10/11
30/10
24/10
19/10
08/10
03/10
24/09
06/09
27/08
19/08
09/08
01/08
30/07
17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
Архив материалов
 
Давосский кэшачок

От выступления Владимира Путина на открытии Всемирного экономического форума в Давосе явно веяло безысходностью — видимо, совсем плохи дела в российском государстве. Где это видано, чтобы Путин так откровенно взывал к иностранным инвесторам? Вновь записывал в партнеры недавних «газпромовских» противников по «Сахалину-2»? Обещал все возможные уступки желающим вложить деньги в российские сырьевые отрасли? Цель — одурманивание иностранных инвесторов — в первый вечер была практически достигнута, а сама вступительная речь предназначалась и на экспорт, и для внутреннего употребления.

НАРУЖНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

В этой части Путин обращался исключительно к западному капиталу, любые совпадения с ситуацией внутри страны, как говорится, «случайны и непреднамеренны». Вот как, к примеру, выглядели предостережения Путина к лидерам других стран.

Первая возможная ошибка: «Нельзя позволить себе скатиться к изоляционизму и безудержному экономическому эгоизму. На саммите «Большой двадцатки» лидеры ведущих экономик мира договорились воздерживаться от возведения барьеров на пути мировой торговли и движения капиталов. Россия разделяет эти воззрения». Не надо сразу же припоминать путинское решение о повышении пошлин на подержанные иномарки, в результате которого без работы остались сотни тысяч российских граждан на востоке страны. Не помогла даже просьба Японии отменить постановление — Путин пересматривает собственные решения крайне редко. Потерпи правительство полгода, дождись, пока девальвация обесценит рубль раза в два — и необходимость повышения пошлин отпала бы, а автоперегонный бизнес скукожился бы сам собой. Но как звучало, как звучало!

Вторая возможная ошибка: «Чрезмерное вмешательство в экономическую жизнь со стороны государств, слепая вера во всемогущество государства... Вместо того чтобы заняться совершенствованием рыночных механизмов, появился соблазн максимально расширить непосредственное участие государства в экономике». Кто бы говорил! Формальная и неформальная монополия государства на сырьевой экспорт и транспортную инфраструктуру, госкомпании и госкорпорации, коррупция, наконец — это ли не свидетельства чрезмерного вмешательства государства в экономику? Разве не «слепая вера во всемогущество государства» является основным лейтмотивом действий путинской организации на протяжении восьми лет? Что, как не «соблазн максимально расширить непосредственное участие государства в экономике», подталкивает правительственных чиновников и приближенных олигархов к созданию глобальной горнорудной корпорации? Но одно дело, когда мы все это знаем, и совсем другое, когда иностранцам посылается столь недвусмысленный сигнал.

Третья возможная ошибка: «На протяжении последних месяцев происходит размывание духа предпринимательства. В том числе — принципа личной ответственности человека — предпринимателя, инвестора, акционера — за собственные решения. Нет никаких оснований полагать, что, переложив ответственность на государство, можно достичь лучших результатов». Путин как будто пересказывает то, что происходит в российской экономике — предоставление кредитов «национальным чемпионам» для погашения обязательств перед Западом, молчаливое потворствование оттоку капитала, растрата многих миллиардов на фондовом рынке. Участники же форума были готовы аплодировать стоя.

Смысл путинских тезисов прост — российское правительство понимает опасности этих ошибок и делает вид, что не допустит их реализации. Особенно в процессе привлечения инвестиций в предприятия по добыче, транзиту и экспорту углеводородов.

Кстати, о транзите. Путин посчитал необходимым остановиться на проблеме обеспечения транзита энергоресурсов. Недавний газовый конфликт с Украиной памятен многим, и премьер сделал максимум для того, чтобы сгладить негативный эффект от одностороннего прекращения «Газпромом» поставок природного газа в Европу. Эта часть выступления была бы более естественной, если бы была произнесена каким-нибудь сырьевым министром или руководителем общественной сырьевой ассоциации, но никак не премьером.

Все обозначенные способы решения проблемы транзита перечислять не будем, остановимся на конкретных инфраструктурных проектах. Сначала о газе. «Только за последние годы нами («нами»! — авт). были построены газопроводы «Ямал-Европа», «Голубой поток» в Турецкую Республику... Убежден, что столь же необходимы для энегобезопасности Европы и такие проекты, как «Южный поток» (газопровод по дну Черного моря в Болгарию), «Северный поток» (по дну Балтийского моря непосредственно в Германию). Их общая ориентировочная мощность — порядка 85 млрд куб. метров газа в год».

Про «Ямал-Европа» ничего не скажу, а «Голубой поток» обошелся «Газпрому» почти в $3 млн. за километр. Говорят, что турки построили свой участок с затратами в $1,35 млн. за километр, что впоследствии было признано завышенной ценой.

Услышанное далее наверняка повергло присутствующих в шок: «Газпром» совместно со своими партнерами — компаниями «Шелл», «Мицуи», «Мицубиси» в ближайшее время запустит мощности по сжижению и транспортировке природного газа, добываемого на Дальнем Востоке, на острове Сахалин».

У западных инвесторов остались неприятные воспоминания о недавней схватке вокруг проекта Sakhalin Energy, крупнейшим акционером которого являлась англо-голландская корпорация Royal Dutch/Shell. Сначала участникам консорциума выставили претензии за нарушение экологических требований, $10 млн. за ущерб лесному фонду и около $100 млн. — за ущерб водным объектам. Затем к массированному прессингу подключилась «Зарубежнефть», которой тогдашнее Минпромэнерго поручило проверить смету затрат на реализацию второго этапа проекта (естественно, смета оказалась завышенной: ни много, ни мало на $1,6 млрд).. Наконец, на авансцене появился главный актор операции — «Газпром», которому в обмен на денежную компенсацию и обещания прежним акционерам предоставить подряд на освоение Штокмановского месторождения перешли активы Sakhalin Energy.

В результате «Газпром» получил контрольный пакет «Сахалина-2» за $7,5 млрд., хотя эксперты Merrill Lynch оценивали проект в $17,5 млрд. Характерно, что соглашение о сделке с представителями Royal Dutch/Shell, Mitsui & Co и Mitsubishi Corporation подписывалось в присутствии Владимира Путина, сообщившего будущим «партнерам», что «их главные проблемы позади»...

Но перейдем к нефти. «Уже реализован первый этап создания Балтийской трубопроводной системы, которая обеспечивает поставки до 75 млн. тонн нефти в год... Сейчас ведется работа по проектированию строительства второго этапа системы на южном побережье Финского залива — БТС-2 — это еще 50 миллионов тонн... В стадии завершения строительство первой очереди трубопроводной системы «Восточная Сибирь — Тихий океан»... Вместе с Туркменистаном и Казахстаном приступаем к реализации проекта строительства Прикаспийского трубопровода».

Все вместе — восхитительная презентация России как сырьевой колонии и Европы, и Азии! Особенно Азии, прежде всего, Китая и Японии. Именно там, а не в старушке Европе, сосредоточены огромные суверенные резервы, номинированные преимущественно в долларах. «Взять их — наша задача!» — декламировали в правительстве, собирая своего шефа в Давос. Должен же кто-то эти деньги осваивать, тем более, что международные резервы России в следующем году закончатся.

«Лидерами восстановления мировой экономики станут те, кто создаст привлекательные условия для глобальных инвестиций уже сегодня», — вот он, ближайший внешнеэкономический лозунг страны.

ВНУТРЕННЕЕ УПОТРЕБЛЕНИЕ

В своем выступлении Путин не мог обойти стороной внутрироссийскую ситуацию. Хотя в данном случае тезисы о России произносились с оглядкой на «глобальных инвесторов».

«Не могу не сказать и о влиянии глобального кризиса на российскую экономику. Кризис обнажил имеющиеся у нас проблемы. Это чрезмерная сырьевая ориентация экспорта и экономики в целом, слабый финансовый рынок. Еще острее становится проблема развития ряда базовых рыночных институтов, прежде всего — конкурентной среды». Где же Вы были все 8 лет президентского правления, Владимир Владимирович! Как тут не вспомнить Ваше Послание от 8 июля 2000 г.: «Сохраняется сырьевая направленность экономики. Доходы бюджета во многом зависят от динамики мировых цен на энергоносители». Тогда же вы говорили о неразвитом финансовом рынке и необходимости развития базовых рыночных институтов. Выходит, за 8 лет в России так ничего и не изменилось.

Еще один момент выступления, касающийся внутренних проблем: «В Советском Союзе в прошлом веке роль государства была доведена до абсолюта. Что, в конце концов, привело к тотальной неконкурентоспособности нашей экономики, мы за это дорого заплатили». И здесь неправда Ваша, Владимир Владимирович. Например, в 1988 г. удельный вес экспорта из СССР нефти, газа, электроэнергии, железных руд и металлов составил 51,6%, а по предварительным итогам 2008 г. — 76,7%. Двадцать лет назад удельный вес экспорта машин, оборудования и транспортных средств в общем объеме экспорта СССР составлял 16,2%, а в 2008 г. — 4,4%. В 1988 г. доля экспорта продовольственных товаров и сырья для их изготовления была на уровне 1,7%, а в 2008 г. сами все съедаем. И потом, как этот кусок про Советский Союз соотносить с «крупнейшей геополитической катастрофой XX века»?

Надо голову оторвать путинскому спичрайтеру, написавшему: «Наша антикризисная политика направлена на поддержку внутреннего спроса, на социальную защиту населения, создание новых рабочих мест». Во-первых, не нужен он нам, этот внутренний спрос — и так не знаем, чем потребительские и ипотечные кредиты гасить; нам наоборот важно создать экономику предложения. Во-вторых, если уж говорить о социальной защите населения, то нужно упомянуть, что на конец 2008 г. коэффициент замещения средней трудовой пенсией средней заработной платы составлял всего 24,2%. В-третьих, может, где-то новые рабочие места и создаются, но только за декабрь прошлого года безработица в стране возросла на 9,7% и достигла 5,8 млн. человек. Впрочем, больше о внутри российской ситуации в путинской речи нет ни слова. Что логично — не для того ехали.

ПОБОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ

Главное, что нужно отметить — очевидную несуразицу при разговоре о сырьевом и фондовом рынках. Например: «Каждый из нас хорошо понимает, что резкие и непредсказуемые колебания цен на энергоносители являются колоссальным дестабилизирующим фактором мировой экономики». Конечно, колоссальным, естественно, дестабилизирующим, но не мировой экономики, а экономик, ориентированных на экспорт сырья.

В этой ситуации правильным выглядят предложения «вернуться к равновесным ценам, построенным на балансе между спросом и предложением, максимально, насколько это возможно, очистить ценообразование от влияния спекулятивных составляющих, порожденных многочисленными производными финансовыми инструментами». Однако если этого добиться, никаких $147 за баррель, а с ними бешеных капитализаций российских нефтегазовых компаний, больше не будет. Ни для кого не секрет, что двукратный взлет нефтяной конъюнктуры в 2007 г. был практически полностью спекулятивным, так как в том году изменения в добыче и потреблении колебались в пределах 1%.

А вот как Путин формулирует одну из причин мирового кризиса: «Гонка фондовых индексов и капитализаций очевидно стала доминировать над повышением производительности и реальной эффективности компаний». И тут же на ум приходит «Газпром», у которого с 2004 г. по 2008 г. операционные расходы выросли в 3 раза, долги — в 4 раза, капитализация — в 10 раз, зато среднегодовой прирост добычи составил целых 1,35%!

Тут снова вспоминается цитата из ежегодного Послания президента на этот раз от 10 мая 2006 г., где Путин говорил о необходимости повышения капитализации российских компаний: «Например, «Газпром», вы знаете, вышел на третье место в мире по капитализации среди крупнейших корпораций мира... И этот результат возник не сам по себе, а как следствие целенаправленных действий со стороны государства». А вот как выглядело удовлетворение итогами развития фондового рынка на пресс-конференции 14 февраля 2008 г.: «Фондовый индекс увеличился на 20 процентов, это чуть меньше, чем в прошлом году, но в прошлом году вообще был рекорд. И вообще фондовый рынок России растет рекордными темпами: 20 процентов — очень неплохой показатель». И это притом, что рост производительности труда в России не превышал 5% в год! И как теперь быть с прогнозом главы «Газпрома» Миллера, что капитализация «Газпрома» в течение 7-8 лет достигнет уровня $1 трлн.?

Российский премьер по привычке не удержался от плевка в сторону американского доллара: «Чрезмерная зависимость от, по сути, единственной резервной валюты опасна для мировой экономики». В этом вопросе Путин снова оказался не в теме — доллар уже лет десять не является единственной резервной валютой не только в мире, но и в России. По итогам 2007 г. доля доллара США в резервах центральных банков составляла 63,3%, евро — 26,5%, британского фунта — 4,7%, остальные резервы были представлены в основном, в японских йенах и швейцарских франках. Что же до средств до Стабилизационного фонда, впоследствии разделенного на две части, то он изначально формировался в пропорции 45% — доллары, 45% — евро, 10% — британские фунты. Вот так выглядит доллар в качестве единственной резервной валюты.

Нельзя также обойти стороной трансформацию периода стабильности, которым еще полгода назад гордилась власть, в период «завышенных ожиданий», а также результаты периода этих самых ожиданий: «Для значительной части человечества по-прежнему остаются недоступными комфортное жилье, образование, качественная медицина. И мировой подъем последних лет радикально не изменил эту ситуацию».

В этом месте надо было хорошенько подумать, прежде чем это говорить. Как-будто в России этих проблем не наблюдается. В 2007 г. количество построенного жилья достигло показателя всего лишь 1980 г., правда, в 1980 г. было возведено 1,06 млн. квартир, а в 2007 г. — всего 721 тысяча. Ипотекой смогли воспользоваться только 2% российских семей. Количество студентов, обучающихся за счет федерального и регионального бюджетов, в последние годы составляло 55% от всех обучающихся. О качественной медицине говорить не будем, напомнив лишь, что в 2008 г. в России ожидаемая продолжительность жизни (65,9 лет) была меньше, чем в 1992 г. (67,8 лет), не говоря уже о позднесоветском периоде (69,5 лет).

Признаем — это всё досадные огрехи, допущенные российским премьером в тот прекрасный швейцарский вечер 28 января. Публика была счастлива от происшедшей на их глазах метаморфозы, ей и в голову не могло прийти, что приглашение глобальных инвесторов — не более, чем часть заурядного плана, по которому сначала российские сырьевики «освоят» иностранные средства, а потом, когда конъюнктура восстановится (а это, по мнению Путина, неизбежно), власть снова применит борцовский прием ценой в очередные несколько миллиардов долларов.

Путину бы улететь в тот же вечер, как он это сделал на выборах столицы зимней Олимпиады-2014. А он остался, да мало того, на следующий день пошел на встречу с членами Международного совета предпринимателей.

Там-то все встало на свои места: «Не надо никому дурить мозги, понимаете? Как у нас говорят, «пудрить мозги». — Говорил наш премьер тем самым инвесторам, которых он так завлекал несколько часов назад. — Нужно избавиться от колониальной идеологии: что можно прийти, цапнуть и потом куда-то убежать».

Сначала — приходите, гости дорогие, а потом — «прийти, цапнуть и убежать». Вероятно, утром никто из свиты не осмелился напомнить премьеру, что денег за ночь не прибавилось и что надо еще немного потерпеть.

А как все хорошо начиналось! Вот он, кэшачок-то! В нескольких метрах от тебя сидит!

Неужели спугнули?

Н. Кричевский

http://www.apn.ru/publications/article21283.htm


0.1931209564209