21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Китай почти не виден

В силу ряда причин хотел бы остановиться на истории Китая 20 века. Причина собственно одна. В случае этой страны нет сносной картинки даже 1900-1950 годов. Вещь уникальная, а если ещё оценить масштаб зияния... Страна-то ВЕЛИКАЯ. Получается, что четверть человечества в прошлом веке пятьдесят лет занималась черти чем. Да и после – черти чем. Но после 1950 есть хотя бы аналоги – в виде СССР и прочей коммунизии.

Как начать тему, не очень представляю. 19-то век Китая известен ещё меньше. 18 – просто неизвестен. 17 – граница оптики (то есть до конца И НЕ БУДЕТ известен). Но если остановиться на 19 веке или ранее, то это надо книгу писать.

Пожалуй, для начала я сверхкратко изложу официальную доктрину, но особо спорить с ней не буду, а перечислю тезисно основные пункты коррекции.

Считается, что история Китая очень древняя, причём как-то нехорошо древняя. Там последовательно идут несколько римских империй и учёные занимаются перечислением многочисленных царств и правящих особ. Получается библейская родословная «Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова», которую из-за полной бессодержательности ПЫТАЮТСЯ разукрасить.

Во-первых, за уши притянутой политической историей. За уши – потому что Китай варился в собственном соку и ему нельзя придать даже формальную осмысленность, - вроде борьбы Греции и Персии, Рима и Карфагена или Византии и Парфии.

Во-вторых, инкрустацией истории изобретений и географических открытий. Получается гомерическая рассказка: «Авраам родил Исаака; Исаак изобрёл порох».

В случае советском это ещё изукрашено бесчисленными народными восстаниями и революциями трудящихся, а ля Стенька Разин. Штука, кстати, - как это всегда происходит с масонской тарабарщиной, - амбивалентная. Получается, что китайский Спартак захватывает власть в китайском Риме, становится императором, затем культ личности Спартака разоблачается, восстание поднимает Торпедо, снова революция трудящихся удаётся, через 200 лет Торпеду XIV свергают, и это динамо продолжается ВЕЧНО. Штука посильнее «Архипелага».

Ну и конечно телефонный справочник (ложный) «Древнего Китая» разукрашивается вносуковыряльным Шекспиром. Горбатый карлик убил четырёх братьев и женился на безногой сестре, от которой родился немой наследник, автостопным ямбом все третье действие обличавший коронованного изверга и наконец погибший от отравленного кефира. В зале пираты притихли, смотрят искусство разинув рот. В темноте только золотые коронки и кольца посверкивают. Куда там отсталой Франции с Мольером.

По мере приближения к современности всё это великолепие начинает ГНИТЬ. На великолепной родине пороха-бумаги-книгопечатания-компаса-ракет-логарифмов начинается ЗАСТОЙ. Застой стоит сто лет, двести, триста. Европа китайцев догоняет и перегоняет настолько, что начинает смеяться. Собственно, этот смех мы и читаем как официальную историю Китая 19 века. Про систему управления, демографию, экономику и политику китайцев практически ничего не говорится. Европейцы не считают нужным даже как-то персонифицировать рассматриваемое явление. В качестве собирательного персонажа старой китайской элиты даётся «императрица Цыси», своеобычный гибрид Екатерины II и Распутина. Это такая Екатерина, но не из Германии, а из Тобольска. Сама неграмотная, голова – вторичный половой орган. Время проводит в оргиях.

Честно говоря, не хочется копаться в этой порнографии. Порнография сильно эволюционировала как жанр, смотреть на винтаж невротиков конца 19 века довольно противно. Какие-то коротконогие толстозадые прошмандовки со сколиозом, морды обсыпаны мукой, клоунские трусы до колен.

Кстати, интеллект людей тоже за последние сто лет сильно эволюционировал. Внешняя культура - на поверхности, и этапы большого пути от белил и химического карандаша до современной пластической хирургии совершенно нагляден. Внутренняя культура проявляется косвенно, за человеком надо наблюдать, а затем замеченное искусственно визуализировать. Если по-голливудски прорисовать европейца хотя бы образца 1870 года, то получится третичная зверушка. Это надо понимать, когда читаешь европейцев того времени. Мы-то видим такого же человека, как в 2010 году. А люди были внутренне другие. Скошенный назад и очень низкий лоб, клыки как у вампира, тонкие яркие губы. ХИЩНИК. Иногда так снимают 18 век. Феллини в «Казанове» что-то показал. Ещё современные режиссёры, бравирующие реализмом. Внешне 19 век уже похож на нас, но это ВНУТРЕННЕ ещё хищники 18.О чём говорит схема «застоя Китая», внедрённая в 19 веке? Это европейцы приготовились УБИВАТЬ.


Акелла: Вообще олень хороший зверь.
Первый помощник: Очень хороший.
Второй помощник: Замечательный.
Первый добивальщик: Мясо.
Третий падальщик: Рога, копыта.
Акелла: Зверь благородный. Красивый...
Первый помощник (роняет слюну и царапает лапой наст).
Акелла: Но вот тот олень, который стоит на берегу, он старый и больной.
Первый добивальщик: Да, не жилец. А ведь зима.
Третий падальщик: Застоялся. Фактически разлагается.
Акелла: Я считаю, что китайцам надо помочь.
Соответствующая легенда о деградировавшей Древней Индии возникла еще раньше и приобрела отточенные формы профессиональной демагогии Маколея. Но это уже европейцы на шкуре оленя кальян курили, зверушку домашним объясняли.

Почему сами китайцы это не опровергают? А потому что там была «революция», для них всё до 1911 года это «царизьм», старый режим.

Вроде бы революция, долженствующая служить водоразделом между новым и старым Китаем, может, наконец, пролить свет на китайскую историю. С Цыси понятно. Люди разлагались. Загребала черепаха лапами, загребала, потом упёрлась в стену и сгнила. Смысла в ее действиях нет. Так, копошилась чегой-то. «Клинч». Тупое животное. Китайская стена. Но дальше-то?

А дальше ещё хуже. После империи начинается 20-летие хаоса. Почему возникла революция, против кого, почему все друг с другом стали воевать – непонятно. На исторических картах рисуются какие-то непонятные кружочки, стрелочки. Возникают абсурдистские «советские районы», которые кочуют по всему Китаю «великими походами». Потом на это наслаивается война с Японией, но тоже какая-то странная – с фантасмагорической линией фронта и почти полным замалчиванием её хода в послевоенных масс-медиа. Война с Японией плавно перетекает в гражданскую войну, которая, впрочем, и не прекращалась, и наконец всё это завершается ясным как солнце явлением маоцзедуновского Китая (с луной Тайванем). Тут всё становится более-менее понятно, хотя трансформация КНР 1980 года в КНР 2000 вещь ещё более неожиданная, чем соответствующая метаморфоза СССР.

Я не думаю, что история Китая первой половины 20 века штука сложная. Полагаю, что её специально запутали. Распутать этот клубок не трудно, там всё достаточно ясно и понятно. Надо только называть вещи своими именами. Делать этого сами китайцы не хотят, потому что это прольёт дополнительный свет на генезис КНР. А европейцам кроме всего прочего трудно оценивать Китай как «третью силу». С колониями всё более-менее понятно. Провели «деколонизацию», извинились. Но как извиниться в ситуации не патерналистской, когда перед нами не жертва, а замученный суверен? Это очень сложно. Тут надо заниматься самокопанием и тем самым - дискредитацией всей современной дипломатии. Если человека сшибли машиной, можно легко решить проблему. Жертве - деньги, виновника – в тюрьму. Но если человека при помощи сложной и достаточно легальной комбинацией оставили без наследства, простые действия не приведут к закрытию темы. Всё только перейдёт на новый уровень противостояния. Поэтому надо делать вид, что этого не было. Нет человека – нет проблем.

Конкретно о революции 1911 года и последующих событиях я скажу отдельно.

Теперь общие тезисы о китайской истории:

1. Китаю в высшей степени не свойствен застой. Это черта характера не китайская. Китаец это трудолюбивый предприниматель, постоянно «ищущий истину». Успокаивается он тогда, когда ему хорошо, а хорошо ему не бывает никогда. Китайцам свойственны верхоглядство, наглость, самоуверенность, стремление достигнуть результата резким и стремительным наскоком («большой скачок»). Эти качества имеют обратную сторону – трусость, склонность к панике, абсолютную потерю лица. Китайцы бьют так далеко, как могут дотянуться, и даже дальше. Но при любом серьёзном отпоре убегают. Это нация воинственная, но не военная, китайская агрессия - агрессия экономическая, культурная и так сказать пограничная: ведущаяся при помощи летучих иррегулярных отрядов.

2. Поэтому то, что мы видим в данный момент это всё, что удалось выжить китайцам из текущей ситуации. Они мало что пропускают, и если мы видим, что сейчас в Китае делают среднего качества автомобили, это значит что 50 лет назад там выпускали только велосипеды, а 150 лет назад там не было промышленности вообще.

Соответственно анархичный, слабо связанный друг с другом конгломерат областей, который принято называть Императорским Китаем, это не следствие неимоверного упадка и деградации центральной власти, а плод удивительного и виртуозного блефа, позволившего за короткий срок СТИЛИЗОВАТЬ два десятка густонаселённых районов со своим языком и автономной экономикой в никогда реально не существовавшую империю. Сделано это было с одной стороны при помощи организованной военной орды тюркского типа, с другой - при помощи местных элит, пошедших под декоративного иго в стиле «вы делаете вид что платите, а мы делаем вид что работаем».

3. Китайская цивилизация в целом цивилизация молодая, новаторская и искусственная. Это её коренное отличие от старой цивилизации Индии, прошедшей полисную фазу и развитую кастовую иерархию. Индиец длительное время жил в спёртой атмосфере старого перенаселённого общества. Китаец – целинник и колонизатор, он размножается бездумно, не имея серьёзного опыта периодических голодовок и экологических катастроф. Его городской быт и сама система городов возникает в значительной степени сверху, так же как в быстро колонизующихся России или США. Города имеют типовой план и возникают по приказу. Китайская культура слабая, китаец в смысле культурном табула раза и легко поддаётся идеологической обработке. Именно потому, что ранее его не обрабатывал никто.

4. Китай страна самобытная, может быть самая самобытная после коренной цивилизации Европы. Но именно эта самобытность проявляется в склонности к заимствованию, зачастую принимающей гротескные формы. Если первобытные племена в Южной Америке нападали на белых, отнимали у них ружья и пытками вымогали приёмы ружейной стрельбы, то китайцы начинали выстругивать ружья из дерева, а пушки лепить из глины. Это было глупо, но, как и у взрослых, шло на государственном уровне. Это цивилизация детей. Но не потому что китайцы дураки, а потому что они настолько инициативны, что начинают взрослую жизнь поверх школы. Это хорошо показано в диалоге подростка Пу У и шотландца в фильме «Последний император», талантливой работы, в ряде сцен поднимающейся до уровня метафизических обобщений. То, что называется древней китайской культурой это лишь более ранний пласт заимствований из Европы. Китайский императорский двор с его церемониями это лишь рецепция двора Людовика 14, застывшая в своей форме на два века. Соответственно и знаменитая китайская бюрократия это по-детски скопированная и во многом ненужная для Китая бюрократия централизованной Европы. Причём не столько реальная, сколько идеальная – по литературным мечтаниям государственных интеллигентов 17-18 вв.

Таким образом, китайская история гораздо более рациональна и более понятна, чем это кажется на первый взгляд и чем это принято считать в государственной китаистике.

5. Никакого застоя в Китае не было, он как и Европа развивался в 17-18-19 веке лихорадочными темпами. Кроме всего прочего Китай был колониальной империей. Пока европейцы осваивали Америку и Индию, китайцам удалось за короткое время, малой кровью и при самой примитивной технике закрепиться на огромной территории внутренней Азии. В Сибирь и Туркестан Китай пришел одновременно с европейской Россией

6. Вторая половина 19 века это эпоха военного столкновения Китая с Европой, но, несмотря на очевидное поражение Китая нельзя говорить о разгроме китайской цивилизации. В век оголтелого империализма китайскому руководству всё же удалось главное - отстоять суверенитет и национальную целостность империи. А если учесть, что сама эта империя никогда не была современным или хотя бы строго централизованным государством, то можно полагать, что китайцы проявили максимум инициативы, осторожности и разумной обороны. Впрочем, тезис о банкротстве Китая не требует опровержения. События новейшей истории красноречиво показывают, что это за народ и на что он способен.

7. Из-за слабой (молодой) культуры Китая нельзя говорить об этой стране как о безусловно азиатском обществе. Можно ли азиатским обществом считать современную Африку? Нет, это салат примитивных стран, но стран возникших в ПОСТазиатский период развития. Местные элиты закончили европейские вузы, тропическая Африка серьёзно христианизирована. То же касается Китая. Люди не отдают себе отчёта о степени вестернизации этого государства даже в 19 веке. Например в учебниках говорится что после опиумных войн порты Китая были открыты для европейской торговли. Но что это означает РЕАЛЬНО? Реально в крупнейших городах Китая были созданы так называемые сеттльменты, являющиеся европейскими колониями на подобие Западного Берлина. Там была своя полиция и администрация, политически они подчинялись метрополиям. Обычно знают Гонконг и Макао, но не понимают, ЧТО ЭТО И ЕСТЬ ТИПИЧНЫЕ КИТАЙСКИЕ ГОРОДА. Люди, что-то помнящие из школьного или университетского курса истории могут добавить Вейхавей, Гуанджоувань и конечно Порт-Артур. Но и это семечки. 99% не представляют, чем являлся Шанхай. К 1930 году это был трехмиллионный город, входивший в десятку крупнейших мегаполисов мира. Из этих трех миллионов более миллиона жило в Международном сетлльменте, принадлежавшем Англии и США, и ещё около полумиллиона во Французском сеттльменте.


Это дома Международного сетльмента, построенные в 20-х годах. Таких домов не было ни в Москве, ни в Европе. Это Америка. Сеттльмент был переполнен пятизвёздочными отелями, дворцами миллионеров, офисами, административными зданиями, церквями (огромными), концертными залами, ресторанами. Названия улиц: авеню Эдуарда 7, Бродвей, Французская набережная, Банд.

В Кантоне сеттльмент был небольшой по размеру, но представлял собой искусственный остров, насыпанный по приказу европейцев и связанный с городом двумя мостами. Все дела делались там.

Ключевую роль играли сеттльменты в Тяньцзине. Их там было особенно много, причём один из кварталов принадлежал даже Австро-Венгрии, не имевшей колоний (выходит – имевшей). Многие китайские города и возникли вокруг затравок сеттльментов.

Иными словами, МИЛЛИОНЫ КИТАЙЦЕВ ЖИЛИ В ЗАПАДНЫХ ГОРОДАХ. Этого не было даже в Японии.
Д. Галковский
http://galkovsky.livejournal.com/160677.html#cutid1

0.29857110977173