21/11
14/11
07/11
02/11
25/10
18/10
10/10
08/10
02/10
22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
Архив материалов
 
Идиот ли Куропаткин?

У меня всегда была мысль доступно изложить ход сухопутной кампании 1904-05 гг. в Манчжурии. Кто, как действовал и почему. Не какие-то соображения высшей стратегии, а элементарные действия.

Итак, Тюренчен. Первое серьезное столкновение русской и японской армий. Нет надобности напоминать, насколько важным в любой войне является именно первое столкновение с противником:

Когда в Берлин пришли одно за другим известия о боях при Шлейце и при Заальфельде и о смерти принца Людвига, все были потрясены. Даже странно было, что два первых, хотя бы и неудачных, но сравнительно незначительных, боя могли до такой степени круто изменить общественную атмосферу. Не только утихло непомерное самохвальство, но как-то слишком уж быстро сменилось растерянностью и страхом.

Это цитата из книги Тарле о Наполеоне, конкретно о войне с Пруссией в 1806 году. Для России первый бой в войне также сложился неудачно. И главным виновником называют именно Куропаткина. Из 60 тысяч имеющихся у него под началом войск он подставил под удар армии Куроки лишь 20 тысяч, нарушив один из главных принципов стратегии – принцип концентрации сил. Позволив бить свою армию по частям. А ведь у японцев было на театре военных действий не больше людей – те же 60 тысяч (иногда силы армии Куроки оценивают даже в 45 тысяч человек). А у русских был еще и 40-тысячный гарнизон Порт-Артура. То есть, располагая на театре войны 100 тысячами, против 60 у японцев, русские приняли первый бой при соотношении сил 20 к 60. Из рук вон плохо. Но и этого мало. Русская армия, хотя и уступая численно, занимала очень выгодный в оборонительном плане рубеж – нижнее течение реки Ялу. Но вместо того, чтобы приказать упорно защищать этот рубеж, Куропаткин дает генералу Засуличу, командующему русскими войсками, такую инструкцию:

всеми мерами избегать решительного боя с превосходным в силах противником и не допускать подвергнуть себя поражению до отхода на главные силы нашей армии

В военном деле подобного рода приказы очень плохой тон. Люди идут на смерть. Каково же им вступать в бой и подвергать риску свои жизни, зная, что бой носит вспомогательный, ничего не решающий характер? "Ни шагу назад!" "До последней капли крови!" "Любой ценой!" "They Shall Not Pass!" "No Pasaran!" Под такими лозунгами можно победить. А вступать в бой с инструкцией всеми мерами избегать боя… Мало того, что Куропаткин сумел выставить против врага лишь 20 тысяч из своей немаленькой численно армии, он еще и обрек их на поражение одним только характером данного им приказа. Может быть все-таки идиот?

Сейчас разберемся. Как мы помним, Япония развязала войну в ночь с 26 на 27 января 1904 года, внезапно атаковав русскую эскадру в Порт-Артуре. Чтобы оценить результаты начальной фазы кампании нам надо хорошо запомнить эту дату. Именно в последних числах января солдаты 12-й дивизии 1-й японской армии генерала Куроки сошли с транспортов на континент. Случилось это в порту Чемульпо. Да, да, именно там, где был затоплен "Варяг". Порт Чемульпо, современный Инчхон, расположен в непосредственной близости от столицы Кореи – Сеула.

Действия японского командования предельно понятны. Корея являлась основной целью войны, кроме того японцы создавали себе базу для операций. Непонятно другое. Решающим фактором для Японии в этой войне был фактор времени. То есть всем было ясно, что потенциально Россия намного сильнее, и со временем будет в состоянии просто раздавить японцев. Но к моменту начала военных действий русская армия в Южной Манчжурии (не считая, естественно, гарнизона Порт-Артура) насчитывала 7,5 батальонов пехоты, 6 сотен казаков, инженерную роту при 16 полевых и 6 конных орудиях, всего не более 10-15 тысяч человек. Вместе с тем, японцы скрытно приступили к осуществлению мобилизационных мероприятий еще летом 1903-го, за пол года до начала войны! И это при том, что их мобилизационный контингент и так проживал компактно, а для его переброски на континент был собран значительный транспортный флот.

Вместе с тем Сеул расположен в 300 километрах от границы Кореи с Манчжурией - той самой злополучной реки Ялу. Чтобы преодолеть это расстояние по корейскому бездорожью армии Куроки понадобилось без малого ДВА МЕСЯЦА! Его авангарды достигли реки в 20-х числах марта.



Возникает серьезный вопрос. А что же делали все это время остальные японские силы? Отвечаю, - ничего не делали. Они ждали. Тут вот некий аноним иронизирует по поводу морского боя 27 января:

[я]: на следующий день наш флот выдержал бой и вынудил отступить главные силы врага

[аноним]: а враг сильно наседал? :))
ну смешно флот уполз во внутреннюю гавань, а враг оказывается отступил :)).


Между тем на фалах флагмана адмирала Того - "Микасы" перед этим боем развевался сигнал - В этом сражении лежит решительная победа или поражение. Пусть каждый старается изо всех сил . И японцы очень старались. Но русский флот оказался сильнее.

У нас распространено мнение, что России чуть ли не нужен был флот. Что он был одной обузой, из-за базы для него Россия и оказалась втянутой в войну, в которой флот никакой роли, разумеется не сыграл, а если и сыграл то отрицательную – оттянув часть сил для обороны Артура, да снижая и без того невысокий боевой дух известиями о постоянных поражениях. Это принципиально не так. Самим фактом своего существования флот играл большую роль. Победа же в бою 27 января имела далеко идущие стратегические последствия.

Напомню, что Наполеон говорил, - Стратегия это есть искусство использовать пространство и время. Но если пространство еще можно отыграть, то время никогда! Если мы согласимся с Бонапартием, то поймем почему Того придавал такое значение бою 27 января. Добив пострадавший в ночной атаке русский флот, он развязывал руки армии на континенте. Учитывая сверхблагоприятное для японцев текущее соотношение сил, и неблагоприятную долгосрочную тенденцию, время было для них поистине на вес золота.

И вот Куроки два месяца месит корейскую грязь, из России идут эшелоны и эшелоны с войсками, но японцы ничего не предпринимают. Как же так? А вот так. Высаживать вслед за 1-й армией под Сеулом так же и 2-ю, 3-ю и 4-ю, значило бы отложить наступательные операции в Манчжурии на неопределенный срок. Потому, что одно дело перебросить на 300 километров 60 тысяч человек, и совсем другое 150-200 тысяч. А ведь эти 200, а не 60 тысяч по этому самому бездорожью надо было еще и снабжать. При том, что наступала весенняя распутица. А высаживать войска ближе к Артуру японцы не решались, - боялись русского флота, показавшего свою силу 27 января.

Естественно японцы прекрасно понимали, что драгоценное время уходит у них как песок сквозь пальцы. Того, потерпев неудачу в своей попытке уничтожить русский флот комбинированным ударом 26/27 января, предпринимал лихорадочные попытки нейтрализовать противника другим способом. Здесь и многочисленные попытки заблокировать выход из базы затоплением транспортов, и обстрел кораблей Тихоокеанской эскадры через гору Ляотешань. Но до поры до времени результата это не приносило.

Ситуация сложилась патовая. Вроде бы Того, выведя из строя два новейших и сильнейших русских броненосца, завладел господством на море. Но господство это было таково, что добить русский флот он не мог, и последний все еще представлял серьезную угрозу. Угрозу достаточную, чтобы удержать японцев от попыток высадить основные силы своей сухопутной армии поближе к театру военных действий.

С другой стороны русское командование не могло не отдавать себе отчет, что господство на море находится в руках противника. То есть новые высадки в любом пункте побережья Корейского залива (а то и в Инкоу) весьма вероятны. Общая сила отмобилизованной японской армии оценивалась до войны в 150 тысяч человек (и эта оценка оказалась заниженной).

Что мог в такой ситуации сделать Куропаткин, имея к середине апреля порядка 60 тысяч штыков и сабель? Двинуть их к Корейской границе, навстречу Куроки? Но это абсурд. Все его снабжение, а равно и снабжение Порт-Артура, экстренно приводимого в боевую готовность, зависело от контроля за ЮМЖД. Корейская граница находится примерно в 200 километрах от этой железной дороги. Гористой, слабо заселенной и обжитой местности. 200 километров, это минимум неделя передвижения форсированными маршами. А с артиллерией и обозами и того больше.

Люди, называющие Куропаткина идиотом фактически предлагают ему оставить без охраны единственную связывающую его с Россией магистраль, и отдалиться на СЕМЬ переходов от жизненно важной артерии? И это при том, что у японцев есть под рукой еще порядка 100 тысяч штыков, которые они могут попытаться высадить у него в тылу. Например, в Инкоу, в 30 километрах (одном переходе) от ЮМЖД?

Я не хочу сказать, что Куропаткин проявил в данном случае какие-то чудеса стратегического искусства. Он сделал то, что должен был сделать. Сосредоточил свои основные силы в районе Ляояна, прикрывая тем самым ЮМЖД, в готовности отреагировать на любые высадки японцев, где бы они ни состоялись, и одновременно обеспечивая пути отступления и тыл Восточного отряда генерала Засулича. При этом Куропаткин приступил к укреплению самого Ляояна, где, как он считал, русская армия сможет остановить японцев.

Отряд Засулича, таким образом, имел задачу наблюдения за противником. При этом неплохо было бы конечно придержать Куроки, сколько удастся, но не рискуя разгромом. Именно то, на что Куропаткин Засуличу и указывал. Кстати свою задачу Восточный отряд блестяще и выполнил. Куроки пришлось тянуть тяжелую артиллерию. При том, что его авангарды подошли к реке, как я уже говорил, в 20-х числах марта, Тюренченский бой состоялся 17-18 апреля. Спустя более, чем 2,5 месяца, после начала войны!

Конечно мировая общественность ожидала от первого столкновения России и Японии совершенно другого. Телеграфные агенства с удовольствием растиражировали данные о трофеях японской армии – 22 орудиях и диковинных для японцев 8 пулеметах. А также порядка 1000 пленных. Создав впечатление страшной неудачи русских.

На деле же первая фаза кампании закончилась в пользу русских. Ценой потери 2,5 тысяч человек русские армия и флот выиграли 3 драгоценных месяца (ЮМЖД была перерезана японцами 2 мая). За это время Порт-Артур был приведен в оборонительное состояние, а русская армия в Манчжурии увеличилась с 10 до 70-80 тысяч человек.

Однако форсирование японцами реки Ялу позволило Куроки оказывать давление на Ляоян с востока, резко ограничивая возможности движения Куропкаткина на юг. Вместе с тем гибель 31 марта броненосца "Петропавловск" с адмиралом Макаровым на борту, а также подрыв на мине "Победы" в тот же день, окончательно развязали японцам руки на море. Сразу после Тюренченского боя они приступили к высадке в Бицзыво 2-й армии Оку. За ней последовала и 3-я армия Ноги. А 4-я армия Нодзу высадилась в Дагушане. Японцы получили ощутимое численное преимущество на суше. Но произошло это лишь спустя более, чем три месяца после начала войны. Потеря этого времени оказалась для японцев невосполнимой. Разгромить русскую армию, к чему в начале войны казалось бы были все предпосылки, им так и не удалось.

Конечно, главная заслуга здесь принадлежит морякам. Но и Куропаткин действовал в высшей мере рационально. Избегая серьезных столкновений с превосходящим врагом, он накапливал силы, создавая (как он тогда думал) плацдарм для будущего перехода в наступление. По крайней мере, мне не приходилось слышать каких-то разумных предложений, как в той ситуации можно было бы сыграть лучше Куропаткина. И это при том, что мы обладаем исчерпывающей информацией о силах и планах сторон, которой у него не было. Пусть те, кто называют действия русского командования идиотскими, сами попробуют предложить "не идиотский" вариант. А мы посмеемся.

 

http://oldadmiral.livejournal.com/21354.html#cutid1


0.15884304046631