22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
"Начало": фильм об утрате либеральных иллюзий

Фильм Нолана «Начало» по всем признакам является предвестником начала новой эры в Голливуде, — времени, когда шаблонность уступит дорогу смелым авторским решениям. Никогда ни один настолько крупнобюджетный американский фильм (бюджет «Начала» - 160 млн. дол.) не был так сложен и радикален в своем содержании. Никогда такой риск не оправдывался столь высокими показателями сборов (первый уикэнд – 62 млн. дол.; для сравнения, у «Аватара» было 77). Уникальность картины еще и в том, что режиссер Кристофер Нолан выступил в ней также как сценарист. Учитывая, что он писал сценарии ко всем своим остальным предыдущим своим фильмам, за исключением одного («Бессонница»), можно сделать вывод, что у режиссера получилось выразить свое твое творческое начало в столь нацеленной на извлечение прибыли индустрии как большое американское кино.«Начало» («Inception», что более правильно переводится как «Отправная точка») впервые возникло как проект в 2001-м году. За последующее время сценарий не раз менялся, пока Нолан не смог его поставить. В итоге производственный бюджет мог перекрыть планку «Темного рыцаря» (стоившего 185 миллионов против 160 в «Начале»), так как там было задействовано много звезд с высокими гонорарами. Стиль «Начала» не поддается какой-либо точной классификации, — картину сложно назвать научно-фантастическим фильмом. Большая часть действия происходит внутри сна, но чтобы придать реалистичности происходящему Нолан отказался от съемок на широкоформатную камеру IMAX. В фильме не используется зеленый экран и минимум компьютерной графики. Многочисленные сцены левитации были созданы в хитроумно сделанных конструкциях, с использованием тросов. Нолан — перфекционист, и у него в итоге получилось кино самой высокой пробы.

Сюжет фильма следующий: В мире изобретена технология похищения информации из чужих снов. Некий Кобб (Ди Каприо) работает на крупную корпорацию, пока при очередном деле не терпит фиаско. Влиятельный заказчик предлагает Коббу осуществить операцию по нейтрализации конкурента. Взамен агенту предлагается решение вопроса со снятием с него обвинения в убийстве жены, из-за чего Кобб не может вернуться в США к своим детям. Операция, которая намечена над преемником крупной компании отличается от простых похищений данных из сна. Попадая в пространство искусственно смоделированного сна, визитеры углубляются еще дальше, создавая сон внутри сна и так далее. В глубинах подсознательного Кобба и его спутников ждет погибшая жена, которая продолжает жить в искусственном мире.

Кинематограф давно наращивает арсенал визуальных средств отображения сна, будучи близким родственником данному физиологическому процессу. Появление компьютерной графики и последующее ее удешевление облегчило задачу воплощения на экране процессов, связанных с бессознательным. Одним из наиболее преуспевших в этом деле сценаристов является Чарли Кауфман, создавший смысловые хитросплетения классики жанра, пока не имеющего название: «Быть Джоном Малковичем» и «Вечное сияние чистого разума». Последний фильм был успешен отчасти благодаря таланту режиссера Мишеля Гондри («Наука сна», «Перемотка»). Герои этих лент путешествуют по собственному и чужому бессознательным, оказываются в мире с несуразными и фантастическими предметами, могут стирать чужие мысли. Но есть существенное отличие Нолановского «Начала» от всех этих картин, с примыкающими к ним европейскими опытами (Боэ «Реконструкция»). Новый фильм сверхдинамичностью и зрелищностью рассчитан на широкую зрительскую аудиторию, чего нельзя сказать об авторских экспериментах Гондри и Кауфмана, имевших скромные показатели сборов. Если же искать подобные «Началу» фильмы среди больших проектов, то можно отметить «Матрицу». Хотя, фильм Нолана бьет трилогию про Нео многослойностью и претензией на внешнее подобие реальности, против визуальной холодности искусственного внутрикомпьютерного мира. Сам Нолан называет в числе фильмов, повлиявших на жанр, которому пока нет названия, такие малоизвестные ленты как «Темный город» Алекса Пройаса («Я, робот») и «Тринадцатый этаж» (продюсерский проект Рональда Эммериха, режиссера «Послезавтра» и «2012»).

За всеми играми с бессознательными состояниями в «Начале» стоит судьба главного героя. Его работа на крупную корпорацию, имеющую в названии аббревиатуру КОБОЛ (что может быть переведено как язык программирования), походит на принадлежность к рядам ЦРУ. По крайней мере, только обслуживанием мировой гегемонии можно объяснить действие некой организации, которая посылает в начале фильма команду для шпионажа, руководствуясь не соображениями конкуренции (противник у азиатской корпорации, как выясняется позже, один – более крупный). Сны сотрудников КОБОЛа переполнены спецоперациями, перестрелками и даже гражданскими беспорядками, которые моделируют специально обученные это делать люди. Организация может держать в своих рядах граждан, находящихся вне закона, а также находить для них варианты ухода от уголовного преследования. В общем, КОБОЛ — это ЦРУ, а Кобб – это агент, стоящий в рядах этой спецслужбы. Задачей КОБОЛа, равно как и ЦРУ, является проведение операций в далеких точках планеты по сбору информации. Однажды, группу предает один из ее членов, и патриотизм, который должен всех скреплять исчезает, как помеха на пути к личному обогащению. Резкая перемена заказчика, на которого работают агенты, подчеркивает их материальную заинтересованность в обстоятельствах, когда речь идет о работе на азиатскую компанию против западной. Этим сюжетным ходом показан абсурд действий спецслужб, которые получают упреки в своей автономии действий от законодательной власти и гражданского общества. Но тут на передний план в сюжете «Начала» выходит разобщенность Кобба с родиной, куда он не может вернуться, при всем своем желании. Это проблема агента спецслужб и его отечества, дух которого перешел в другие измерения. В этом смысле «Начало» является парафразом Хичкоковского фильма «На Север, через Северо-Запад». Героя той картины, в исполнении Кэри Гранта, постоянно втягивают в историю как некоего спецагента, в действительности не существующего. Тем не менее, персонаж пытается соответствовать своему двойнику и действует как настоящий шпион. Ему нравится девушка, которая вынуждена заниматься агентурной работой, против собственного желания. Таким образом, счастью пары в картине Хичкока мешает атмосфера холодной войны, которая иронично обыгрывается в сюжете. Героев поневоле втягивают в шпионские игры, что препятствует их привычному образу жизни. Главный герой «Начала» — это тот же персонаж Кэри Гранта спустя пятьдесят лет, женившийся на любимой и заимевший детей, но не получивший в итоге счастья. Кстати, образ, созданный Кэри Грантом, стал в свое время ориентиром для авторов киногероя Джеймса Бонда. Тот же Нолан, подтверждая эту генетическую связь двух ролей, отмечает что «Начало» это его «бондовский фильм». Пространства снов героев фильма нашпиговано вечно идущими операциями в духе агента 007, что говорит о милитаризации современного сознания. Если герой Кэри Гранта относился к шпионскому этикету поведения с иронией, то у Кобба все это интегрировано в голове, — холодная война проросла спорами в его сознание. Нелишним будет отметить, что Хичкок был англичанином, как и Нолан, хотя наш современник провел свою жизнь в разъездах между Старым светом и Новым. Коренному американцу не свойственна такая глубина рефлексии процессов в окружающем обществе, — показать ситуацию, как это сделано в фильме, можно только со стороны.

 

Кобб пытается сблизиться со своей семьей и вернуться на родину, но это невозможно в его положении. Похоже, прообраз Джеймса Бонда поверил в холодную войну но теперь не в силах исправить ситуацию. В фильме Кобб и его жена создают реальность, застраивая ее небоскребами и заставляя офисными интерьерами. Это сродни тому, как пытались сожительствовать последние пятьдесят лет поколения американцев со своей родиной, менявшейся на глазах. «Начало» — фильм об утрате либеральных иллюзий теми, кто создавал и населял реальные Штаты, которые не выдержали испытание на прочность конструкций. После того, как была синтезирована новая реальность, в нее не поверила участвовавшая в проектировании одна из сторон, что в итоге привело к ее самоуничтожению. Француженка Марийон Котийяр, как представительница свободолюбивой страны, не случайно была выбрана на роль жены Кобба, которая стала еще и его многолетней спутницей и желанием. Жена – это та модель свободной, демократической Америки, которая не может ужиться в одном пространстве со спецслужбами, и от этого самоуничтожается. Американец Кобб оказался не дома с детьми, а вдали от родины, с потерянными надеждами. Все отклонения от этой модели подвергаются сомнению, как плод его спящего сознания, не связанного с реальностью.

Социополитическое прочтение «Начала» не бросается в глаза при просмотре картины. Тем не менее, как любое сложное произведение массового искусства фильм заключает в себе несколько слоев, некоторые из которых актуализируют содержание картины и вписывают ее в настоящее время. Фильм все равно уже вошел в историю как самый сложносочиненный крупнобюджетный авторский проект, но приятно отметить что за научно-фантастическими путешествиями в бессознательное стоят вполне мирские проблемы.

 

Алексей Юсев

http://yusev-alexei.livejournal.com/76378.html#cutid1


0.22746682167053