18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
15/01
10/01
28/12
20/12
18/12
28/11
21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
Архив материалов
 
У России и Украины много общего: и проблемы и пути их решения

– Максим, Вы у нас не были несколько лет. Что Вы можете сказать о нынешней Украине?

– Общее впечатление, в том числе и реклама – какая-то совковость, присыпанная европейской пудрой. Украинцы, впрочем, как и многие россияне живут прошлым, огламуренными советскими впечатлениями, не пытаясь понять, что же на самом деле происходит.

– Вы в своей книге «Независимая Украина: крах проекта» даете несколько сценариев возможного распада Украины. Вы действительно считаете, что это произойдет?

– Ситуация в вашей стране по-разному видится из Киева и из Москвы. Думаю, что все-таки распада Украины не будет, для этого, например, в стране нет достаточной пассионарности. Это были всего лишь возможные сценарии развития ситуации в Украине, не более того. Сейчас Украина и Россия очень похожи, у наших стран общие проблемы.

– Какие проблемы?

– Оба проекта – и РФ, и Украина – провалились. Потому что оба этих проекта были национал-сепаратистскими, когда спекулирование идеей «процветающего национального государства – как во всем цивилизованном мире» стало средством разрушения СССР. А от его развала проиграла и русская, и украинская нация. Говорят, что Украина – древняя нация, со своей древней историей, которая отличалась от истории России. А это большая глупость. Вот ваш Бузина говорит, что в России кричат об украинском сепаратизме. Но в таком случае следует говорить о владимиро-суздальском сепаратизме, без которого не было бы Великой московской, а затем и Российской державы. То есть дело вообще не в том – есть государственное оформление таких этносов или нет такого оформления. Главное – сохранить единое цивилизационное ядро. У нас одна историческая судьба, одна технокультура, одни и те же внешние вызовы. В общем, Украина – это урезанная Россия минус углеводороды.

– Какие у нас общие вызовы?

– Главный сейчас вызов для обеих стран – утрата доставшейся от СССР техносферы, деградация образования и, как следствие, сползание к уровню стран «третьего мира». С неизбежным в конечном итоге вычеркиванием обоих славянских народов из истории.

– И что же делать?

– Нужно, чтобы элиты и России, и Украины в полной мере осознали эту угрозу и начался переход к инновационному развитию. Инновации необходимы для элементарного выживания наций. Поэтому следует искать неординарные формы интеллектуального и политического сопротивления.

– Например, написать обращение к президенту в Интернете? (На обращение Максима Калашникова в блогосфере откликнулся президент РФ Дмитрий Медведев)?

Улыбается:

– Я не верю, что тот же Дмитрий Медведев и стоящие за ним люди даже сейчас осознают главные угрозы России. Но то, что он откликнулся, говорит о том, что у элиты тоже есть некоторое внутреннее беспокойство из-за дефицита интеллектуальных ресурсов при власти. Есть уже осознание необходимости искать какой-то неординарный выход из сложившейся ситуации – у России сложное положение. И в российской элите, в системе власти сейчас есть два основных направления: сторонники инновационного развития и сырьевики. Все, что можем сделать мы – писатели, журналисты, эксперты, неординарно мыслящие люди, – это найти болевые точки между двумя этими течениями, воздействие на которые позволит изменить психологический, интеллектуальный климат внутри российской элиты в пользу сторонников инновационного развития.

– Насколько новое руководство России готово к инновационному развитию?

– Совсем не готово. Была как-то теледуэль моего друга с Владимиром Жириновским. Друг стал говорить о высоких недорогостоящих технологиях, которые в считанные годы могу перевести страну на качественно новый уровень, – о быстросборных домах, которые можно собирать по 30 штук в день среднему предприятию, о струнном высокоскоростном транспорте. И до этого благодушный Жирик, побагровев, закричал: «Вы будете выпускать по 30 гробов в сутки! Да вы повеситесь на этих струнах!». И – бросился на моего друга с кулаками, но, ясное дело, получил в глаз. Вовочка быстро остыл. Охранители интересов власти вроде Жирика инстинктивно чувствуют опасность, исходящую для нынешней элиты от таких предложений. Если людям объяснить, что есть технологии, способные в считанные годы при минимальных затратах изменить их жизнь, нынешняя система просто рухнет. А после таких передач люди будут не о технологиях думать, а как Жирик подрался и что-то бредовое прокричал… Я убедился, что пока шанс быть услышанным элитой минимален.

– Вы говорили, что Россия в сложном положении?

– Да, например, военно-промышленный комплекс в полном упадке. Уже закупаются за рубежом и боевые суда, и подлодки, перечеркнуты программы высокоточного ракетного вооружения. Уже сейчас ясно, что сердюковская реформа вооруженных сил, предусматривающая сокращение армии, в конечном итоге приведет к неспособности России противостоять любой, хоть сколько-то серьезной внешней угрозе. Все интеллектуалы, неординарно мыслящие специалисты и хоть столько-то патриотично настроенные представители офицерского корпуса – планомерно и целенаправленно выдавливаются. Остаются только тупые исполнители. После сердюковской реформы исчезнет даже гипотетическая возможность участия армии в делах российского общества.

– И какие прогнозы?

– То, что сейчас происходит, я называю «сползанием, спихиванием в “третий мир”». В конце концов Россия получит внешне управляемую, обеспеченную экспортным оружием «бантустанскую» армию, которую в лучшем случае можно использовать в локальных конфликтах и которая совершенно не опасна реальным врагам России. Так что в будущем нас ждет возврат даже не к царским временам – тогда хотя бы свои заводы строили и модернизировали, а к «бантустанским» режимам.

– А в отношениях с Украиной какие перспективы?

– Все живут прошлым, и в России и в Украине. Россия могла бы преодолеть противоречия и свои, и в отношениях с Украиной, если бы предложила привлекательную цивилизационную модель будущего. Россия не дала такой модели. А могла бы дать, например, модель государства реальной социальной справедливости с высокими технологиями. На Западе создаются футурополисы (города с новыми принципами конструкций зданий, новейшей инфраструктурой и т.д. – Г.Д.) – и в Норвегии, и США, а у нас над этим смеются. А ведь русские и украинцы, создав инновационную, агрессивно развивающуюся сверхдержаву, смогут изменить нынешний ход истории, ведущий человечество в тупик.

– Чем Вы сейчас занимаетесь?

– После закрытия сайта RPMonitor мы с коллегами по редакции организовали новый онлайн-ресурс – Globoscope, думаем о других проектах, но все это держится только на нашей инициативе. Какой-то реальной поддержки от нынешней власти у нас нет. И пишу, конечно. Продолжаю «Третий проект. Погружение», со СМИ сотрудничаю. Семью нужно кормить – у меня жена не работает и три дочки.

– А какие у Вас отношения с собратьями-писателями, которые тоже пишут о привлекательном образе будущего?

– Я благодарен Александру Дугину, который многих в России разбудил и научил неординарно мыслить. Сейчас он делает правильное дело, но мне не нравятся заигрывания Дугина с властью. Ценю как писателя Юрия Козлова с его «Колодцем пророков», с большим уважением отношусь к Юрию Мухину – он авторитарный, но умный, будит мысль и очень тепло отношусь к Александру Проханову. К нему пришел с улицы и принес текст своей первой книги. Проханов снял трубку, позвонил своему издателю и так вышел «Сломанный меч империи».

Интервьюировал Геннадий Дубовой

http://www.globoscope.ru/content/articles/2710/



0.12329912185669