17/07
09/07
21/06
20/06
18/06
09/06
01/06
19/05
10/05
28/04
26/04
18/04
13/04
09/04
04/04
28/03
22/03
13/03
10/03
27/02
21/02
10/02
29/01
23/01
21/01
Архив материалов
 
ТАЙНЫ ТАМОЖЕННОГО ДВОРА


С 1 июля, как задумывалось лидерами России, Белоруссии и Казахстана, должен обрести реальную силу Таможенный союз «троих». Между Минском, Москвой и Астаной появится Единое таможенное пространство (ЕТП) с едиными таможенными тарифами, важнейшей составляющей интеграционного взаимодействия. До назначенной даты осталось менее двух недель. Но разногласия между Россией и Белоруссией ставят под угрозу таможенное сближение, к которому все три государства шли не один год.
Тональность, с какой президент РФ Д.Медведев потребовал от Минска 15 июня погасить в пятидневный срок долг за поставки газа – «если этого сделано не будет, тогда придется применять строгие меры», пригрозил Медведев, – наводит на мысль, что российское руководство становится на тропу очередной газовой войны с Минском вместо таможенного сближения.
Долг (в 140–200 млн дол.), о котором беспокоился Медведев, образовался главным образом из-за того, что белорусы платят согласно контракту 150 долларов за тысячу кубометров газа, а Газпром заявляет, что с первого квартала 2010-го газ подорожал до 169,22 доллара за тысячу кубов. Минск оспаривает удорожание.
Неуступчивость белорусов проявилась и в споре о пошлинах на нефть. В Таможенном союзе действуют таможенные тарифы, а не пошлины, утверждает Минск. Российская сторона, подогреваемая корыстолюбием нефтебизнеса, не желает отказываться от пошлин. Обострившийся спор привел к тому, что на заседание Высшего органа Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана, проходившего 29 мая в Санкт-Петербурге, не приехал премьер-министр Белоруссии Сергей Сидорский. Позже, 10 июня, сам президент А.Лукашенко прибыл в Москву в надежде договориться с президентом Медведевым и премьером Путиным. Все, что стало известно о встрече в Горках, так это слова Лукашенко о том, что «по Таможенному союзу противоречия существуют, но неразрешимых вопросов… нет. …Мы в состоянии развязать эти узлы». Лукашенко в очередной раз повторил главные белорусские условия во взаимоотношениях с партнерами – «полная прозрачность» и «равноправная основа». Тогда двусторонние отношения Беларуси и России поднимутся на достойный уровень. Таможенный со­юз только оформляется, а с января по апрель 2010-го вырос российско-белорусский товарооборот, на 20% увеличился российский экспорт в Белоруссию, на 52% – экспорт белорусских товаров в РФ. «У нас очень близкие отношения, и мы готовы прибавить», – убеждал Лукашенко Медведева, а потом Путина. Но не очень успешно.
Белорусам приходится держать удар. Таможенный кодекс, который собирался на днях ратифицировать белорусский парламент, отложен. Единое экономическое пространство явно не складывается. И причины, судя по всему, не только в ценах и пошлинах. Какие еще препятствия стоят на пути Таможенного союза Россия– Беларусь–Казахстан?
На вопросы корреспондента Галины Платовой отвечает член Парламентского собрания Союза Беларуси и России, депутат Госдумы фракции КПРФ Анатолий Локоть.


– Препятствий хватает. Основное противоречие, на мой взгляд, в том, что Белоруссия пытается его разрешить, а Россия упорствует. По разным причинам. Даже сейчас, когда подошли вплотную к Таможенному союзу, российская сторона готова все разрушить, объявляя газовый ультиматум. Очень недальновидный ход.

– Что дает Таможенный союз государствам?

– Это главный шаг к созданию единого экономического пространства. А в условиях ЕЭП конкурируют между собой не территории, не государства, не органы власти, не Белоруссия с Россией, а непосредственно предприятия на внутреннем рынке сбыта.

– Оправданны ли пошлины в условиях Таможенного союза и ЕЭП?

– Несмотря на то, что с подписанием Соглашения о Таможенном союзе границы ЕЭП переносятся на внешнюю сторону, Россия продолжает взимать пошлины с нефти, которую продает Белоруссии, в пределах единых экономических границ. Беспошлинно Россия продает Белоруссии 6,3 млн тонн. Не более. Считается, что для внутреннего потребления Белоруссии необходимо  8 млн тонн, из них 1,7 млн тонн белорусы обеспечивают себе сами. С поставок сверх квоты 6, 3 млн берется пошлина, хотя говорим о ЕЭП, равных условиях для честной рыночной конкуренции.

– Чем продиктован такой недружественный подход?

– Это попытка нагнуть Беларусь в части ее двух нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) Мозырского и Новополоцкого. Их технологический уровень значительно выше, чем у российских НПЗ, в модернизацию которых наши «эффективные» не вкладывались. А Беларусь модернизировала свои НПЗ. И теперь у них глубина переработки нефти в полтора, а местами и в 2 раза выше. Там переработка свыше 80%. Это серьезно. Это европейский уровень. А в России – 40%, максимум – 50%. Поэтому выход бензина светлых фракций у белорусов гораздо выше. Как только их бензин поступит на внутренний рынок ЕЭП, он вытеснит российский низкого качества. Это понимают владельцы наших НПЗ и предпринимают нерыночные «меры» против конкурентов.  
 Казахстан в этом направлении нам ничем не грозит. А белорусские два завода стали камнем преткновения… И на них уже с вожделением взирает российский бизнес, желая их прихватнуть, и на технически современных предприятиях хорошо заработать. Но в Белоруссии силен государственный сектор, НПЗ работают на страну, а не на частников, поэтому вряд ли белорусское руководство пойдет на уступки российским приватизаторам.

– Складывается тупиковая ситуация?

– России сейчас трудно… Она заявила квотный подход в поставках нефти с взиманием пошлин. А отступить теперь трудно. Мы сейчас в аппарате Союзного Парламентского собрания ищем пути к компромиссу. Есть идея вернуться к тому, чтобы убрать все квоты, пошлины в рамках ЕЭП. Пусть белорусы работают, пусть нефть перерабатывают, получают высококачественный бензин, пусть поставляют его на внешний или на внутренний рынок России… Выгоду можно получить другим путем.

Если идут поставки на внешний рынок, то предлагается прибавочную «дельту» расщеплять в соотношении, например, 85% – России, 15% – Белоруссии. Или в близких тому долях. Белорусы согласны на такой вариант. Это справедливо, честно и абсолютно прозрачно. А схемы с квотами – мутные, не контролируемые. Они позволяют уводить нефть мимо Беларуси в Прибалтику или еще куда, позволяют разного рода «жукам» совершать спекуляции. Думаю, квотирование пролоббировано определенными российскими силами.

– А Лукашенко нужны только чистые схемы?

– Его позиция понятна и прозрачна. Он защищает интересы своего народа и не хотел бы отдавать в частные руки предприятия, которые наполняют белорусский бюджет. Они вложили в них бюджетные средства, и сегодня НПЗ успешно работают на экономику страны.

– Чтобы их загрузить, Лукашенко отправился искать замену российской нефти?

– Конечно, полностью заменить российскую нефть для Белоруссии невозможно в силу объективных причин. Тем не менее есть данные, что в Белоруссию уже поступает венесуэльская нефть. И цена ее достаточно выгодна для белорусов. Притом что ее везут из далекой Венесуэлы через Прибалтику, переливают там в железнодорожные цистерны, привозят на НПЗ – в Мозырь или в Новополоцк, и то она получается дешевле, чем российская. Такова цена пошлин…
Рассматривались другие варианты нашего сотрудничества. Белорусы предлагали заключить договор с их компанией по разведыванию и добыче нефти. У нас-то не так много новых разведданных месторождений. Белорусы же работают первоклассно. Вот так вот работают! (поднял большой палец. – Корр.). Венесуэльцы, Чавес, это уже оценили, и белорусская компания занялась там разведкой нефти. Потом, при ее добыче, белорусы будут иметь свою долю сырья. А Россия на это не идет. Руководству РФ кажется, что это будет уступка...

– При этом отдают шельф американцам, которые оставляют после себя пустыню, а пустить Белоруссию не позволяют политические амбиции?

– Да, нашему союзу, и политическому, и таможенному мешают амбиции первых лиц РФ и олигархические структуры, которым движут непомерные аппетиты на получение прибыли. В этом смысле белорусская собственность является для них лакомым кусочком.

– Мы видим, как отчаянно Белоруссия защищает свои национальные интересы, а Путин выражает готовность строить Таможенный союз на двоих. Это реально?

– Никакого Таможенного союза вдвоем не получится. Это ерунда. Подписан договор, разработаны все документы, вся концепция заложена на троих – Россия – Белоруссия – Казахстан. Если кто-то из тройки не соглашается с чем-то, то все разваливается. Не знаю, кто Путину подсказал идею «сообразить на двоих» Таможенный союз. Такие разговоры не серьезны. В том и смысл союза, что должны учитываться интересы всех партнеров.

– В итоге 1 июля уже рядом, а Таможенный союз раздирают противоречия... 

– Российское руководство, с моей точки зрения, находится в зависимости от олигархических структур. С ними власть РФ так срослась, что уже плохо понимает, в чем состоят государственные интересы, что объединение двух народов, создание единого государства важнее нефтяных и газовых прибылей. Очевидно же, что выходить из кризиса вместе легче. Таможенный союз создает колоссальный внутренний рынок, убирает все барьеры, мздоимство, которое присутствует сегодня на границе. Экономика наших государств вздохнет свободно. Это выгодно народам!

– В СМИ время от времени появляются сообщения, что продается Белтрансгаз. Соответствуют ли они действительности?

– Мне ничего об этом неизвестно. Белтрансгаз – белорусская госсобственность. Его продажа не рассматривается. Российские олигархи мечтают заполучить контрольный пакет акций Белтрансгаза. Из-за чего идет тоже идет подковерная возня. Но белорусы неуступчивы. И совершенно обоснованно. Они опасаются, что с их достоянием получится то же, что случилось с промышленным комплексом в РФ. Его развалили, а рабочих пустили по миру.

– И потом это вопрос независимости Белоруссии…

– Да. Они выстояли в кризис, их экономика доказала свою устойчивость. В чем цель ЕЭП? Получить территорию с мощной, развитой экономикой. Хватит нам уже пепелищ и разора.

– В этом смысле все пути ведут к Таможенному союзу?

– Альтернативы Таможенному союзу нет. Нам, России в первую очередь, необходимо единое экономическое пространство как воздух. Кризис очень сильно ударил по нашей ослабленной реформами экономике. Совершенно неразумно ставить на одни весы какой-то долг в 200 млн долларов и ЕЭП, создание которого принесет нашим странам миллиардные доходы, рабочие места, экономическое развитие, социальную стабильность. Мы не имеем права сворачивать с этого пути. Весь субъективизм надо сметать.

– Каким образом?

– Предавать огласке все трудности, все «узелки», препятствующие взаимовыгодной интеграции. Что мы и делаем.

http://sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=57806


0.23202300071716