22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Две великие войны

В издательстве “Алгоритм” вышла новая книга известного историка Валерия Шамбарова “Великие войны России ХХ века”. Мы решили встретиться с автором, чтобы подробно поговорить о ней.

Валерий Евгеньевич, судя по названию, в Вашей работе идет речь о нескольких войнах, каких именно?

На это в названии тоже указывается. Великими в ХХ в. называли две войны. Первая мировая получила имя “мировой” значительно позже, и только после Второй мировой ее обозначили как “первую”. В советское время о ней забывали, презрительно именовали “империалистической”. А изначально в России ее называли Великой войной, Второй Отечественной или Великой Отечественной. Ну а вторая война – та самая, которую мы с вами привыкли называть Великой Отечественной.

Получается, что советское руководство позаимствовало прежнее название?

Нет, такой вывод был бы некорректным. Вторая мировая действительно была для России Великой, а по своей сути Отечественной. Но и Первая мировая тоже. Если же строго рассматривать факты, то это были два акта одной и той же войны, грянувших с перерывом в четверть века. Одна и та же Великая Отечественная началась в августе 1914 г. и завершилась в мае 1945 г.

 Это кажется парадоксальным. Во Второй мировой важную роль играла идеология – противостояние нацизма и коммунизма, хорошо известно о глобальных захватнических планах Германии, о жутких зверствах нацистов. По сравнению с этим Первая мировая выглядит чуть ли не рыцарским поединком. А вы говорите об одной войне?

Нет, Первая мировая совсем не была “рыцарской”. Для начала давайте учтем, что Первую и Вторую мировые войны подспудно подготовили одни и те же силы, а именно – мировая финансовая «закулиса», теневые олигархи транснациональных корпораций. Именно они в начале ХХ в. подогревали агрессивность Германии и ее союзников, воинственные настроения в странах Антанты. Целью ставилось – столкнуть две коалиции держав, крепко погреть руки на войне, решить свои геополитические задачи: сокрушения России, передела сфер влияния, возвышение и мировое господство США. Перед Второй мировой германский нацизм вскормила и поощряла та же «закулиса». Поощряла в расчете еще раз хорошо поживиться и достичь целей, которые не удалось реализовать в прошлой войне.

Об этом вы уже, кажется, писали в своих книгах “Нашествие чужих”, “Антисоветчина”?

Совершенно верно. В новой книге также нельзя было не коснуться данного вопроса. Но ядовитые семена, посеянные мировой «закулисой», никогда не смогли бы прорасти, если бы не попали на благоприятную почву. Кайзеровская Германия уже имела все “задатки” гитлеровской. Господствующей идеологией был пангерманизм – он включал и теории “высшей расы”, и “жизненного пространства на Востоке”, и заведомого оправдания агрессии.

Выходит, нацизм был “новоделом” на основе пангерманизма?

Да, он был более поздним, более проработанным вариантом старой, традиционной германской идеологии, именно поэтому Гитлер так легко обрел массовую, фактически общенародную поддержку. Да и захватнические планы при Кайзере строились не слабые. Немцы нацеливались на мировое господство, никак не меньше. Предусматривалось создание “Великой Германии” или “Срединной Европы”, в которую должны были войти Австро-Венгрия, Балканы, Скандинавия, Бельгия, Голландия, север Франции, Польша, западная часть России. Все это соединялось с колониями, которые предстояло отобрать у англичан, французов, бельгийцев, португальцев. А союзники немцев, турецкие иттихадисты, предполагали прибрать к рукам Крым, Закавказье, Кавказ и распространять влияние дальше – на Волгу, Урал, Среднюю Азию, Алтай. Впоследствии нацисты взяли за основу разработки кайзеровских геополитиков. Опять же, дополнили, доработали. 

То есть, до чести и “рыцарства” было далеко?

Куда уж дальше. Как может совмещаться понятие чести и настрой на откровенный грабеж? Можно вспомнить и методы ведения войны. Зверства вовсе не были некой специфической особенностью нацистов. В кайзеровской армии они внедрялись целенаправленно, по приказам командования. На оккупированных территориях вводился “превентивный террор”. Не за какие-то преступления и проступки, а для острастки. Требовалось сразу же запугать население так, чтобы и думать не смело о сопротивлении. Производились массовые расстрелы заложников в Бельгии, Франции, Польше, Прибалтике, Белоруссии. Австрийцы жутко бесчинствовали в Сербии, зверствовали над своими же подданными, православными русинами, дружески встретивших русских. Не мешает вспомнить и геноцид христианских народов в Османской империи – армян, айсоров, халдеев, сирийских христиан. Только техника еще отставала, газовых камер и крематориев не было. А в остальном в Первую мировую начиналось то же самое, что продолжится во Второй мировой. Концлагеря уже существовали, люди в них вымирали от голода и болезней. Уже было и “особое” отношение к русским пленным, которых содержали не в пример хуже, чем французов и англичан, морили впроголодь, гоняли на тяжелые работы. А при этом внушали, что “родина от вас отреклась”, и “по возвращении вас ждет только Сибирь”. Нацизма и коммунизма еще в помине не было, Россией и Германией правили не Сталин и Гитлер, а Николай II и Вильгельм II, но многое было очень и очень похожим.

Кстати, вы коснулись фигур Сталина и Николая II. Они ведь действовали совсем не похоже друг на друга?

Точнее – нередко они действовали противоположно, и это не случайно. Сталин учитывал опыт Первой мировой, хотя не всегда это вело к положительным результатам. Например, западные союзники России по Антанте проявили себя далеко не лучшим образом. Подставляли, обманывали русских, наглели, а когда дело уже шло к победе, постарались не делиться ее плодами, организовали заговор по свержению царя. Сталин выбрал другой вариант. Увидев, что англичане и французы снова лгут и двурушничают, попытался договориться с Германией. Чем и воспользовался Гитлер, сперва разгромив западные державы, а потом без помех обрушился на Россию.

      Николай II, осознав, что война неизбежна, объявил мобилизацию, и именно ее кайзер использовал как повод к войне. Сталин и этого пробовал избежать. До последнего требовал не поддаваться на провокации. Но нападение, как и в 1914 г., было предрешено, и Гитлер обошелся без всяких провокаций, без всяких поводов и предлогов, даже без объявления войны.

      Зато в других случаях Сталин исправил серьезные ошибки царя. Николай II так и не пошел на мобилизацию тыла, очень мягко относился к нарушителям порядка, а порой и изменникам, не счел для себя возможным решительно раздавить оппозицию. Привело это к разгулу шпионов и предателей, раскачке тыла и катастрофе революции. Сталин действовал противоположно и привел страну к Победе.  


Судя по оглавлению, по схемам сражений в вашей книге, в ней уделено большое внимание не только политическим вопросам, а непосредственному описанию Первой мировой?

Да. Ведь эту войну у нас мало кто знает. Масоны-демократы, свергавшие царя и выброшенные потом в эмиграцию, большевики, да и западные авторы нарочно выпячивали только проигрышные для России эпизоды – поражение армии Самсонова в Пруссии и отступление лета 1915 г. Но это лишь две операции за три года. Две из многих. А были и Гумбиннен, Галицийская битва, Лодзь, Сарыкамыш, Эрзерум, Прасныш, Перемышль, Трапезунд, Эрзинджан, Огнот, славная оборона Осовца, Свенцяны, Брусиловский прорыв. Блестящие победы, причем я перечислил далеко не все. Если взять реальные цифры, а не высосанные из пальца домыслы, то потери русской армии были гораздо ниже, чем у противников и западных союзников, она умела воевать лучше. Было множество героев, совершались славные подвиги. Но Первую мировую как бы заслонила трагедия гражданской, и память о них оказалась затертой. Хотя это были наши предки, они дрались и погибали на наше Отечество. Неужели не стоит вспомнить о них?

      Но, кстати, описание войны напрямую связано и с политическими проблемами. Читатель воочию сможет сопоставить, какие дела совершались на фронте и какие интриги в это же время плелись в тылу. Это позволяет более точно оценить историческую ситуацию, более объективно взглянуть на персонажи нашего прошлого.

  
Насколько я знаю, Жуков, Рокоссовский, Конев тоже начинали свой боевой путь с Первой мировой войны?

Да, в своей книге я рассказываю и о них. Почти все советские военачальники Великой Отечественной сражались в прошлой войне, причем, отлично сражались. И не только советские. Из Первой мировой вышли и будущие генералы вермахта и СС. На фронтах 1941 – 1945 г. те же противники столкнулись во второй раз. К этому времени был еще жив и “прообраз” фюрера, кайзер Вильгельм II. Он благополучно проживал в Голландии, увлекался выращиванием тюльпанов. Вильгельм ничего не переосмыслил, ни в чем не раскаивался, просто считал – где-то допустили досадные ошибки. Он горячо одобрил приход к власти Гитлера и его политику, а когда грянула война, был просто счастлив. Писал, что нападение на Польшу проведено “замечательно”, “в старом прусском духе”. В 1940 г. Вильгельм трогательно приветствовал германские части, вторгшиеся в Голландию. Слал восторженные телеграммы фюреру, восхищался “новым порядком”. Умиленно восклицал: “Рука Господа созидает новый мир и творит чудо… Возникают Соединенные Штаты Европы под предводительством Германии”. “Блестящие генералы, командующие армиями в этой войне, вышли из моей школы, в Мировой войне они лейтенантами, капитанами и молодыми майорами сражались под моим началом. Ученики Шлиффена, они воплотили в жизнь его планы, разработанные под моим руководством. Они сделали это точно так же, как мы в 1914 г”. Чем завершилось воплощение в жизнь его планов, Вильгельм не увидел. Он умер 4 июня 1941 г., перед самым нападением на Россию.

  

                        Вел беседу Дмитрий Якунин

 

Приобрести книгу Валерия Шамбарова «Великие войны России ХХ века» можно в интернет-магазине «Политкнига» и книжном клубе «Славянофил». 

 


0.15686798095703