский народ, кроме несносных жертв и тягот, кроме моря зря пролитой русской крови? Не лучше ли было ей заниматься своими собственными делами, хотя бы передушив своих отечественных революционеров, которых она так и не обуздала, на горе себе?

Неприятно, но приходится напоминать, например, что Болгария, за освобождение которой от османского ига мы положили десятки тысяч русских солдат и офицеров, немедленно по освобождении «легла» под кайзера и воевала против России и в Первую, и во Вторую мировую войну. Напомню также, что мир давным-давно уже отверг претензию России на роль «катехона» («мирового удерживающего»), высказавшись на сей счет вначале мирно и дипломатически в ходе Венского конгресса, а затем — недипломатически, но зато очень определенно — в ходе Крымской войны. Когда против зарвавшейся, вознесшейся России дружно выступили и наши недавние союзники (Англия), и наши недавние противники (Франция), и когда ради того, чтобы одернуть и поставить на место нашу страну, Запад объединился с Востоком, Европа с Турцией.

Боже упаси нас от подобной роли европейского ли, мирового ли жандарма на все обозримое будущее! Себя надо обустраивать и совершенствовать, у себя порядок наводить, собой заниматься. При этом других надо не пускать в свой мир, а самим — не лезть в чужой. Вот тогда будет все правильно и хорошо.

Однако авторы, ссылаясь на писателя Федора Михайловича Достоевского, царствие ему небесное, упорно убеждают нас в первостепенной важности идеальных мотивов в политике.

Но мы, зная из истории, что ничего, кроме горя, огромных жертв, насмешек и неблагодарности от облагодетельствованных нами из идеальных соображений, мы не получили, можем резонно заявить: хватит донкишотствовать! Это касается как внешней, так — быть может, еще в большей степени — внутренней политики.

Между тем, доктринеры продолжают:

«Между миродержавием и православным Удерживающим существует не просто связь, но скорее тождество. Удержание других государств в их стремлении к мировому господству, сдерживание варваров — это внешняя сторона миссии “правильной империи”. Внутренняя же ее сторона — удержание традиций и укладов от “смешения”« (55).

Вдумаемся в суть сказанного. Мировое господство — переходящий приз, как известно. Еще недавно, пока были силенки, мы сами на него претендовали (помните глобус в гербе СССР — истинный масштаб наших амбиций?). А сейчас схватились в затяжном клинче еврейский Запад (лидер — США) и пестрый мир ислама (он пока не имеет единого лидера, но если исламисты возьмут власть в Пакистане или Иран войдет в ядерный клуб, все может измениться). Их схватка, скорее всего, кончится предельным ослаблением обеих сторон. А кто за ними? Ближайшие претенденты на мировое господство это Китай (завтра) и Индия (послезавтра).

Кого же из этих четырех участников борьбы за мировое господство должна удерживать Россия?

Правильный ответ: никого, если у наших правителей осталась хоть капля разума. А каких-таких «варваров» собираются сдерживать доктринеры? Неужели кого-то из числа «приемных детишек» в большом сиротском доме по имени «Россия»? Хорошо бы, да только не вяжется с общим тоном доктрины…

Словом, блудословие, безответственная болтовня, вот как это назывется, господа!

Прелесть еще и в том, что доктринеры-смыслократы предлагают нам в качестве главного духовного подарка человечеству создать «Большой стиль России», но... из чего они хотели бы его составить?

«Большой стиль России должен соединить в себе малые культурные стили: православно-конфуцианского хозяйствования (?), офицерско-самурайской чести и доблести, христианско-исламского эсхатологизма, русско-индийского гуманитарного самосознания» (183). И вся эта эклектика, эта каша-малаша, это рагу по-ирландски, салат, маседуан — это и есть «русский стиль»? Поистине, нельзя понять без водки и закуски, что значит жить и чувствовать по-русски!

Доктринеры подначивают:

«Русский человек не способен на сверхмобилизацию ради обогащения, низменных материальных целей, но совершает чудеса героизма при защите Родины и священных для него ценностей либо при выполнении великой исторической миссии» (20-21).

То-то ни один русский человек не встал с оружием на защиту ни романовской Империи, ни СССР. Хватит с нас сверхмобилизаций, и так уж еле живы после них всех…

Мы не должны позволить морочить себе голову «всемирной ролью России», сделать себя заложниками каких бы то ни было «мировых задач»! Облагодетельствовать мир и уйти навеки, исполнив свое предназначение? Ну уж нет! Мы будем жить ладно и вечно в собственной России, а мир — пусть живет, как сам знает. Это не наше дело.

Публицист и историк Александр Самоваров рекомендует задать себе простой вопрос. Что выбрала бы элита Америки — процветание свой страны за счет остального мира или процветание всего мира за счет Америки? Ответ самоочевиден: процветание собственной страны для национально мыслящей элиты есть приоритет непоколебимый, однозначный, бесспорный.

Но нам с элитой не везет. Цари больше заботились о российских инородцах либо об иностранных единоверцах (грузинах, армянах, греках, болгарах, сербах), чем о русских. Большевики готовы были пожертвовать Россией и русскими ради мировой революции, мирового коммунизма. Владыки Советского Союза бестрепетно жертвовали Российской Федерацией и русскими ради советских республик и их автохтонного населения… И доктринеры-смыслократы, похоже, не лучше них.

Не успели мы выбраться из-под обломков одного глобального проекта, как они нам сулят уже другой. Хватит, баста!

Нам не надо строить рай «везде для всех».

Нам надо построить рай «у себя для своих».

И только! Ведь никакого «человечества» — нет!

 

А. Севастьянов

http://www.apn.ru/publications/article20731.htm


0.16450500488281