22/09
21/09
13/09
10/09
07/09
04/09
02/09
31/08
25/08
22/08
19/08
18/08
14/08
09/08
05/08
02/08
30/07
28/07
26/07
19/07
15/07
11/07
10/07
06/07
03/07
Архив материалов
 
Финал бушерской эпопеи

21 августа состоится событие, венчающее долгий процесс, который начался ещё в середине прошлого века. В Бушере в торжественной обстановке должен быть произведён физический запуск ядерного реактора АЭС, построенного для Ирана Россией.

Пуск ядерного реактора – знаковое событие для любой страны. Для Ирана – в особенности, ибо ввод в строй АЭС в Бушере – это внешнеполитическое поражение США. В этой обстановке бывший посол США в ООН Джон Болтон выступил в роли провокатора и, выражаясь старым языком советской пропаганды, поджигателя войны. Болтон призвал Израиль, не медля, нанести ракетно-бомбовый удар по Бушеру до того, как 21 августа топливные материалы будут загружены в реактор.

Джон Болтон – личность известная. В августе 2008 года он обвинял Москву в агрессии против «маленькой и безобидной для всех» Грузии, ещё раньше - рассказывал небылицы о запасах оружия массового уничтожения у Саддама Хусейна.

Цинизм - качество, присущее многим американским политикам. Вот и сейчас они обвиняют Иран, а заодно и Россию в том, что с вводом Бушерской АЭС на карте мира появится «новый ядерный монстр». Однако вспомним, кто стоял у истоков ядерных планов Ирана.

Задолго до россиян иранцы наладили контакты с американцами, стремясь получить доступ к ядерной энергии. Это было при шахе, с которым у Вашингтона были дружеские отношения. Еще в 1957 году было заключено соглашение между Ираном и США о мирном использовании ядерной энергии. Вашингтон согласился поставить в Иран ядерные установки, оборудование и помочь в подготовке иранских специалистов. Иран со своей стороны соглашался на американский мониторинг и инспектирование ядерных объектов.

В 1967 году при содействии МАГАТЭ было заключено еще одно соглашение между Тегераном и Вашингтоном, по которому американцы поставили для Тегеранского ядерного научно-исследовательского центра исследовательский реактор малой мощности (5 МВт). На следующий год американский реактор был запущен, в качестве топлива на нём использовался уран со степенью обогащения 93%. Позднее США поставили в Тегеранский центр «горячие камеры», что позволяло иранцам выделять из облученного ядерного топлива плутоний. Для сравнения: поставленное в 2008 году для Бушерской АЭС ядерное топлива (82 тонны), которое сейчас находится на специальной площадке под присмотром МАГАТЭ, имеет степень обогащения от 1,6 до 3,6%.

Американцы при шахе никогда не возражали и против того, чтобы Иран создал замкнутый ядерный топливный цикл, позволяющий выделять плутоний и считающийся достаточным условием для появления технических предпосылок создания ядерного оружия. На ирано-американских переговорах активно обсуждались проекты поставок в Иран до 8 ядерных реакторов на сумму 6,5 миллиарда долларов.

Американцы не возражали и против контактов иранцев со своими стратегическими союзниками по НАТО – французами и немцами. Последний шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви одним из направлений своих реформ («белой революции») сделал развитие ядерной энергетики. В 1974 году иранцы приняли долгосрочный план по строительству 23 атомных реакторов общей мощностью более 20 МВт. Не советские, а именно западные технологии должны были помочь Ирану на этом пути. Помимо соглашений с Соединёнными Штатами иранцы заключили контракты с ФРГ и Францией. В последнем случае они даже вошли в число акционеров завода по обогащению урана, приобретя за 1 миллиард долларов 10% акций газодиффузного предприятия во французском Трикастане. По условиям этой сделки иранцы получали право доступа к технологии обогащения урана, а равно и выкупа продукции данного предприятия.

Что касается Бушерской АЭС, то первоначально, в 1974 году, контракт на ее строительство иранцы подписали с немецкой фирмой «Крафтверк Юнион». Контракт предусматривал строительство двух ректоров АЭС, мощностью по 1300 МВт каждый. Кроме возведения АЭС немцы согласились также осуществить подготовку иранских научных кадров и обеспечить производство и использование радиоизотопов. По проекту АЭС в Бушере должна была заработать в 1980 году (первый реактор) и 1981 году (второй реактор).

С французами также были заключены соглашения. В 1976 году Франция подрядилась построить в Иране АЭС в Ахвазе с двумя реакторами мощностью по 950 МВт каждый. Стоимость контракта составила 2 миллиарда долларов. Срок ввода в эксплуатацию определялся концом 1983 – началом 1984 года. Кроме того, Франция в 1974 году приступила к строительству иранского ядерного исследовательского центра в Исфахане, где к 1980 году должен был заработать исследовательский ядерный реактор французского производства.

Как видим, шахский Иран, шедший в фарватере политики США и НАТО, никого на Западе не смущал и уж точно не рассматривался как «будущий ядерный монстр». Всё изменилось с победой исламской революции 1979 года и выхода Ирана из-под влияния Запада. Заключенные контракты были расторгнуты, строительство объектов остановлено. К этому времени Бушерская АЭС была готова, по разным оценкам, на 70-90% (первый реактор) и на 40-75% (второй реактор). На французской АЭС в Ахвазе была завершена площадка под строительство, однако Ирану было отказано в доступе к технологиям и обогащенному урану предприятия в Трикастане.

После исламской революции наступил период, когда иранцам было не до ядерной энергетики. Многолетняя кровопролитная война с Ираком отразилась и на Бушере. Недостроенные объекты 9 раз подвергались бомбардировкам иракской авиации, в результате чего получили серьезные повреждения.

После окончания войны Тегеран вернулся к планам развития ядерной энергетики. Однако все попытки заключить соглашения с Испанией, Аргентиной, Индией, Бразилией, Пакистаном и даже с Китаем не имели успеха. Вашингтон неизменно оказывал давления на правительства этих стран, вынуждая отказываться от планов сотрудничества с Ираном.

Россия же такому давлению не поддалась. В 1992 году было подписано российско-иранское соглашение «Об использовании ядерной энергии в мирных целях», в котором упоминалось о строительстве АЭС. После нелегких согласований многих деталей 5 января 1995 года в Тегеране был подписан контракт на строительство первого блока Бушерской АЭС. Однако российские атомщики не могли просто продолжить дело, начатое до них немцами. АЭС требовалось построить заново под реактор российского производства – ВВЭР-1000 мощностью 1000 МВт. Кроме того, Россия получила контракт на строительство в будущем еще 3 реакторов, мощностью 1000 и 440 МВт. Были подготовлены к подписанию также соглашения о поставках из России 2000 тонн природного урана и о подготовке иранских специалистов в учебных заведениях России.

Тогда (да и сейчас) контракт на строительство Бушерской АЭС имел для России серьезное значение. Стоимость первого ректора определялась в 800-850 миллионов долларов, всё строительство оценивалось в 1 миллиард долларов. Причем 80% стоимости строительства Иран оплачивал валютой, а 20% - поставками товаров. К выполнению контракта по Бушеру были привлечены до трёхсот российских предприятий, под контракт были созданы 20 тысяч новых рабочих мест. Первоначально срок завершения строительства определялся 2003 годом, но по разным причинам он несколько раз переносился. США постоянно оказывали давление на Москву с тем, чтобы она отказалась от завершения строительства АЭС. Не всегда четко выполнял принятые на себя обязательства по оплате произведенных работ Иран. Тем не менее 21 августа 2010 года эта эпопея, будем надеяться, наконец-то завершится.

Иран обретет атомную электростанцию, а Россия подтвердит свою способность осуществлять крупные международные контракты в сфере высоких технологий. А по поводу свистопляски вокруг того, что Москва да «подыгрывает агрессору», надо заявить следующее.

В отличие от соглашений шахского Ирана с Соединёнными Штатами, Францией и Германией, Россия не передаёт Ирану ни технологий по обогащению урана, ни технологий по строительству реактора-производителя, ни тем более технологий по регенерации плутония. Иран получает объект мирной энергетики. Получает в полном соответствии с международным правом, не нарушая ни одного документа, предупреждающего возникновение угроз безопасности и миру. Такие угрозы, как видим из заявления Джона Болтона, исходят совсем от другой страны.

 

А. Куртов

http://fondsk.ru/article.php?id=3220


0.33350801467896