10/11
30/10
24/10
19/10
08/10
03/10
24/09
06/09
27/08
19/08
09/08
01/08
30/07
17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
Архив материалов
 
Прорывные решения проблемы Дальнего Востока

1.                       Военно-техническая.

Стратегия предполагает, что заселить Дальний Восток все равно невозможно и никто ни по какой причине сюда не поедет. Тем ни менее он нужен по экономическим и геополитическим соображениям. Следовательно, там в основном должны быть воинские части способные противостоять любой агрессии. Естественно, учитывая разницу человеческих потенциалов с ближайшими соседями, расчет на человеческий потенциал армии на Дальнем Востоке делать нельзя. Так же как и на атомное оружие, по той причине, которая уже обсуждалась выше. Но что это может быть в данных условиях. Скорее всего, только беспилотная авиация – раз и солдаты–роботы по численности сопоставимые с китайскими вооруженными силами – два. Что касается роботов, то о наличии модели и их качестве я ничего не знаю, что касается беспилотников, то лично видел действующий образец самолета, превосходящий на 2 порядка американские и израильские аналоги по всем качествам и в российской компании «2Т Инжениринг». Стоимость такого беспилотника в серийном производстве - 3 тысячи долларов. Стая из пары десятков таких птиц может уничтожить дивизию любой армии агрессора, пусть даже они будут прятаться в горах или плыть по морю. Сотни и тысячи таких беспилотников, размещенные вдоль границы, могут противодействовать хоть вторжению миллионных полчищ, хоть просачиванию нелегальных эмигрантов, хоть подавлять группы боевиков-сепаратистов. Проблема в том, что наше военное ведомство эти беспилотники просто не замечает, предпочитает покупать у Израиля, хотя они на несколько порядков хуже и дороже.  Само количество этих беспилотников из-за их цены не серьезно. Нет и концепции объединения их в стаи и вообще закрывать ими Дальний Восток и его границу, создавать соответствующие командные пункты, инфрастуктуру. Кроме того, данная концепция, хотя ее надо применять, но именно в военной области, не решает вопрос заселения и обустройства Дальнего Востока, а без этого невозможно самим пользоваться богатствами этого же региона. Посмотрим другие стратегии.

2.                       Стратегия принуждения.

Данная концепция предполагает размещение на Дальнем Востоке мест лишения свободы или черты оседлости (колоний, места ссылок, места размещения «наказанных депортированных народов» и проч.). Эта концепция использовалась ограниченно правительствами Александра Третьего и Николая Второго и особенно интенсивно - И.Сталиным. Очевидно, что в случае попытки пойти по этому пути, Дальний Восток превращается в место концентрации криминала. Обычнее люди, которые там живут, ничем не заслужили ссылок, ни в чем не виноваты, они будут спрашивать себя, за что они наказаны, и будут уезжать. Кому понравится жить среди уголовников? Эта стратегическая концепция, однако, не исчерпала своего потенциала, но может использоваться очень ограниченно и осторожно, для заселения совсем необжитых мест и для формирования из заключенных стройотрядов для строительства коммуникаций. Отдаленные участки Якутии, Чукотки Магаданской области и проч. могут пополниться такого рода «особым контингентом» и то ограниченно, около сотни тысяч в год. Для реализации неиспользованного потенциала этой концепции требуются поправки в уголовный кодекс, которые бы значительную часть наказаний заменили бы принудительной оседлостью. Это должно относится, прежде всего, к лицам совершившим нетяжкие преступления. Кроме того, для лиц, которые находятся в местах лишения свободы, надо изменить саму концепцию исправительно-трудовых работ. Шапки шить можно и на швейных фабриках в Иваново, а на дальнем Востоке и в Забайкалье требуется строительство мостов, дорог и проч.

3.                       Индустриальная концепция.

Данная стратегическая концепция предполагает строительство на Дальнем Востоке и Забайкалье предприятий, инфраструктуры, коммуникаций и проч. Соответственно, это потребует людских ресурсов, которые там и задержатся. Об опыте «комсомольских строек» вспомнил даже бывший премьер-министр Михаил Фрадков. Действительно, данная стратегия использовалась, прежде всего, в СССР во время, так называемой, «второй волны индустриализации», строительства БАМа и проч.. Но не стоит забывать, что и Правительство Александр Третьего, строившее Транссибирскую магистраль, так  же исходило из  требований данной стратегии. Однако, в современных условиях, эта концепция имеет ряд существенных ограничений. Индустриальный Китай, который имеет более дешевую рабочую силу, тепло, коммуникации делает почти все наше промышленное производство на Дальнем Востоке неконкурентоспособным. Если же говорить не о рынке ширпотреба, а о нише хай-тек, то она занята Южной Кореей, Тайванем и, конечно, Японией. Кроме того, индустриализация нанесет экологический ущерб. Далее, люди, которые приедут за «длинным рублем», будут иметь «психологию временщиков», Дальний Восток будет неуютным, необустроенным, вахтовым, в старости все будут уезжать в центр. Как показал опыт 70ых, большинство комсомольцев-романтиков вернулось обратно. Надо так же помнить, что ребята из движения «Наши» это не комсомольцы семидесятых, они мечтают работать в Газпроме на улице Наметкина в Москве, а не БАМ строить. Поэтому за исключением  объектов энергетики и коммуникаций (которые будут обслуживать что-то другое, а не промышленные предприятия) индустриализация – невыгодные инвестиции. Но энергетику, ЛЭП, нефте- и газопроводы, коммуникации и инфраструктуру (все виды дорог, связи) развивать надо. Впрочем, даже и это не позволит (как показывает опыт 70ых) заселить Дальний Восток более чем лишним миллионом человек, а развернуть индустриализацию в больших масштабах, чем СССР, России еще долго будет не по силам.

3. Стратегия «заманивания».

Стратегическая концепция предполагает, что тем, кто живет или переселяется на жительство на Дальний Восток, даются разные льготы. Например, бесплатная земля в вечную собственность десятками гектаров, большие «подъемные средства», гарантируется полное отсутствие налогообложения мелкого и среднего бизнеса, предлагаются дотационные цены на продукты питания, целевые льготы при получении образования и медицинского облуживания. Эта концепция нашла широчайшее применение при Николае Втором в реформе П.Столыпина, хотя ограниченно применялась до него уже всеми царскими правительствами и после него, в СССР (особенно, в части льготных цен и «бронирования» мест в вузах). Даже тогда, когда удалось переселить на Дальний Восток и в Сибирь порядка 5 млн. человек (что показывает, между прочим, что данная концепция эффективнее принудительной и индустриальной), эта стратегия работала ограниченно. В полностью крестьянской России находилось не много авантюристов и романтиков, не смотря на все обещаемые блага «свободного хлебопашества». Сейчас таких людей, которые пойдут за бесплатными гектарами и налоговыми льготами будет существенно меньше. Поэтому данную стратегическую концепцию надо применять, расширяя ее поле деятельности и на иностранных легальных мигрантов. Пусть помогают России колонизировать, пусть принимают российское гражданство африканцы, индусы, латиноамериканцы,  а тем более, молдаване, украинцы, кавказцы и проч., все равно их так же будет не много, опасаться не стоит. Надо  буквально провести рекламную кампанию по всему миру, бросить клич, что «Дальний Восток сегодня это аналог Дикого Запада в США в 19 веке». Пусть едут колонисты со всего света и занимают отведенные территории. Потенциал такой стратегии – привлечение 2-3 миллионов человек. Не много, но уже хоть что-то.

4.      Рекреационно-туристическая концепция.

Эта стратегическая концепция в истории России, в отличие от четырех предыдущих концепций, ни разу не применялась. Она предполагает, что будет поставлена цель сделать Дальний Восток местом приятным для жизни и времяпровождения, например, как Сочи и Краснодарский край, только лучше, современнее. И население каждого дальневосточного региона естественным образом вырастет так же как в Краснодарском крае. Не фантастика ли это? Есть ли предпосылки? Да, и очень много. Во-первых, на юге Дальнего Востока довольно тепло, во всяком случае, не холоднее, чем на курортах Балтийского и Северного морей; во-вторых, в огромном количестве есть все, что нужно для рекреационных объектов: прекрасная природа, чистейший воздух, вода, море, грязи, термальные источники, травы и проч.; в-третьих, рядом  располагаются культурные очаги восточные медицины (массажи, суджок и проч).; в-четвертых, есть поле для экстремального туризма, рыбалки, охоты, спортивного ориентирования, осмотра редких птиц, животных и проч. в-пятых,  и это , пожалуй, самое главное, в непосредственной близости от российского Дальнего Востока находится огромное количество потенциальных потребителей туристических и рекреационных услуг. Расчет изначально делается не только на россиян, из которых, кстати, 90% ни разу не были на Дальнем Востоке и тоже захотят побывать (а это 100 млн. потенциальных туристов). Главное же, что рядом с Дальним Востоком находится огромный индустриальный Китай, средний класс которого уже составляет 200 млн. человек и этот средний класс может себе позволить отдыхать и лечиться в экологически приятном месте. Учтем, что сам индустриальный Китай имеет по всем экологическим оценкам самые неблагоприятные условия для жизни. Реальность большинства индустриальных районов это пыль, железо, бетон, при отсутствии зеленых деревьев, чистой воды и чистого воздуха даже в ближайшей сельской местности. Добавим к потенциальным потребителям 150 млн. богатых и интересующихся миром, любящих путешествовать японцев. Вспомним, что тут же поблизости находятся богатые Корея, Тайвань, Гонконг, Сингапур. Для них российский Дальний Восток -  интересная северная экзотика. Напомним так же, что жители этих тропических территорий в отличие от нас страдают не от недостатка тепла, а от недостатка прохлады!  Российский турист любит юг, а житель Гонконга выберет для отдыха север. Так же рядом с Дальним Востоком находится и богатое западное побережье США. Если учесть и его, то мы обнаружим, что почти миллиард человек потенциальных туристов в данный момент вынуждены отдыхать и восстанавливать силы в других местах, зачастую очень далеко от места жительства, даже в другом полушарии. Действительно, никто даже потенциально, не может быть на этом поле конкурентом для России. Китай экологически неблагоприятен, Австралия –  в основном - пустыня, Тибет - горы и проч.  давайте оценим потенциал рынка. Если  миллиард человек гипотетически побывает в России, и за неделю-две пребывания оставит по 1-2 тысячи долларов, то это составляет сумму в 1-2 триллиона долларов, что в 2-4 раза больше всех наших золотовалютных резервов и стабилизационных фондов. Это больше, чем годовой ВВП России! Вот о каком потенциальном рынке идет речь! Можно предвидеть возражение: миллиард туристов заманить на Дальний Восток невозможно.  Никто с этим не спорит, у всех есть здравый смысл, никто не думает, что можно принять на Дальнем Востоке сразу миллиард человек. Но это можно ставить как цель на десять или на двадцать лет. То есть триллионы долларов можно получать и по частям, они от этого не станут меньше. Давайте задумаемся над такими цифрами: в год, в Риме, например, побывало 16 млн. туристов, а через 3 года, по планам итальянского правительства, будет 20 миллионов. При этом население Рима с пригородами составляет 3,9 млн. человек, в туристической отрасли занято меньше половины. Почему бы России не сделать на Дальнем Востоке три «рима», чтобы получать по 50 млн. туристов год? Например, один на Камчатке, один во Владивостоке и один на Байкале. Россия имеет уникальное позиционирование в мировом массовом сознании: это «самая большая страна в мире», Россию знают все, все проходят Россию в школах, Большинство государств не могут похвастать тем, что их знают во всем мире, следовательно, издержки на рекламу России, как места лечения и отдыха ниже, чем для многих других. Можно с уверенностью сказать, что 90% жителей земного шара и так  хотели бы побывать в России,  как самой большой и загадочной стране. Более того, 2 миллиарда могут себе это позволить, и один из этих миллиардов живет прямо рядом с Дальним Востоком! То есть, Россия имеем почти бесконечный потенциал роста  этого рынка, являясь на нем почти естественным монополистом. Такие туристические и рекреационные услуги, как на нашем Дальнем Востоке нигде в мире получить нельзя, тем более, и получатели рядом. Мнение о том, что в Риме «есть, что посмотреть, а на Дальнем Востоке нет» - несостоятельно. Большинство туристов, и это показывают многочисленные опросы едут на отдых «за здоровьем», и веселым времяпровождением, а не за историческими достопримечательностями.  Всякий человек, который утверждает, что данный сценарий - фантастика, должен подумать вот о чем: маленький и нищий Египет смог себе построить Хургаду и Шарм-аль-шейх, то есть, мощные туристические центры, которые приносят Египту десятки миллиардов долларов в год дохода. Почему мы не в состоянии сделать три «хургады» на Байкале, во Владивостоке и на Камчатке и зарабатывать деньги?

Давайте представим, как мог бы выглядеть туристический центр, например, на Камчатке.

1. Большой современный аэропорт;

2. Энергетический комплекс (газ есть на севере Камчатки, нужен газопровод, кроме того, нужны приливные электростанции и ветряки, с ветром и приливами там порядок,  плюс энергия термальных источников).

 3.Современные, широкие автодороги, связывающие основные туристические пункты;

4. Современные большие отели и масса маленьких пансионатов;

5. Большой вертодром и для вертолетных прогулок и для транспортировок к удаленным объектам, например, к вулканам и гейзерам.

6. Облет вулканов - хорошая экскурсия, те, кто хоть раз видел фантастические озера космических цветов и рельефов на месте вулканических кратеров всю оставшуюся жизнь будет вспоминать это и советовать всем друзьям посмотреть;

7. День в «долине гейзеров» - еще одна экскурсия, это уникальное место на Земле.

8. Банные и бальнеологические комплексы на грязях и артезианской воде; Камчатка вся испещрена минеральными источниками, разных солей, разных цветов и температуры. Мертвое море и Карловы Вары просто рядом не стоят.

9. Добавим сюда всевозможные восточные массажи и иголотерапиии, фито- и аромо- терапии.

10. Аквапарки с океанской водой;

11. Морской порт, пассажирский, туристический. Для проката и прогулок по Тихому океану. Отдельно – услуги для заядлых рыбаков, участие в океанской рыбалке.

12. Ловля камчатского краба. Для миллиардеров.

13. Аналогично, рыбалка в реке, ловля лососевых.

14. Охота на медведя в лесу, в горах. Тоже только для миллиардеров.

 15. Спуск в кратер потухшего вулкана. Для экстрималов.

16. Посещении этнической деревни. Как живут настоящие ительмены, коряки и проч. пляски шамана, бубны, этническая еда, покупки фигурок ворона-кутха и шкур медведя поделки, шапки, бусы, камни из вулкана и проч. безделушки.

17. Исторический музей и музеи воинской славы. Есть большая история освоения Камчатки, в том числе французами и англичанами, есть знаменитая «оборона Петропавловска», которая закончилась победой, в отличие от обороны Севастополя.

18. Экскурсия на настоящую подводную лодку, погружение в океан.

 19. Океанариум с уникальной морской флорой и фауной;

20 Горные лыжи. Там масса гор и можно делать трассы, только в Швейцарии просто горы, а там можно кататься с вулканов. И потенциал, стать горнолыжным курортом, в виду близости потребителей, у Камчатки выше, чем у Швейцарии;

21. Кто хочет - может поехать на Охотское море, там своя экзотика.

 22. Кто хочет, может слетать на самолете или на яхте сплавать на Командорские острова и посмотреть на морских котиков и колонии птиц;

23. Рестораны разных видов, особенно с рыбной и морепродуктовой кухней.

24. Игорный бизнес, только, например, не подражающий Макао и Лас-Вегасу, а какой-нибудь оригинальный.

25. И мн. другое. 

Главное, что такого места, с сочетанием всего этого просто нет больше нигде в мире (разве что Исландия, но для китайцев, японцев и южноазиатских «тигров» она далеко). Неужели всего этого мало на две-три недели отдыха? Неужели человек, который приедет на 2-3 недели не оставит тут минимум 2 тысячи долларов? Сколько Россия вкладывает в сочинскую инфраструктуру? Приблизительно, 15 млрд. долларов. На Дальнем Востоке, на создание одного туристического центра, аналогичного описанному необходимо вложить столько же (а можно, кстати, и больше, с прицелом на проведение зимней Олимпиады, какого-нибудь 2030 года). Если сделать общемировые туристические презентации на всех языках, во всех странах, с показом этого современного сервиса и нетронутой природы, если заключить контракты с ведущими туристическими агентствами мира (их можно изначально, кстати, допускать как соинвесторов всего проекта), то можно разрекламировать весь этот комплекс не меньше, чем пресловутый Рим. Учтем, что в Рим ездят в основном европейцы, которых всего 300 млн., а на Дальнем Востоке по близости, потенциально миллиард потребителей! По приблизительным расчетам, на полной проектной мощности, один описанный туристический комплекс будет иметь валовую прибыль до 30 миллиардов долларов в год. Чистая прибыль, соответственно, составит, примерно 3 млрд. долларов. Таким образом, при полной проектной мощности, окупаемость всего комплекса составляет 4--5 лет. Если хозяйствующие субъекты будут выходить к проектной мощности в течение 10 лет, то уже за это время инвестиции оправдаются и дальше будут только давать прибыль. А сегодня Камчатка глубоко дотационный регион и «съедает» разными способами из федерального бюджета почти по полмиллиарда долларов в год….

Точно такие же проекты, но с учетом местной специфики, можно написать и для Байкала, и для Владивостока. Нет тут ничего невозможного. Мы предлагаем инвестировать в очень выгодный проект. И при этом, решить геополитические задачи развития Дальнего Востока и обороноспособности!

Добавим сюда, что такие масштабные проекты, с государственными гарантиями, кроме всего прочего, привлекут десятки миллиардов долларов частных иностранных инвестиций! Фирмы, которые будут владеть всеми этими объектами, могут выходить на IPO…и привлекать деньги инвесторов по всему миру. И прежде всего, японских и американских, которые потом будут вынуждены отстаивать уже свои интересы на российском Дальнем Востоке, в пику геополитическим и экономическим интересам Китая. Им, японцам и американцам, усиление Китая не нужно, кроме того, и по геополитическим соображениям, они тут союзники России.

Как же реагировало на эти вызовы Правительство М.Фрадкова, подвергшееся серьезной критике В.Путина, во время его пребывания на Камчатке и ушедшее в отставку через неделю? Заместитель Министра Экономического развития Германа Грефа, начальник департамента стратегии социально-экономических реформ Саид Баткибеков на одном из совещании, посвященных росту товарооборота между Россией и Китаем высказал сомнение в целесообразности вмешательства государства в развитие туристической отрасли, так как туристическая отрасль «и так бурно развивается».. Он исходил из неолиберальной модели экономики, согласно которой человек, есть «человек экономический», которому свойственно всегда и везде стремиться к прибыли. Если где-то есть что–то прибыльное, то люди сами все сделают и не надо им мешать. А если в мире чего-то где-то нет, то значит, скорее всего, и прибыли там тоже невозможны, и не надо и пытаться заниматься делом, которым никто не занимается. Одним словом, «невидимая рука рынка» все устроит, а если не устраивает, то неустроенное достойно гибели!  Жаль, что таких экономистов и советников не было рядом с египетским руководством, когда оно решило развивать, например, Хургаду. Советники бы быстро объяснили руководству, что «раз тут ничего нет, то, наверное и не выгодно, а ежели станет выгодно, то все само вырастет». До сих пор бы росло…

Если исходить из этой логики, то при условии, что ту же Камчатку в год  сейчас посещает не более 10 тысяч туристов, которые узнают о ней сами, так как рекламой никто не занимается, и даже, если отрасль будет «бурно развиваться», то есть в течение года, например, демонстрировать рост на 30%, то для того, чтобы достичь миллиона туристов в год (а не 10 млн., как хотим мы) Камчатке понадобиться 17 лет!  Дело в том, что никаких «человеков экономических» на Камчатке нет, никто из тех, кто там занимается туризмом, не стремится к развитию, а просто  изнашивает капитальные фонды (например, те же вертолеты, которые достались после приватизации по низкой цене). Никакие камчатские предприниматели не мыслят в масштабах миллиардов долларов, а разве что в масштабах пары десятков тысяч и ни у кого там не родиться соответствующий инвестиционный план. И даже если бы этот план и родился, то без участия государства (даже не денег государства) а просто без участия, его не осуществить. Нужно договариваться с военными и пограничниками, нужны землеотводы, нужно участие Минсельхоза и Минприроды  по вопросу о заповедниках и рыбных угодьях…И проч. проч.

Новая редакция Федеральной Целевой Программы «Развитие Дальнего Востока и Забайкалья в 2008-2013 годах», одобренная правительством М.Фрадкова, к сожалению, вообще исходит не из туристическо-рекреационной стратегии развития Дальнего Востока, и даже не из показавшей свою историческую эффективность «стратегии заманивания», а из позднесоветской мало эффективной индустриальной стратегии. Так, планируют построить два нефтехимических завода, делают ставку на Алюминиевый завод и Атомную станцию (!!!)… Мало того, что это даст не более 200 тыс. рабочих мест, это еще и убьет экологию (а точнее репутацию экологически чистого места), которая  есть основной ресурс для туристическо-рекреационной модели развития Дальнего Востока.… В рамках программы есть ответы на вопросы об объектах инфраструктуры, но нет ответов на вопрос об освоении территории, привлечении и удержании больших масс людей. Совершенно не задействован потенциал (пусть и ограниченный) «принудительной стратегии» и «стратегии заманивания».

Есть в ФЦП, конечно, и положительные стороны. Например, планируется большой рывок в строительстве коммуникаций и инфраструктуры. В регионе будет построено 3,6 тысячи километров автодорог, 5 тысяч километров линий электропередачи, 15 аэропортов и десяти морских портов. Решено делать огромный мегаполис из Владивостока, не даром здесь будет расположен одна из 4х в стране зон разрешенного игорного бизнеса. Это уже влияние» туристической модели», хотя и явно недостаточное. Так, на Владивосток, в рамках ФЦП выделяется всего 4 млрд. долларов, то есть, 4 раза меньше, чем необходимо для конкуренции с мировыми туристическими центрами. А вся ФЦП планирует предполагает выделение 14 млрд. долларов на весь Дальний Восток и Забайкалье, то есть в 3 раза меньше, чем нужно.

Российское правительство должно ставить себе более амбициозные планы и обратит внимание на огромный потенциал туристическо-рекреационной концепции развития Дальнего Востока.

 

 

О.Матвейчев

http://matveychev-oleg.livejournal.com/16428.html


0.30492401123047